Научная статья на тему 'Спрос на радикальные продуктовые инновации: структурно-функциональные особенности и динамика'

Спрос на радикальные продуктовые инновации: структурно-функциональные особенности и динамика Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
94
74
Поделиться
Ключевые слова
ПРОДУКТОВЫЕ ИННОВАЦИИ / СПРОС / РЫНОК / ИНФОРМАЦИОННАЯ АСИММЕТРИЯ / ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЕ ГРУППЫ / НЕРАВНОВЕСНОСТЬ

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Скиба А.Н.

В статье анализируются закономерности спроса на базисные продуктовые инновации, предъявляемые различными потребительскими сегментами на основных фазах жизненного цикла. На примере региональных рынков сотовой связи определены количественные параметры диффузии инноваций.

Похожие темы научных работ по экономике и экономическим наукам , автор научной работы — Скиба А.Н.,

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Спрос на радикальные продуктовые инновации: структурно-функциональные особенности и динамика»

^Нали^^иМм, иЯНа&гций

СПРОС НА РАДИКАЛЬНЫЕ ПРОДУКТОВЫЕ ИННОВАЦИИ: СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ И ДИНАМИКА

А. Н. СКИБЛ,

кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики и менеджмента Е-таИ:таИ@тта. ги Морская государственная академия им. адмирала Ф. Ф. Ушакова

В статье анализируются закономерности спроса на базисные продуктовые инновации, предъявляемые различными потребительскими сегментами на основных фазах жизненного цикла. На примере региональных рынков сотовой связи определены количественные параметры диффузии инноваций.

Ключевые слова: продуктовые инновации, спрос, рынок, информационная асимметрия, потребительские группы, неравновесность

Несмотря на общее признание активизирующего влияния инноваций на качество и темпы экономического роста, особенности формирования спроса на рынке радикальных продуктовых новинок до конца не изучены. В большинстве случаев подразумевается, что спрос на принципиально новые продукты существует изначально и проявляет себя аналогично тому, как это происходит на классическом товарном рынке. Однако это слишком упрощенное понимание сущности структурно-циклических процессов, которые происходят в потребительской среде при появлении базисных инноваций.

В зависимости от отношения и роли инноваций можно выделить три типа рынков: - рынки, на которых инновации не играют значительной роли и фактически не присутствуют;

- рынки, на которых технологические и продуктовые инновации становятся основным источником конкурентных преимуществ (технологические — за счет сокращения операционных затрат и создания новых потребительских свойств, продуктовые — за счет привлечения новых покупателей и создания новых рынков);

- рынки, на которых радикальные продуктовые инновации являются основным товаром. Рынок инноваций имеет ряд отличительных особенностей. Во-первых, динамичность и перманентная неравновесность, обусловленная циклической природой инноваций. Во-вторых, расширяющийся спрос на ограниченное количество принципиально новых товаров в условиях монопольного предложения. В-третьих, наличие выраженной информационной асимметрии, снижающейся по мере заполнения рынка новой продукцией. В итоге рынок инноваций определяется как растущий, неэластичный, монопольно-олигополистический, институционально развивающийся, со структурно неоднородным спросом. Выясним, что определяет нелинейный характер диффузии инноваций; каким образом формируется спрос на инновации; в чем особенности информационной асимметрии на рынке высокотехно-

^Ялли^риЖсл иЯЯоваи/ий

26 (191)- 2010

логичных продуктовых новинок; как работает на нем механизм саморегулирования.

Теоретические исследования спроса и потребления исторически развиваются по следующим направлениям: в одном из них (теоретическом) преобладают проблемы предпочтений и поведения потребителей, а в другом (эмпирическом) — влияния совокупного спроса на хозяйственное равновесие и общее развитие экономической системы. Наиболее важные выводы классического и неоклассического направлений теории, имеющие непосредственное отношение к рынку наукоемкой продукции:

- спрос на инновации зависит преимущественно от четырех переменных: достаточно ограниченного количества покупателей (особенно в начальный период); потребительских доходов; потребностей, обусловленных уровнем образования, культуры, традиций и других параметров; цен на субституты [15];

