Научная статья на тему 'Сравнительно-сопоставительный анализ концепта "лень", демонстрируемого пейоративными фразеологическими единицами в аварском и русском языках'

Сравнительно-сопоставительный анализ концепта "лень", демонстрируемого пейоративными фразеологическими единицами в аварском и русском языках Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
239
35
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СРАВНИТЕЛЬНО-СОПОСТАВИТЕЛЬНОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ / COMPARATIVE LINGUISTICS / NEGATIVE EVALUATION / НЕГАТИВНАЯ ОЦЕНОЧНОСТЬ / NEGATIVE CONNOTATION / PEJORATIVES / ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ / PHRASEOLOGICAL UNITS / КОГНИТИВНАЯ СЕМАНТИКА / COGNITIVE SEMANTICS / ПЕЙОРАТИВЫ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Махмудов Х.А.

В данной статье проводится сравнение и сопоставительный анализ примеров употребления пейоративов в аварском и русском языках, негативно-оценочная коннотация которых направлена на уничижение лени человека. Рассматриваются характерные особенности использования пейоративов в речи, публицистике, художественной литературе. Выявляются отличия в способах вербализации средствами обоих языков одинаковых явлений и поступков. Исследование осуществляется с применением таких методов и приемов, как описательный, сравнительно-сопоставительный, статистический прием, прием структурно-компонентного анализа. Рассмотрено функционирование категории пейоративности в рамках концепта «Лень». Выявляется однозначный характер значения лени, проявляющийся в ее отрицательной оценке в аварском и русском языках. На основе исследования лексикографического материала дифференцировано употребление фразеологизмом концепта «Лень» с нейтральной коннотацией, при этом автор приходит к выводу, что в русском языке примеры подобного использования эмотивно немаркированных фразеологизмов встречаются чаще, чем в аварском. В свою очередь в аварском языке прослеживается более частое употребление устойчивых выражений, несущих пейоративную коннотацию. Входе исследования выявлено высокое количество в аварском языке фразеологических единиц, имеющих в семантическом ядре значение «ленность», безалаберность, «праздность», в то время как в русском языке наряду с указанными преобладающими значениями также проявляются такие семы как «неохота», «безответственность».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Махмудов Х.А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

COMPARATIVE ANALYSIS OF THE PEJORATIVE PHRASEOLOGICAL UNITS, REPRESENTING THE CONCEPT OF “LAZINESS” IN THE AVAR AND RUSSIAN LANGUAGES

The article conducts comparison and analysis of pejorative phraseological units in the Avar and Russian languages, aimed by negative-evaluative connotation of laziness. The specifics of using pejoratives in speech, journalism, and fiction are also being researched. Differences in methods of verbalization by means of both languages of the same phenomena and actions are revealed. The research is carried out using such methods and techniques as descriptive, comparative and statistical reception, reception of structural-component analysis. The functioning of the category of pejoratives via the framework of the concept of “laziness” is considered. The unambiguous nature of the significance of laziness is revealed and is manifested in its negative evaluation in the Avar and Russian languages. The studied lexicographic material allows singling out parameters in the use of phraseological units of the concept of “laziness” with a neutral connotation, while in Russian they are used in a more common way, than in Avar. On the other hand, the Avar phraseological units in comparison with the Russian ones more often have a pejorative connotation.

Текст научной работы на тему «Сравнительно-сопоставительный анализ концепта "лень", демонстрируемого пейоративными фразеологическими единицами в аварском и русском языках»

10. Lado R. Linguistics Across Culture: applied linguistics for language teachers. Ann Arbri: University of Michigan Press, 1957.

11. Zalevskaya A.A. Voprosy teorii dvuyazychiya. Moskva: Direkt-Media, 2013.

12. Pilipchuk S.V. Promezhutochnyj yazyk kak nekotoryj dopustimyj 'etap na puti ovladeniya vtorym yazykom. Slovo i tekst, psiholingvisticheskij podhod: pod red. A.A. Zalevskoj. Tver': Tverskoj gos. un-t, 2003: 122 - 126.

13. да»ауи 2008.

14. Ki£(Ch'en 2005.

15. Moskvaогрaдов В.А. Лингвистика и обучение языку. Москва: Academic, 2003.

16. Fries C.C. The Teaching of the English Language. New York: Thomas Nelson & Sons. 1927. № 89 (1): 170-182.

17. Chomsky N. Topics in the Theory of Generative Grammar. The Hague, Paris: De Gruyter Mouton, 1978.

18. Adjemian Chr. On the Nature of Interlanguage System. Language Learning Vol. 26, № 2. New york: Newbury House, 1976: 297-321.

19. Brown H.D. Principles of Language Learning and Teaching. Beijing: Foreign Language Teaching and Research Press, 2002.

Статья поступила в редакцию 16.06.17

УДК 81.115

Makhmudov H.A., postgraduate, chief specialist-expert, Administration of the Head and Government of the Republic of Daghestan (Makhachkala, Russia), E-mail: mahmoodow@yandex.ru

COMPARATIVE ANALYSIS OF THE PEJORATIVE PHRASEOLOGICAL UNITS, REPRESENTING THE CONCEPT OF "LAZINESS" IN THE AVAR AND RUSSIAN LANGUAGES. The article conducts comparison and analysis of pejorative phraseological units in the Avar and Russian languages, aimed by negative-evaluative connotation of laziness. The specifics of using pejoratives in speech, journalism, and fiction are also being researched. Differences in methods of verbalization by means of both languages of the same phenomena and actions are revealed. The research is carried out using such methods and techniques as descriptive, comparative and statistical reception, reception of structural-component analysis. The functioning of the category of pejoratives via the framework of the concept of "laziness" is considered. The unambiguous nature of the significance of laziness is revealed and is manifested in its negative evaluation in the Avar and Russian languages. The studied lexicographic material allows singling out parameters in the use of phraseological units of the concept of "laziness" with a neutral connotation, while in Russian they are used in a more common way, than in Avar. On the other hand, the Avar phraseological units in comparison with the Russian ones more often have a pejorative connotation.

Key words: comparative linguistics, negative evaluation, negative connotation, pejoratives, phraseological units, cognitive semantics.

