Научная статья на тему 'Современная история ближневосточной валютной системы'

Современная история ближневосточной валютной системы Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
106
16
Поделиться

Текст научной работы на тему «Современная история ближневосточной валютной системы»

в ш - ям

С1РМЦЫICIIPH

СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЯ БЛИЖНЕВОСТОЧНОЙ ВАЛЮТНОЙ СИСТЕМЫ

С.Р. МОИСЕЕВ, кандидат экономических наук,

директор Центра экономических исследований Московского международного института эконометрии, информатики, финансов и нрава (ММИЭИПП)

ВАЛЮТНЫЕ ПРАВЛЕНИЯ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА

В течение первой мировой войны Великобритания захватила земли Палестины, Трансиордании и Месопотамии (современный Израиль, Иордания и Ирак). В 1920 г. Лига Наций постановила, что Великобритании и ее доминионам (Австралии, Канаде, Новой Зеландии, Южной Африке), а также Индии отходит ряд территорий, оккупированных в ходе войны. Земли Османской империи поделили на части, и на каждую из них Великобритания получила международный мандат на управление. Мандаты относились к группам «А», «В» и «С» в зависимости от «отсталости» региона и степени политической независимости. На Ближнем Востоке Великобритания получила в управление Палестину, Трансиорданию, Ирак, а в Африке — Танганьику, часть Того и Камеруна. В 1920-х гг. за территориями, находившимися в зависимости от британской короны, закрепилось нейтральное название «Содружество наций».

Отобранные территории после окончания войны использовали в качестве средства платежа египетский фунт, эмитировавшийся Национальным Банком Египта. С 1916 г. его курс был зафиксирован к фунту стерлингу, и денежное предложение Национального Банка Египта полностью обеспечивалось ценными бумагами правительства Великобритании. На оккупированных территориях имели хождение также британские золотые суверены.

По соглашению между Францией и Великобританией от 15 сентября 1919 г. Сирия отошла под французскую опеку. Генерал Гурод

был назначен Верховным комиссаром Французской Республики в Сирии и Киликии, а также главнокомандующим армии Ливана. Некоторое время египетский фунт продолжал обращаться на территории Сирии. Однако из-за дефицита конвертируемой валюты Верховный комиссар постановил ввести на оккупированной территории национальную денежную единицу. В 1920 г. Banque de Syrie получил концессию на монопольный выпуск местных денег. Banque de Syrie представял собой частный финансовый институт, и принадлежал, главным образом, французским и британским акционерам.

Банкноты, эмитированные банком, подлежали обмену в Париже по курсу 20 франков за каждый сирийский фунт. В 1924 г. по межправительственному соглашению Banque de Syrie получил право исключительной денежной эмиссии на территории Сирии и Большого Ливана в течение пятнадцатилетнего периода. Хотя банкноты для Сирии и Ливана имели отличия, они могли свободно обращаться в обеих странах. Франция зафиксировала объем денежного предложения на уровне в 25 млн фунтов. Банкноты в обращении должны были на 100 % покрываться: 1) золотыми монетами, золотом в слитках или обязательствами иностранных правительств, погашаемыми золотом; 2) портфелем коммерческих бумаг в ливано-сирий-ских фунтах; 3) обязательным депозитом в Казначействе Франции.

Таким образом, Сирия в один момент перешла из биметаллической системы к золото-франковому стандарту.

В руках британской короны оказались гораздо большие территории: Палестина, Ирак и

1211211-2114

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Аравийский полуостров. Палестинское правительство, стремясь изыскать дополнительные доходы, решилось на организацию собственных денежных властей. В феврале 1927 г. было сформировано Палестинское валютное правление (Palestine Currency Board), которое начало свою работу спустя 9 месяцев. Первоначальное денежное предложение валютного правления насчитывали 190 тыс. палестинских фунтов. Выведенные из обращения египетские фунты были предъявлены Национальному Банку Египта, а полученные взамен фунты стерлингов образовали резервы валютного правления Палестины. Новоявленный палестинский фунт приравнивался к одному фунту стерлингов.

Политика Палестинского валютного правления носила новаторский характер. Порядка 84 % активов денежных властей вкладывались в инвестиционные инструменты. Правление могло себе позволить эту недопустимую для других британских колоний «вольность», поскольку в Палестину непрерывно прибывали еврейские поселенцы и привозили с собой свои сбережения. В результате экономика Палестины имела устойчивый приток капитала, и денежные власти могли не заботиться о пополнении резервов. Активы валютного правления состояли, преимущественно, из ценных бумаг имперских и местных органов власти, а также долговых обязательств доминионов - Австралии, Новой Зеландии, Индии и британских африканских колоний. Вложения приносили ежегодно доход в 1/8 %, что составляло сеньо-раж Палестинского валютного правления.