- спрос на наукоемкую продукцию определяется стереотипами потребительского поведения тех или иных социальных групп [7, 17]. Однако для ограниченно конкурентного рынка наукоемкой продукции приведенные выводы оказались недостаточными. Поэтому применительно к условиям монополистической конкуренции возникли теории спроса, опирающиеся на концепцию государственного вмешательства в процесс воспроизводства [8], а также концепцию «несовершенной» [12] или монополистической [16] конкуренции. Представители обеих концепций исходят из предпосылки о недостаточности действия рыночного саморегулирования для обеспечения сбалансированного равновесия. К рынку инноваций это относится в наибольшей степени.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Действительно, с появлением радикальных товарных новинок основная масса покупателей

Потребительский спрос

Функциональный

Нефункциональный

Спекулятивный Нерациональный

Эффект присоединения к большинству

Эффект сноба

Эффект Т. Веблена

не проявляет на них экономически значимого спроса. Вместе с тем отдельные потребители приобретают товар не столько для удовлетворения собственных потребностей, сколько для создания впечатления на окружающих. Их покупательские привычки складываются под влиянием структуры потребления лиц, с которыми они тем или иным образом связаны, систематически общаются, т. е. обусловлены демонстрационными (статусными) мотивами [5, 15].

Это порождает возникновение эффектов нефункционального (нерационального) спроса, известных как эффекты сноба [5], Т. Веблена. Первый из них проявляется в стремлении выделиться из общей массы потребителей за счет спроса на продукцию, контрастирующую с общепринятой. Второй — в престижном или демонстративном потреблении товара или услуги, имеющей более высокую цену и используемой не по прямому назначению, адля собственного позиционирования в социальной иерархии. Анализируя этот феномен, X. Лейбенстайн делит потребительский спрос на две большие группы — функциональный, т. е. обусловленный непосредственным потреблением экономических благ, и нефункциональный, связанный с удовлетворением иных потребностей (рис. 1).

Объединим классификацию потребителей Э. Роджерса, 8-образную кривую жизненного цикла нововведений, а также данные классификации спроса X. Лейбенстайна. Для этого совместим 8-образную кривую жизненного цикла базисной инновации А (сплошная) с кривой реакции потребителей на ее появление В (пунктирная). Кривыми С обозначим жизненные циклы семейства улучшающих инноваций, созданных на основе базисной модели. Такое совмещение позволяет представить структурную и циклическую динамику инноваций в системном виде (рис. 2).

Первоначально спрос на появляющиеся радикальные товарные инновации имеет нефункциональный характер и проявляется в эффектах нефункционального поведения. Доля такого спроса составляет ориентировочно 2,5 % (процентное соотношение между основными потребительскими группами приведено в [9]) и в то же время зависит от уровня развития экономики и общественных институтов, атакже культурно-об-

Рис. 1. Классификация потребительского спроса по X. Лейбенстайну [10]

разовательных и познавательных

потребностей индивидов и т.д. С одной стороны, это основано на выводах А. Маслоу, Г. Мюрдаля [22] и Р. Нурксе [23], касающихся связи между уровнем социально-экономического развития и восприятием инноваций. С другой стороны, возникновение нефункционального спроса связано со структурной неоднородностью потребителей инноваций, выявленной Э. Роджерсом [19]. Таким образом, в фазе I жизненного цикла инноваций превалируют эффекты нефункционального спроса, составляющего приблизительно 2,5 % от объема рынка.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Наступление фазы II связано с включением в

процесс потребления так называемых ранних последователей и достаточно многочисленной группы раннего большинства. В основе их мотивации лежат рациональность, поискнового, стремление к качеству жизни, готовность к экспериментам и потребительскому риску. Вместе они составляют ориентировочно 50 % рынка. Предъявляемый ими функциональный спрос позволяет сформировать «правильный» сигнал производителям о реакции рынка на качественно новую продукцию, а более консервативно-пассивной части потребителей — свойствах и достоинствах новых товаров. Эти оставшиеся 50% потребителей формируют так называемый эффект присоединения к большинству, под которым понимается увеличение покупательского спроса, обусловленное приобщением к общепринятым социальным и потребительским нормам и стандартам путем покупки того же самого товара, который покупаютдругие.

