Научная статья на тему 'Спецификация прав собственности на земли сельскохозяйственного назначения в условиях реформирования институциональной среды региона'

Спецификация прав собственности на земли сельскохозяйственного назначения в условиях реформирования институциональной среды региона Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
400
54
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Terra Economicus
WOS
Scopus
ВАК
RSCI
ESCI
Область наук
Ключевые слова
ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ МЕТОДОЛОГИЯ / ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ / ПУЧОК ПРАВ СОБСТВЕННОСТИ / ТРАНСАКЦИОННЫЕ ИЗДЕРЖКИ / ОППОРТУНИСТИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ / АГЕНТСКАЯ ПРОБЛЕМА / INSTITUTIONAL METHODOLOGY / INSTITUTIONAL ANALYSIS / A BUNCH OF PROPERTY RIGHTS / TRANSACTION COSTS / OPPORTUNISTIC BEHAVIOR / AGENCY PROBLEM

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Хуртаев К. И.

В статье проводится институциональный анализ эффективности различных способов спецификации прав собственности на землю сельскохозяйственного назначения на примере Кабардино-Балкарской Республики. Обосновывается несоответствие сформировавшегося пучка правомочий собственности на землю сельскохозяйственного назначения, при котором все земли находятся в государственной и муниципальной собственности КБР, традиционно сложившимся неформальным институтам землепользования, которые характеризуются как склонностью к индивидуализму (частным формам собственности на землю), так и к коллективизму (коллективным формам собственности на землю).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Specification of proprietary rights farmland institutional reform in the environment of the region

In article to be spent the institutional analysis of efficiency of various ways of the specification of the property rights to the agricultural purpose earth on an example to the Kabardino-Balkarian Republic. Discrepancy of the generated bunch of competences of the landed property of an agricultural purpose at which all earths are in the state and municipal property KBR, to traditionally developed informal institutes of land tenure which are characterised as propensity to individualism (to private patterns of ownership on the earth), and to a collectivism (to collective patterns of ownership on the earth) is proved.

Текст научной работы на тему «Спецификация прав собственности на земли сельскохозяйственного назначения в условиях реформирования институциональной среды региона»

СПЕЦИФИКАЦИЯ ПРАВ СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЛИ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО НАЗНАЧЕНИЯ В УСЛОВИЯХ РЕФОРМИРОВАНИЯ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ СРЕДЫ РЕГИОНА

ХУРТАЕВ К.И.,

соискатель, кафедра политической экономии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова,

e-mail: kantusha@mail.ru

В статье проводится институциональный анализ эффективности различных способов спецификации прав собственности на землю сельскохозяйственного назначения на примере Кабардино-Балкарской Республики. Обосновывается несоответствие сформировавшегося пучка правомочий собственности на землю сельскохозяйственного назначения, при котором все земли находятся в государственной и муниципальной собственности КБР, традиционно сложившимся неформальным институтам землепользования, которые характеризуются как склонностью к индивидуализму (частным формам собственности на землю), так и к коллективизму (коллективным формам собственности на землю).

Ключевые слова: институциональная методология; институциональный анализ; пучок прав собственности; трансакционные издержки; оппортунистическое поведение; агентская проблема.

In article to be spent the institutional analysis of efficiency of various ways of the specification of the property rights to the agricultural purpose earth on an example to the Kabardino-Balkarian Republic. Discrepancy of the generated bunch of competences of the landed property of an agricultural purpose at which all earths are in the state and municipal property KBR, to traditionally developed informal institutes of land tenure which are characterised as propensity to individualism (to private patterns of ownership on the earth), and to a collectivism (to collective patterns of ownership on the earth) is proved.

Keywords: institutional methodology; institutional analysis; a bunch of property rights; transaction costs; opportunistic behavior; agency problem.

Коды классификатора JEL: B52, Q15.

