Научная статья на тему 'Сравнительный анализ понятий ненаблюдаемой экономики и неформальной экономики в современных статистических методиках'

Сравнительный анализ понятий ненаблюдаемой экономики и неформальной экономики в современных статистических методиках Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
1523
211
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТЕНЕВАЯ ЭКОНОМИКА / ПРЯМО НЕНАБЛЮДАЕМАЯ ЭКОНОМИКА / НЕФОРМАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА / СИСТЕМА НАЦИОНАЛЬНЫХ СЧЕТОВ (СНС) / МЕЖДУНАРОДНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ТРУДА (МОТ) / SYSTEM OF NATIONAL ACCOUNTS (SNA) / INTERNATIONAL LABOUR ORGANIZATION (ILO) / SHADOW ECONOMY / NONOBSERVED ECONOMY / INFORMAL ECONOMY / STATISTICS MEASUREMENT

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Киреев Николай Владимирович

Данная статья посвящена сравнительному анализу двух альтернативных подходов к измерению так называемой теневой экономики, используемых в современной экономической статистике. Утверждается, что институциональная теория теневой экономики апробирована практикой ее статистического измерения, что следует считать серьезным научным достижением. В качестве насущной проблемы, требующей решения, рассматривается необходимость интеграции описанных альтернативных подходов к измерению теневой экономики.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The comparative analysis of the conceptions of non-observed economy and informal economy in modern statistics methods

This essay is dedicated to the comparative analysis of two alternative approaches to the measurement of shadow economy. Asserted that conceptions of modern institutional economics of shadow economy proved by the practice of statistics measurement. It’s considered as a large scientific achievement. Unification of alternative approaches to the measurement of shadow economy considered as the real actual problem.

Текст научной работы на тему «Сравнительный анализ понятий ненаблюдаемой экономики и неформальной экономики в современных статистических методиках»

Киреев Николай Владимирович Kireev Nickolay Vladimirovich

кандидат экономических наук, старший преподаватель кафедры экономики и экономической безопасности

Нижегородская академия МВД России (603950, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3)

сапсНсЫе of sciences (economics), senior lecturer of the department of economics and economic security Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia (3 Ankudinovskoye shosse, Nizhny Novgorod, 603950)

E-mail: lastsubmarine@rambler.ru

Сравнительный анализ понятий ненаблюдаемой экономики и неформальной экономики в современных статистических методиках

The comparative analysis of the conceptions of non-observed economy and informal economy in modern statistics methods

Данная статья посвящена сравнительному анализу двух альтернативных подходов к измерению так называемой теневой экономики, используемых в современной экономической статистике. Утверждается, что институциональная теория теневой экономики апробирована практикой ее статистического измерения, что следует считать серьезным научным достижением. В качестве насущной проблемы, требующей решения, рассматривается необходимость интеграции описанных альтернативных подходов к измерению теневой экономики.

Ключевые слова: теневая экономика, прямо ненаблюдаемая экономика, неформальная экономика, система национальных счетов (СНС), Международная организация труда (МОТ).

This essay is dedicated to the comparative analysis of two alternative approaches to the measurement of shadow economy Asserted that conceptions of modern institutional economics of shadow economy proved by the practice of statistics measurement. It’s considered as a large scientific achievement. Unification of alternative approaches to the measurement of shadow economy considered as the real actual problem.

Keywords: shadow economy, non-observed economy, informal economy, statistics measurement, System of national accounts (SNA), International labour organization (ILO).

В наше время ученые, преподаватели, журналисты, политики и обычные граждане активно оперируют термином «теневая экономика», а также такими его синонимами, как «вторая экономика», «альтернативная», «неофициальная», «неформальная», «нелегальная», «латентная», «параллельная» и т. д. При этом как в теоретических, так и в отраслевых юридических и экономических исследованиях наблюдается полный «разнобой» относительно значения этого термина, что серьезно затрудняет обсуждение всего комплекса проблем, связанных с существованием теневых экономических отношений. Разные исследователи придерживаются сильно различающихся дефиниций теневой экономики, а использование ими вышеперечисленных эмоционально нагруженных синонимов только усугубляет дело.

