Научная статья на тему 'Специальный правовой статус как критерий классификации субъектов правоотношений'

Специальный правовой статус как критерий классификации субъектов правоотношений Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
1160
272
Поделиться

Текст научной работы на тему «Специальный правовой статус как критерий классификации субъектов правоотношений»

Раздел 3. Частное право, договорное регулирование

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРАВОВОЙ СТАТУС КАК КРИТЕРИЙ КЛАССИФИКАЦИИ СУБЪЕКТОВ ПРАВООТНОШЕНИЙ

Р.П. Мананкова

(профессор кафедры гражданского права Томского государственного университета, доктор юридических наук, профессор)

В теоретических исследованиях понятие правового статуса анализируется как одно из центральных. Свидетельством сложности самого явления, которое необходимо охватить понятием «правовое положение» личности, служит многообразие мнений о его содержании. Предложено немало конструкций, каждая из которых представляет правовой статус в качестве одного из вариантов сочетания таких структурных элементов, как правосубъектность (или только правоспособность), права, свободы и обязанности, гражданство, принципы, гарантии, ответственность и др. Оформились, по существу, две полярные позиции. Для первой, так называемой узконормативной, характерно понимание правового статуса как совокупности прав и обязанностей. Сущность второй позиции, представленной несколькими разновидностями, выражается в довольно широком наборе различных правовых явлений наряду с правами и обязанностями. Например, по мнению Н.И. Матузова, в понятие правового статуса личности входят следующие основные элементы, составляющие его содержание и структуру: 1) соответствующие правовые нормы; 2) правосубъектность; 3) общие для всех субъективные права, свободы и обязанности; 4) законные интересы; 5) гражданство; 6) юридическая ответственность; 7) правовые принципы; 8) правоотношения общего (статусного) характера [1, с. 59].

При всем многообразии мнений по вопросу о содержании правового статуса отчетливо выступает один общий момент

- права и обязанности единодушно называются в качестве обязательного элемента.

В литературе довольно часто обращается внимание на некоторую произ-

вольность в определении структуры и содержания правового статуса. Сторонники широкой трактовки считают, что правовой статус включает все юридические возможности, предоставляемые гражданину государством. Представляется, что это не так. Во-первых, противоречивым оказывается основной тезис о том, что правовой статус как обобщающее собирательное понятие «охватывает всю сферу юридических связей и отношений между личностью и обществом, включает в себя всю совокупность правовых средств, с помощью которых государство определяет и закрепляет положение человека в данной системе общественного устройства». С одной стороны, и это несомненно, данное понятие отражает реально существующее явление

- положение человека в обществе, с другой - о правовом статусе говорят как о совокупности средств, с помощью которых это положение закрепляется. Во-вторых, отсутствуют критерии, по которым производится отбор элементов, составляющих правовой статус.

В качестве критерия можно было бы, как нам кажется, взять одно из общепризнанных свойств правового статуса - равенство правовых возможностей, предоставленных личности в демократическом обществе. Если правовой статус един, одинаков для всех членов общества, то и каждая из заключенных в нем возможностей должна обладать признаком всеобщности. Необходимость ориентации на равенство правовых возможностей как на критерий, по которому могли бы отбираться элементы правового статуса, формирующие его структуру, обусловливается самой сущностью исследуемого правового явления и его назначением в обществе.

Требованию всеобщности отвечает такое общественно-юридическое свойство, как правоспособность. Имеется в виду общая правоспособность как абстрактная, равная для всех возможность (способность) быть носителем прав, свобод и обязанностей. Формами проявления и существования общей правоспособности гражданина являются отраслевые правоспособности. Общая правоспособность, будучи равной и гарантированной для всех граждан, должна включаться в правовой статус как его необходимый элемент. Вторым элементом правового статуса являются основные права, свободы и обязанности. Нормы права, правовые принципы, гарантии и ряд других правовых категорий, называемых сторонниками широкого понимания правового статуса в качестве его элементов, несомненно, взаимосвязаны как между собой, так и с правовым статусом. Но это все самостоятельные правовые явления, каждое из них занимает свое определенное место в механизме правового регулирования.