© Хуртаев К.И., 2010

ТЕRRА ECONOMICUS ^ 2010 ^ Том 8 № 2 Часть 2

ТЕRRА ECONOMICUS ^ 2010 ^ Том 8 № 2 Часть 2

При анализе пучка прав собственности на землю институциональная методология позволяет рассматривать взаимодействие прав собственности с системой стимулов и экономическим поведением, выявлять степень воздействия различных структур прав собственности на систему стимулов агента хозяйственной деятельности. В конечном счете система, формы собственности на землю определяют систему стимулов и эффект ее воздействия на результаты экономической деятельности в том или ином укладе хозяйствования. Альтернативные системы собственности предполагают разный уровень трансакционных издержек на один и тот же вид хозяйственной деятельности. При государственной собственности на землю отсутствует тесная корреляция между поведением индивидуальных совладельцев государственной собственности и результатами ее использования, члены общества, недостаточно заинтересованы в контроле результатов использования государственной собственности, так как недостаточна спецификация прав собственности, происходит их размывание. Об этом свидетельствует, например, относительно низкая отдача сельскохозяйственных земель, относительно низкая их продуктивность в условиях государственной собственности на землю.

В связи с недостаточной заинтересованностью индивидуальных совладельцев государственной собственности на землю и другие факторы производства в контроле результатов их использования, у них меньше стимулов контролировать поведение наемных управляющих (бюрократов), которым делегированы права пользования (говоря конкретнее, меньше стимулов к тому, чтобы в выполнении функций контроля стали специализироваться именно те члены общества, которые обладают сравнительными преимуществами в этом роде деятельности). Вследствие неэффективного контроля поведения управляющих, у тех появляется больше возможностей злоупотреблять своим положением в личных интересах, т.е. увеличивается вероятность оппортунистического их поведения.

Например, в колхозе «Путь коммунизма», в селении Безенги Черекского района КБР, который к моменту своей ликвидации стал носить имя Аттоева (знаменитого чабана), никогда меньше 12-14 тысяч овец не было. Была еще отара яков, завезенных с Алтая, которая насчитывала от полутора до трех тысяч голов по разным данным, две дойных фермы, около 900 голов крупного рогатого скота. Селу дали землю в Терском (320 га) и Прохладненском (700 га) районах КБР. Техники на одном терском участке было пять-шесть комбайнов и 15 тракторов, 30 тракторов в Безенги, 30 грузовых машин. Ликвидация колхозной системы в Безенги прошла, как и во всей республике, — без выделения паев, с постепенным распадом хозяйства. Колхоз имени Аттоева был сначала трансформирован в коллективное долевое предприятие без выделения долей, потом — в ГУП «Племенной завод». Сегодня это частное предприятие. У ГУП не осталось никакой техники. На пяти тысячах гектаров стоит три отары овец (при минимальной «емкости» — десять) и около 1200 яков. Из них «колхозных» — около двух тысяч голов овец и семьсот яков. Остальные принадлежат

чабанам. За свою работу на таинственный «Госплемзавод» они получают зарплату около 2000 рублей в месяц и право держать свой гурт на «колхозных» землях.

Вывод о размывании прав собственности в условиях государственной собственности на землю лежит в основе политики разгосударствления собственности на землю. В основе осуществления такой политики может лежать полное или частичное отчуждение государства от правомочий собственности на землю. При частичном отчуждении государство может передать право пользования землей арендаторам, сохраняя за собой основной пучок прав собственности (права владения, распоряжения и др.). Именно такой путь спецификации прав собственности был взят за основу земельных преобразований в Кабардино-Балкарской Республике, где был наложен мораторий на передел земель, закрепленных за селами и хозяйствами. Конституционно объявлено, что земля, ее недра, леса являются объектами государственной муниципальной собственности. Было установлено, что «приватизация земельных участков сельскохозяйственного назначения, находящихся в государственной собственности КБР и муниципальной собственности, может осуществляться по истечении 49 лет с момента вступления данного закона». В течение этого периода формируется рынок прав собственности (рынок аренды земли). Такие реформы воздействуют на внутреннюю организацию различных типов предприятий, создавая условия для изменения структуры прав собственности; изменения прав собственности приводят как к позитивным, так и негативным организационным экстерналиям (следствиям).