Разделение Палестины на Иорданию и Израиль в 1946 г. привело к реорганизации денежных властей. Валютное правление продолжило проводить свои операции на территории Иордании вплоть до 1950 г., а в Израиле монополия на денежную эмиссию была предоставлена коммерческому банку Anglo-Palestine Bank (сегодня он носит название «Bank Leumi le-Israel»). В 1915-1916 гг. Anglo-Palestine Bank эмитировал так называемые «зарегистрированные чеки», которые восполняли дефицит денег во время войны. На черном рынке они оценивались в 80 — 90 % от номинала, что было выше, чем курс банкнот Banque Ottomane Imperiale. Наместник Палестины с подозрением относился к банку, поскольку его учредителями были англичане, с которыми велась война. По распоряжению наместника банк должен был быть ликвидирован, а все его

чеки — погашены. Однако британские войска захватили Палестину до того, как приказ был выполнен.

В секторе Газа банкноты Палестинского валютного правления продолжали обращаться вплоть до 1951 г., когда им на смену пришли египетские деньги. В 1950 г. валютное правление Палестины сменило свое название на «Иорданское валютное правление» (Jordan Currency Board). Закон от февраля 1959 г. предусматривал замену института валютного правления на Центральный банк Иордании, однако эта возможность оставалась нереализованной вплоть до 1 октября 1964 г.

Валютная судьба Ирака сложилась похожим образом. Решением правительства Великобритании после войны Ирак был включен в индийскую денежную систему, в результате чего рупия стала основным средством обращения. В 1931 г. под давлением местной политической элиты в Лондоне было сформировано Иракское валютное правление (Iraq Currency Board). Оно эмитировало новые конвертируемые иракские динары, равные по номиналу фунту стерлинга. Несмотря на выпуск иракского динара, как и в Восточной Африке, индийские рупии превалировали в денежном обращении. Оккупационные власти рассматривали валютное правление в качестве временной меры, пока в Ираке не будет организован независимый центральный банк. Учреждение центрального банка, как полагали в метрополии, больше подходило для независимой нации. «Временная» мера просуществовала 10 лет, Национальный Банк Ирака был создан после второй мировой войны в 1947 г., а реально начал действовать в 1949 г.

В нескольких британских колониях и протекторатах на Аравийском полуострове валютные правления действовали в 1950-1960 гг. (табл. 1). До середины XX в. большинство жителей Аравии использовало золотые и серебряные монеты, банкноты не пользовались большой популярностью из-за низкого доверия к ним. Главной денежной единицей на Аравийском полуострове выступала индийская рупия. Широкое распространение бумажных денег вскоре побудило местные власти реорганизовать денежную систему. Валютные правления были созданы в Кувейте (1961 г.), Адене (1965 г.), Бахрейне (1965 г.), Катаре/ Дубае (1966 г.) и Омане (1970 г.). Йеменская Арабская Республика являлось независимым политическим образованием и никогда не на-

12 (1201 - 2004

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

* Модифицированное валютное правление.

Источник: составлено по Schuler Kurt. Currency Boards. Unpublished Ph.D. dissertation, George Masson University, 1992.

Таблица 1

Британские валютные правления на Ближнем Востоке

Наименование института Страна Год начала операций Год окончания операций Денежная единица Состав резервов

East African Currency Board Южный Йемен 1951 1966 Восточноафрикан-ский фунт 100 % стерлинговые активы

Yemen Currency Board Южный Йемен 1965 1968 Южноаравийский динар

Yemen Currency Board Северный Йемен 1964 1967

Palestine Currency Board Израиль 1927 1948 Фунт Палестины 110 % стерлинговые активы

Иордан 1927 1964 Фунт Палестины, иорданский фунт

Qatar and Dubai Currency Board Катар Объединенные Арабские Эмираты (Дубай) 1966 1973 Риал Катара и Дубая 100 % золото и иностранные валюты

Bahrain Currency Board Бахрейн 1965 1974 Динар Бахрейна 100 % иностранные валюты

Commissioner of Currency Кипр 1928 1959 Фунт Кипра 110 % стерлинговые активы

Кипр* 1959 1963 80 % стерлинговые активы, 20 % ценные бумаги Кипра

Iraq Currency Board Ирак 1932 1949 Иракский динар 100 % стерлинговые активы

Kuwait Currency Board Кувейт 1961 1969 Кувейтский динар Не менее 50 % золото, не более 50 % долларовые и стерлинговые активы

Muscat Currency Authority Оман 1970 1975 Риал Саиди 100 % стерлинговые активы

холилась под британской опекой. Тем не менее, в Йемене также было учреждено валютное правление в 1964 г. В 1973 г. валютное правление появилось в Объединенных Арабских Эмиратах после обретения ими независимости. Однако официально оно носило вывеску «центральный банк».