Берем на себя смелость утверждать, что есть одна наука (а точнее раздел экономической нау-

Существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика.

Марк Твен (шутливый афоризм)

ки) — институциональная экономика, которая если и не сумела полностью определиться с содержанием термина «теневая экономика», то по крайней мере приблизилась к решению этой проблемы. Результаты экономико-институционального анализа теневых экономических отношений нашли свое отражение в статистических методиках, используемых для измерения этого «скрытого» сектора национального хозяйства. Другими словами, институциональная теория теневой экономики апробирована практикой ее статистического измерения, что следует считать большим научным достижением двух последних десятилетий. В ряде предыдущих номеров Вестника мы уже знакомили его читателей с достижениями современной институциональной экономической теории [см., например: 1, с. 7—15; 2, с. 50—54; 3, с. 91—95]. Цель данной статьи — провести сравнительный анализ двух альтернативных научно обоснованных подходов к измерению

Киреев Н.В. Сравнительный анализ понятий ненаблюдаемой экономики и неформальной экономики в современных статистических методиках

Киреев Н.В. Сравнительный анализ понятий ненаблюдаемой экономики и неформальной экономики в современных статистических методиках

теневой экономики, используемых в современной экономической статистике, а также оценить перспективы их интеграции. Представляется, что это вызовет интерес у всех, интересующихся сложным и неоднозначным феноменом теневых экономических отношений.

В современной экономической статистике практикуются два альтернативных подхода к решению проблемы измерения теневой экономики, которые имеют общую концептуальную основу (выработанную институциональной экономической теорией), но направлены на достижение совершенно разных целей. Первый подход заключается в том, чтобы обеспечить измерение всей экономической активности, включая ту, которая может быть определена как «скрытая» или «теневая», без ее выделения в качестве отдельного сектора экономики. Второй подход состоит в том, чтобы группировать «теневые» экономические единицы в отдельный («неформальный», «теневой») сектор экономики и уже после этого измерять его деятельность. Достоинством первого подхода является рассмотрение теневых экономических отношений как органичной части всей национальной экономики. Достоинство второго подхода — возможность оценки выгод и издержек теневых экономических операций и прогнозирования их развития. Первый подход характерен для системы национальных счетов (СНС), второй — для Статистического бюро Международной организации труда (МОТ).

Поскольку с 2005 года СНС является в нашей стране официальным статистическим стандартом, используемым Росстатом (ФСГС РФ), то уделим особое внимание первому подходу, а затем сравним его со вторым (к сожалению, ограниченный объем статьи не дает возможность дать ему такую же подробную характеристику).

В рамках СНС отдельное измерение «теневой» экономики не имеет большого значения. Основное внимание уделяется тому, чтобы обеспечить полное, всеохватывающее измерение всей производительной деятельности вне зависимости от степени ее легальности и наблюдаемости. Специального интереса к «теневой» деятельности СНС не проявляет. Поскольку неформальные и ненаблюдаемые экономические операции не существуют отдельно от формальной и наблюдаемой деятельности, а тесно переплетены с нею и представляют собой множество разнородных и отдельно существующих вкраплений и сегментов неформальной деятельности, то СНС учитывает их в контексте оценки деятельности соответствующих институциональных секторов. В национальных счетах секторальная группировка экономических единиц осуществляется по институциональному принципу, поэтому понятие теневого сектора не используется (в отличие от методики МОТ).