Критики арендного подхода к реформированию земельных отношений выступали за приватизацию сельскохозяйственных земель. В качестве аргумента они используют то, что аренда земли в КБР не дает желаемых результатов. Структура прав собственности на землю, когда земля может использоваться крестьянином только на правах аренды, т.е. когда из трех известных правомочий: право владения, право пользования и право распоряжения, крестьяне обладают только правом пользования, не создает стимулов и мотивов для эффективного использования земли, для повышения ее плодородия. Так же негативно влияют на стимулы и плохая защищенность правомочий собственности на землю арендаторов, плохая спецификация прав собственности на землю. В условиях краткосрочной аренды арендатор не имеет уверенности, что по истечению срока аренды договор аренды удастся продлить. И возможность продления договора аренды земли будет еще меньше, если арендатор вложит средства в повышение качества земли, ее плодородие. В этих условиях государственный чиновник, распоряжающийся землей, постарается извлечь административную ренту из своего положения, либо потребовав взятку за продление договора, либо отдав за взятку эту землю другому арендатору. При долгосрочной аренде, когда крестьянин обладает наряду с правомочиями пользования и правомочиями управления, нередки случаи расторжения договора аренды, если арендатор не обладает родственными связями с государ-

ТЕRRА ECONOMICUS ^ 2010 ^ Том 8 № 2 Часть 2

ТЕRRА ECONOMICUS ^ 2010 ^ Том 8 № 2 Часть 2

ственным чиновником, распоряжающимся землей или не платит ему взятку, что также не стимулирует его к вложению средств в повышение плодородия почвы. Положительная рента использования земли арендаторами, которые ориентируются не на предельный продукт земли, а на его средний продукт, приводит к хищническому ее использованию и истощению. Все это выливается в отрицательную ренту использования земли в последующие годы. Эта ситуация в институциональной экономической теории называется «трагедией общин» — хищническое использование общей (в нашем случае государственной) собственности. Не соблюдается маржинальный принцип использования земель. Это повышает трансакционные издержки сельскохозяйственного производства, себестоимость производимой продукции, снижает рентабельность и конкурентоспособность.

Сторонники приватизации сельскохозяйственных земель и установления на нее полной частной собственности считают, что таким образом обеспечивается полная спецификация прав собственности, устраняется так называемое размывание прав собственности, повышается степень воздействия прав собственности на систему стимулов экономического агента и обеспечивается эффективное использование и распределение ресурса (земли) в экономике, исключительность права ее отчуждения.

Сторонники другой точки зрения считают, что такая исключительность прав отчуждения по отношению к землям сельскохозяйственного назначения может привести и к ряду негативных для общества последствий (отрицательных внешних эффектов): спекулятивному использованию земли, передаче земли в несельскохозяйственное использование, концентрации земли в руках крупных бизнесменов и превращению крестьян в наемных работников и др. В связи с этим даже в странах с развитыми отношениями частной собственности нет исключительности права отчуждения на земли сельскохозяйственного назначения, нет полной частной собственности на землю, полной спецификации прав собственности на нее. Государство налагает односторонний и принудительный характер ограничения прав собственности на землю с целью уменьшения отрицательных внешних эффектов и трансакционных издержек в условиях несостоятельности рынка земли. То есть частная собственность формируется на основе внедрения таких формальных институтов, которые ограничивают пучок прав собственности на землю.

Вследствие столкновения указанных позиций в республике утвердилась система правомочий в области владения, распоряжения, использования земли и других сельскохозяйственных ресурсов, характеризующаяся как «приусадебная экономика», в которой хозяйства населения организуют процесс производства на принадлежащих им землях и участках, получаемых в пользование на основе официальных и теневых взаимоотношений с руководством предприятий и представителями местных органов власти.

Вот как охарактеризовал «приусадебную экономику» в КБР руководитель Центра социально-экономических исследований региона Д. Соколов [3]. Общий объем приусадебной экономики точно определить невозможно — слиш-

ком много случайностей и флуктуаций: неурожай, нестабильная ситуация на рынке, низкая культура сельскохозяйственного производства. Колхозная система хозяйствования распалась, а новая, рыночная, в отсутствие прозрачных отношений собственности на землю и других необходимых для формирования и развития современных аграрных предприятий институтов, пока существует на низком технологическом и организационном уровне.

1) Нет техники (распродана при реструктуризации колхозов, на покупку новой нет средств и т.п.), во многом утрачены высокие стандарты землепользования.