С одной стороны, в этом проявляется эффект «стадного поведения» [6]. В связи с этим Г. Беккер сформулировал несколько предположений:

- потребитель получает больше удовольствия от товара, если видит, что окружающие разделяют его вкусы;

- предпочтение потребителя зависит не только от цен, но и от суммарного предпочтения дру-гихпотребителей (спроса);

Фаза I (зарождение «Новаторы», 2,5% Нефункциональный спрос ) Фаза II (р о с т ) < «Ранние «Раннее посгкдоващпи», большинство», 13,5% 34% Функциональнь &аза III (зрелость «Позднее бапьшинсш», 34% I й спрос ) Фаза IV (спад) «Инертные», 16% Нефункциональный спрос

Рис. 2. Динамика и структура спроса на радикальные продуктовые инновации: А — кривая жизненного цикла базисной инновации, В — кривая реакции потребителей на ее появление, С — жизненные циклы семейства улучшающих инноваций, созданных на основе базисной модели

- имеется некоторая цена, при которой спрос как ее функция имеет разрыв в некоторой точке на шкале цен и в этой точке падает до нуля при любом малом увеличении цены [20]. Это противоречит теории потребительского выбора на базе цен, финансовых ограничений и функции полезности, зависящей от качественных характеристик потребительских благ. Такой парадокс не может быть объяснен только подражанием. Агенты часто извлекают дополнительную информацию об истинных качествах предлагаемых благ в процессе парного взаимодействия с другими агентами и наблюдения за их поведением [6].

С другой стороны, стимулы присоединения связаны с выгодами использования общепринятых стандартизированных благ. В их число входит получение дохода от участия в сети, когда рост потребляемого блага и его стоимость начинают зависеть от общего количества пользователей. В иных случаях блага предоставляются в силу комплементарности при обновлении товарного ассортимента. В этом случае присоединение к большинству стимулируется путем предоставления набора сопутствующих или связанных услуг (например, текущее обслуживание, поставка комплектующих, пакетные продажи и др.), прекращения выпуска комплектующих к устаревающим моделям, введения новых стандар-

тов и норм (формат TV, обновление программного обеспечения, принятие новых правил и требований ит. д.).

Еще один вид присоединения может стать вынужденным в силу несовместимости товарных новинок и устаревших технических, экологических, бытовых и иных стандартов. В результате появление радикально отличающихся продуктов требует изменения не только стереотипа удовлетворения какой-то конкретной потребности, но и среды, в которой эта потребность может быть удовлетворена (так называемый эскорт-эффект). Речь идет о создании условий, «подталкивающих» консервативную часть покупателей к отказу от потребления устаревающих продуктов и услуг. Для этого необходимы, с одной стороны, качественные изменения общественных потребностей, инициирующих «вызов спроса», с другой — своевременное обновление технических, экологических, социальных и иных норм и стандартов, обеспечивающих бесконфликтное «вживление» инноваций в потребительскую ткань. Скорость распространения инноваций зависит от того, насколько соответствуют друг другу заложенные в них качественные характеристики и потребности, определяемые уровнем развития культурной, технологической, социальной и институционально-экономической среды. Чем более полно это соответствие, тем более активно будут расшатываться сложившиеся трафареты потребительского поведения.

В качестве примечания необходимо отметить, что эффект присоединения наблюдается и внутри узкоэлитарной потребительской прослойки, однако его проявление малозаметно. В целом влияние «новаторов» ассоциируется с «точками роста» потребительских запросов. При этом по мере освоения нового товара роль «радикального лидера» постепенно переходит от небольшой группы экстравертов к среднеобеспеченному большинству.