Колонии служили источником ценного сырья для метрополии. Хлопок, ливанский кедр, металлы, уголь, но, прежде всего, — нефть с побережья Персидского залива — все словно пылесосом втягивалось в метрополию и шло в

топку Британской промышленности. В 1909 г. британская империя занимала 20 % территории земли, на которой проживало 23 % населения. Великобритании принадлежали территории в каждой части света. Как образно выразился Ричард Киплинг «солнце никогда не заходило над британской империей». Хотя по промышленной мощи в начале XX в. Великобритания стояла не третьем месте после Соединенных Штатов Америки и Германии, она продолжала оставаться финансовым центром мира и главной торговой державой. Основой расширения

12112Ü1 - 2004

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

британской империи являлась экономическая экспансия. Британские завоевания следовали за британскими инвестициями. Новые территории означали новые рынки сырья и новые объекты инвестиций.

Денежные власти колоний также работали во благо империи. Раскинувшаяся сеть валютных правлений служила опорой британскому финансовому сектору. Во-первых, резервы валютных правлений состояли из стерлинговых активов. Денежные власти колоний предъявляли устойчивый спрос на долговые обязательства Великобритании и ее доминионов. В результате расходы государственной власти на просторах империи покрывались за счет подконтрольных территорий. Во-вторых, с помощью фиксации обменного курса регулировалось соотношение цен между метрополией и колониями. В отсутствие прямого транспортного сообщения между Великобританией и Ближним Востоком полноценный товарный арбитраж был невозможен, а условие паритета покупательной способности не выполнялось. Выбирая уровень фиксации валютного курса, метрополия определяла цену на колониальное сырье. В-третьих, валютные правления не выполняли функцию кредитора последней инстанции. В отличие от развитых стран, где роль кредитора последней инстанции выполнял центральный банк или банковские коалиции, поддержку местным колониальным банкам оказать было некому. В результате иностранные банки получали значительное преимущество на финансовом рынке Ближнего Востока. В большинстве восточных колоний на внутреннем рынке доминировали филиалы европейских банков.

ДЕКОЛОНИЗАЦИЯ

С окончанием первой мировой войны стерлинговая валютная зона приобрела стройные очертания. Она представляла собой группу стран, состоящую из доминионов и колоний, денежные власти которой хранили резервы в Банке Англии и поддерживали фиксированный курс к фунту стерлинга. Участники стерлинговой зоны имели унифицированный валютный контроль по отношению к другим странам, однако в рамках самой зоны валютные ограничения отсутствовали и внутреннее пространство зоны представляло собой свобод-

ный рынок. Участники зоны имели неограниченный доступ к британскому рынку капитала и денежному рынку в Лондоне.

Крах британской колониальной системы в Африке, Азии и на Ближнем Востоке стал одним из ключевых событий второй половины двадцатого столетия. Развал империи, пик которого пришелся на 1945-1965 гг., имел большие последствия. Он привел не только к передаче суверенных прав от метрополии бывшим колониям, но также и к изменению экономической картины мира. В новом постколониальном мире Великобритания уже больше никогда не имела такого влияния, как в эпоху империи. Среди специалистов по экономической истории нет общего мнения о причинах краха. На взгляд автора, распаду стерлинговой зоны способствовало несколько макроэкономических факторов. На первое место среди них необходимо поставить нестабильность валюты метрополии. Стерлинговая зона на Ближнем Востоке начала разваливаться после того, как фунт стерлингов был девальвирован на 20 % в сентябре 1931 г. Во-вторых, империя накопила огромные долги, выплаты по которым создавали давление на фунт стерлинга. Если в начале первой мировой войны Великобритания являлась сильнейшей в экономическом плане державой, на которую приходилось 40 % мировых иностранных инвестиций, то к концу войны ее положение было подорвано. Страна находилась в долговой яме — долги перед США составляли порядка 850 млн фунтов, на процентные платежи по которым шло 40 % расходов государственного бюджета. В-треть-их, Банк Англии не располагал достаточным объемом золотых резервов для покрытия денежной эмиссии, часть которой оседала на Востоке. Накопленные колониями балансы в стерлингах в 7 раз перекрывали резервы Банка Англии. Крупнейшими держателями стерлинговых балансов являлись Египет и Индия. Неоднократные попытки властей бывших колоний обсудить с представителями метрополии проблему необеспеченных балансов в стерлингах оказались безуспешными. Наконец, в-четвертых, распаду стерлинговой зоны способствовало введение валютного контроля в метрополии. На просторах стерлинговой зоны исчез свободный рынок, и каждый из участников зон остался предоставлен самому себе. Попытка Лондона вернуть былое могущество после второй мировой войны привела к валют-