Х.А. Махмудов, соискатель, главный специалист-эксперт Администрации Главы и Правительства Республики

Дагестан, г. Махачкала, E-mail: mahmoodow@yandex.ru

СРАВНИТЕЛЬНО-СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КОНЦЕПТА «ЛЕНЬ», ДЕМОНСТРИРУЕМОГО ПЕЙОРАТИВНЫМИ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИМИ ЕДИНИЦАМИ В АВАРСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ

В данной статье проводится сравнение и сопоставительный анализ примеров употребления пейоративов в аварском и русском языках, негативно-оценочная коннотация которых направлена на уничижение лени человека. Рассматриваются характерные особенности использования пейоративов в речи, публицистике, художественной литературе. Выявляются отличия в способах вербализации средствами обоих языков одинаковых явлений и поступков. Исследование осуществляется с применением таких методов и приемов, как описательный, сравнительно-сопоставительный, статистический прием, прием структурно-компонентного анализа. Рассмотрено функционирование категории пейоративности в рамках концепта «Лень». Выявляется однозначный характер значения лени, проявляющийся в ее отрицательной оценке в аварском и русском языках. На основе исследования лексикографического материала дифференцировано употребление фразеологизмом концепта «Лень» с нейтральной коннотацией, при этом автор приходит к выводу, что в русском языке примеры подобного использования эмотивно немаркированных фразеологизмов встречаются чаще, чем в аварском. В свою очередь в аварском языке прослеживается более частое употребление устойчивых выражений, несущих пейоративную коннотацию. Входе исследования выявлено высокое количество в аварском языке фразеологических единиц, имеющих в семантическом ядре значение «ленность», безалаберность, «праздность», в то время как в русском языке наряду с указанными преобладающими значениями также проявляются такие семы как «неохота», «безответственность».

Ключевые слова: сравнительно-сопоставительное языкознание, негативная оценочность, пейоративы, фразеологические единицы, когнитивная семантика.

Термин «концепт» определяется как «оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга» [1, с. 90]. Концепт репрезентируется в языке: 1) готовыми лексемами и фразеосочетаниями; 2) свободными словосочетаниями; 3) синтаксическими конструкциями; 4) текстами, совокупностями текстов [2, с. 138].

Исследование концептов целесообразно начинать с областей их бытования, представляющих собой типы сознания, в которых эти концепты объективируются [3, с. 128].

К областям бытования концептов В.И. Карасик относит личностный (обыденное языковое сознание) и научный (философ-ско-этический) дискурсы [4, с. 250].

Современное исследование лингвистических объектов немыслимо без их сопоставления в разных языках. Основная задача лингвистического сопоставления - выявление сходных и различительных признаков изучаемых фактов языка. Факты совпадения пейоративных фразеологических единиц разных языков демонстрируют общность тематических, логических и образ-

но-ассоциативных связей в сознании носителей разных языков и наоборот [3, с. 185].

С объективным миром язык непосредственно связан в первую очередь системой номинативных, лексико-фразеологиче-ских единиц. Иными словами, особенности культур проявляются через фразеологизацию понятий и концептов, представляющих наибольшие интерес и значимость для представителей определенной нации, каждая из которых отличается своим менталитетом.

Понятие «Лень», природа этого явления были интересны людям с древних времен. В современной науке о лени как человеческом качестве проводят исследования философы, психологи, педагоги, социологи, культурологи, историки. Большинство аспектов связано не с определением данного явления, а с тем, как к нему относиться [5].

В аварском языке концепт «Лень» реализуется в первую очередь посредством такой лексемы как к1вах1 - лень, леность, ленца [6, с. 885].

Негативная коннотация проявляется в таких устойчивых оборотах и речевых единицах:

к1вах1 реч1ч1изабизе - располагать к лени; нагонять лень; к1вах1 реч1ч1изе - лениться, одолевать лень, располагаться к лени;

к1вах1ал(го) - лениво, вяло, неохотно, нехотя, с ленцой; спустя рукава;

к1вах1алаб оц, к1вах1алабх1ама - ленивый вол, ленивый осёл (о ленивом человеке;

к1вах1аллъизабизе - возбуждать лень, привести к лени; к1вах1аллъизе - облениться, быть, стать ленивым, нерадивым, вялым [6, с. 886, 887].

В рамках концепта «Лень» нам представляется важным не только сравнительно-сопоставительный анализ пейоративных фразеологизмом русского и аварского языков, семантически характеризующих непосредственно лень, но также включение в корпус анализируемых пейоративов фразеологических единиц, уничижающих праздность, безалаберность и безответственность человека, так как перечисленные качества являются следствием лени и более подробно раскрывают данное явление в лингво-культурологическом аспекте.

Из лексикографических источников русского и аварского языков нами было отобрано около 100 уничижающих лень фразеологических единиц, приведенных в таблице 1. В случаях, когда пейоративные фразеологические единицы являются моно-лингвальными (не имеют эквивалента в сопоставляемом языке) дается смысловой перевод.

Таблица 1

Русские ПФЕ Аварские ПФЕ

1. Гонять лодыря 1. Саяхъ хьвадизе

Бестолковый 2. Бет!ер гьеч!еб

Бесполезный 3. Пайда гьеч!ев

2. Бить баклуши 4. Рохъо хъирщизе

3. Ворон считать 5. Ц!ваби рикШине

4. Заниматься 6. Бет!ер гьеч!еб х!алт!и

головотяпством

5. Держаться на честном слове 7. Сум-сараялда бан вук!ине 8. Хвезе къач!ан бук!ине

