Научная статья на тему 'Современная финансиализация как новое качество экономики'

Современная финансиализация как новое качество экономики Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
491
71
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
финансиализация / денежная система / финансовый капитал / фиктивный капитал / виртуальный капитал / financialization / monetary system / financial capital / fictitious capital / virtual capital.

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Родина Галина Алексеевна

В статье рассматривается процесс нарастания власти финансов, дошедший в XXI веке до подчинения реального сектора экономики финансовому. Новое качество экономики охарактеризовано как финансиализация, которая проявляется, с одной стороны, в многократном преобладании оборота финансовых ресурсов над оборотом товаров и услуг; с другой стороны, – в резко возросшем обратном влиянии финансового сектора на функционирование реального сектора. Выделяются две основные причины финансиализации. Во-первых, – перенакопление капитала в реальном секторе экономики, ставшее в XXI веке хроническим. Во-вторых,– возможности беспрепятственного международного движения капитала, созданные глобализацией и современными информационнотелекоммуникационными технологиями. Это привело к сформированию тотального корпоративно-сетевого рынка как адекватной формы власти современного корпоративного капитала. Прослеживается эволюция денежной системы в докорпорационном индустриализме, корпоративном индустриализме и постиндустриализме периода глобализации. Сформулирован вывод о переходе от фиктивного капитала– к виртуальному в условиях глобализации. Выделено основание такого перехода: приобретение фиктивным капиталом двойственной потребительной стоимости. С одной стороны, он является представителем реальных активов, с другой – становится инструментом спекулятивной игры. Подобное использование финансового сектора дает дополнительные возможности для роста реального капитала, что позволяет констатировать замену основного драйвера экономического роста. Неокейнсианское антициклическое регулироване, в частности, стимулирование совокупного спроса за счет потребительского и инвестиционного спроса, уступает место дополнительному фиктивному спросу для этого реального капитала, обеспечивая его действительный рост и вытягивая тем самым экономику с понижательной фазы цикла.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Родина Галина Алексеевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Modern financialization as a new quality of the economy

The article deals with the process of increasing the power of Finance, which came in the XXI century to the subordination of the real sector of the economy to the financial one. The new economic quality described as financialization, which is manifested, on the one hand, in the repeated predominance of the circulation of financial resources over the circulation of goods and services; on the other hand, in a dramatically increased reverse impact of financial sector on the functioning of the real sector. There are two main reasons for financialization. First, the over-accumulation of capital in the real sector of the economy, which has become chronic in the XXI century. Second, the opportunities for unhindered international capital flows created by globalization and modern information and telecommunication technologies. This led to the formation of a total corporate network market as an adequate form of power of modern corporate capital. The evolution of the monetary system in pre-corporate industrialism, corporate industrialism and post-industrialism of the globalization period is traced. The conclusion about the transition from fictitious to virtual capital in the context of globalization is formulated. The basis of such transition is allocated: acquisition by the fictitious capital of dual use value. On the one hand, it is a representative of real assets, on the other – it becomes an instrument of speculative play. Such use of the financial sector provides additional opportunities for the growth of real capital, which allows us to state the replacement of the main driver of economic growth. The neo-Keynesian counter-cyclical regulation, in particular, the stimulation of aggregate demand at the expense of consumer and investment demand, gives way to additional fictitious demand for real capital, ensuring its actual growth and thereby pulling the economy from the downward phase of the cycle.

Текст научной работы на тему «Современная финансиализация как новое качество экономики»

DOI 10.24411/2658-428Х-2019-10511 УДК 339.9

Г. А. Родина https://orcid.org/0000-0002-2195-8600

Современная финансиализация как новое качество экономики

В статье рассматривается процесс нарастания власти финансов, дошедший в XXI веке до подчинения реального сектора экономики финансовому. Новое качество экономики охарактеризовано как финансиализация, которая проявляется, с одной стороны, в многократном преобладании оборота финансовых ресурсов над оборотом товаров и услуг; с другой стороны, - в резко возросшем обратном влиянии финансового сектора на функционирование реального сектора. Выделяются две основные причины финансиализации. Во-первых, -перенакопление капитала в реальном секторе экономики, ставшее в XXI веке хроническим. Во-вторых, - возможности беспрепятственного международного движения капитала, созданные глобализацией и современными информационно-телекоммуникационными технологиями. Это привело к сформированию тотального корпоративно-сетевого рынка как адекватной формы власти современного корпоративного капитала. Прослеживается эволюция денежной системы в докорпорационном индустриализме, корпоративном индустриализме и постиндустриализме периода глобализации. Сформулирован вывод о переходе от фиктивного капитала - к виртуальному в условиях глобализации. Выделено основание такого перехода: приобретение фиктивным капиталом двойственной потребительной стоимости. С одной стороны, он является представителем реальных активов, с другой - становится инструментом спекулятивной игры. Подобное использование финансового сектора дает дополнительные возможности для роста реального капитала, что позволяет констатировать замену основного драйвера экономического роста. Неокейнсианское антициклическое регулироване, в частности, стимулирование совокупного спроса за счет потребительского и инвестиционного спроса, уступает место дополнительному фиктивному спросу для этого реального капитала, обеспечивая его действительный рост и вытягивая тем самым экономику с понижательной фазы цикла.