Эффект присоединения имеет место и в пространственной среде, где «присоединяющимся большинством» по отношению к агломерациям становятся региональные рынки. Процесс присоединения ускоряет образование сетевых эффектов, проявляющихся в самовоспроизведении и усилении популярности данного продукта: новые клиенты покупают товар, пользующийся наибольшим спросом, рассчитывая в первую очередь на дополнительные блага, связанные с такой покупкой. Расширение круга потребителей приводит к усилению сетевого эффекта, что повышает привлекательность продукта для новых потребителей. Однако

такая динамика может привести к монополизации сетевого рынка. В результате возрастают издержки переключения на новую продукцию, особенно если речь идет о несовместимой продукции, либо о смене стандартов. В итоге сетевые эффекты, усиливая спрос, повышают устойчивость сетевой монополии и снижают стимулы фирмы-лидера к инновациям. Примером такого развития событий может служить задержка рыночного внедрения технологии цифровых абонентских линий (DSL). Эта технология была доступна уже с начала 1980-хгг., однако телефонные компании обратились к ней лишь во второй половине 1990-хгг. под давлением со стороны конкурирующего кабельного телевидения, предоставляющего аналогичные высокоскоростные услуги.

Диффузия и асимметрия информации на рынке инноваций. Допущение о полноте и точности информации, располагаемой субъектами рынка, составляет основу аксиоматики классической экономической теории и неоклассицизма. Такое предположение исходило из представления А. Смита об эффективности конкурентных рынков, управляемых «невидимой рукой». Этот же тезис лежит в основе маржиналистской теории, полагающей, что продавцам и покупателям известны цены, намерения друг друга, качественные характеристики товаров и имеющиеся альтернативы. Это делает принимаемые ими решения рациональными. Таким образом, основная предпосылка о равновесности и эффективности конкурентных рынков исходит из предположения о наличии у всех участников рынка полной и достоверной информации о текущей конъюнктуре. Однако в настоящее время становится все более очевидным, что выдвинутые в XIX и XXвв. предпосылки о полноте информации не отвечают реалиям. Условия, в которых принимаются экономические решения, чрезвычайно редко соответствуют допущению о полноте и симметричности распределения информации среди всех участников рынка, что делает их поведение ограниченно рациональным. В итоге традиционная модель рыночного равновесия, не учитывающая информационно-институциональных характеристик экономики, становится все менее адекватной современным условиям, а асимметрия рыночной информации ассоциируется только с рынком подержанных автомобилей, труда и страхования.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Как известно, начало исследованиям асимметрии рыночной информации было положено Дж. Акерлофом (модель рынка «лимонов»), Дж. Стиглицем (модель эффективной заработной

платы) и М. Спенсом (модель сигнализирующего равновесия на рынке труда). Основное внимание ими было уделено анализу особенностей поведения участников рынка в стабильной ситуации, когда продавец знает о качестве товара больше, чем покупатель. Позже проблема неопределенности изменения спроса, предложения, цен и недостоверности прогнозов о параметрах рынка вследствие их изменения была исследована К. Эрроу. Наиболее значимыми причинами информационной асимметрии назывались стохастичность и неравномерность развития товарного производства, его внутренняя противоречивость, обособленность производителей, а также быстрое устаревание и затрудненность доступа к информации (по крайней мере, неизбежность несения альтернативных издержек по ее получению) и ряд других. В итоге было научно обосновано, что информационная неопределенность свойственна всем рынкам и носит фундаментальный характер [1,2, 13, 18]. Из этого следует, что она имеет место не только на рынках подержанных автомобилей, труда или страхования, но и инноваций. Однако там она проявляется особым образом.

Информация о свойствах новых продуктов наиболее неравномерно распределена в потребительской среде, точнее, между основными потребительскими группами. При этом по мере накопления потребительского опыта (по аналогии с производственным опытом) и заполнения продуктовыми новинками соответствующих сегментов рынка эта неравномерность нелинейно снижается. Иными словами, с приближением инноваций к фазе своей зрелости указанные диспропорции снижаются. Производители и поставщики инновационной продукции также ограничены в информации. Свидетельством этого может служить разнообразие стратегий, используемых олигополиями для сохранения своей доли рынка, коммерческой тайны и т.д. (например, стратегия игр, картельных соглашений, ценового маневрирования и др.) [15].