6. Из-под палки 9. Носол балалъ 10. Мугъзада гьир бугеб г!адин

7. Как кляча 11. Ябу чу г!адин

8. Как курица лапой 12. Х!уччу-к!ут!ур хъвазе

9. Как от козла молока 13. Ганч!идаса т!от!оег1ан

10. Как попало 14. Цебе кковухъе 15. Гьвет!е гъегъ г!адин

11. Ползти как черепаха Щурункъверкъ г!адин

12. Когда рак на горе 16. Къоркъода рач! бижараб

свистнет мехаль

13. После дождичка в 17. Г1урц!маца тай гьабураб

четверг мехаль 18. Зодибе мали лъураб мехаль 19. Ралъдаса т!алъел лъураб мехаль

14. Кто в лес кто по дрова 20. Цояс гьабихъ бан, цояс корохъ бан

15. Курам на смех Г1адамал релъанхъизе

16. Легок на помине Бицунаго т!аде вач!унев вуго

17. В час по чайной ложке 21. Оц г!адин

Бессовестный лентяй 22. Родол чехь

18. Лить воду на мельницу 23. Гьабихъе лъим т!амизе

19. Ловить рыбу в мутной 24. Лъилниги гъалат!алдаса

воде пайда босизе

20. Неторопливо, 25. Кьахъадерил бах!арай

размеренно г!адин

21. На скорую руку 26. Квер г!одобе щвеч!еб 27. Хъатамасан гьабураб

22. Напрасно, бесследно 28. Лъарахъе реххараб ч1имих г1адин

23. Спустя рукава 29. Нах бахинч1ого

24. Не под силу 30. Рух1х1ал г1олеб бук1инч1о

Неповоротливый, ленивый 31. Квер халатав

25. Ноль внимания 32. К1варго гьеч1о

26. Сделать тяп-ляп 33. Тасамах1лъи гьабизе

27. Сидеть сиднем 34. Х1ехь г1адин

Растяпа 35. Вак1а-вахари гьеч1ев

27. С горем пополам 36. Х1алил мадаралъ

28. С пустыми руками 37. Хьваг1ун квергун

29. Сидеть на шее 38. Лъилниги горбот1а ваччизе

30. Сидеть сложа руки 39. Т1ат1ала кверал лъун ч1езе

31. Сонная тетеря 40. Макьида вигьарав чи г1адин

32. Толочь воду в ступе 41. Лъеда гьабураб накъиш г1адин

33. Тяжел на подъем 42. Вагъа-вачаризе бокьуларев 43. Г1одове ц1арав

34. Тянуть кота за хвост 44. Ц1акъ к1ох1алго к1алъазе

35. Час по чайной ложке 45. Г1емераб заманалъ халатбахъун

36. Через пень колоду 46. Ц1акъ т1асамасаго 47. Гъираго гьеч1ого

37. Черепашьим шагом 48. Ц1акъ х1инц1го 49. Щурункъоркьол рилълъада

38. Убивать время 50. Заман г1адада инабизе

39. И в ус не дуть 51. Паркъ гьеч1ого

40. Гонять собак 52. Ч1алг1аде тира-сверизе 53. Г1адада заман инабизе 54. К1алдибе бортаб баг1арг1ечилан, ч1езе

В обоих языках существуют пейоративные фразеологические единицы (ПФЕ), обладающие общим семантическим смыслом «тратить время впустую». Наличие в аварском и русском языках соответствующих эквивалентов, их билингвальность позволяет нам детально рассмотреть специфику этой категории пейоративов.

Например, русской пейоративной фразеологической единице «гонять собак» в аварском языке семантически соответствуют три эквивалента - ч1алг1аде тира-сверизе (слоняться без дела), г1адада заман инабизе (убивать время), к1алдибе борта баг1ар-г1ечилан ч1езе (букв. ждать пока в рот упадет красное яблоко).

Гьа, мунагьазда х1инкъуларев херав, Москваялда ч1алг1у-неб бугищ? - ан гьикъана гьелъ. Ч1алг1аде тира-сверизе що-леб батиларо дуе гьаниб. - Ну что, старый греховодник, -обратилась она к нему, - скучаешь в Москве? Собак гонять негде? [7].

В контексте данного послания, говорящий подвергает резкому осуждению действия графа, применяет к нему ругательства. Значение аварской и русской моноэмотивных ПФЕ можно относить к отрицательной полярности.

В следующем примере полярность аварской ПФЕ г1адада заман инабизе является безусловно негативной, однако говорить о наличии пейоративной коннотации конкретно в данном случае спорно:

Т1ахьал дагь гурони ц1алуроан, амма бит1ахъе, бет1ер гьо-розег1ан театразде гьав ана - г1адада заман ине буго досул. -Книг читает он мало, а вот в театры ходит до тех пор, пока голова не распухнет - впустую тратит только время [8].

Интересным примером служит полисемичный биэмотивный аварский пейоратив к1алдибе борта баг1арг1ечилан ч1езе (букв. ждать пока в рот упадет спелое яблоко), который может иметь негативно-оценочную коннотацию, в значении «жить на все готовом», «ждать пока подадут на блюдечке», как в следующем примере:

Вук1арав квещаб х1алт1ухъан! Сундаго квер рек1унароан досул, к1алдибе борта баг1арг1ечилан ч1олан. - Какой ленивый был работник! Ни к чему притронуться не хотел, все ему на блюдечке подавай [7].

Но в следующем примере фразеологическая единица приобретает значение «ждать у моря погоды», соответственно меняется полярность с негативной на нейтральную, негативно-оценочная коннотация отсутствует:

Жеги дол ине гьечо. Г1одобе биччараб г1умру гьабулеб руго, кванала, гьекъола, кьижула, т1ок1аб гьезие х1ажатаб жоги гьеч1о. К1алдибе борта баг1арг1ечилан ч1ун руго. - А они пока никуда и не собираются. Живут тихой, размеренной жизнью, едят, пьют и спят. В общем, ждут у моря погоды [9].

Приведем примеры в русском языке.

Напротив того, советник казенной палаты мог не только гнушаться убийцами, но просто имел право сидеть сложа руки и, как говорится, ждать у моря погоды — и ни десница, ни шуйца его от того не оскудевали (М. Е. Салтыков-Щедрин. Господа ташкентцы).

А если дать ему время думать, он опять будет ждать у моря погоды: человек с детских лет привык кустарничать и не втягивается в коллектив (А.Л. Львов. Двор).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Исследованные примеры в русском языке позволяют судить о том, что данный фразеологизм является биэмотивом, так как в основном встречается в лексикографических источниках с нейтральной коннотацией. Редко употребляется в контексте негативной оценочности.

Анализированные нами ПФЕ выражали осуждение такого порицаемого качества человека, как пустая трата времени, вследствие лени. Осуждение данного качества является характерным и для русской и для аварской культуры. Рассмотрим следующие примеры.

Такая полисемичная моноэмотивная русская ПФЕ, характеризующая праздность человека, как «легок на помине», является билингвальной. И в русском, и в аварском языке, эту характеристику дают человеку, не занимающего себя каким-либо особенным трудом, слоняющимся без дела:

Бицунаго т1аде вач1унаан гьев, ва гьале нижеца гьесул ц1ар бахъун лъуг1илалдего, вач1ун нижеда цеве вахъун ч1ана гьев. -Был он легок на помине, и только мы успели произнести его имя, как он появился перед нами [8].

Как видно из примера, объекту номинации дается нелестная характеристика, что позволяет говорить об отрицательной полярности ПФЕ в аварском языке.

Гьале живго т1аде щвана гьаб нилъер даг1бараг1иялъул г1аййибиявги. Абизе раг1и гьеч1о, бицунаго т1аде вач1ине лъала гьесда.- А вот и сам виновник нашего спора пожаловал. Ничего не скажешь, легок на помине. (Р.Г. Гамзатов. Дир Дагъистан).