Ключевые слова: финансиализация, денежная система, финансовый капитал, фиктивный капитал, виртуальный капитал.

G. A. Rodina

Modern financialization as a new quality of the economy

The article deals with the process of increasing the power of Finance, which came in the XXI century to the subordination of the real sector of the economy to the financial one. The new economic quality described as financialization, which is manifested, on the one hand, in the repeated predominance of the circulation of financial resources over the circulation of goods and services; on the other hand, in a dramatically increased

© Родина Г. А., 2019

Современная финансиализация как новое качество экономики

45

reverse impact of financial sector on the functioning of the real sector. There are two main reasons for financialization. First, the over-accumulation of capital in the real sector of the economy, which has become chronic in the XXI century. Second, the opportunities for unhindered international capital flows created by globalization and modern information and telecommunication technologies. This led to the formation of a total corporate network market as an adequate form of power of modern corporate capital. The evolution of the monetary system in pre-corporate industrialism, corporate industrialism and post-industrialism of the globalization period is traced. The conclusion about the transition from fictitious to virtual capital in the context of globalization is formulated. The basis of such transition is allocated: acquisition by the fictitious capital of dual use value. On the one hand, it is a representative of real assets, on the other - it becomes an instrument of speculative play. Such use of the financial sector provides additional opportunities for the growth of real capital, which allows us to state the replacement of the main driver of economic growth. The neo-Keynesian counter-cyclical regulation, in particular, the stimulation of aggregate demand at the expense of consumer and investment demand, gives way to additional fictitious demand for real capital, ensuring its actual growth and thereby pulling the economy from the downward phase of the cycle.

Key words: financialization, monetary system, financial capital, fictitious capital, virtual capital.

Если под финансами понимать работающие деньги, то современную экономику можно охарактеризовать как финансовую экономику, или финансомику [5, с. 163], Появившись исторически из экономики-хозяйства, обслуживая его, деньги и хозяйство сегодня поменялись ролями: не деньги удовлетворяют потребности хозяйства, а последнее лишь обслуживает деньги, превратившись из цели в средство [4, с. 284], порождая финансиализа-цию. Хвост стал вилять собакой.

Финансиализация - это форма функционирования экономики, характеризующаяся преобладанием финансовых сделок в общей структуре внутренних, а особенно международных отношений, и подчинением реального сектора экономики (производство товаров и услуг) финансовому. 46

Финансиализацию можно определить как растущую и системную власть финансов, проявляющуюся в двух взаимосвязанных явлениях:

1. Многократное преобладание оборота финансовых ресурсов над оборотом товаров и услуг.

2. Резко возросшее обратное влияние финансового сектора на функционирование реального сектора.

Так, в США за последние 50 лет доля обрабатывающей промышленности в ВВП сократилась более чем вдвое (с 25 % до 12 %), при этом доля финансового сектора удвоилась (с 3,7 % до 8,4 %). За тот же период времени доля доходов в обрабатывающей промышленности США сократилась более чем на две трети (с 49 % до 15 %), а доля доходов финансового сектора в общей сумме доходов удвоилась (с 17 % до

Г. А. Родина

35 %). Таким образом, о существенном разрыве между реальным и финансовым секторами экономики свидетельствует высокая доля финансового сектора в общей сумме доходов при относительно низкой доле финансового сектора в ВВП.

Почему финансовый сектор столь активно разбухает? Мы выделяем две причины.

Во-первых, хроническое перенакопление капитала в реальном секторе экономики.

Перенакопление капитала - это такое накопление капитала, при котором каждая добавочная порция капитала не может быть применена с тем же уровнем прибыльности, что и предыдущая; либо вообще не может быть применена с прибылью.

Явление перенакопления капитала родилось не в XXI веке; оно циклически возникает при капитализме, но сейчас эта проблема -перенакопление капитала в реальном секторе экономики - стала хронической. И финансовый сектор послужил отдушиной для перенакопленного капитала, что привело к его росту.