12 Ml!-2114

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

ному кризису, который положил начало бегству ближневосточных стран из зоны влияния Великобритании. Распад стерлинговой зоны проходил в несколько этапов:

1) потеря контроля над большей частью Аравийского полуострова в 1930-х гг., появление серебряной валютной зоны на территории эмиратов Саудовской Аравии;

2) обретение денежно-кредитной независимости средиземноморскими колониями с окончанием второй мировой войны;

3) социалистические революции в ряде мусульманских государств в 1960-х гг. и трансформация их финансового сектора в монобанковскую систему;

4) национальное освободительное движение на побережье Аравии в начале 1970-х гг. и смена якорной валюты.

СЕРЕБРЯНАЯ ВАЛЮТНАЯ ЗОНА

Серебряную зону в Аравии образовывала территория, на которой обращались талеры. Наибольшую известность среди талеров получила монета Марии Терезы (1717-1780). Монету назвали в честь старшей дочери Чарльза VI, главы Священной Римской Империи. В качестве торговой монеты талер Марии Терезы периодически чеканился с 1780 г. Он нашел широкое распространение на континенте во многом благодаря успешным действиям австрийского банкира и финансиста Йоханнса фон Фрайса. Через внешнюю торговлю австрийские деньги попали на Ближний Восток. Монеты Марии Терезы свободно обращались в Османской империи и Африке. Талер пользовался неограниченным доверием международных торговцев. В отличие от колониальных денег Австро-венгерская империя не навязывала его другим странам, талер распространялся исключительно по внешнеторговым каналам. В первую очередь талер использовался европейскими торговцами для закупки товаров в Леване и Африке, где монета быстро получила признание благодаря чистоте металла. Спрос на талеры был столь высок, что монета продолжила существовать уже после смерти Марии Терезы. Талер пользовался столь бешенной популярностью, что ведущие колониальные страны — Великобритания, Франция, Италия, Германия и Австрия - выпускали его модифицированные копии для экспорта в Эфиопию и

Таблица 2 Выпуск талера Марии Терезы в XX в.

Период, гг. Объем эмиссии, шт. Монетный двор

1920-1937 52069465 Вена

1935-1939 19496729 Рим

1935-1957 11809956 Париж

1936-1961 20159070 Лондон

1937-1957 10995024 Брюссель

1940-1941 18864576 Бомбей

1949-1955 3488500 Бирмингем

1956-1975 9924151 Вена

Источник: Kettell B.The Maria Theresa thaler: The first common currency for Arabia // Bahrain Dinar Digest, July 2002. - Nq 2. -Vol. 1. - P. 19.

Аравию. Талер обращался на территории ряда современных государств, к которым относятся Бахрейн, Саудовская Аравия, Ливан, Сирия, Палестина, Йемен, Турция, Сомали, Эфиопия, Джибути, Судан, Египет, Ливия, Алжир, Тунис, Марокко, Нигер и Чад.

Даже после того, как местные власти начали выпуск национальных банкноты и монеты, серебряный талер продолжал активно использоваться. В британских отчетах за 1916-1917 гг. можно найти свидетельства об обращении талера на берегах Красного моря: «Подобно жителям остальной части Османской империи они использует доллар Марии Терезы. Он является официальной валютой в Мускате и признан султаном»*. В XX в. талер продолжал существовать во многих областях, испытывавших дефицит в местной валюте, особенно в Северной и Восточной Африке, а также на Ближнем Востоке (табл. 2). Оригиналом талера служила монета, отчеканенная в Гюнцбурге (Германия). С момента своего появления на свет модификации талера выпускались на многих монетных дворах, включая Вену, Венецию, Лондон, Париж, Брюссель, Рим и Бомбей. В настоящий момент времени количество отчеканенных талеров Марии Терезы оценивается в 800 млн экземпляров.

ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ СРЕДИЗЕМНОМОРСКИХ КОЛОНИЙ

В первые послевоенные годы в соответствии с решением генеральной Ассамблеи ООН

* Kettell B.The Maria Theresa thaler: The first common currency for Arabia // Bahrain Dinar Digest, July 2002. - № 2. — Vol. 1. - P. 18.

1211291 - 21/4

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

британский мандат на управление Палестиной был отменен. На территории Палестины предполагалось создать два независимых государства: еврейское и арабское. Последнее так и не было сформировано, Израиль в результате войны 1948-1949 гг. аннексировал часть арабской территории. Противостояние Израиля, поддерживаемого США, Великобританией и Францией, и мусульманского мира вылилось в перманентный конфликт, на десятилетие определивший политическую картину Ближнего Востока.

Создание государственного Банка Израиля обсуждалось в министерстве финансов в начале 1948 г., сразу после обретения Израилем политической независимости. Однако вопрос с организацией центрального банка был отложен в связи проблемами перехода прав на денежную эмиссию. В марте 1951 г. министр финансов Израиля назначил Комитет по учреждению Госбанка. Комитет, который он возглавлял, подготовил к концу следующего года проект центрального банка. Проект включал в себя общие рекомендации по организации банка и взаимоотношениям между банком и правительством. Материалы работы Комитета легли в основу закона о Банке Израиля. В августе 1954 г. закон вступил в силу, по которому Банку Израиля от Anglo-Palestine Bank перешел эмиссионный департамент, а от министерства финансов — департамент банковского надзора. Валютное регулирование было передано Банку Израиля от министерства финансов только в 1978 г.

После отмены ограничительных статей конституции в 1943 г. независимость обрел Ливан. Формально страна была провозглашена независимой республикой. Полный вывод французских войск из Ливана завершился только в 1946 г. Одновременно французские войска покинули Сирию. В том же году Иордания (на месте которой Великобритания образовала Трансиорданский эмират) официально получила независимость. Тем не менее, вплоть до начала 1950-х гг. метрополия имела право держать в Иордании войсковые части и военные базы.

В Иордании приготовления к созданию Центрального банка Иордании начались позже Израиля, в конце 1950-х гг. Закон о банке был подписан в 1959 г., но реально денежные власти начали свою работу в октябре 1964 г. Центральный банк Иордании унаследовал активы и

пассивы Палестинского валютного правления. Банк полностью принадлежит правительству, и в целях увеличения денежного предложения его капитал был доведен с 1 до 18 млн иорданских динаров.

После потери средиземноморских колоний на Ближнем Востоке Великобритания предприняла решительную попытку сохранить за собой контроль над Аравийским полуостровом. Саудовская Аравия с ее непокорными шейхами была потеряна империей еще в 1932 г. Управляемыми территориями оставались только княжества вдоль побережья Персидского залива и Красного моря. С окончанием второй мировой войны на территории Аравии предполагалось создать подконтрольную федерацию, состоящую из девяти княжеств, а также Бахрейна и Катара. Однако волна национального освободительного движения опрокинула планы метрополии. В 1970 г. поле длительной политической борьбы власти Омана получили относительную свободу от Великобритании. На следующий год империю покинули ОАЭ, состоявшие на тот момент времени из шести княжеств, Бахрейн и Катар.

Обретение политической независимости являлось необходимым условием для организации национальных денежных властей. Первая задача, которая стояла перед денежными властями, заключалась в эмиссии внутренней валюты. Арабским странам предстояло выйти из сферы директивного влияния британской валютной зоны и обрести эмиссионную независимость. Второй была задача организации банковской системы. В течение десятилетий на Аравийском полуострове отсутствовали местные банковские учреждения, в результате чего финансовые услуги предоставляли филиалы зарубежных банков. Большинство арабских государств учредило национальные центральные банки в первые годы независимости (табл. 3).