В этой связи вместо многозначного, эмоционально нагруженного и «затертого» термина «теневая экономика» методологические статистические стандарты СНС—93 и СНС—2008 оперируют тер-

мином прямо ненаблюдаемая (скрытая) экономика (non-observedeconomy, NOE) (далее — ненаблюдаемая экономика или ННЭ). Под таковой понимается деятельность по производству товаров и услуг, скрытая от прямого статистического наблюдения (но во многих случаях допускающая косвенное статистическое наблюдение) и, таким образом, не регистрируемая (по экономическим или статистическим причинам) в регулярных статистических источниках. Речь идет о юридически неоформленной экономической деятельности различного рода, теневой производительной (не перераспределительной) экономике в самом широком смысле. В отличие от наблюдаемой экономики (observed economy, OE), ненаблюдаемая экономика может быть оценена только косвенными методами, которые опираются на разрозненные и не всегда взаимно согласованные источники.

Впервые согласованные на международном уровне определения ненаблюдаемой экономики были сформулированы в методологическом статистическом стандарте СНС-1993. В 2002 году они получили дальнейшее развитие и более подробно рассмотрены в «Руководстве по измерению ненаблюдаемой экономики», разработанном в дополнение к СНС-93 ОЭСР (OECD, бывшее UNIDO) совместно с МВФ, Статистическим бюро МОТ и Статкомитетом СНГ [4]. Именно этот статистический стандарт используют в настоящее время национальные статистические службы (в т. ч. Росстат) для измерения ННЭ. Благодаря «Руководству» все дискуссии представителей официальной статистики ведутся в рамках единой терминологии и схожих методик. Однако упомянутый документ нельзя назвать универсальным стандартом измерения ненаблюдаемой экономики, поскольку существует много проблемных областей ее измерения, а ОЭСР и Евростат постоянно дорабатывают рекомендуемые методики.

Измерение ненаблюдаемой экономики представлено также в новом международном стандарте по национальному счетоводству — СНС-2008, который в начале 2009 года был одобрен Статистической комиссией ООН.

В соответствии с указанными международными статистическими стандартами ненаблюдаемая экономика включает в себя с точки зрения особенностей статистического измерения с точки зрения причины ненаблюдаемости, нерегистрируемости, «недоохвата» органами статистики следующие основные компоненты (сегменты):

— подпольное производство (underground production) во многих отечественных изданиях неправильно переводимое как «теневое производство» обычных (разрешенных законом) товаров и услуг. Оно осуществляется либо корпорированны-ми предприятиями / корпорациями (легально существующими в качестве юридических лиц), либо так называемыми квазикорпорациями и намеренно скрывается от органов государственной власти в целях уклонения от уплаты налогов и сборов и/или

от соблюдения некоторых административных норм. В первую очередь это касается норм трудового законодательства (размеры минимальной оплаты труда, максимальное число часов работы, запрет на использование нелегальных мигрантов, соблюдение норм техники безопасности и т. д.). Что касается нарушения требований о лицензировании и об обязательной сертификации товаров (работ, услуг), то это относится к следующему сегменту ненаблюдаемой экономики;

— криминальная (незаконная, нелегальная) экономика (illegalproduction). Она охватывает производство предприятиями товаров и услуг запрещенных законом (наркобизнес, проституция, контрабанда, торговля крадеными товарами и т. д.), а также деятельность, разрешенную, но осуществляемую без соответствующей лицензии или сертификата соответствия. Как и в предыдущем случае, этим могут заниматься как корпорированные предприятия, так и квазикорпорации. Объясним смысл этих терминов, имеющих в национальных счетах специфичное толкование. Корпорированные предприятия (корпорации) имеют легальный юридический статус, но их официальная деятельность может являться прикрытием для криминальных операций. Квазикорпорации — это некорпорированные предприятия, которые во всех или во многих отношениях функционируют как корпорации; их имущество может быть отделено от имущества их собственников, они ведут или способны вести бухгалтерский учет. Специфика некорпорированных предприятий будет объяснена далее;