Во-вторых, возможности беспрепятственного международного движения капитала, созданные, с одной стороны, глобализацией (что обернулось глобальной гегемонией капитала); с другой стороны, - современными информационными и телекоммуникационными технологиями, что сформировало тотальный корпоративно-сетевой рынок

как адекватную форму власти, вернее, супервласти современного корпоративного капитала.

Средством для осуществления его супервласти являются деньги, которые приобрели новые свойства, являющиеся продуктом их предшествующей эволюции.

Историю развитие денежной системы можно разделить на три периода.

Первый период - докорпораци-онный индустриализм:

— Переход от металлических (золотых) денег к бумажным, размениваемым на золото, с параллельным обращением золотых монет.

Эта система была достаточно устойчивой, так как разменивае-мость обеспечивала стабильность бумажно-денежного обращения.

— Деньги как денежный капитал.

Речь идет о переходе денег как средства обращения товаров к деньгам как денежному капиталу, который обслуживал уже не просто обращение товаров, а кругооборот капитала.

— Кредитные деньги.

В связи с этим бумажные деньги приобрели кредитную природу, вернее, кредитное происхождение. Как?

Первая форма бумажного обращения, которая заменила отчасти золотое, - это обращение векселей; проще говоря, долговых расписок.

Затем появляются векселя более надежные, выданные уже не част-

Современная финансиализация как новое качество экономики

47

ными лицами, а банками. И эти векселя - банкноты - не имеют уже, в отличие от обычного векселя, признаков срочного погашения (то есть там не указано, в какой срок они должны быть погашены), но в любой момент вексель банка -банкноту - можно было обменять на золото, то есть учесть так же, как и обычный вексель.

Затем эмиссия банкнот становится монополией государственных, или центральных, банков. Так возникают национальные системы бумажного денежного обращения.

Второй период эволюции денежной системы - корпорационный индустриализм:

— Переход от бумажных денег с параллельным обращением золотых монет - к бумажным деньгам без параллельного обращения золотых монет и ограниченным разменом на золото:

• золото-монетный стандарт (то есть бумажные деньги можно обменять на золотые монеты, однако эти золотые монеты уже не выступают в качестве платежного средства; ими в магазинах, грубо говоря, не расплачиваются - они уже не являются законным платежным средством; их можно покупать-продавать, но в расчетах они уже не используются: их просто недостаточно для этого),

• золото-девизный стандарт,

• золото-слитковый стандарт (на бумажные деньги можно купить уже не монеты, а золотые слитки, золотые сертификаты).

Это было вызвано тем, что невозможно уже было обеспечивать потребности разросшегося хозяйства обращением, основанным на использовании драгоценных металлов.

Серьезные изменения в денежном обращении наступают с началом глобализации. Третий период эволюции денежной системы -постиндустриализм периода глобализации:

— Разрыв связи между золотым и денежным товаром.

Валюты 44 стран были жестко привязаны к доллару США, а доллар - к золоту (35 долл. за тройскую унцию). В декабре 1945 года Бреттон-Вудские соглашения вступили в силу.

Так как в середине XX века США принадлежало 70 % всего мирового запаса золота, упомянутые соглашения представлялись логичным решением. Доллар - валюта, конвертируемая в золото, -стал базой валютных паритетов, преобладающим средством международных расчетов, валютных интервенций и резервных активов. Национальная валюта США стала одновременно мировыми деньгами.

Долларизация экономик ряда стран привела к выходу денежной массы из-под национального контроля и переходу ее под контроль Федеральной резервной системы США. Именно эта трансформация мировых денег породила соблазн неконтролируемой эмиссии долларов, которому препятствовало требование обеспеченности валют зо-

48

Г. А. Родина

лотом. Этот барьер был преодолен в 1971-1978 годах, когда Бреттон-Вудскую систему сменила Ямайская валютная система, основанная на свободной торговле валютой (свободной конвертации валют) без привязки к золоту.

После этого финансиализация стала осуществляться очень динамично благодаря относительно большей свободе движения капитала в международном масштабе и, в первую очередь, финансового капитала в условиях глобализации. Через спекулятивные операции с ценными бумагами и неконтролируемую мировым сообществом эмиссию долларов США, не обеспеченных золотым запасом, финансовые потоки стали переходить от производителей товаров и услуг к банкам. То есть, как отмечает Д. Соммерс, классическая формула развития экономики «деньги - товар - деньги' « была заменена формулой «деньги - деньги' - деньги'' . ..деньги"», не создающей никакой добавленной стоимости - следовательно, не развивающей экономику [6]. На каждом этапе данной формулы усиливалась виртуализация денег и других ценных бумаг, не обеспеченных реальными активами.