В обоих примерах значения фразеологизма «легок на помине» относятся к отрицательной полярности. Однако пейоративная коннотация имеет место только во втором примере - в этом случае пейоратив приобретает значение «умеющий появляться ни к месту».

Но Лукьян Анисимович, легок на помине, явился вовремя, также в мундире, но девятнадцатого столетия, с двумя коротенькими, разъехавшимися и оттопырившимися острыми фалдами сзади, в один ряд пуговиц спереди, с удушливым воротником (А.Ф. Вельтман. Приключения, почерпнутые из моря житейского).

Этот гость был Иван Сергеевич Дмитревский. - Легок на помине! - подумала Ираида Ивановна, выходя к нему в гостиную (Н. Э. Гейнце. Коронованный рыцарь).

В русском языке встречаются также случаи употребления данного фразеологизма в нейтральной полярности.

Лейкин легок на помине: только что получил от него письмо (А.П. Чехов. Письма Александру Павловичу Чехову).

Ты очень легок на помине; мы сейчас о тебе говорили (Н.С. Лесков. Зимний день).

Вот и молодой Коншаков, легок на помине, - сказала председательница и поманила Саньку поближе к столу: - С конями, значит, умеешь управляться? (А.И. Мусатов. Стожары).

Учитывая вышеизложенное можно говорить о том, что аварская ПФЕ отличается от русского эквивалента моноэмотивно-стью, употребляется в строго критичном контексте.

В следующем примере разберем такой билингвальный фразеологизм - «тяжел на подъем». В аварском языке ему соответствуют устойчивые выражения с компонентом вагъа-вача-ризе:

Инсуцани абулеб бук1ана нилъго ине кколин. Амма ахирги х1укму ккана чапарзаби рит1изе: г1емер кванан, гьекъон, бат1и-ял вагъа-вачаризе бокьич1о. - Отец хотел, чтобы мы ехали одни. Но в итоге послали гонцов: наевшись и напившись, другие были тяжелы на подъем [9].

Как видно из примера, в русском предложении нет открытого уничижения, которым говорящий характеризует объект номинации, хотя фразеологизм обладает негативной полярностью. Однако анализируя аварский вариант можно отметить наличие пейоративной коннотации. Семантически в данном случае аварская ПФЕ вагъа вачаризе бокьич1о обозначает бояться сдвинуться с места, растревожить себя, шевельнуть пальцем.

Это предположение подтверждается примером:

Амма г1одорч1арал цо-цояз росдал бет1ердагьав вагъа-ва-чаризе гьавуна. Рихьизаруна гьесул берзукьа рорч1арал г1ун-гут1аби, хасго нухазул ва лъел. - Но сидящие на собрании заставили не на шутку встревожиться главу села. Припомнили упущенные им проблемы - нечищенные зимой дороги и перебои в водоснабжении («Гуниб», № 14-15, 2014).

В следующем случае проявляется биполярность данного пейоратива и он употребляется с нейтральной коннотацией.

Г1ашилт1аса Хацармух1амад - чанго нухалда лъукъарав гьесда ахираб заманалда х1али-мадаралъ гурони вагъа-вача-ризе к1олеб бук1инч1о ва гьединлъидал асирлъуде ккана. К1иго хъаравулги ч1ван асирлъудаса лъутана ва Г1ашилт1е т1ад вус-сана. - Хацармухаммад из Ашильта - в бою был неоднократно ранен, поэтому сражался с трудом, был тяжел на подъем и так попал в плен. Убив двух охранников он бежал из плена и вернулся в Ашильта [10].

Приведем примеры употребления ФЕ тяжел на подъем в русском языке:

Но знала она и то, что он ленив, тяжел на подъем, что к кокетливым, глупым женщинам равнодушен и женскому обществу предпочитает разговор с мужиками под водку и огурцы (Ю.В. Трифонов. Другая жизнь).

Разумеется, и Дирих давно бы ушел из этой глуши, но, несмотря на свои тридцать пять лет, был глуповат как ребенок, тяжел на подъем, крайне несообразителен и ничего не умел сделать, ничему не мог научиться. (Е.А. Салиас. Фрейлина императрицы).

Вы уж знаете, любезные читатели, что я, как истинный москвич, немножечко ленив, тяжел на подъем и без крайней надобности ни за что бы не решился уехать надолго из Москвы (М.Н. Загоскин. Москва и москвичи).

Как видно из представленных примеров в отличие от аварского языка, в котором наблюдается изменение полярности, в русском языке фразеологизм обладает в основном пейоративной коннотацией, уничижению подвергается ленность, глупость и равнодушие.

Русская ПФЕ сонная тетеря является билингвальной, биэмотивной, полисемичной, в аварском языке ей соответствует абстрактная фразеологическая единица - макьида вигьарав чи г1адин, которая обозначает человека, который только что проснулся. Семантически в ней заключено не только характеристика человека, любящего долго спать, но также и уставшего, выбивающегося из сил, как например в следующем примере:

Макъида вигьарав чи г1адин, гьесда гьанже нух бат1а бахъ-изе лъалеб бук1инч1о, х1ор ч1арал бак1аздасанги унаан, х1ет1е хъущт1улаан, г1одов кколаан, х1алица г1ансит1а ваччун т1аде вахъунаан, хьваг1олаго ва чорхолъе рух1х1ал бач1инабизе къер-кьолаго вахъун ч1олаан. - Он как сонная тетеря, уже не разбирал дороги, не обходил луж, спотыкался и падал, вставал, тяжело ложась на свой посох, стоял покачиваясь и собираясь с силами [7].

В этом контексте данная фразеологическая единица обладает нейтральной полярностью, так как говорящий не выставляет объект номинации в негативном свете - есть пояснения, что он выбивается из сил. Пейоративную коннотацию и отрицательную полярность данная ФЕ приобретает в следующем примере, в котором автор послания подвергает порицанию объект номинации:

Руго гьединал г1оркьилал, г1умруялъго чияр хинк1-чед кванан ругьунал, щвараб жо бак1арула кодое, къвариг1арах квара-нисанги квег1исанги хъамула, къвариг1арах макьида вигьарал г1адин рук1к1уна, сундулниги пикру гьабуларо. - Есть такие молодцы, всю жизнь живут за чужой счет, когда надо, наберут, нахватают слева справа, когда надо ведут себя, как ни в чем не бывало, и в ус не дуют [8].