Произвольное включение в структуру правового статуса таких разнопорядковых правовых явлений, как нормы права, правовые принципы, гарантии реализации прав, гражданство и др., заметных результатов не дает, каждая из этих категорий в статусе «не работает» именно как его элемент; по сравнению с обычной своей служебной функцией ничего не привносит. Сама же конструкция правового статуса выглядит как громоздкое, расплывчатое образование, роль которого трудно определить. Правовой статус (каким бы образом ни определялось его содержание), рассматриваемый как единая обобщающая категория, как модель, одинаково применимая для характеристики положения любого гражданина, не может охватить всего разнообразия возможностей, предоставляемых личности нормами права. Для этого, по-видимому, необходимы ка-кие-то дополнительные правовые средства либо принципиально иной подход к самой конструкции правового статуса. Именно в этом направлении и развивается сейчас теория правового положения личности. Многие ученые рассматривают правовой

Раздел 3. Частное право, договорное регулирование статус как сложное, многовидовое образование: в частности, выделяются такие его разновидности, как общий, специальный и индивидуальный правовые статусы. Это направление в разработке проблемы правового положения личности в обществе представляется плодотворным, способным результативно завершить довольно затянувшуюся дискуссию о понятии правового статуса.

Общий правовой статус как юридическая категория - это исходная, определяющая позиция личности, это свидетельство равных правовых возможностей любого члена общества. Поэтому элементами его содержания могут быть только такие правовые явления, которыми обладают все и каждый, т.е. общая правоспособность и основные права, свободы и обязанности.

Наряду с понятием «общий правовой статус» в правовой научный оборот начинает все шире внедряться термин «специальный правовой статус». Им обозначают обычно особое правовое состояние личности, обусловленное в самом общем плане выполняемой ею социальной ролью.

В переводе с латинского языка слово «модус» может употребляться в праве в следующих значениях: 1) положение, 2) мера, образ, способ. Термин «правовой модус» как синоним специального правового статуса представляется более удачным и удобным для научного оборота. Будучи довольно точным, определяющим именно меру специфических прав и обязанностей, особое положение определенных категорий людей, он позволяет обогатить в известной степени понятийный аппарат, сравнительно бедный, как уже отмечалось в литературе, для отражения всего многообразия правовых ситуаций, в которых оказывается личность.

В правовом модусе должна закрепляться не просто социальная, а именно правовая роль личности. Имеется в виду роль, получившая специальное правовое оформление (пенсионер, молодой специалист), а не просто фиксацию (приобретение билета в кино). Безразличные праву состояния и функции (друг, сосед, одноклассник), естественно, в правовом модусе отражать не име-

Юридическая наука и правоохранительная практика ет смысла. Модус должен характеризовать определенную систему социальных связей, в которых оказывается личность, а не одно какое-либо общественное отношение.

Идея правовых модусов получила определенную поддержку и развитие в науке, особенно заметна активизация отраслевых исследований. Однако и масштабы их, и полученные частные, как правило, выводы свидетельствуют лишь о начальном этапе научных разработок проблемы специального правового статуса.

Выделение правового модуса как самостоятельного правового явления ставит в число первоочередных вопрос о его содержании. В литературе этот вопрос, по существу, не обсуждается, скорее всего, потому, что понятие и содержание исследуемого явления логически отождествляются. Если модус в большинстве случаев понимается как специальные права и обязанности определенной категории людей, то, следовательно, содержание его составляют именно эти права и обязанности. Между тем для отождествления понятия любого явления и его содержания нет оснований, несмотря на их взаимосвязь.

Понятие - это форма (способ) обобщения предметов и явлений; мысль, представляющая собой обобщение (и мысленное выделение) предметов некоторого класса по их специфическим (в совокупности - отличительным) признакам; это целостная совокупность суждений о каком-либо объекте, ядром которой являются суждения, отображающие существенные признаки. Содержание понятия - это отображенная в сознании совокупность свойств, признаков и отношений предметов, ядром которых являются отличительные существенные свойства, признаки и отношения.

То обстоятельство, что правовой модус выделяется как самостоятельное правовое явление, наряду с общим правовым статусом, дает основание полагать, что его научное понятие тоже имеет свое собственное содержание.