БАНКОВСКАЯ МОНОПОЛИЯ В СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ

Монобанковские системы на Ближнем Востоке были созданы в двух странах: Южном Йемене (1969-1999 гг.) и Сирии (1966-2000 гг.). Судьба Йемена является одной из наиболее драматических в современной истории Востока. В 1962 г. революция положила конец монархическому правлению. Вместо монархии

1211211 - 2Ш

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Таблица 3

Деколонизация Ближнего Востока

Страна Год оккупации Обоснование оккупации Год обретения политической независимости Год создания центрального банка

Палестина (Израиль и Иордания) 1917 Мандат Лиги Наций (1921) - -

Израиль - - 1948 1954

Иордания - - 1948 1964

Трансиордания 1917 Мандат Лиги Наций (1921-1946) 1946 (присоединена к Иордании в 1949) -

Ирак 1918 Мандат Лиги Наций (1921-1932) 1932 1947

Кувейт 1904 Протекторат 1961 1960

Бахрейн 1882 то же 1971 1974

Оман 1798 —и— 1971 1974

Катар 1916 —и— 1971 1973

ОАЭ 1820 —и— 1971 1980

Аден (Южный Йемен) 1839 —и— 1967 1971

было объявлено о создании Йеменской Арабской Республики. Революция расколола страну на две части. Северный Йемен имел племенную организацию и находился под западным влиянием. В Южном Йемене власть получил социалистический Национальный Освободительный Фронт, который объявил о создании Народной Республикой Южного Йемена 30 ноября 1967 г. (в 1970 г. она была переименована в Народную демократическую республику Йемен). Таким образом, северный Йемен оказался прозападным, а южный — просоветским. Отношения между двумя политическими образованиями оставались напряженными и были отмечены военными конфликтами в 1970-х и 1980-х гг.

Различия в политическом строе накладывали свой отпечаток на денежно-кредитную систему. Распад Йемена на две части привел к организации автономных денежных властей на севере и юге. В качестве переходной меры послужил валютный институт. В Южном Йемене минимально допустимое обеспечение денежного предложения было снижено с 70 до 50 %, что позволило местному валютному управлению проводить дискреционную политику. В Северной части страны йеменскому валютному правлению было разрешено в качестве активов держать правительственные ценные бумаги. Далее валютная история Южного и Северного Йемена расходится.

На севере валютный институт существовал 1968-1971 гг., а на юге - 1968-1969 гг. Затем на севере был образован центральный банк, а на юге создан монобанк. Марксисты законом от

1969 г. национализировали все восемь банков Южного Йемена, семь из которых принадлежали иностранцам. Банки слили в единый Национальный банк со штаб-квартирой в Адене, который и стал монобанком социалистического Йемена. Банк обладал валютной и банковской монополией. В 1989 г. история вернулась на круги своя: руководство обоих Йеменов согласилось на объединение стран. Слияние двух государств состоялось 22 мая 1990 г., а первые свободные многопартийные выборы — в 1993 г. Монобанковскую систему ликвидировали и с 1999 г. место унифицированных денежных властей занял Центральный банк Северного Йемена.

В Сирии монобанковская система действовала вплоть до недавнего времени. Согласно закону, принятому в 1961 г., в течение небольшого периода Египетско-сирийского союза все частные банки в Сирии подлежали национализации. Удачный военный переворот в том же году положил конец союзу, однако закон остался в силе. В 1964 г. партия арабского социалистического возрождения «Баас» установила в стране наследную диктатуру, которая продолжает существовать и сегодня. В 1966 г. правительственные банки слились в один коммерческий Банк Сирии. Кроме него были также образованы два специализированных банка: Банк народного кредита и Банк недвижимости. В качестве банковской организации действовала и продолжает функционировать почтово-сберегательная система, принимающая вклады от населения. Все четыре учреждения образуют монобанковскую систему Сирии. С 2000 г.

1211211-2Н4

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

частные иностранные банки в стране работают только в специальных экономических зонах, а с 2004 г. область их операций расширена.

ВАЛЮТНАЯ ПОЛИТИКА

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX СТОЛЕТИЯ

В период действия Бреттон-Вудской системы государства Ближнего Востока фиксировали обменные курсы к золоту. Фиксация происходила опосредованно, как правило, через доллар США и, в некоторых случаях, через фунт стерлинга. На практике валютный курс плавал в диапазоне ±1 %. Нередко он выходил за границы колебаний, установленные соглашениями МВФ. К примеру, курс турецкой лиры мог отклоняться на 5 % в обе стороны от официального паритета. В терминах рыночной экономики политика стран Ближнего Востока не представляла собой традиционную фиксацию курса. Все они прибегали к ограничениям валютных операций. Наиболее популярные меры валютного контроля состояли из нескольких ограничений:

проведение валютных операций через уполномоченные банки или государственный банк реконструкции и развития; обязательная продажа денежным властям валютной выручки от экспортных операций; множественность валютных курсов: завышенные курсы для импортных и финансовых операций;

фиксация обменного курса для торговых операций и введение свободно плавающего валютного курса для операций на финансовых рынках;