В этом примере сонная тетеря, приобретает семантику, характеризующую человека, который ведет себя, как ни в чем не бывало, и в ус не дует. На первый взгляд эти две конструкции являются стилистически и семантически нейтральными, однако благодаря контексту уничижения, полярность их меняется на негативную, коннотация на пейоративную.

Аварская ПФЕ родол чехь (букв. - живот, полный сыворотки) является, моноэмотивной, полисемичной - 1. скупой, жадный человек, 2. прожорливый, обжора 3. лентяй, лодырь. Так как семантика аварской ПФЕ охватывает разные сферы пороков свойственных человеку, в русском языке проблематично подобрать прямой эквивалент.

Бакъалда г1ебедеги вегун г1орц1изег1ан кваналин вук1ун ва-тилин мун, родол чехь - абун ах1дана Бахтика гьесде. - Ты, видимо, мечтал, лежа на солнышке, наесться досыта, лодырь несчастный, - кричала на него Бахтика (М. Магомедов. Кьалбаз ккола гьвет!).

Из примера видно, что отрицательная полярность не несет в себе пейоративную коннотацию, как это может показаться. Говорящий лишь повествует, и применяет к объекту номинации ФЕ как инвективу, уничижение или порицание отсутствуют. Негативно оценочную коннотацию, высказывание приобретает в следующем примере:

Гьев родол чехь ц1акъго талих1ав чилъун вихьулев вук1ана жиндиего, ва, абухъего, гьесие т1охде балеб ц1адлъун лъугьун, къунц1ун г1одобе рехараб малъалзулг1анги ургъел бук1инч1о г1а-дамаз г1ад-хоч1 гьавиялъул ва гьез гьесие гъоркьанго берал реч1ч1аризарулел рук1иналъул. - Этот разленившийся баловень чувствовал себя до такой степени счастливым, что как говорится и в ус не дул, и в грош не ставил ничьих насмешек и косых взглядов [9].

В данном примере автор подвергает порицанию то, что объект номинации не прислушивается к общественному мнению, нарушает социальные и культурные нормы, принятые в обществе. Это дает основания говорить о пейоративной коннотации данной ПФЕ.

Лень также подвергается уничижению в следующих аварских выражениях: бить баклуши - рохъо хъирщизе (золу ворошить), бездельничать - саяхъ хьвадизе (бродить как шальной), медлить как черепаха - щурункъверкъ г1адин, как кляча - ябу чу г1адин. Такое количество синонимичных фразеологизмов дает нам право говорить о большой степени синонимии в корпусе исследуемого концепта в аварском языке.

Гьелъ дие абизе бокьун гьеч1о хъвадарухъан рохъо хъирщулев, хъублъи балагьулев вук1ине ккелилан. Гьединаз-да «нохъо чорокилан» ц1ар лъезе бегьула. - Поэтому не хочется говорить, что писатели, которые бьют в баклуши, начинают в итоге искать какую-либо грязь, подлости. Таких можно просто назвать пещерной грязью (Р.Г. Гамзатов. Дир Дагъистан.).

Дагъистаниязул рак1 буго, - нужер рак1 гьеч1о. Дагъистан бид бец1ц1улеб мехалъ, гъаст1а рохъо хъирщулел рук1инейищ нужеда рак1алде ккараб? Каваби рагье, рагьич1они, хвалчабаз рагьила... - У дагестанцев есть сердце - у вас нет. Дагестан утопает в крови - а вы вздумали в печке золу ворошить? Открывайте живо ворота, иначе мы откроем их саблями (Р.Г. Гамзатов. Дир Дагъистан.).

Аварская пейоративная фразеологическая единица рохъо хъирщизе обладает ярко выраженной негативной полярностью, однако в первом примере пейоративная коннотация отсутствует, ввиду того, что уничижительную оценку автор дает посредством выражения «нохъо чорокилан» - пещерная грязь, которая и обладает функцией пейорации. При этом во втором примере автор сравнивает действия тех, к кому обращается, с ворочанием золы в печке. В таком случае говорящим реализуется пейоративная оценка.

Полисемичность указанной ПФЕ демонстрируется в следующих примерах, в которых она употребляется в прямом смысле:

Гьас дие ц!алана нужер тарихалъул т!ехьалда хъварал цо санаг!ат гьеч!ел мухъал. Аваразул жанавараз гуржиязде гьужум гьабиялъул. Дуда кколарищ гьединаб пропагандаялъ нилъер халкъазул гьудуллъиялде кьват!ел ккелин. Х1ажат бугищ гьеб нек!сияб рохъо жакъа хъирщизе? - Он мне процитировал кое-какие неприятные строки из книги по вашей истории. Про набеги аварских абреков на Грузию. Не кажется ли Вам, что с такой пропагандой дружба между нашими народами даст трещину? Какой смысл эту столетнюю золу ворошить сегодня? (М. Бисавалиев. Данияловасул ва Грузиялъул бет!ерасул накъит).

Бика, свараб гъасде бет1ерги гьет1ун, гъец1ги босун рохъо хъирщулей йиго. Гьаб жаниб ц1а свараб гъансито г1адин, гъари-малъул рак1ги ч1обого буго. - Бика, склонившись нас погавшим огнем, ворошит щипцами золу. Как пуст очаг без огня, так и пусто печальное сердце (Р.Г. Гамзатов. Данде гьарурал асарал, т. VII ).

Сходное семантически (тратить время впустую) употребление фразеологизма наблюдается и в русском языке, однако примеры с пейоративной коннотацией нами выявлены не были:

И в печке-голландке золу ворошить не станешь, нет, не станешь, когда на тебя наседают со стволом, с ножом, с нунчаками. (А. Измайлов. Трюкач).

Перейдем к корпусу пейоративных выражений, которые характеризуют такое следствие лени как безответственность, безалаберность и халатность. И в русском, и в аварском языках есть широкий спектр фразеологизмов, которые отрицательно характеризуют не только выполненную работу, но и самого человека: как курица лапой - х1уччу-к1ут1ур хъвазе, как попало - цебе кко-вухъе, гьвет1е гъегъ г1адин, курам на смех - г1адамал релъан-хъизе, держаться на честном слове - сум-сараялда бан вук1ине, хвезе къач1ан бук1ине.

Аварская ПФЕ х1уччу-к1ут1ур хъвазе имеет прямое значение «писать каракули»:

Х1уччу к1ут1ур хъвалеб буго дуца, к1ийил эмен, ц1алун бажа-руларо. - Пишешь как курица лапой, двоечник, ничего не разобрать [7].

