Научная статья на тему 'Специалисты — «На экспорт»: шведы на уральских заводах'

Специалисты — «На экспорт»: шведы на уральских заводах Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
207
32
Поделиться
Ключевые слова
РОССИЯ / ШВЕЦИЯ / ДРЕВЕСНО-УГОЛЬНАЯ МЕТАЛЛУРГИЯ / RUSSIA / SWEDEN / WOOD-CHARCOAL METALLURGY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Фролова Наталья Станиславовна

В статье рассматривается использование шведского опыта в организации железоделательного производства на Урале в период с XVIII по XX вв. Северная война резко повысила спрос на железо, что ещё больше ускорило строительство заводов как за счёт казны, так и на средства крупных предпринимателей. Быстро развивавшаяся горнозаводская промышленность России нуждалась в специалистах. Источниками формирования на Урале корпуса шведских специалистов были как пленение шведов во время войн, так и приглашение шведов на работу в Россию для организации производственных процессов на металлургических заводах.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Фролова Наталья Станиславовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

‘IMPORT’ EXPERTS: SWEDES AT THE URAL PLANTS

The article deals with Swedish expertise in Ural ironwork engeneering from the 18 th to the 19 th c.c. The Great Northern War considerably increased demand for iron, which brought forth more rapid construction of ironworks in the Urals at the expense of both treasury and large-scale entrepreneurs. Fast-growing mining industry in Russia had a great need for experts. The corps of Swedish experts included both prisoners of war and Swedes hired to set up production at ironworks.

Текст научной работы на тему «Специалисты — «На экспорт»: шведы на уральских заводах»

© 2013

Н. С. Фролова

СПЕЦИАЛИСТЫ — «НА ЭКСПОРТ»: ШВЕДЫ НА УРАЛЬСКИХ

ЗАВОДАХ

В статье рассматривается использование шведского опыта в организации железоделательного производства на Урале в период с XVIII по XX вв. Северная война резко повысила спрос на железо, что ещё больше ускорило строительство заводов как за счёт казны, так и на средства крупных предпринимателей. Быстро развивавшаяся горнозаводская промышленность России нуждалась в специалистах. Источниками формирования на Урале корпуса шведских специалистов были как пленение шведов во время войн, так и приглашение шведов на работу в Россию для организации производственных процессов на металлургических заводах.

Ключевые слова: Россия, Швеция, древесно-угольная металлургия

Ускоренное развитие крупной горной и металлургической промышленности стало одним из важнейших направлений широко задуманной программы Петра I о государственных и экономических преобразованиях выхода страны на международную арену. В первой половине XVIII в. Швеция была ведущей европейской страной по экспорту железа. Россия переняла у Швеции ее фундаментальное открытие, легкую артиллерию, и сумела остановить нашествие в ходе Северной войны. Вместе с артиллерией был заимствован весь сопровождающий ее экономический и культурный комплекс — металлургические заводы и технические школы, регулярная армия и новое административное устройство. "Император Петр... во всем намеревался подражать устройству шведов", — писал генерал Манштейн — хотя и добавлял, что это не всегда удавалось. Как бы то ни было, перенимая шведскую технику и культуру, Россия присоединялась к шведскому культурному кругу, становилась европейской страной1.

В Швеции не существовало ограничений на образование. Однако небольшая страна была не в состоянии обеспечить всех специалистов работой. В XVIII-XIX вв. примерно четвертая часть шведского населения покинула родину в поисках работы. В Россию из Швеции ехали физики и химики, инженеры и механики, ученые и промышленники, открывая широкий полигон для профессиональной деятельности. Развитие промышленности Урала изначально шло при немалом участии шведских специалистов. Во-первых, в результате Северной войны на Урал отправлялись пленные шведы. В ведомости Сибирского приказа, в ведении которого находилась не только Сибирь, но и Приуралье, направленной в 1711 г. в только что учрежденный правительствующий Сенат, сообщалось, что к 1710 г. на Урал прибыло до 17 тысяч пленных шведов. За проживанием шведов на Урале и в Сибири следил сам сибирский губернатор М. П. Гагарин. Некоторых пленных сразу стали использовать на государственной службе. Многие из шведских пленных остались в России на Урале и стали работать по своей профессии.

Фролова Наталья Станиславовна — кандидат исторических наук, доцент, заведующая кафедрой истории России Магнитогорского государственного университета. Е-mail: rushist@masu.ru

1 Козлов 1981, 27.