Если Бреттон-вудская система, созданная в 1944 г., еще предполагала размен банкнот на золото, хотя и очень ограниченный, покупка золота производилась по фиксированной цене, то в начале 70-х годов ХХ века прекращается такой фиксированный размен денег на золото,

золото начинает котироваться по свободному рыночному курсу и связь золота с ценностью банкнот исчезает; банкноты уже не имеют фиксированного золотого содержания. Тем не менее соблюдается:

— Сохранение для бумажных денег закономерностей обращения золотых денег, связанных с определением количества денег в обращении. То есть бумажные деньги ведут себя так же, как если бы они выступали заместителями реальных золотых денег.

— И еще один сдвиг происходит в период глобализации: кредитная эмиссия денег (то есть выдача банковских кредитов, которая не зависит от количества денег в обращении, а зависит от величины банковских активов) оказывается тесно связанной с фиктивным капиталом.

— Ориентация кредитных денег на фиктивный капитал.

А какова вообще роль кредита и банковской системы в рыночной экономике? Кредитная система (которая сейчас стала гораздо сложнее, интегрировав в себя, помимо банков, страховые компании, пенсионные фонды, инвестиционные компании и т. д., но стержнем по-прежнему остаются банки) аккумулирует временно свободные денежные средства и предоставляет их предпринимателям в качестве заемного капитала. Это позволяет индивидуальному предпринимателю выйти за пределы, определяемые возможностями накопления индивидуального капитала, то есть

Современная финансиализация как новое качество экономики

49

предоставляет ему добавочный капитал. И в целом это расширяет возможности роста экономической системы.

Развитие кредитной системы приводит к формированию фиктивного капитала.

Фиктивный капитал - это титулы собственности на реальные активы, которые совершают самостоятельное, независимое от этих реальных активов, обращение на рынке, то есть становятся самостоятельным товаром. Таким образом, движение капитала раздваивается: с одной стороны, - реальный капитал, с другой, - фиктивный. Оба потока сосуществуют параллельно.

Какова роль фиктивного капитала в рыночной экономике? Фиктивный капитал, так же, как и кредитная система, аккумулирует в руках корпораций временно свободные денежные средства, то есть корпорация продает свои акции на рынке и получает деньги. Кроме того, котировки ценных бумаг на фондовой бирже служат ориентиром выгодности финансовых инвестиций, то есть купли-продажи этих ценных бумаг, перенаправляя тем самым финансовые потоки, направляя их туда, где вложения ценных бумаг являются наиболее выгодными.

Фиктивный капитал возник в позапрошлом веке; а в XXI веке наметился переход от фиктивного капитала - к виртуальному [3]:

— Основной доход от владения ценными бумагами обеспечивают

не дивиденды, а игра на динамике курса.

— Ценные бумаги начинают цениться не в зависимости от доходности реальных активов (из чего выплачиваются дивиденды), которые за ними стоят, а в зависимости от возможностей спекулятивной игры на динамике котировок. То есть если акция растет в цене, это хорошо; если акция колеблется в цене, то для спекулянта это тоже хорошо, потому что на этом можно сыграть; и для него уже неважно, какие дивиденды платятся, - важно то, как ведет себя котировка на фондовом рынке.

— Превращение спекулятивной игры в основную функцию фиктивного капитала делает его виртуальным - не только оторвавшимся от оценки реальных активов (от производства), но и не находящимся сколько-нибудь устойчиво в частной собственности каких-либо конкретных физических или юридических лиц. Он путешествует от собственника к собственнику (иногда эти переходы акций из рук в руки совершаются десятки раз в сутки; поэтому даже невозможно сказать, кому это все принадлежит в данный момент), легко набирающим ценность и столь же легко теряющим. Это означает, что виртуальный капитал не является объектом сколько-нибудь устойчивого регулирования и контроля со стороны какого-либо лица.

Курс может обрушиться в любой момент, поэтому невозможно ска-

50

Г. А. Родина

зать, сколько этот капитал стоит: стоит он вообще что-нибудь или нет и если стоит, то сколько именно. Неслучайно фраза о «финансовых пузырях» модифицировалась в выражение о «постоянно пузырящейся мировой экономике».

Поскольку самой прибыльной становится игра на котировках, постольку самыми важными становятся не те активы, которые приносят более значимые дивиденды, а те, которые быстро растут в цене или те, у которых котировки очень резко колеблются, потому что именно на колебаниях курсов спекулянты «срубают» наибольшую прибыль.

Именно поэтому фиктивный капитал приобретает двойственную потребительную стоимость: он становится важен не просто как представитель реальных активов, а именно как инструмент спекулятивной игры и оценивается именно с этой точки зрения: дает он возможность для спекулятивной игры или нет.