Рассматриваемая нами материальная аварская ПФЕ вербализует такое порицаемое качество как плохой почерк, вследствие неприлежного обучения в школе. Из контекста ясно, что объект, к которому обращена пейоративная коннотация, не только имеет плохой почерк, но также является неуспевающим учеником, получает двойки. Поэтому подобное поведение является объектом порицания.

А в следующем примере, рассмотрим русскую ФЕ «как попало». Хотя имеет место уничижение халатности объекта номинации, пейоративная коннотация здесь отсутствует.

Первые три дня мы сильно смахивали на туристов в картинной галерее, расхаживая во все стороны, как попало (А.С. Грин. На склоне холмов).

Аналогичная ситуация складывается и в выявленном примере аварского языка.

Цебе кковухъе ц1ул г1одобе ч1ехьарал, гьакихъабаздеги х1андолаго, угьиагьиялда гьеб сок1к1ине лъуг1ана к1одо. - Бабушка ругала возчиков, которые свалили дрова как попало, а затем кряхтя и охая начала укладывать поленницу [7].

Негативно-оценочная коннотация по отношению к возчикам отсутствует, так как ФЕ имеет нейтральную полярность - автор послания не порицает их действия - а лишь повествует о недовольстве бабки, которой не понравились действия возчиков. Пейоративная коннотация имела бы место, если бы повествование имело место от лица бабки и являлось оценкой работы возчиков. Такую ситуацию наблюдаем в следующем случае:

Ниж ахикье щведал, бит1ун гьеб заманалда гьвет1е гъегъ г1адин сапнал ящикал машиналда реххулеб вугоан завхоз. - Мы как раз подошли, когда завхоз как попало закидывал ящики с мылом в машину [9].

Этимология билингвальной моносемичной моноэмотивной материальной аварской ПФЕ гьвет1е гъегъ г1адин ведет свое начало от другого аварского фразеологизма - гьвет1е гъегъ г1а-дин базе - то есть обильно кидать что-либо куда попало. Дословный перевод - кидать как камни на собаку. В данном примере можно наблюдать отрицательную полярность ПФЕ, говорящий уничижительно относится к тому, как ведет себя завхоз, его отношение к предмету ведения хозяйства и т. п.

Русскому пейоративному фразеологизму «курам на смех» в аварском языке соответствует эквивалент «г1адамал релъанхъ-изе» (букв. - людей смешить). Русский пейоратив на наш взгляд более уничижителен благодаря преувеличению (настолько нелепо, что вызывает смех даже у кур).

Дурго пиджакалъухъ валагье мун. Мат1уялъуве валагьун хал щай гьабуларе - гьелъул халалъи щиб, г1адамал релъан-хъуле руго. - Да ты посмотри на свой пиджак. Встань перед зеркалом для интереса. Какая длина - курам на смех [8].

Как видно из этого контекста, автор послания подвергает уничижению безалаберный внешний вид объекта пейорации. Связано это с тем, что неподобающий вид может нанести вред репутации человека. В следующем примере пейоративная коннотация фразеологизма не направлена на внешний вид:

Диплом щварах - бокьаралъуве а. Гьеле дуе Къебедил вас Мух1аммад - диплом гьеч1ого, аттесат кодо ккун, х1алт1и щве-ларого рокъо ч1ун - г1адамал релъанхъуле руго. - Получишь диплом, и иди куда хочешь. Вот глянь на Магомеда, сына Кебеда, сидит со школьным аттестатом дома, не может нормально устроиться - курам на смех [9].

Далее мы рассмотрим пейоративы, характеризующие различные степени халатности человека.

Аварская ФЕ т1аса-масаго полисемична (1. через силу, из-под палки; 2. как попало, тяп-ляп) и часто употребляется в разных смыслах и контекстах:

Пагарлъиялъул чаг1иги дида т1аса-масаго к1алъала. - Родные со мной разговаривают через силу (М.М. Магомедханов. Аварско-русский словарь фразеологических единиц).

Шамил Г1абашиловасул пикруялда рекъон, «Дагъистан» ГТРКялъул председательлъун вук1арав Х1ажи Г1абашилов ч1ваялда хурхараб делоялъул ц1ех-рех ц1акъ т1аса-масаго гьа-бун буго - следователал мекъаб нухалъ ун руго. - По словам Шамиля Абашилова, следствие по делу об убийстве бывшего председателя ГТРК «Дагестан» Гаджи Абашилова еле двигается с места, ведется как попало - следователи намеренно идут по неправильному следу («Гуниб», № 3-4, 2010).

Пали Палиевасул нилъеца адаб гьабуларин, гьев к1очон тун вугин абиларо, т1орит1ула гьесул ц1аралда гугариялъул къецал, рак1алде щвезавула гьев рес ккарабго, амма гьаб памятник дунялалдаго ц1ар раг1арав гугарухъанасе ц1акъго мукъ-санаб, т1аса-масаго гьабураб г1адаб жо буго. - Мы воздаем должное Али Алиеву, не забываем его достижения перед республикой, проводим борцовские соревнования под эгидой его имени, но памятник прославившемуся на весь мир борцу выглядит очень жалким, как будто его делали на скорую руку («Хакикат». Бах1арзазул х1урмат гьаби - нилъго к1одо гьари).

Как видно из примеров, в зависимости от контекста и от объекта пейорации, меняются и эквиваленты данной аварской ПФЕ.

Рассмотрим пример аварского эквивалента русской би-лингвальной моносемичной моноэмотивной ПФЕ заниматься головотяпством:

Гьай гьай, гьесул бук1ана бет1ер гьеч1еб ц1али. Гьес кинаб-го гьабулаан т1аса-масаго, гъорлъе ваккич1ого, бук1ине кколе-духъ щибниги лъазабулароан гьес, амма кин бугониги, гьесухъа бажарулаан лъабилал, х1атта цо-цо мехалда ункъилал росизе-гицин. - Конечно его учеба была головотяпством. У него все получалось на скорую руку, тяп-ляп, ничего он не учил как следует, но все таки умудрялся как-то получать тройки иногда даже четверки [9].

Русскому пейоративу здесь соответствует аварский бет1ер гьеч1еб ц1али (учеба без головы). Этимология ведется с древнейшего архетипа - головы - признака ума, сознательности и разума. Человек привык, к данному архетипу, поэтому когда говорят что у чего то нет головы, особенно в аварском языке, подразумевают что это что либо не разумное и лишенное смысла. В русском языке, ввиду особенностей культуры есть также свои фразеологизмы, связанные с этим соматизмом - голова садовая, без царя в голове, ветер в голове и т.д.