2) Нет кредитов (нет земли и техники — нечего закладывать).

3) Нет инфраструктуры (дорог, транспорта, хранения, переработки, это ограничивает и поголовье скота, и, соответственно, спрос на корма). Система отгонного животноводства разрушена, и ее восстановление требует не только предприимчивости, но и политической воли. КРС и даже овцы выгоняются либо на поляны прямо около населенных пунктов, либо гонятся на «ближние» пастбища, дальние сенокосы тоже не доступны. Необходимость много времени держать скотину в стойлах требует большого количества корма на ее выращивание.

4) Нет рынка сбыта продукции приусадебных хозяйств, даже для более крупных игроков, которыми являются фермеры, главные рынки сбыта доступны только через систему перекупщиков (в республике нет городской агломерации, способной обеспечить спросом и инфраструктурой собственный рынок, — Нальчик не смог стать торговой и логистической столицей хозяйственного комплекса республики и обеспечивает скорее сбыт импортируемых в регион товаров и услуг).

5) На существующие рынки высока «цена входа», транспортировка продукции при экспорте в другие регионы рискованная и дорогая. Животноводство, овощеводство и полеводство развиваются в рамках приусадебных хозяйств, практически нет кооперации, тем не менее домохозяйства и частные арендаторы (фермеры) смогли восстановить от 30 до 50% поголовья скота, обработана почти вся пригодная для земледелия земля вблизи поселений.

Самостоятельная сельскохозяйственная деятельность почти 90% жителей КБР приносит от 15 000 до 26 000 руб. подушевого годового дохода, не считая почти полного обеспечения продуктами питания семей и целых социальных сетей близких и дальних родственников. Таким образом, доход от приусадебной экономики составляет сумму, сопоставимую с годовым бюджетом республики (15-25 млрд рублей).

В описанных выше непростых условиях сформировались те возможные хозяйственные модели, которые, конечно, не позволяют наращивать капитализацию домохозяйств, но в среднем обеспечивают выживание большей части населения. Вот эти модели:

ТЕRRА ECONOMICUS ^ 2010 ^ Том 8 № 2 Часть 2

ТЕRRА ECONOMICUS ^ 2010 ^ Том 8 № 2 Часть 2

1) Выращивание овощей на приусадебных участках или на арендованных или распределенных по жребию близлежащих огородах (от 10 соток до нескольких гектаров).

2) Приусадебное садоводство (яблоки, груши и т.д.). Большинство домохозяйств ограничиваются стандартными 10 сотками, собирая с них, например, 150 ящиков яблок.

3) Откармливание КРС (несколько месяцев держат на летнем пастбище, потом — в стойле, эффективность зависит от того, может ли хозяин получать сено и корма по низким ценам — например, когда есть «семейные сенокосы»).

4) Производство молочных продуктов, которые в основном идут на нужды семьи, родственникам в город, но есть и торговля — через перекупщиков, иногда житель села ездит в город на работу, скупает молочные продукты у соседей и в городе утром продает во дворах прямо из машины, его уже ждут к определенному времени.

5) Овцеводство возможно только ближе к горам и эффективно, если удается держать отару круглый год на пастбищах.

6) На птице специализируются в Ставропольском крае, но и в Кабардино-Балкарии для себя держат курицу, гусей. По республике есть целая сеть боен, где птицу забивают и продают.

7) Есть и разные узкие специальности. Кто-то ремонтирует технику, у кого-то есть личный трактор и он пашет соседям по тысяче рублей за 10 соток, если есть сенокосилка — заготавливают сено на всех, кто-то сельский каменщик, кто-то шьет бурки, кто-то забивает и разделывает быка для организации похорон, кто-то ездит на заработки в другие регионы страны.

Зерноводство — это уже бизнес фермеров и арендаторов, нужно хотя бы несколько десятков, а лучше несколько сотен гектаров распахать и засеять.