специальные счета для нерезидентов, средства с которых могут использоваться в рамках установленных норм и административных разрешений; • лимиты по наличным операциям с иностранной валютой для резидентов и с национальной валютой для нерезидентов; запрет частных операций с золотом. Фактически фиксированный курс поддерживался административными мерами. Власти директивно назначали обменный курс национальной валюты, и участники рынка были вынуждены проводить легальные операции по «спущенному сверху» курсу. Альтернативой служил только параллельный неофициальный

валютный рынок. На «черном» рынке валюта торговалась с премией, завесившей от степени развития национальной экономики. В Турции, к примеру, премия на неофициальном валютном рынке составляла 30 — 60 %. Несмотря на большой размер премии, она была меньше, чем разница между официальными курсами. В частности, обменный курс по экспорту на 40 % превышал курс по импорту. В менее развитых странах валютная премия достигала сотен процентов. К примеру, в Сирии размер премии доходил до 250 — 400 %.

Некоторая часть государств Ближнего Востока продолжает по настоящий день при поддержке мер валютного контроля фиксировать валютный курс. Для этих стран характерна валютная монополия и директивное планирование внешней торговли. Неконвертируемыми валютами сейчас обладают Ирак, Иордания и Сирия. Тем не менее, существуют и противоположные примеры. На Аравийском полуострове в 1960-1970-х гг. полностью отсутствовала национальная финансовая система. Кроме того, нефтяной бизнес приносил достаточные доходы как частному сектору, так и государству. Макроэкономическая структура арабских стран позволила им в короткие сроки после обретения независимости ввести полную конвертируемость. В 1970-х гг. на полную конвертируемость перешли Саудовская Аравия, Оман, ОАЭ, Катар, Кувейт. Перечисленные страны по настоящий день продолжают сохранять конвертируемые валюты.

Слом Бреттон-Вудской системы мало отразился на валютной политике государств Ближнего Востока. В течение 1970-х гг. с помощью административных мер они продолжали фиксировать обменные курсы к доллару и фунту. В некоторых случаях, как к примеру, с Ливаном диапазон колебаний был расширен до 5 %. Валютные кризисы вызывали периодические девальвации, однако в целом Ближний Восток сохранял систему фиксированных курсов. После введения конвертируемости по текущим операциям в большинстве развитых стран, МВФ огласил курс на валютную либерализацию в развивающихся странах. В соответствии программой МВФ и принятыми соглашениями развивающиеся страны обязались провести унификацию валютного курса и снять барьеры для внешнеторговых операций. В 1980-х гг. ряд стран Ближнего Востока предприняло попытку перейти на плавающий валютный курс.

12(1211-2804

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

В 1980-1981 гг. Турция в качестве переходной меры ввела ползущую привязку лиры к доллару при сохранении множественности валютных курсов. В 1981 г. Центральный банк Турции объявил об управляемом плавании лиры. В 1991 г. за Турцией последовал Ливан, заявив о своем переходе на плавающий валютный курс. Тем не менее, де-факто наблюдения за курсом ливанской валюты говорят, что на практике денежные власти страны стабилизировали обменный курс к доллару США. Валютные кризисы в странах Юго-Восточной Азии подорвал надежды Ближнего Востока полностью перейти на плавающие курсы. Турция вернулась к ползущей привязке лиры к евро в 1998 г. (которая завершилась валютным кризисом в феврале 2001 г.). В том же 1998 г. Ливан перешел от мягкой привязки к доллару к официальной фиксации курса.

Иордания обладает малой открытой экономикой, зависящей от ситуации на внешнем рынке. Ее валюта привязана к доллару США с 1996 г. Валютный якорь помог стране снизить инфляцию и смягчить номинальные шоки спроса на деньги. Однако, с другой стороны, фиксированный курс сделал Иорданию уязвимой к шокам внешней торговли и реального сектора. В настоящее время Иордании критически зависит от цен на минеральное сырье, являющееся главным товаром экспорта, а также от денежных переводов иорданцев, работающих в странах Персидского залива. Несмотря на резкие колебания курса доллара (в вместе с ним и иорданской валюты) и ухудшение платежного баланса в конце 1990-х гг., экономика продолжает оставаться конкурентоспособной на внешнем рынке. Выйти без потерь из сложной ситуации Иордании позволили высокая гибкость рынка труда, соглашение о свободной торговли с Соединенными Штатами Америки, ассоциативное членство с Европейским Союзом и гарантированные нефтяные поставки из Ирака.