Такая ситуация дает дополнительные возможности для роста реального капитала, как это ни странно. Почему? Потому что прибыль, извлекаемая с финансового рынка, может создавать и дополнительный спрос для реального капитала, и дополнительные кредитные ресурсы, так как кредиты сейчас в значительной степени выдаются под залог ценных бумаг. А если ценные бумаги совершают такое оторванное от реальных активов

путешествие, то могут существовать корпорации, у которых реальные активы ничего не стоят, которые могут быть хронически убыточными, а их ценные бумаги торгуются на рынке по очень высоким ценам. Потому что спекулянты очень часто действуют в ожидании будущих прибылей. Если это, с их точки зрения, какая-то очень перспективная компания, то цены могут взлетать до небес, хотя прибыли сейчас нет. Но точно так же они могут и обрушиться, если эти ожидания не оправдываются.

Использование таких ценных бумаг для кредитования расширяет возможности экономики и, соответственно, расширяет возможности роста реального капитала.

Начиная с 70-х гг. ХХ века, наблюдается ускоренный рост виртуального капитала, приобретший взрывообразный характер в XXI веке:

— Скачок в оборотах финансового рынка произошел в 70-е гг. ХХ века. Обороты финансового рынка превышали обороты рынка товаров и услуг в несколько раз.

— А в начале XXI века начался бурный рост объема рынка производных ценных бумаг (деривати-вов). Обороты финансового рынка превышали обороты рынка товаров и услуг в несколько десятков раз.

Деривативы - это ценные бумаги, которые выступают представителями не реальных активов, а в качестве представителя первичных ценных бумаг, то есть представите-

Современная финансиализация как новое качество экономики

51

ли представителей (выражаясь современным философским языком, -симулякры). Один из наиболее распространенных видов производных ценных бумаг - депозитарные расписки. Записи о том, кому какие акции принадлежат, хранятся в специальных организациях, которые называются депозитариями. Эти депозитарии могут выпускать депозитные расписки, которые свидетельствуют: такие-то ценные бумаги в этом депозитарии хранятся. И эти депозитные расписки могут сами быть объектом купли-продажи. Зачем? Затем, что, купив такую депозитную расписку, вы можете ее продать, а можете предъявить для того, чтобы переписать на себя эти акции. Депозитная расписка - это свидетельство о том, что мне принадлежат в этом депозитарии определенные ценные бумаги. Значит, если я продаю эту расписку, то я фактически передаю свое право на ценные бумаги другому субъекту - не право собственности, а право истребования. Этот другой субъект необязательно должен у меня эти ценные бумаги забрать, он может это право перепродать другому и т. д. Почему не обязательно захочется забрать сами ценные бумаги? Потому, что стоимость депозитной расписки может быть больше стоимости ценных бумаг. На каком основании? На том, что, например, есть расчет, что акции подрастут в цене. Поэтому я эту расписку продаю дороже, чем сами акции. А тот, кто покупает,

считает, что расписку покупает сейчас дороже стоимости самих акций и что потом акции в цене еще сильнее подрастут - и тогда он сможет либо эти подорожавшие акции взять, либо эту депозитную расписку продать еще дороже.

И вот начинается рост такого рода ценных бумаг.

Рост глобального рынка дерива-тивов оценивается в триллионы долларов: например, к кризису 2008 г. объем этого рынка превысил 600 трл долл. - это во много раз больше, чем мировой ВВП.

Правилами этот процесс регулируется, но они достаточно либеральны.

Проблема в том, что ценность этих депозитных расписок оторвалась от стоимости самих акций. А стоимость акций, в свою очередь, оторвалась от цены реальных активов. Фактически эти депозитные расписки никто не рассматривает как права собственности на эти акции, но лишь как чисто спекулятивный актив, который надо перепродать и на этом заработать деньги.

Почему именно в начале XXI века виртуальный капитал приобрел такое значение? Потому что рынок требовал финансовых инструментов, наименее привязанных к состоянию реальных активов, и потому позволявших неограниченную игру на котировках. Фактически был создан инструмент, который позволил наращивать объемы этого рынка безгранично. Мы полагаем, что до современных информацион-

52

Г. А. Родина

но-коммуникационных технологий эта возможность была лишь потенциальной и пространственно ограниченной.

Трансформация мировых денег (создающая предпосылки и условия для финансиализации экономики) происходила по стадиям: золото, доллары США и национальные валюты, обеспеченные золотом, тотальная долларизация мировых денег, свободная конвертация валют, среди которых наиболее стабильной и обеспеченной являлся доллар США, неконтролируемая эмиссия долларов США, ценных бумаг и их производных, то есть фактически не обеспеченных даже по номиналу активов.