— неформальная экономика (informal production) — деятельность некорпорированных предприятий, находящихся в собственности домашних хозяйств и реализующих часть продукции на рынке (фермерские и подсобные хозяйства, небольшие семейные хозяйства, деятельность репетиторов и т. д.). Предприятия неформального сектора не являются юридическими лицами и не ведут бухгалтерский учет; их имущество невозможно экономически и юридически отделить от имущества их собственников. Например — домашнее хозяйство, которое сдает комнаты постояльцам. Такая деятельность не может рассматриваться как деятельность квазикорпорации, поскольку невозможно четко отделить затраты на нее от обычных затрат домашнего хозяйства и также отделить часть дома, которая рассматривается в качестве доходного актива в связи со сдачей комнат в наем, от его основной функции как дома для проживания членов семьи;

— производство внутри домашних хозяйств для собственного конечного потребления (household production for own final use). В основном оно представлено производством и потреблением продуктов сельского хозяйства, жилищными услугами, оказываемыми владельцами жилья для собственного потребления, услугами, оказываемыми оплачиваемой домашней прислугой, а также строительством собственными силами. Производство некоторых услуг и продуктов, осуществляемое до-

машними хозяйствами для собственного потребления (приготовление пищи, поддержание жилищ в чистоте, воспитание детей, уход за больными членами семьи и др.) не включается в ненаблюдаемую экономику, поскольку они не предусмотрены концепцией экономического производства, используемой в СНС для исчисления ВВП и его компонентов;

— прочая производительная деятельность, неучтенная официальной статистикой вследствие несовершенства методов статистического наблюдения (production missed due to deficiencies in data collection program me). Примерами таковой является нерыночное производство одних домашних хозяйств для других «на дружеской основе» (бесплатный ремонт телевизора «по-соседски» и т. п.); деятельность магазина с 4—8 работниками — слишком маленького, чтобы охватываться статистическим наблюдением; и т. д.

Остальные ненаблюдаемые экономические операции являются непроизводительными, поскольку связаны не с созданием, а с перераспределением добавленной стоимости. К ним относятся:

— неофициальные трансферты между домашними хозяйствами (как правило, не нарушающие закон);

— криминальные перераспределительные операции (мошенничество, взяточничество, воровство, незаконный вывоз капитала), частью которых является так называемая фиктивная экономика (приписки, искусственное «раздувание» смет и т. д.).

Таким образом, определение ненаблюдаемой экономики в СНС в чем-то шире, а в чем-то уже термина «теневая экономика» («нелегальная экономика», «неформальная экономика») в его традиционном смысле. Оно шире в том отношении, что охватывает не только нелегальные операции, но и сферы деятельности, разрешенные законом. С другой стороны, определение ненаблюдаемой экономики имеет относительно узкий характер в том смысле, что не включает целый ряд указанных видов криминальной деятельности, направленных на перераспределение доходов и имущества и поэтому не подпадающих под определение ненаблюдаемой экономики, используемое в СНС.

Кроме того, как уже говорилось, в ненаблюдаемую экономику не входит производство некоторых услуг и продуктов, осуществляемое домашними хозяйствами для собственного потребления, поскольку они не включены в концепцию экономического производства, используемую в национальных счетах для исчисления ВВП и его компонентов. Основная причина их исключения заключается в трудностях как получения данных о размерах подобных услуг, так и их оценки в стоимостном выражении. Правда, в некоторых странах осуществляются экспериментальные оценки домашних услуг (в частности, в Германии и в США), но они не включаются в официальные данные о ВВП.

Для достижения полноты охвата теневой деятельности Евростатом рекомендован так называе-

Киреев Н.В. Сравнительный анализ понятий ненаблюдаемой экономики и неформальной экономики в современных статистических методиках

Киреев Н.В. Сравнительный анализ понятий ненаблюдаемой экономики и неформальной экономики в современных статистических методиках

мый «табличный подход» для классификации видов ненаблюдаемой экономики, подробно охарактеризованный нами в одной из предыдущих публикаций [5, с. 238].