Но никакого поджога не было, было обычное наше головотяпство (А. Борин. Воспоминания литератора).

А после войны стали выпускать книги, в которых все передергивали, все оправдывали, совершенно забыв подлость, мерзость и головотяпство, составлявшие основу фронтовой жизни. (Н.Н. Никулин. Воспоминания о войне).

Словом, получился «конфуз», и часто эта мокроносовская драга упоминалась в речи, заменяя собой слово «(головотяпство» (П.П. Бажов. Очерки. Уральские были).

Да я бы в жизни так не просверлил, - улыбнулся лейтенант. - Голова садовая, сверла-то не купил. Он нагнулся к кроватному матрасу (В. Корнилов. Демобилизация)

В русском языке встречаются фразеологизмы по типу «рисовать вилкой по воде», «толочь воду в ступе», «черпать воду ситом», то есть заниматься бессмысленным и бесполезным делом. В аварском существуют аналогичные фразеологические конструкции. Например, аварская ФЕ лъарахъе реххараб ч1имих г1адин может употребляться в смысле не оставить и следа, как об стену горох. Дословный перевод - как камешек, брошенный в воду. Аналогия вполне ясна, так как камень брошенный в воду не оставляет после себя каких-либо следов на воде. Другой аварский фразеологизм лъеда гьабураб накъиш г1адин переводится как узор нарисованный на воде. Описанные нами билингвальные аварские ФЕ могут быть полисемичными, биэмотивными. Поляр-

ность может быть не только нейтральной, но и негативной, то есть можно утверждать, что пейоративная коннотация данной ФЕ приобретается в контексте уничижения, как например в следующем примере:

Къот1и-къаялъул гара-ч1вари халат бахъана. «Вай гарга-дулел ругелщинал... Т1убараб саг1аталъ щибго пайда г1еч1еб ч1анда бицине гьез буго лъеда накъишал гьабуле», - ян ццин бахъун вугоан Аскер. - Переговоры не на шутку затянулись. «Это сколько же они говорят... Целый час беседуют о сущей чепухе - да они только воду в ступе толчут», - злился Аскер [8].

Автор послания, подвергает порицанию напрасную трату времени, с уничижением отзывается о переговорщиках. Пейоративная оценка, включенная в данную ПФЕ выражает осуждение в адрес людей ведущих ненужные разговоры.

У меня всегда при виде подобной официально толкущей воду в ступе парочки возникает в памяти незабвенный образ Карнаушенки и его невесты (ныне, конечно, супруги) (А.П. Чехов. Письма Антону Павловичу Чехову).

В данном случае уничижению подвергается и сама пара, и та, образ которой возникает в памяти автора.

Русской ПФЕ с пустыми руками (являться, возвращаться) в аварском языке нами было найдено 3 эквивалента: гьабихъа хъанда г1адин, г1ечуде аралъуса Хважа г1адин, сайигъат-салам гьеч1ого.

Приведем примеры употребления аварских пейоративных выражений:

Гьабихъа хъанда г1адин нахъ вуссана гьев, нечезе ккелаан. Амма кин бугониги нахъруссун лъик. - В итоге вернулся он с пустыми руками, хоть бы постыдился. Но все же хорошо, что вернулся. (Р.Г. Гамзатов. Дир Дагъистан).

Порицанию подвергается не то, что объект возвратился ни чем, а то, что он этого не постыдился. В следующем примере можно наблюдать пейоративное употребление фольклорного фразеологизма:

Тамахлъизег1ан кьабун, г1одов ккезег1ан вухун, г1ечуде аралъуса Хважа г1адин вуссана. - Избитый так, что еле волочил ноги, что едва стоял на ногах, воротился он наконец, как Хважа ушедший за яблоками [9].

В русском языке так же, встречаются и эмотивно нейтральные, негативные, и примеры употребления с пейоративной коннотацией:

По пути я встретил командира 13-го линейного батальона, который еще до моего приезда в Хабаровку, получив первые сведения о голоде, отправился тоже вверх, но с пустыми руками, с целью лишь удостовериться в справедливости этих слухов (Б.К. Кукель. Из эпохи присоединения Приамурского края).

Крайность, в которую поверг провожатый Поликарпов, возвратившийся с пустыми руками, заставила миссию обратиться в Трибунал с просьбой об ускорении присылки серебра, а вместе с тем доставила возможность писать в Отечество (П.Е. Кирилов. Пекинские письма).

Меня сколько он раз маленькую обманывал: пойдет в город куда-нибудь: «Погоди, Мари, говорит, я принесу тебе конфет», - и воротится с пустыми руками (А.Ф. Писемский. Сергей Петрович Хозаров и Мари Ступицына).

Рассмотренные примеры употребления фразеологических единиц, соответствующих концепту «Лень» в аварском и русском языках, сравнительно-сопоставительный анализ пейоративных фразеологических единиц аварского и русского языков, демонстрирующих концепт «Лень», позволяет заключить, что лень в обоих языках имеет отрицательное значение. Однозначный характер значения проявляется в отрицательной оценке лени со стороны общества. Наличие множества синонимических лексем с соответствующим семантическим полем в обоих языках свидетельствует о порицаемости данного явления в языковых картинах мира обоих народов. Фразеологизмы концепта «Лень» могут употребляться и с нейтральной коннотацией, благодаря своей полисемичности, при этом соответствующих примеров в русском языке больше, чем в аварском. В свою очередь в исследованных примерах аварские фразеологизмы в сравнении с русскими чаще несли пейоративную коннотацию.

Следует также отметить высокое количество в аварском языке фразеологических единиц, имеющих в семантическом ядре значение «ленность», безалаберность, «праздность», в то время как в русском языке наряду с указанными преобладающими значениями также проявляются «неохота» и «безответственность».

Библиографический список

1. Воркачев С.Г. Концепт счастья в русском языковом сознании: опыт лингвокультурологического анализа: монография. Краснодар: Издательство Кубан. гос. тех. ун-та, 2002.

2. Попова З.Д., Стернин И.А. Очерки по когнитивной лингвистике. Издание 3-е, стереотип. Воронеж: ВГУ, 2003.

3. Лескина С.В. Категория пейоративности в русском и английском языках (на материале фразеологических единиц). Диссертация ... доктора филологических наук. Челябинск, 2010.

4. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Москва: Гнозис, 2004.

5. Спода О.М. Концепт «лень» как объект концептуального анализа. Available at: (http://www.rusnauka.com/21_DNIS_2009/ Philologia/49456.doc.htm)

6. Аварско-русский словарь: Около 36 000 слов. Под редакцией М.М. Гимбатова. Махачкала: ДНЦ РАН, 2006.