Во-вторых, уральские металлургические заводы строились с учетом технических достижений и опыта лучших металлургических заводов Западной Европы, в том числе и Швеции. Известно, что у куратора казенных уральских заводов Татищева среди помощников были шведы (Шейнстром, Гаммер, Баск, Шульц), которые помимо металлургии занимались и вопросами строительства.

В-третьих, правительство Петра I довольно часто практиковало посылку своих агентов для найма иностранных мастеров на русскую службу. Так, осенью 1724 г. было решено послать в Швецию, располагавшую хорошо развитой металлургической промышленностью, В. Н. Татищева. Знакомство с финансовым делами в Швеции позволило Татищеву изучить техники и технологии металлургических заводов Швеции, что способствовало росту качества продукции уральских предприятий. Татищев собрал чертежи многих шведских машин, что облегчило ему реконструкцию оборудования на уральских заводах в 1730-е годы, знакомство со шведскими рудниками позволило ему организовать разработку уральских рудников. Наличие опытных квалифицированных кадров руководителей металлургических предприятий и учебных заведений, готовящих подобные кадры — вот, по мнению В. Н. Татищева, в чем заключалась одна из причин успехов шведской железоделательной промышленности. Идеи В. Н. Татищева о необходимости приглашения мастеров из Швеции и обучении там русских учеников оставались актуальны и в начале XIX в.2

18 июля 1762 г. Берг-коллегия разрешила построить Белорецкий доменно-молотовой завод на р. Белой. Мощный завод с одной домной и 14 молотами начал действовать в 1767 г. Основанный тремя братьями Твердышевыми и их зятем Мясниковым Белорецкий горный округ к началу XIX в. состоял из Белорецкого и Тирлянского заводов, а также Кагинского и Узянского.

Мощность только Белорецкого завода по производству чугуна определялось в 1769-1773 годах до 122 тысяч пудов в год. Число рабочих составляло 871 чело-век3. Белорецкий доменно-молотовый завод стал одним из крупнейших заводов не только в компании Твердышевых-Мясникова, но на всем Южном Урале.

Быстро развивавшаяся горнозаводская промышленность России нуждалась в специалистах, которых явно не хватало. В 1873 г. на Южный Урал механиком Тирлянского металлургического передельного завода торгового дома «Вогау и Ко» был приглашен горный инженер, финский швед лютеранского вероисповедания, сын военного врача из города Выборга, Аксель Эмиль Гассельблат (Аксель Эмильевич, Алексей Иванович). Изумительная природа «русской Швейцарии», неисчислимые богатства недр и возможность реализовать свои знания в освоении края на всю жизнь привлекли внимание молодого инженера, ставшего родоначальником уральской ветви рода Гассельблат.

Весной 1876 г. представитель нерентабельного металлургического Пашков-ского завода на Урале Алексей Гассельблат посетил один из первых и наиболее передовой металлургический завод Дегерфорса в Швеции. На заводе Дегерфор-са в то время продолжали использовать ковку двойными печами. А. Гассельбла-ту удалось пригласить для работы на Урале кузнеца Олафа Фриберга и Юхана

2 Юхт 1985, 163.

3 Краткий очерк Белорецкого горного округа, Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии 1896.

Скуга — рабочих завода Дегерфорса и получить чертежи современных шведских печей. После их приезда на Тирлянский завод были построены печи шведского Лагерхельмского-Нанфельдского типа.

В связи с устаревшей технологией производства металла, заводы более 40 лет были убыточны. Предстояло менять технологические процессы, внедрять современные шведские методы выплавки и обработки чугуна и железа. Шведская новая технология трудно приживалась на заводе, где русские рабочие привыкли к традиционной, устаревшей технологии. В 1878 г. Фриберг был командирован на завод Дегерфорса для вербовки специалистов на Тирлянский завод. Ему удалось подписать контракты с 18 шведскими мастерами.

Новая технология постепенно внедрялась, что давало значительный рост производства и увеличение заработков. В первое время на новых печах работало по три шведа, затем — два шведа и русский мастер, затем — один швед и два русских рабочих.