В соответствии с выводами Дж. Стиглица и Дж. Акерлофа рыночная информация носит эндогенный характер, исходящий из осознанных действий экономических агентов, уровня потребностей, когнитивных ограничений, правильного понимания и оценки поступающих сигналов и т. д. Эта причина асимметрии информации становится в современном постиндустриальном обществе все более распространенной. Информация способна обеспечить экономическому субъекту рост благосостояния только если он (субъект) обладает

способностями, достаточными для того, чтобы воспользоваться ею [7]. На рынке инноваций значительная часть информации о новом товаре передается случайным образом в процессе общения и взаимодействия экономических субъектов, т. е. межличностных контактов, при которых субъективное восприятие сигналов распространяется далее по многочисленным неформальным каналам. В начальный период она выборочна и имеет преимущественно субъективный эмоциональный характер. При этом какая-то ее часть неизбежно искажается, отсекается либо задерживается в силу существующих межгрупповых социально-коммуникативных барьеров. Этим в основном объясняется возникновение так называемого эффекта диффузии информации, во многом определяющего нелинейность спроса на инновации. Вторым фактором, определяющим 8-образную динамику рынка, является нелинейность роста предложения, связанная с «физической» инерционностью производства (представляется, что запаздывание реакции производителя в определенной степени связано с той же диффузией информации, только внутри производственной среды, отвечающей на «вызов спроса»). Можно предположить, что именно эти два фактора в совокупности определяют характер данных процессов.

Исследования маркетологов доказывают, что особенно сильно эффект диффузии информации проявляется на рынках дорогостоящих товаров длительного пользования. Его учет важен по двум причинам. Нарастание спроса приобретает лавинообразный характер после того, как количество покупателей нового товара образуют своеобразную «критическую массу» для запуска эффекта растекания информации. Согласно отдельным источникам, возрастание спроса на новые товары начинается лишь после того, как товар будет приобретен первыми 2—5 % покупателей [9]. Только образовавшаяся «критическая масса» покупателей дает толчок диффузии информации, которая далее постепенно формирует поток потенциальных, а затем фактических покупателей. Задержка в распространении информации возникает по ряду причин, причем нередко взаимосвязанных. Во-первых, некоторые новые товары проявляют свои свойства полностью только после того, как покупатель приобретет некоторый навык в их использовании (период обучения). Во-вторых, относительная малочисленность «новаторов», нефункциональность предъявляемого ими спроса, а потому субъективность их выводов, а также

^Ялли^риЖсл иЯЯоваи/ий

26 (191)- 2010

коммуникационные барьеры между основными потребительскими группами снижают скорость распространения информации и формирования широкого спроса.

Еще одна причина связана с «конфликтом поколений» зарождающихся и предшествующих инноваций при наложении их жизненных циклов друг на друга. В первый период появления новой продукции условия исполнения и сроки ранее заключенных контрактов с дистрибьюторами, как правило, отстают от происходящих изменений конъюнктуры. Поэтому сбытовые сети еще продолжительное время нацелены не на продвижение новинок, а на сбыт морально устаревших товарных излишков. А формальные каналы распространения рыночной информации в этот период продолжают удерживать основное внимание потребителей на многочисленных модификациях продуктов предыдущего поколения (сознательное искажение информации). В результате снижение информационной асимметрии (следовательно, формирование спроса) связано с нелинейным характером ее временной, средовой и пространственной диффузии.

Асимметрия информации на рынке продуктовых инноваций имеет ряд отличий от классической асимметрии рынка «лимонов». Во-первых, на рынке инноваций информация о потребительских свойствах продукта вначале исходит от производителя и потому является априорной. А потому вначале объективного представления об инновационном продукте не имеет ни продавец, ни покупатель. Более того, с началом продвижения новой продукции продавец нередко удерживает информацию о ней, стремясь вначале избавиться от излишков товара предшествующего поколения. Во-вторых, асимметрия информации о продуктовых новинках обусловлена неравномерностью ее распределения между основными потребительскими группами. О выделении пяти таких групп по их покупательской активности известно из большинства учебников по маркетингу («новаторы», «ранние последователи», «раннее большинство», «позднее большинство», «инертные») [9]. В-третьих, основными каналами распространения рыночной информации являются личные контакты и иные неформальные источники. Поэтому суждения о преимуществах тех или иных продуктов складываются под влиянием достаточно субъективных мнений немногочисленных «новаторов» -снобов. В-четвертых, если на рынке «лимонов» асимметрия информации оптимизирует поведение покупателей, вытесняя более качест-