Выдача кредитов под залог ценных бумаг увеличивает реальную денежную массу в обращении, которая обслуживает оборот сильно разбухшего рынка. По существу, эмиссия деривативов «тащит» за собой кредитную эмиссию денег.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Такая ситуация не является безобидной спекулятивной игрой, которой занимаются лишь финансисты, так как влияет на реальный сектор: виртуальный капитал позволяет генерировать добавочную денежную массу (через кредиты) и добавочный спрос для реального сектора (например, через потребительский кредит, объемы которого в США уже достигли порога разумных значений: средний американец для того, чтобы расплатиться по потребительскому кредиту, должен работать не один десяток лет,

то есть дальше наращивать эту кредитную задолженность уже мало реально, так как уже близок тот порог, за которым средний американец расплатиться за кредит за всю свою жизнь уже не сможет, если его наращивать дальше. Пока может).

Надо отметить, что добавочный спрос через кредитование сам является источником роста виртуального капитала на финансовом рынке, так как долговые обязательства до-мохозяйств и граждан сами являются ценными бумагами, функционирующими на рынке. Так, мы все знаем, что спусковым крючком кризиса 2008 года послужил кризис ипотечного кредитования в США. Это был не просто кризис ипотечного рынка, а кризис рынка ипотечных ценных бумаг, так как под долги американцев по ипотеке выпускались ценные бумаги, которыми активно спекулировали на бирже. До поры до времени эти спекуляции приносили хороший доход.

Как работала эта схема? Выдавался кредит человеку с невысоким уровнем дохода и неустойчивой занятостью. Почему же кредит выдавался? Пока ипотечный рынок рос, цены на недвижимость росли, ипотечные ценные бумаги тоже росли в цене; соответственно, даже если этот человек по кредиту расплатиться не сможет, эта недвижимость будет конфискована и продана по цене, превышающей сумму предоставленного кредита. Выигрыш очевиден.

Современная финансиализация как новое качество экономики

53

Этот виртуальный рынок работал хорошо, пока все складывалось хорошо в реальном секторе экономики. Спусковым крючком кризиса 2008 г. в США явилось не то, что там спекулянты заигрались, а то, что доходность рынка недвижимости, а точнее говоря, строительного сектора, в реальной экономике стала падать. Почему? Потому что, несмотря на раздувание этого малообеспеченного спроса при посредстве виртуального капитала, все-таки этот рынок натолкнулся на пределы доходности и пределы спроса. Реализация жилья начала сокращаться, темпы роста строительной индустрии стали падать, прибыльность строительного сектора стала сокращаться, и когда спекулянты это увидели, они начали сбрасывать ипотечные ценные бумаги. И рынок повалился вниз с катастрофической скоростью.

Это свидетельствует о том, что до какого-то момента рынок виртуального капитала служит отдушиной перенакопленного производительного капитала в реальном секторе экономики. Он позволяет создавать некий дополнительный фиктивный спрос для этого реального капитала, обеспечивая его действительный рост, как после Великой депрессии (до 70-х гг. ХХ века) таким помощником было кейнсианское и неокейнсианское антициклическое регулирование, в частности, стимулирование совокупного спроса за счет потребительского и инвестиционного спро-

са. Но после стагфляционных 70-хх, развенчавших универсальность кейнсианских рецептов, нужен был новый помощник, которым и стал финансовый сектор. Последний находился на подъеме, и он помогал создавать фантомный спрос, вытягивающий экономику с понижательной фазы цикла.

Сам по себе финансовый рынок вряд ли мог справиться с этим. Этому способствовала еще два фактора:

1. Глобализация, то есть

компенсация падения доходности капитала (перенакопление

капитала) в реальном секторе экономики в развитых странах за счет переноса производства в развивающиеся страны, где издержки производства ниже (в том числе, за счет низких экологических издержек), а соответственно, доходность выше. Этот процесс работал двояким образом: с одной стороны, когда предприниматели переносили

производство из развитых стран в развивающиеся, они получали более высокую прибыль; с другой стороны, в развивающихся странах производились более дешевые потребительские товары, за счет ввоза которых в развитые страны можно было ограничивать рост заработной платы и в самих развитых странах. Так, с начала 70-х гг. в США происходит падение реальной почасовой заработной платы, которое продолжается вплоть до 90-х гг. И

54

Г. А. Родина

потом рост был очень небольшой. Уровень начала 70-х восстановился только к XXI веку.

2. Этот период совпал с повышательной волной

долгосрочного К-цикла,

основанного на использовании технических нововведений, таких как новые ИТ и ИКТ.