В дальнейшем в Тирлян и Белорецк приезжали новые шведские специалисты. А. И. Гассельблату удалось создать шведскую колонию, в которой жило более 100 человек. Заводское население, состоящее в XVIII в. из выходцев разных губерний, было довольно сплоченным, связанным с данной местностью. Помимо работы на заводах они все занимались сельским хозяйством. Каждый рабочий получал от завода землю для обработки и сенокосы. Заводоуправление, заинтересованное в шведских специалистах, даже предлагало им дома. Работая на заводах, рабочие и их семьи пользовались бесплатным лечением и лекарствами. На Бело-рецком, Тирлянском и Кагинском заводах были даже свои больницы. Для детей устраивались школы. Шведы, создавшие семьи в Тирляне, принимали российское подданство4.

При участии шведских специалистов и мастеровых на Белорецком заводе в 1888 г. было произведено переоснащение передельного производства с заменой старых горнов на 12 ланкаширских (шведских). С постройкою второй печи в 1897 г. увеличилась выделка мартеновского металла, увеличилось вдвое производство литого металла, а вот пудлинговое и кричное производства было сокращены.

На Тирлянском заводе прокатные станы старой системы были не в состоянии переработать весь даваемый чугун, поэтому было решено начать подготовительные работы по постройке нового прокатного стана с соответствующей машиной; предполагалось поставить два стана с 6-ю парами валков и машиной в 450 л.с. Прокатывать предполагалось до 400 тысяч пудов листового железа, что значительно увеличило производительность труда на заводе5.

Поле деятельности для Акселя Эмиля было огромно. В 1882 г. Торговый дом «Вогау и Ко» приобрел с торгов соседний Кагинский горный округ с остановленными ещё в 1861 года Кагинским и Узянским чугуноплавильными заводами и 22 545 десятинами земли, который вошел в состав Белорецкого горного округа. Управляющим округом был назначен А. И. Гассельблат. Сразу же началась коренная перестройка и этих заводов. В 1884 был пущен Кагинский завод, на котором

4 Краткий очерк Белорецкого горного округа, Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии 1896, 42.

5 Гаврилов 1992, 102.

была построена новая доменная печь и гвоздарно-волочильная фабрика, переведенная с Белорецкого завода. После выдувки домны осенью 1896 года на Кагин-ском заводе увеличилась выплавка литейного чугуна, предназначенного для продажи.

В 1889 г. пущен в эксплуатацию Туканский рудник Зигазинско-Комаров ско-го месторождения железной руды, перестроены обе доменные печи Белорецкого завода. В 1890 г. построена новая, третья доменная печь. На всех трех печах заменено устаревшее оборудование, механизированы вспомогательные процессы, увеличено энерговооружение. В результате среднесуточная выплавка чугуна на Белорецком заводе возросла соответственно до 1500, 1200 и 700 пудов. В 1891 г. на железорудном месторождении горы Магнитной начался переход на планомерную добычу руды.

А. И. Гассельблат применил свой опыт на многих уральских заводах. С 1888 г. проектировал и консультировал строительство нового чугуноплавильного Зига-зинского завода, был приглашен франко-русским «Урало-Волжским металлургическим обществом» в качестве руководителя строительства нового Лемезинского чугуноплавильного завода на р. Лемеза в Уфимском уезде Уфимской губернии. Аксель Эмильевич, отдавая всего себя строительству и модернизации заводов Южного Урала, снискал себе добрую славу.

Сын Акселя Эмиля горный инженер Виталий Алексеевич Гассельблат, окончив С.-Петербургский горный институт и Высшую горную школу в Швеции (1909 г.), сделал много для развития металлургической промышленности Урала. Являясь управляющим Саткинского металлургического завода (1912-1916 гг.), он полностью его реконструировал. За несколько месяцев спроектировал и построил доменную печь, на которой был установлен мировой рекорд среднесуточной выплавки чугуна на древесном угле. С 1916-1918 гг. он управлял одним из крупнейших на Урале многопрофильным Лысьвенским горным округом. В советское время в 1919 г. командирован на Урал, в комиссию В. Я. Чубаря по восстановлению уральской промышленности. Под его руководством модернизировалась промышленность Урала и планомерно воссоздавалась после гражданской войны. «Форменный воротила на Урале» — отзывался о его деятельности советский вождь В. И. Ленин6.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В 1924 г. Гассельблат организует первую опытную ковку на сибирском коксе. Разрабатывает фундаментальную программу коренной реконструкции всей уральской промышленности путем строительства трех заводов-гигантов: Магнитогорского металлургического на базе месторождений железной руды горы Магнитной, Уральского машиностроительного для производства металлоемкого оборудования реконструируемых предприятий Урала и Уральского вагоностроительного в г. Нижний Тагиле для обеспечения крупных перевозок кокса, руды и металла. В 1925 г. им осуществлена поездка в Швецию, где он посещал заводы, рудники и проектные организации, там же им был заключен контракт на поставку оборудования для обогатительной фабрики для рудников горы Благодать. По его инициативе при Главметалле ВСНХ СССР создан Государственный институт по проектированию новых металлургических заводов в Ленинграде, филиалом кото-

6 Гассельблат 1991, 23-30.