Специфика прав и обязанностей - это существенный и наиболее заметный признак правового модуса. Но это только при-

знак, с учетом которого можно обобщить все однородные правовые явления, т.е. вывести понятие правового модуса. Это понятие может быть дано в результате анализа всех существенных признаков. Однако оно не должно отождествляться с самими существенными признаками или с одним из них, как это сейчас происходит.

Специфические права и обязанности

- это лишь элемент содержания правового модуса. Сводить все его содержание только к совокупности прав и обязанностей, хотя и специфических, вряд ли верно. Такая позиция уязвима прежде всего потому, что ставит под сомнение саму постановку вопроса об особом правовом положении субъекта: традиционная конструкция субъективных прав и юридических обязанностей здесь фактически лишь по-новому именуется.

Содержание правового модуса (специального правового статуса) не исчерпывается только совокупностью прав и обязанностей. Оно, по нашему мнению, включает в себя еще один элемент, а именно специальную правоспособность. Как самостоятельное правовое понятие она признается далеко не всеми авторами. Большинство ученых отождествляет специальную правоспособность с отраслевой, являющейся формой существования общей правоспособности.

В гражданско-правовой литературе понятие специальной правоспособности используется обычно при характеристике юридического лица как субъекта гражданского права. Специальная правоспособность юридического лица - это способность выступать субъектом различных по своей отраслевой принадлежности прав и обязанностей в соответствии с целями деятельности и в пределах, установленных законом. В этом смысле специальная правоспособность не может отождествляться с отраслевой, гражданской правоспособностью, а приобретает значение межотраслевого обобщающего понятия. Представляется, что в таком же значении понятие специальной правоспособности можно применить и для характеристики правового положения личности. Имеется в

виду положение, обусловленное социальными, служебными, семейными и иными различиями. Конечно, иногда особенности юридического положения отдельных категорий граждан укладываются в рамки одной отрасли (например, статус обвиняемого определен нормами уголовного процессуального права). В этом и подобных случаях специальная правоспособность выступает как отраслевая, т.е. как способность соответствующих субъектов иметь специфические права и обязанности, предусмотренные нормами одной конкретной отрасли.

Значительно чаще возникает необходимость в определении специального правового статуса таких субъектов, которым посвящены нормы нескольких отраслей права, например инвалидов, студентов и др. Главное, конечно, не в том, одной или несколькими отраслями права определяется специальная правоспособность, а в специфике самих прав и обязанностей, способностью быть носителем которых субъект наделен. Способность гражданина иметь права и льготы и иные предоставления либо ограничения, предусмотренные нормами соответствующих нескольких отраслей права, и есть специальная правоспособность.

Специальная правоспособность оказывается необходимой и проявляет себя в тех случаях, когда «не срабатывает» общая правоспособность. Например, право заслуженного изобретателя республики на дополнительную жилую площадь нельзя включать в содержание гражданской отраслевой правоспособности; это право составляет элемент специальной правоспособности данного вида субъектов наряду с иными правами, льготами и другими мерами государственного поощрения.

Общая и специальная правоспособности взаимосвязаны: специальная правоспособность предполагает наличие общей и поэтому может рассматриваться как производная от последней правовая категория. Различия между ними могут быть проведены по нескольким признакам: по кругу лиц, по основаниям и моменту возникновения, а также по их содержанию. Сходс-

Раздел 3. Частное право, договорное регулирование тво проявляется в их функциях: обе они

- элементы правового статуса гражданина. Общая правоспособность представляет собой элемент общего правового статуса наряду с основными правами, свободами и обязанностями; специальная правоспособность выполняет ту же роль в содержании специального правового статуса, т.е. входит в него как один из элементов. Содержание правового модуса следует, по нашему мнению, определять по аналогии с содержанием общего правового статуса, т.е. в том и другом случае выделять правоспособность (общую и специальную) и права и обязанности (основные и специальные). Специальная правоспособность возникает с оформлением принадлежности гражданина к соответствующей социальной группе.

Специальный правовой статус (правовой модус) свое выражение находит в специальной правоспособности и особых правах и обязанностях граждан. Сами же эти права (их можно назвать модусными)

- именно субъективные права, а не элементы правоспособности. Они возникают на основе специальной правоспособности и обусловлены соответствующими юридическими фактами.