Основа приусадебной экономики, личные подсобные хозяйства населения, обладают всеми тремя правомочиями (владения, распоряжения и пользования) и на земли, и на прочие средства производства. Исходя из этого и на основании данных, свидетельствующих том, что ЛПХ, обладая 7,7% обрабатываемых земель сельскохозяйственного назначения, производят 56,5% продукции сельского хозяйства, можно было бы сделать вывод, что реализованная в хозяйствах населения полная частная собственность на землю обеспечивает полную спецификацию прав собственности, устраняет так называемое размывание прав собственности и способствует наиболее эффективному воздействию прав собственности на систему стимулов экономического агента и эффективному использованию, распределению земли в аграрной экономике региона. Сельскохозяйственные организации, обладая 51,4% обрабатываемых земель, производят всего лишь 15,6% сельскохозяйственной продукции. Указанные показатели не всегда являются показателями реальной эффективности подсобных хозяйств населения и низкой эффективности сельскохозяй-

ственных организаций. В сельскохозяйственных организациях сильна проблема, которая в неоинституциональном направлении экономической мысли получила название «принципал — агент», когда отсутствует надежный контроль со стороны собственника (государства) менеджера (руководителя сельскохозяйственной организации). Это приводит к оппортунистическому поведению менеджера, который извлекает административную ренту из своего служебного положения, что в целом повышает трансакционные издержки и понижает эффективность сельскохозяйственного производства. Значительная часть земель сдается в аренду без официального оформления, арендная плата присваивается руководителями хозяйств, чиновниками. Вследствие этого в хозяйствах населения оказываются заниженными показатели реально используемых для производства земельных площадей, а в сельскохозяйственных организациях, наоборот, производственные площади в отчетности завышены. Агентская проблема в сельском хозяйстве проявляется в хищении средств посредством искажения финансово-экономической отчетности деятельности хозяйства, списания непропорционально больших средств на чрезвычайные ситуации, ненадлежащем выполнении своих должностных обязанностей и т.д. Работники сельскохозяйственных организаций также ведут себя оппортунистически, выполняя свои обязательства не в должных объемах (воровство имущества организации и т.д.).

Хозяйства населения нельзя рассматривать в качестве наиболее перспективной организационно-правовой формы хозяйствования также и потому, что они показывают свою живучесть высокой ценой, ценой самоэксплуатации: чрезмерно интенсивного труда, ненормированного рабочего дня без выходных и праздников, использования в основном только ручного труда, примитивных средств производства. Однако спецификация прав собственности на землю и прочие средства производства, при которой все три основных правомочия принадлежат крестьянину, способствует повышению у крестьян стимулов к более рациональному использованию земли и других ресурсов.

Таким образом, можно сделать вывод о несоответствии сформировавшегося пучка правомочий на землю, при которых все земли сельскохозяйственного назначения находятся в государственной и муниципальной собственности КБР, традиционно сложившимися в КБР неформальными институтам землепользования, характеризующимися исторически сформировавшимися традициями как индивидуализма, так и коллективизма. Имеет место несоответствие правомочий сформировавшейся институциональной среде и при другой крайности, когда основная часть валовой продукции сельского хозяйства производится в «приусадебной экономике» (в личных подсобных хозяйствах). Необходимо обеспечить преемственность по отношению к исторически сложившимся формам землепользования и организационным структурам хозяйствования.

На основе учета опыта других субъектов Федерации при проведении аграрной реформы и с учетом допущенных просчетов необходимо проводить целенаправленную и последовательную работу по установлению рациональных

ТЕRRА ECONOMICUS ^ 2010 ^ Том 8 № 2 Часть 2

ТЕRRА ECONOMICUS ^ 2010 ^ Том 8 № 2 Часть 2

пропорций между различными формами собственности на землю и базовыми хозяйственными укладами (корпоративным, кооперативным, государственным и частными) и тем самым формировать эффективную институциональную среду развития сельского хозяйства.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бренделева Е.А. Неоинституциональная теория. М.: ТЕИС, 2003.

2. Жиругов Р. Концепция земельных преобразований в Кабардино-Балкарской Республике. 2007 г. // www.zapravakbr.ru.

3. Соколов Д. Параллельные миры // Фронтир. Вып. 1. С. 7-11.

4. Харрисон Ф. Политические и экономические последствия приватизации земельной ренты // Проблемы современных земельных отношений в России. Лондон; СПб., 1996.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.