Оба фактора обеспечили возможность за счет разбухания финансового рынка вытягивать западную экономику с понижательной фазы делового цикла, сглаживая ее негативные последствия.

Это иллюстрируется ростом доли прибыли, которую корпорации США извлекают с финансового рынка.

Прибыль финансового сектора в процентном выражении от общей прибыли американских корпораций выросла с 14 % в 1981 году до 42 % в 2002 году.

В 1957 г. доля финансового рынка в прибылях американских корпораций была меньше 20 %, а к 2007 г. - предкризисному - она достигла 50 %. То есть американские нефинансовые корпорации все больше и больше своего капитала стали вкладывать не в реальное производство, а в финансовый рынок и получать прибыль оттуда. Ибо в реальный сектор невозможно было вложить капитал с такой же прибыльностью. Реальный сектор таких же прибылей не приносил.

Финансовые пузыри могут существовать достаточно долго, но только до определенных пределов.

Виртуальный капитал может долго вращаться исключительно в пределах фондового рынка: одни фондовые ценности обмениваются на другие, под эти фондовые ценности берется кредит, этот кредит опять используется для покупки ценных бумаг или служит основанием для выпуска производных ценных бумаг под полученные кредиты... Фондовый рынок, с одной стороны, всасывает в себя произведенную в реальном секторе прибавочную стоимость, а с другой стороны, создает для этой экономики дополнительный спрос. Они таким образом взаимно стимулируют друг друга. Но существование финансовых пузырей, где виртуальный капитал может долго вращаться в пределах фондового рынка, всасывая в себя произведенную в реальной экономике прибавочную стоимость, не может быть бесконечным. Наступает момент, когда у собственника ценных бумаг возникает потребность обратить их в реальный капитал или в реальные деньги. В этот момент выясняется, что созданный виртуальным капиталом добавочный спрос носит фантомный характер.

Это становится очевидным не тогда, когда рынок на подъеме, когда все хорошо, есть возможность продать свои «бумажки» дороже, чем они покупались, что приносит прибыль. Кажется, что капитализм открыл для себя дорогу бесконечного роста.

Современная финансиализация как новое качество экономики

55

Но как только в реальном секторе наступает понижательная фаза бизнес-цикла, обнаруживается, что эти «бумажки» не стоят тех денег, что еще вчера на них были нарисованы.

К 2007-2008 гг. ситуация сложилась таким образом, что основные сливки уже были сняты и с глобализации, и с новой технологической волны, связанной с информатикой и телекоммуникацией. В результате во втором десятилетии XXI века финансовые пирамидки (разбухшая масса ценных бумаг на фондовом рынке, за которой не стоят реальные капитальные активы) зашатались, но не лопнули. Эта масса фактически не сдулась. Боль-ее того: если мы посмотрим на те меры, которые предпринимались правительствами для оздоровления финансового рынка, то мы увидим, что это была накачка финансового рынка добавочными деньгами из бюджета, то есть это было спасение финансовых пирамид. Почему? Потому что современный постиндустриализм не имеет другого способа стимулирования экономического роста, кроме этого механизма разбухания финансового рынка.

Но это очень рискованная игра. Фактически это такая ситуация, когда мы пожар тушим керосином.

Выводы:

— процессы генезиса нового качества экономики в XXI веке неслучайно оказались «завязаны» на два феномена - глобализацию и развитие новых технологий;

— оба эти процесса неслучайно вызвали к жизни феномен виртуального финансового капитала, его генезис как продукта развития тотальных сетевых рынков и глобальной гегемонии капитала.

Сращивание банковских и промышленных монополий, породившее финансовый капитал XIX века, трансформировалось в новое качество финансового капитала XXI века - сращивание транснациональных финансовых корпораций, национальных государств и международных финансовых институтов. Этот капитал, в отличие от «обычного» фиктивного капитала XIX века:

— является глобальной виртуальной сетью (а не атомизирован-ной совокупностью денежных единиц, регулируемой национальным государством или совокупностью обособленных финансовых корпораций);

— приватизирован ограниченным кругом частных лиц, но при этом им не подконтролен.

В отличие от «обычного» финансового капитала XIX века, финансовый капитал XXI века [2, с. 260-276]:

— вновь оторвался от жизнедеятельности реального капитала (производственного, торгового и даже ссудного) и образовал особое пространство своей виртуальной жизни;

— выполняет роль универсального «регулятора» и всеобщего эквивалента корпоративно-сетевого рынка, что делает всю систему цен,

56

Г. А. Родина

трансакций, сбережений и т. п. зависимой от состояния этой суперсети (как некогда от золота);

— пройдя стадию социально-государственного контроля середины XX века, он преодолел эту власть, вырвавшись на простор глобальных финансовых спекуляций.