венную продукцию, то на рынке инноваций такая асимметрия вызывает разнохарактерную реакцию соответствующих потребительских групп. В результате динамика спроса на товарные инновации приобретает 8-образный вид.

Однако информационная асимметрия является не единственной причиной нелинейного роста объемов продаж на рынке инноваций. Р. М. Нижегородцев, исследуя роль информации в циклическом развитии технико-экономических систем, обращает внимание на 8-образный характер накопления в них маркетинговой, научной и иной информации [11]. При этом принятие хозяйственных и иных решений, появление новых идей, переход системы в качественно иное состояние и т.д. происходит лишь при накоплении определенного порогового значения количества информации (аналогичным образом происходят переходные процессы и в нейронных (нейро-логистических) сетях [4]). Она модифицирует поведение потребителей и стратегию фирм, сказывается на конкуренции и на эффективности функционирования рынка.

Наконец, асимметрия информации связана с пространственной удаленностью субъектов рыночной деятельности. Так, Т. Хегерстранд показал, что вероятность распространения нововведений связана в первую очередь с расстоянием [21]. Исследуя способы прохождения информации сквозь систему районов и закономерности обмена информацией между районами, он установил, что диффузия расширения происходит за счет непосредственных контактов. Ареал их распространения постепенно расширяется, благодаря чему межличностные и групповые коммуникации становятся более многочисленными и ярко выраженными.

Причинами информационной асимметрии на рынке инноваций являются:

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

- монопольно-олигопольный характер производства, основанный на удержании информационных барьеров между основными производителями;

- временной лаг (период пользования или эксплуатации), в течение которого скрытые качественные характеристики товаров проявляются в полной мере;

- сегментация потребительского рынка, означающая как наличие нескольких покупательских групп, различающихся по своему отношению к инновациям, так и существование между ними социально-коммуникационных барьеров;

- преобладание неформальных каналов распространения информации о новинках в пот-

ребительской среде, вызванное традиционно большим доверием потребителей к участникам социальной сети, нежели официальной информации;

- индивидуальные особенности восприятия инноваций и принятия потребительских решений, в которых немаловажную роль играют психологические и ментальные особенности, а также свойственный людям консерватизм и сопротивление принятию новшеств;

- пространственный фактор. Асимметрия информации о качестве и свойствах вновь созданных продуктов оказывает влияние на динамику развития рынка инноваций, но не приводит к его сжатию, как отмечается в большинс-твепубликаций [2, 19].

В подтверждение этой позиции можно привести данные о состоянии ряда региональных рынков сотовой связи РФ. Емкость рынка г. Москвы и Московской области составляла по состоянию на 31.09.2006 25,866 млн, или 152,3% пользователей (при наличии более двух 81М-карт у части пользователей). Средний уровень доходов 24 ООО руб., уровень потребительских расходов 16 ООО руб. Емкость рынка Кургана — 2,08 млн пользователей, средний уровень доходов — 3 900 руб., потребительские расходы — 2 800 руб.

Период насыщения рынка сотовой связи Европы (от начала распространения до момента стабилизации роста) составил приблизительно 10—11 лет (1997—2007 гг.). При этом умеренный рост наблюдался первые 3—3,5 года; бурный рост — 4 года; угасание (замедление и стабилизация) — 3—3,5 года [3]. Оценивая длительность начальных фаз роста продаж на рынке г. Москвы и Московской области (рис. 3), можно сделать вывод, что стаби-

160 140

г?