рого в 1926 г. стал Уралгипромез. Один из руководителей проектирования Магнитогорского металлургического завода. Поскольку строительство велось с помощью американских проектировщиков, Гассельблат (как автор экономического обоснования) направляется в США в командировку. По возвращению из командировки он был арестован по обвинению в руководстве уральской промпартией. Сохранилась последняя его записка, тайно переданная жене: «Дорогая моя, знай, что я никогда сознательно не вредил, ни в каких организациях не был, денег не брал... Все мои показания — результат психоза, который ты поймешь. Понимая, простишь меня. Помни, что я всегда с тобой».7

Говоря о Нижнетагильских заводах, деятельность которых связана с известной русской промышленной династией Демидовых, следует отметить, что там в 1850-1870-е гг. все механическое производство возглавляли шведские специалисты. Один из них, К. Беккер, построил в механическом заведении Н.-Тагильского завода в 1858 г. самую сильную в то время на Урале воздуходувную машину, а еще через два года — пароход «Опыт» с железным корпусом. С 1854 г. помощником Беккера был К. Гультман, также швед.

Небольшой опыт работы малыми крицами в Н. Тагиле имелся еще с 1750 г. В то время от такой технологии отказались в связи с повышенным расходом топлива. Вновь к малокричным вариантам обратились в 1825-1826 гг. На Н.-Тагильском заводе под руководством кричного установщика Саввы Желвакова прошли опыты выделки железа по шведской методе, при которой чугун в кричном горне превращался не в большую железную крицу, а в относительно небольшие, примерно по пуду каждый, куски пористого металла — «жуки». Желваков изучал этот вариант во время поездки в Швецию летом 1825 г.8

Эксперимент удался: качество железа повысилось, уменьшился расход топлива. Облегчился труд кричной бригады, так как исчезла необходимость переносить и рубить большие крицы. Однако имелся и один недостаток: чугун для этой технологии необходимо было предварительно переправлять в вагонках или отражательных печах. С 1827 г. малокричный способ выделки железа стал использоваться наряду со старонемецким. А через 21 год по всем заводам округа уже в качестве основного вводится еще один более совершенный вариант малокричной технологии — контуазский9.

В 1859 г. тагильские сталеплавильщики впервые получили сталь по способу Генри Бессемера. Позднее, в 1864 г., работу с бессемеровской технологией возобновил управляющий Нижнетагильскими заводами шведский подданный К. Воль-штед, причем около 9 лет он занимал пост директора Нижнетагильского округа.

Интересно, что этому предшествовало обращение государственных органов. В 1862 г. Главное управление Нижнеетагильских заводов получило послание из штаба генерал-фельцдехмейстера: «Принимая живое участие в развитии стального производства в России, ЕИВ Генерал-Фельдцейхмейстер изволил обратить особенное внимание на Тагильские заводы как находящиеся в особенно выгодных условиях для развития бессемеровского производства и поручил обратиться

7 Белорецкий рабочий 6.09.2008.

8 Корматов, Семенов, Устьянцев, Хлопотов 1996, 216.

9 Колтовский 1846, 335.

в главное управление: «не предпримет ли оно исследование бессемеровского способа с целью применить его к изготовлению артиллерийских орудий».

В письме, адресованном директору Нижнетагильского округа К. Вольштеду, говорилось: «Зная постоянное ваше стремление к улучшению действия вверенных Вам заводов и их производительности, я вполне уверен, что вы сами сознаете огромную пользу для управляемых Вами заводов от введения на них приготовления по бессемеровскому способу, который при отличном качестве Тагильских железных руд может доставить превосходную и вместе с нет очень недорогую сталь. Если бы опыты о которых вопрос вероятно уже к вам доставлен увенчались полным успехом, то Тагильские заводы получили бы значительный заказ орудий»10.

В случае надобности артиллерийское ведомство было готово предложить управлению содействие офицера, знающего техническую часть дела и сведующе-го в химии и металлургии.