Глобальный виртуальный капитал:

— Приобретает всемирные масштабы (но еще не приобрел окончательно).

— Становится обезличенным [1, с. 133], неподконтролен никому в отдельности (но еще не стал). Крупнейшие государства пока все еще контролируют движение значительной части денежных агрегатов внутри стран и на мировом рынке в интересах не только корпо-

ративных элит, но и общей стабильности, а приватизация государственных функций не зашла чрезмерно далеко. Но равновесие шаткое, и экспансия тотального рынка вкупе с монетаристскими тенденциями свертывания социального демократического контроля и регулирования рынка может окончательно выпустить джинна финансового кризиса из «бутылки» контроля за мировым финансовым рынком.

Единственный путь к предотвращению банковского диктата над мировой экономикой, который может закончиться ее коллапсом, нам видится в отказе от все более обесценивающегося доллара США в качестве мировой валюты и усилении контроля в национальной финансовой и банковской сферах.

Библиографический список:

1. Афанасьев, Д. Ю. Философская проблема понимания капитала как общественной категории [Текст] / Д. Ю. Афанасьев // Философия хозяйства. - 2018. -№ 4. - С. 118-137.

2. Бузгалин, А. В. Глобальный капитал [Текст] / А. В. Бузгалин, А. И. Колганов. - в 2-х тт. Т. 2. -3-е изд., испр. и сущ. доп. - М. : Ленанд, 2015. -904 с.

3. Ермоленко, А. А. Новые формы отношений, возникающие в движении капитала [Текст] / А. А. Ермоленко, О. В. Брижак // Философия хозяйства. - 2018. -№ 6. - С. 80-102.

4. Зотова, Е. С. Цифра как феномен бытия (обзор дискуссии на круглом столе) [Текст] / Е. С. Зотова // Философия хозяйства. - 2018. - № 4. - С. 281-288.

5. Осипов, Ю. М. Экономика как есть (откровения Зоила, или Судный день экономизма) [Текст] / Ю. М. Осипов. -2-е. изд. - М. ; Тамбов : Издательский дом ТГУ им. Г. Р. Державина, 2018. - 333 с.

6. Соммерс, Джеффри. Политэкономия геоэкономических сил, определяющих современное мироустройство: новое видение развития экономики России и более стабильного миропорядка [Электронный ресурс] / Д. Соммерс. - Режим доступа: http://viperson.ru/articles/dzheifri-sommers-novoe-videnie-razvitiya-ekonomiki-rossii-i-bolee-stabilnogo-miroporyadka. - (Дата обращения: 07.09.2019).

Современная финансиализация как новое качество экономики

57

Bibliograficheskij spisok

1. Afanas'ev, D. Ju. Filosofskaja problema ponimanija kapitala kak obshhe-stvennoj kategorii [Tekst] / D. Ju. Afanas'ev // Filosofija hozjajstva. - 2018. - № 4. - S. 118-137.

2. Buzgalin, A. V Global'nyj kapital [Tekst] / A. V Buzgalin, A. I. Kolganov. - v 2-h tt. T. 2. -3-e izd., ispr. i sushh. dop. - M. : Lenand, 2015. - 904 s.

3. Ermolenko, A. A. Novye formy otnoshenij, voznikajushhie v dvizhenii kapi-tala [Tekst] / A. A. Ermolenko, O. V Brizhak // Filosofija hozjajstva. - 2018. - № 6. -S. 80-102.

4. Zotova, E. S. Cifra kak fenomen bytija (obzor diskussii na kruglom stole) [Tekst] / E. S. Zotova // Filosofija hozjajstva. - 2018. - № 4. - S. 281-288.

5. Osipov, Ju. M. Jekonomika kak est' (otkrovenija Zoila, ili Sudnyj den' jekonomizma) [Tekst] / Ju. M. Osipov. -2 e. izd. - M. ; Tambov : Izdatel'skij dom TGU im. G. R. Derzhavina, 2018. - 333 s.

6. Sommers, Dzheffri. Politjekonomija geojekonomicheskih sil, opredeljajushhih sovremennoe miroustrojstvo: novoe videnie razvitija jekonomiki Rossii i bolee sta-bil'nogo miroporjadka [Jelektronnyj resurs] / D. Sommers. - Rezhim dostupa: http://viperson.ru/articles/dzheffri-sommers-novoe-videnie-razvitiya-ekonomiki-rossii-i-bolee-stabilnogo-miroporyadka. - (Data obrashhenija: 07.09.2019).

58

R Ä. Родина

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.