ш «С

Рис. 3. Динамика насыщения рынка сотовой связи Европы (а), г. Москвы и Московской области (Ь), г. Кургана (с) [3]

лизация роста здесь наступит также через 10—11 лет (2010—2011 гг.).

Сравним основные параметры процессов, приведенных на рис. 3. Для этого определим скорость диффузии инноваций, динамику, а также интервалы между началом роста продаж на соответствующих рынках. Отставание г. Москвы от Европы составило примерно семь лет, отставание Кургана от Москвы — три года. Скорость насыщения рынка Европы (от начала роста до стабилизации) — 11 лет, г. Москвы и Московской области — 10—11 лет, Кургана — 4,5 года.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Достаточно активное распространение услуг сотовой связи в России (в частности, в г. Москве) в период 2000—2006 гг. совпадает с происходившим в тот период ростом доходов населения при одновременном снижении тарифов на услуги сотовых операторов — результата усиления конкуренции и развития сетевых эффектов.

Отставание начала роста региональных рынков объясняется:

- более низким уровнем жизни населения регионов по сравнению с мегаполисом;

- диффузией рыночной информации;

- активизацией маркетинговыхусилий;

- эффектом «присоединения к большинству»;

- олигополизацией рынка, снижением тарифов, ростом и диверсификацией предложения. Таким образом, косвенно подтверждается, что

асимметрия информации на рынке новых продуктов имеет нелинейно снижающийся характер, обусловленный особенностями как внутрисредовой, так и пространственной диффузии. Эффект «присоединения к большинству» имеет место в макропространстве, где активным, а затем пассивным большинством являются региональные рынки. Тем самым получила свою информационную и пространственно-временную интерпретацию концепция диффузии инноваций Т. Хегерстранда [21] — от центров концентрации потребителей к менее развитым и малочисленным, но более динамичным региональным рынкам.

Как отмечал Дж. Стиглиц, по мере того как менялась структура экономики — с переходом от аграрной экономики к промышленной, а затем информационной — возрастало

§ ю о со о со о 1 оо о

с^ сч

V© К )!£ ее 2 5 а V© к 1 2 1 а

со £ со

о е о е

значение ограниченности рыночного механизма, особенно роль тех ограничений, которые связаны с несовершенной и асимметричной информацией [14]. Информационная экономика основана на инновациях, а следовательно, сказанное Дж. Стиг-лицем в полной мере относится к рассмотренному рынку радикально новых товаров.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Асимметрия информации проявляется в сферах, где потребитель не может контролировать производителя. Отсутствие полной и недостоверной информации не позволяет индивиду сделать оптимальный выбор и максимизировать свою полезность. Поэтому состояние Парето-оптималь-ности в потреблении и производстве становится недостижимым. В той или иной мере асимметрия информации присутствует на всех рынках, только в одних случаях ее действие ничтожно, в других — весьма значительно. Разные рынки имеют разную степень информационной асимметрии.

Принято считать, что наибольшей информационной асимметрией обладают рынки подержанных товаров и рынки труда. По мнению автора, рынок радикальных инноваций отличает еще большая асимметрия информации, обусловленная как сегментацией спроса, так и факторами ее внутрисре-довой и пространственной диффузии.

Неравномерное распределение информации оказывает существенное влияние как на поведение участников рынка, так и на механизм его функционирования. Возникающие эффекты информационной асимметрии влияют на рыночные цены и покупательскую активность двояким образом. С одной стороны, цены отклоняются от своих теоретических равновесных значений и не выполняют своей основной регулирующей функции. С другой стороны, объем совершаемых рыночных сделок снижается по сравнению с идеальным «информационно совершенным» рынком.