7. Магомедханов М.М. Русско-аварский фразеологический словарь. 1500 единиц. Москва: Academia, 2007.

8. Магомедханов М.М. Аварско-русский фразеологический словарь. 3000 единиц. Махачкала, 1993.

9. Магомедханов М.М. Словарь устойчивых словосочетаний языка Расула Гамзатова (2000 единиц). Махачкала, 2012.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Ах1ул гох1да рагъарал бах1арзазул доба-гьаниса кодобе щвараб сиях1. Available at: http://www.fatiha.ru/ziyrat/geroiahulgo.html

References

1. Vorkachev S.G. Koncept schast'ya v russkom yazykovom soznanii: opyt lingvokul'turologicheskogo analiza: monografiya. Krasnodar: Izdatel'stvo Kuban. gos. teh. un-ta, 2002.

2. Popova Z.D., Sternin I.A. Ocherkipo kognitivnojlingvistike. Izdanie 3-e, stereotip. Voronezh: VGU, 2003.

3. Leskina S.V. Kategoriya pejorativnosti v russkom i anglijskom yazykah (na materiale frazeologicheskih edinic). Dissertaciya ... doktora filologicheskih nauk. Chelyabinsk, 2010.

4. Karasik V.I. Yazykovojkrug: lichnost', koncepty, diskurs. Moskva: Gnozis, 2004.

5. Spoda O.M. Koncept «len'» kak ob'ekt konceptual'nogo analiza. Available at: (http://www.rusnauka.com/21_DNIS_2009/Philologia/49456. doc.htm)

6. Avarsko-russkijslovar': Okolo 36 000 slov. Pod redakciej M.M. Gimbatova. Mahachkala: DNC RAN, 2006.

7. Magomedhanov M.M. Russko-avarskij frazeologicheskijslovar'. 1500 edinic. Moskva: Academia, 2007.

8. Magomedhanov M.M. Avarsko-russkij frazeologicheskij slovar'. 3000 edinic. Mahachkala, 1993.

9. Magomedhanov M.M. Slovar' ustojchivyh slovosochetanijyazyka Rasula Gamzatova (2000 edinic). Mahachkala, 2012.

10. Ahlul gohlda rag'aral bahlarzazul doba-g'anisa kodobe schvarab siyahl. Available at: http://www.fatiha.ru/ziyrat/geroiahulgo.html

Статья поступила в редакцию 20.06.17

УДК 811

Shatalova L.S., Cand. of Sciences (Philology), senior lecturer, Department of the Russian Language, Medical Institute f the People's Friendship University (Moscow, Russia), E-mail: luidmila.shatalova@mail.ru Shatalova N.S., Doctor of Sciences (Pedagogy), Professor, Moscow State Linguistic University (Moscow, Russia), E-mail: shatalova59@mail.ru

THE INTERTEXT AND ITS FUNCTIONS IN THE POETICS OF CHEKHOV AS A NOVELIST. The article features functioning of the intertext as a constructive, structural-semantic component in the poetics of A.P. Chekhov. The functions of the intertext and the types of interaction of texts, the dominant intertextual elements, characteristic of the later novels and short stories of the writer, related to the realities of the sociocultural life of Russia at the end of the 19th century are defined. The variety of implicit and explicit means of expressing intertextuality as a representation of the writer's creative manner is explored. It is noted that the intertext of A.P. Chekhov is an economical, associative means of creating a multidimensional author's narrative and expressing his author's vision of the vision of the world.

Key words: intertext, intertextuality, poetics of Chekhov, structural components of a text, types and functions of intertext, dominants of intertext.

Л.С. Шаталова, канд. филол. наук, доц. каф. русского языка Медицинского Института Российского университета дружбы народов, г. Москва, E-mail: luidmila.shatalova@mail.ru

Н.С. Шаталова, д-р пед. наук, проф. каф. РКИ, Московский государственный лингвистический университет, г. Москва, E-mail: shatalova59@mail.ru

ИНТЕРТЕКСТ И ЕГО ФУНКЦИИ В ПОЭТИКЕ ЧЕХОВА-НОВЕЛЛИСТА

В статье рассматриваются особенности функционирования интертекста как конструктивного, структурно-семантического компонента поэтики А.П. Чехова. Определяются функции интертекста и типы взаимодействия текстов, доминантные интертекстуальные элементы, характерные для поздних рассказов и новелл писателя и связанные с реалиями социокультурной жизни России конца XIX века, исследуется многообразие имплицитных и эксплицитных средств выражения интертекстуальности как репрезентации творческой манеры писателя, отмечается, что интертекст у А.П. Чехова - это экономное, ассоциативное средство создания многоплановости авторского повествования и выражение его авторской концепции видения мира.

Ключевые слова: интертекст, интертекстуальность, поэтика Чехова, структурные компоненты текста, типы и функции интертекста, доминанты интертекста.

Интертекстуальность, как объективная характеристика художественного текста, неоднократно привлекала и привлекает внимание исследователей: литературоведов и лингвистов. Согласно М.М. Бахтину, «...каждый текст является результатом осваивания и трансформации другого текста» [1]. В работах М.М. Бахтина, Р. Барта, Ю. Кристевой, Ю.М. Лотмана, Н.А. Николиной, Н.А. Фатеевой, С.Е. Шаталова и др. [1, 2, 3, 4 и др.] представлены научные данные о сущности интертекстуальности, ее типах, формах и функциях в художественной прозе. Интертекстуальность рассматривается то как признаковая, качественная характеристика художественного текста, то как его структурно-семантический, конструктивный компонент: цитатное слово, авторитетное слово, чужое слово, текст в тексте, межтекст, интертекст, прецедентный текст. Н.А. Николина в работе «Типы и функции интертекста в

художественной прозе», которая и по настоящий момент может считаться по глубине и полноте изложения данной проблемы итого-обобщающей, справедливо замечает, что «.интертекстуальность связывает произведение, как с предшествующей, так и с современной ему культурой, тем самым оно включается в бесконечный диалог с другими текстами» [5]. Данное положение является принципиально важным, так как «бесконечный диалог» в поэтике отдельного писателя приобретает свои границы, определяемые общей художественной задачей.

Текст в художественном мире А.П. Чехова, как любого художника слова, порождение индивидуального сознания, это отражение личностно-детерминированной картины мира. В нем «материализуются» потребности, мотивы, цели, интересы А.П. Чехова: его мир знаний, оценок, раздумий и чувств, его

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.