Специфическими правами наделяются не все граждане, а лишь те, чья принадлежность к той или иной социальной группе уже получила необходимое правовое оформление (установлена инвалидность, заключен трудовой договор, зарегистрирован брак). Факты подобного рода, несомненно, правообразующие, их объединяет одна и та же служебная роль: закрепление принадлежности конкретного гражданина к определенной категории. Их можно назвать фактами принадлежности. Возникновение специфических прав и в конечном счете формирование правового модуса обусловливаются исключительно фактами принадлежности.

Квалификация модусных прав как субъективных, разумеется, не освобождает от обязанности показать их специфику и, в частности, отграничить эти права от субъективных прав в конкретных правоотношениях. Модусное право не персонифициро-

Юридическая наука и правоохранительная практика вано, его носителем является любой член соответствующей общественной группы, тогда как в конкретных правоотношениях управомоченные субъекты всегда индивидуализированы. Для модусных прав характерны неотчуждаемость, неотъемлемость и равенство для всех лиц, относящихся к данной социальной общности; в конкретных правоотношениях таких признаков у субъективных прав в большинстве случаев нет. Конечно, есть и неотчуждаемые конкретные субъективные права, но их совсем немного. Что же касается равенства и объема, то об этом говорить не приходится. Все модусные права имеют абсолютный характер, им соответствуют конституционные обязанности всех граждан «уважать личность», «уважать права и законные интересы других лиц».

Правовой модус - это правовое положение лица до вступления в конкретное правоотношение, это весь комплекс возможностей, предоставляемых любому члену соответствующей социальной группы. Реализация всех этих возможностей происходит в рамках различных конкретных правоотношений, т.е. один правовой модус может быть предпосылкой целого ряда правоотношений. Однако носитель модусного права не обязан по общему правилу использовать все заложенные в этом праве возможности получения каких-либо благ. Известно, что многие участники Великой Отечественной войны долгое время сознательно не пользовались предоставленными им льготами. В то же время мо-дусное субъективное право - это право наличное, оно является предпосылкой права в конкретном правоотношении. Переход модусного права в конкретное правомочие осуществим только через юридический факт. В большинстве случаев таким фактом должен быть волевой акт, основанный на желании управомоченного приобрести соответствующее благо. Все изложенное позволяет говорить о самостоятельном характере модусных субъективных прав, образующих наряду со специальной правоспособностью содержание правового модуса. Правовой модус имеет, таким образом, двучленную структуру. Единство

составляющих его элементов - это каркас (скелет) содержания модуса.

По отношению к общему правовому статусу специальный статус выполняет, по крайней мере, две основные функции. Он может дополнять общий правовой статус. Например, инвалиды войны наряду с общими для всех граждан возможностями имеют целый комплекс льгот. Характерно, что, предоставляя дополнительные права, закон не возлагает на указанную категорию никаких дополнительных обязанностей. Специальный правовой статус может ограничивать общий правовой статус; таковы статусы обвиняемого, подсудимого, осужденного. Во всяком случае общий правовой статус остается основой, необходимой предпосылкой существования специального правового статуса, который, в свою очередь, конкретизирует положение субъекта. И чем больше степень конкретизации, тем выше эффективность правового регулирования. Не вызывает сомнений целесообразность изучения всего комплекса многоотраслевых правовых связей, в которых может участвовать гражданин. В связи с этим встает вопрос об аспекте исследования. В принципе и здесь можно использовать традиционный подход к проблеме с позиции правоотношения. Однако в данном случае он может оказаться малоэффективным потому, что не свободен от воздействия сугубо отраслевых моментов (предмета, метода) и связан с необходимостью учета всех элементов правоотношения. Напротив, конструкция правового модуса и в научных целях представляется наиболее предпочтительной. Она позволяет сосредоточить внимание на однородных правовых явлениях, и в первую очередь на правах и обязанностях независимо от их уровня и отраслевой принадлежности. Кроме того, это может облегчить выявление взаимозависимости соответствующих отраслевых правовых связей, а также их систематизацию. Именно правовой модус является, на наш взгляд, наиболее оптимальным видом правовой информации об отраслевых правах и обязанностях граждан.

1. Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987.

1 Ш 2009