В этот период из заграничной поездки в Швецию возвратился штабс-капитан Скиндер, цель командировки которого туда состояла именно в изучении на различных заводах бессемеровского способа изготовления стали. Главное управление заводов Демидова просило уведомить, находит ли К. Вольштедт необходимым, чтобы Скиндер в звании приемщика был командирован на срок около одного года на завод для «содействия при производстве опытов над бессемеровской сталью»11. Вольштедт подтвердил генерал-лейтенанту Одинцу о командировании на Н.-Тагильский завод опытного артиллерийского офицера, знакомого с бессемеровским производством. Одновременно с этим тагильским служащим была предоставлена возможность осмотреть опытный бессемеровский цех Верх-не-Туринского завода.

К. Вольштед построил бессемеровскую реторту вместимостью в 90 пудов чугуна. Вместо обычных тогда семи она имела одно сопло для продувки, но большего диаметра. При этом фурма размещалась не на дне реторты, но в стенке на 7 дюймов выше. Вся операция производства стали продолжалась 17-18 минут. Реторта с хорошими результатами работала около года и была остановлена только по причине отсутствия заказов на бессемеровский металл. Лишь в 1875 году в округе начал действовать первый на Урале крупный бессемеровский цех, но построен он был на Нижнесалдинском заводе12.

В целом, говоря о сотрудничестве России и Швеции, нельзя не упомянуть имена шведов, внесших заметный вклад в развитие металлургии Урала. Среди них — пушечный мастер Э. Депре, металлург, механик, служивший на Урале с 1788 г., автор научных трудов И. Норберг, консультант горных заводов графа Строганова по доменному производству Х. Хустгавель. В частности, на Добрян-ском заводе была построена сыродутная печь его системы (1880-1889 гг.), на опыты с сыродутными печами он истратил все свои средства. Кроме того, трудились в России рудознатец Ольсон, работавший на рудниках в Нижней Туре, и великолепный механик-рационализатор Тагильского завода К. Оберг.

10 ГАСО. Ф. 643. Оп. 2. Д. 1727. Л. 11-12.

11 Горный журнал 1875, 293-294.

12 Корматов, Семенов, Устьянцев, Хлопотов 1996, 224.

Труд шведских ремесленников и технических специалистов, постоянно приглашавшихся в Россию и передававших свое умение русским, способствовал ускорению промышленного развития Уральского региона.

ЛИТЕРАТУРА

Козлов А. Г. 1981: Творцы науки и техники на Урале XVII-начала XX вв. Сверловск.

Юхт А. И. 1985: Государственная деятельность В. Н. Татищева в 20-начале30-х годов XVIII в. М.

Краткий очерк Белорецкого горного округа, Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии. 1896. М.

Гаврилов Д. В. 1992: Социальная организация металлургической промышленности Урала в прединдустриальный период // Металлургические заводы и крестьянство: Проблемы социальной организации промышленности России и Швеции в раннеиндустриаль-ный период / Н. А. Миненко, Р. Торстендаль (ред.). Екатеринбург, 102-113.

Гассельблат Г. В. 1991: Уральские горные инженеры — потомки шведов // Наука Урала. 19, 23-30.

Корматов Ю. С., Семенов И. Г., Устьянцев С. В., Хлопотов С. И. 1996: Памятники индустриальной культуры Урала. Нижнетагильский металлургический завод XVIII-XX вв. Екатеринбург.

Колтовский В. 1846: Кричное производство в Нижне--Тагильском заводе. г. Демидовых // Горный журнал. 9, 330-345.

Корматов Ю. С., Семенов И. Г., Устьянцев С. В., Хлопотов С. И. 1996: Памятники индустриальной культуры Урала. Нижнетагильский металлургический завод XVIII-XX вв. Екатеринбург.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

'IMPORT' EXPERTS: SWEDES AT THE URAL PLANTS

N. S. Frolova

The article deals with Swedish expertise in Ural ironwork engeneering from the 18th to the 19th c.c. The Great Northern War considerably increased demand for iron, which brought forth more rapid construction of ironworks in the Urals at the expense of both treasury and large-scale entrepreneurs. Fast-growing mining industry in Russia had a great need for experts. The corps of Swedish experts included both prisoners of war and Swedes hired to set up production at ironworks.

Key words: Russia, Sweden, wood-charcoal metallurgy