По данным на 2012 год в «старых» странах — членах ЕС объем ненаблюдаемой экономики составил: в Нидерландах — 1% от ВВП, в Швеции — 1,3%, в Бельгии — 3-4%, в Ирландии — 4%, в Австрии — 8%, в Испании — 11%, в Италии — 14,816,7%. Новые члены европейского сообщества в среднем имеют более значительные объемы ненаблюдаемой экономики: Болгария и Эстония — по 10% от ВВП, Венгрия — 12%, Турция — 17%, Румыния — 18%, Литва — 19% от валового продукта. В странах СНГ объем ненаблюдаемой экономики также весьма существенен: в Белоруссии — 10,7% от ВВП, на Украине и в Киргизстане — по 17%, в Казахстане — 22%, в России — 24,3%, в Республике Молдова — 32%. В США объем ненаблюдаемой экономики составляет 0,8% от ВВП, в Австралии — 1,3%, в Бразилии — 13% [6, с. 85]. При этом следует иметь в виду, что, вопреки рекомендациям Статистической комиссии ООН, в США ненаблюдаемая экономика не включается (за редкими исключениями) в ВВП, чем и объясняется приведенная низкая цифра 0,8%. На самом деле объемы американской ненаблюдаемой экономики сопоставимы с российскими аналогами.

Таким образом, в странах — членах ЕС доля ненаблюдаемой экономики в ВВП составляет от 1 до 18,9%, при этом среди новых членов ЕС — от 6,6% до 18,9%. Наибольший объем ненаблюдаемой экономики отмечается в странах СНГ (от 10,7% до 31,6%), а наименьший — в странах с развитой экономикой. Очевидна отрицательная корреляция между уровнем экономического развития страны и масштабами теневых операций. При этом, строго говоря, показатели ненаблюдаемой экономики являются несопоставимыми, так как разные страны измеряли разное число ее типов [5].

Статистические органы большинства стран, оценивающих теневую деятельность, производят весьма точные оценки таких нелегальных сфер, как наркобизнес, проституция, контрабанда, торговля краденым, производство контрафактной продукции (связанной с нарушением авторских и смежных прав), подпольное производство алкоголя и табака, торговля людьми и коррупция с помощью косвенных статистических методов, достаточно хорошо разработанных. Однако несовершенство этих методов приводит к необходимости делать досчеты на ненаблюдаемую деятельность, то есть оценку сверх тех объемов ненаблюдаемых операций, которые удается выявить косвенными статистическими методами. Неформальная экономика, в которой присутствуют такие малые единицы, как домохозяйства и принадлежащие им некорпорированные предприятия — главный источник досчетов на ненаблюдаемую деятельность; на втором месте — подпольная экономика. В этих сегментах ненаблюдаемой экономики наиболее часто нерегистрируемая

экономическая активность присутствует в следующих секторах:

— строительство;

— сельское хозяйство;

— оптовая и розничная торговля;

— платные услуги в области образования и медицины;

— транспортные услуги;

— доход от сдачи внаем жилых помещений.

Следует отметить, что сопоставления ненаблюдаемой экономики в разных странах затруднены вследствие различий в используемых подходах, которые могут разниться не только между странами, но даже в одной стране в разные периоды времени. Значительную роль при этом оказывают факторы, связанные с методикой оценки, количеством измеряемых сегментов теневой экономики, с особенностями национального законодательства (налогового, уголовного, трудового и др.).