Хотя приток частного капитала в страну остается небольшим, коммерческие банки обладают значительными иностранными активами. Вложения за рубежом особенно быстро растут в периоды нестабильности, когда резиденты предъявляют значительный спрос на иностранную валюту. С критическими ситуациями денежные власти Иордании справляются с помощью двух инструментов: валютной интервенции и процентной ставки. В настоящее время золотовалютные резервы Иорда-

нии равны приблизительно восьмимесячному импорту, что позволяет им активно проводить операции на валютном рынке для поддержки динара. Бюджет Иордании все последние годы находится в сбалансированном состоянии, что позволило уменьшить бремя государственного долга, повысить доверие к динару, создать задел на будущее для противоциклической бюджетно-налоговой политики.

Ливан, — как и его соседи, — обладает малой открытой экономикой. Рынок Ливана высоко долларизирован, страна поддерживать фиксированный курс к доллару. В течение 1990-х гг., денежные власти сумели довольно быстро снизить инфляцию, но в начале 2000-х гг. они столкнулись с определенными трудностями. Причинами проблем стала низкая мобильность трудовых ресурсов, потеря внешнеторговой конкурентоспособности (реальный эффективный курс ливанского фунта переоценен по оценкам МВФ на 40 %) и высокая чувствительность к капитальным трансфертам и иностранным инвестициям. Кроме того, гражданская война привела к большому бюджетному дефициту и наращиванию государственного долга, который составляет порядка 180 % ВВП. Внушительный госдолг сделал финансовую систему Ливана уязвимой к колебаниям номинального валютного курса. В конце 1990-х и в начале 2000-х гг. Ливан был вынужден неоднократно поднимать и без того высокие процентные ставки, чтобы защитить фиксированный курс в периоды вялого экономического роста. Валютные интервенции являются основным инструментом денежно-кредитной политики в Ливане. Международная финансовая помощь, организованная при поддержке властей Франции, позволила стране пережить трудные времена.

Сохранение валютных ограничений в регионе во многом объясняется сложностями внешнего финансирования. Ближневосточные страны можно разделить на несколько групп, в зависимости от финансирования внешнеторгового дефицита. Государства Персидского залива, специализирующиеся на нефтяном экспорте, финансируют торговый дефицит за счет доходов от накопленных валовых иностранных активов. В ряде случаев они прибегали к внешним заимствованиям, но этот способ финансирования является для них нетипичным. Остальные страны Ближнего Востока для покрытия расходов на импорт

12 Ш - 2Н4

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

обращаются за средне и долгосрочными ссудами к международным финансовым организациям. Частные источники финансирования используются только несколькими странами. Прежде всего, к частным займам обращаются Израиль, Ливан и Египет. Прямые иностранные инвестиции имеет возможность привлекать только Израиль.

В начале 1990-х гг. несколько стран, включая Иорданию и Египет, предприняли шаги, чтобы ослабить валютный контроль. Исламская республика Иран и Египет отменили систему множественных валютных курсов. Однако валютный эксперимент оказался неудачным — денежным властям обеих стран пришлось отказаться от унифицированного обменного курса. Либерализация внешней торговли и проведение сбалансированной макроэкономической политики позволили в 1989-1994 гг. Израилю и Ливану принять на себя обязательства по ст. VIII Устава МВФ и ввести конвертируемость по текущим операциям платежного баланса. Что же касается конвертируемости по счету движения капитала, то усилия в этом направлении предприняла только Иордания.

Даже при том, что ближневосточный регион отличается большим разнообразием стран, можно выделить четыре особенности, прису-

щие всем национальным экономикам без исключения:

слабая диверсификация экспорта и национальной промышленности; чувствительность к экзогенным макроэкономическим шокам;

ограниченный доступ к международным рынкам капитала;

превалирование государственного сектора в экономике.

Перечисленные особенности ближневосточных экономик обуславливают зависимость стран региона от внешнего рынка. В первую очередь это проявляется в чувствительности экспортных и бюджетных доходов к конъюнктуре нефтяного рынка. Доля нефтяных доходов в совокупных доходах стран колеблется от 60 % в Бахрейне до 80 % в Объединенных Арабских Эмиратах. В то же время экономики региона слабее интегрированы с международными финансовыми рынками, чем азиатские и латиноамериканские развивающиеся страны. Несмотря на растущее число совместных предприятий, ближневосточные страны почти не имеют прямого доступа на рынки капитала промышленных стран. Все перечисленные факторы обуславливают валютную политику в регионе, большинство стран которого продолжает сохранять фиксированные курсы неконвертируемых валют.