Неравновесность и ограниченная способность рынка инноваций к саморегулированию обусловливается:

Список литературы

- неэластичностью рынка, связанной преимущественно с монопольно-олигопольным положением производителя (монопольным он является лишь до момента появления субститутов, созданных за счет заимствования базисных технологий, а также конкурентов, преодолевших технологический барьер вхождения в отрасль);

- нелинейностью спроса, исходящей из сегментации потребительской среды (эффекты нефункционального потребления, диффузии информации);

- асимметрией информации внутри потребительской среды;

- циклической динамикой рынка;

- его особым институциональным обустройством (правовая среда, наличие венчурных фондов и компаний, технопарков, индивидуальный набор регулирующих мер и т. д.). Эти причины и факторы в совокупности определяют 8-образный характер спроса на инновации в долгосрочном периоде. Представляется, что такая конфигурация кривой спроса и процесса распространения инноваций определяется совокупным воздействием в основном двух из них — особенностей распространения (диффузии) информации и параметров динамики (инерционности) производственных систем. Первопричина этого видится в сочетании трех факторов: редкости и особых свойствах инноваций; структурной неоднородности потребительского рынка; особенностях восприятия рыночной информации и обмена ею между основными потребительскими группами. В результате этого универсальный механизм самонастройки в начальных фазах жизненного цикла инноваций работает в очень усеченном виде. Это вызывает необходимость применения гибко изменяющихся воздействий со стороны государства, компенсирующего ограниченную способность этого сегмента рынка к эффективному саморегулированию.

1. Акерлоф Дж. Рынок «лимонов»: неопределенность качества и рыночный механизм // THESIS, 1994.

2. Антипина О. Н. Асимметрия информации //Вестник МГУ. Сер. 6. Экономика, 2003. № 2.

3. Афанасьева К. Е., Ширяев В. И. Прогнозирование региональных рынков сотовой связи // Проблемы прогнозирования, 2007. № 5.

4. Борисюк Г. Н. Осцилляторные нейронные сети. Математические результаты и приложения // Математическое моделирование, 1992. № 1.

5. Веблен Т. Теория праздного класса. М.: Прогресс, 1984.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

6. Вороновицкий М. М. Модель стадного поведения при формировании спроса // Экономика и математические методы, 2009. № 1.

7. Головихин С. А. Научные подходы к исследованию спроса и их предложение к управлению спросом на наукоемкую продукцию машиностроительных предприятий //Вестник ЧГУ, 2006. № 5.

8. КейнсДж. М. Общая теория занятости, процента и денег. М.: Гелиос АРВ, 1999.

9. Котлер Ф. Маркетингменеджмент. СПб: Питер Ком, 1999.

10. Лейбенстайн X. Эффект присоединения к большинству, эффект сноба и эффект Т. Веблена в теории покупательского спроса // Теория потребительского поведения и спроса. СПб: Экономическая школа, 1993.

И. Нижегородцев Р. М. Информационная экономика. Монография. Информационная Вселенная. Информационные основы экономического роста. Москва — Кострома, 2002.

12. РобинсонДж. М. Экономическая теория несовершенной конкуренции. М.: Прогресс, 1986.

13. СтиглицДж. Асимметрия Информации и Экономическая Политика // URL: http://www. project-syndicate. org/print_commentary/stiglitz9/Russian.

14. СтиглицДж. Ревущие девяностые. Семена развала. М.: Современная экономика и право, 2005.

15. ТомпсонА., ФормбиДж. Экономикафирмы. М.: БИНОМ, 1998.

16. Чемберлин .Э.ХТеория монополистической конкуренции (Реориентация теории стоимости). М.: Экономика. 1996

17. Экономика знаний и инноваций: перспективы России / под ред. А. В. Бузгалина. М.: Эконом, ф-т МГУ, ТЕИС, 2007.

18. Ясинский Ю. М., Тихонов А. О. Асимметрия информации: смещенные рынки и типы макроэкономической динамики // Экономика и математические методы, 2009. № 3.

19. Becker G. S. A Note on Restaurant Pricing and Other Example on Social Influence on Price // J. of Polit. Econ., 1991, Vol. XCIX.

20. EverettM., RogersE. Diffusion oflnnovations, NewYork: Free Press, 1983.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

21. Hagerstrand T. Innovation diffusion as a spatial process. Chicago: University of Chicago Press, 1968.

22. Myrdal G. Asian Drama: An Inquiry into the Poverty ofNations. N. Y, 1968.

23. Nurkse R. Problems of Capital Formation in Underdevelopment Countries. Oxford University Press, 1955.