Понятие прямо ненаблюдаемой экономики, используемое в СНС и подробно нами охарактеризованное, частично пересекается с понятием неформальной экономики, которым оперирует Статистическое бюро Международной организации труда (МОТ) (International labour organization, ILO). Экономисты и статистики МОТ сформулировали концепции неформальной занятости и неформального сектора и разработали методики их статистического измерения. Согласно методикам МОТ неформальная экономика (informal production) представляет собой любую неофициальную экономическую активность и с точки зрения своей природы (т. е. мотивации участников) она включает в себя:

— легальную неформальную (неофициальную) экономику, ненаблюдаемую в силу отсутствия юридической регистрации, немонетарности операций, дружеского или семейного характера, малых размеров, удаленного местоположения или иных причин;

— нелегальную экономику — «теневую» в узком смысле, нарушающую закон и по этой причине избегающую регистрации. В свою очередь, с точки зрения характера правонарушения нелегальная экономика делится на уклоняемую от налогов и криминальную. Под криминальной экономикой понимаются изначально запрещенные виды деятельности (наркобизнес, притоны, проституция, подпольные игорные дома, нелегальная торговля оружием и т. д.). Объем производства нелегального сектора экономики составляет в разных странах от десятых долей процента до двух третей совокупного продукта.

В настоящее время понятие ненаблюдаемой экономики, используемое в СНС, и понятие неформальной экономики, которым оперирует Статистическое бюро МОТ, не только не совпадают по содержанию, но и не являются полностью согласованными в плане используемых в расчетных методиках терминов, определений и классификаций. В первую очередь это связано с тем вышеуказан-

ным обстоятельством, что в рамках СНС отдельное измерение «неформальной» экономики само по себе не так важно. Кроме того, трудно дать определение неформального сектора, которое было бы полностью сопоставимо между странами с учетом различий в структуре микро- и малых предприятий и в национальном законодательстве (трудовом, налоговом и предпринимательском). В настоящее время Статистическая комиссия ООН и МОТ ведут работу по постепенному согласованию понятий ненаблюдаемой экономики и неформальной экономики и методик их измерения.

В заключение отметим, что совершенствование статистических методов измерения теневой экономики дает возможность глубже анализировать факторы, обусловливающие ее существование, и ее роль в хозяйственной жизни общества, и как следствие — вырабатывать оптимальную государственную политику по отношению к этому сложному феномену современной экономической действительности.

Примечания

1. Баранов В.М., Киреев Н.В. Институциональные реформы в ракурсе юридического плюрализма и контексте перспектив междисциплинарного экономико-правового подхода // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2012. № 20.

2. Киреев Н.В., Шох М.А. Парадигма экономической теории права // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2013. № 22.

3. Киреев Н.В. Моделирование преступного поведения в экономической теории // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2013. № 21.

4. Измерение ненаблюдаемой экономики: Руководство. М., 2003.

5. Баранов В.М., Киреев Н.В. Теневая экономика, теневое право, преступность. Ррецензия на монографию И.С. Нафикова «Теневая экономика и организованная преступность в условиях города» (Казань, 2012) // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2013. № 23.

6. Ширяева Я.Д. Ненаблюдаемая экономика и ее оценка // TERRA ECONOMICUS (Экономический вестник РГУ). 2009. Т. 7. № 2.

Notes

1. BaranovV.M., KireevN.V. Institutional reforms from the perspective of legal pluralism and in the context of prospects of interdisciplinary economic and legal approach // Legal science and practice: Journal of Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia. 2012. № 20.

2. Kireev N.V., Shoh M.A. Paradigm of the economic theory of law // Legal science and practice: Journal of Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia. 2013. № 22.

3. Kireev N.V. Modeling of the criminal behavior in economic theory // Legal science and practice: Journal of Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia. 2013. № 21.

4. Measuring the non-observed economy: a handbook. Moscow, 2003.

5. Baranov V.M., Kireev N.V. Shadow economy, shadow law, crime. Review of the monograph of I.S. Nafikov «Shadow economy and organized crime in urban environment» (Kazan, 2012) // Legal science and practice: Journal of Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia. 2013. № 23.

6. Shiryaeva Y.D. Non-observed economy and it’s measuring // TERRA ECONOMICUS. 2009. V. 7. № 2.

Киреев Н.В. Сравнительный анализ понятий ненаблюдаемой экономики и неформальной экономики в современных статистических методиках

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.