Научная статья на тему 'Социокультурный аспект деятельности кустарнопромысловой кооперации в 1920е гг. (по материалам Поволжья)'

Социокультурный аспект деятельности кустарнопромысловой кооперации в 1920е гг. (по материалам Поволжья) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
169
69
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Ягов О. В.

В статье рассматривается социокультурный аспект деятельности кооперации, включающий в себя политику по популяризации кооперативного движения через проведение культурномассовой и просветительской деятельности, организацию выставок, музеев и другие формы работы. На примере кустарнопромысловой кооперации Поволжья, выявляются основные проблемы, препятствующие изменению социального облика кооперативной системы в условиях нэпа.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Социокультурный аспект деятельности кустарнопромысловой кооперации в 1920е гг. (по материалам Поволжья)»

17. ГАПО. Ф.П-672. Оп. 1. Д. 37. Л. 53.

18. Там же. Д. 10. Л. 25.

19. Волжская Коммуна. 1934. 8 февраля.

20. ГАПО. Ф.Р-453. Оп. 1. Д. 1600. Л. 11, 23;РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 31. Д. 1494. Л. 9-10.

21. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 26. Д. 1080. Л. 16.

22. ГАПО. Ф.Р-453. Оп. 1. Д. 1600. Л. 20; Ф.П-54. Оп. 1. Д. 32. Л. 13.

23. ГАПО. Ф.П-54. Оп. 1. Д. 36. Л. 70, 78, 80-81; Д. 32. Л. 63; Ф.Р-453. Оп. 1. Д. 1600. Л. 24; Ф.Р-381. Оп. 1. Д. 35. Л. 95-98; Ф.П-670. Оп. 1. Д. 6. Л. 7-8.

24. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 31. Д. 1588. Л. 10.

25. ГАРФ. Ф. 5457. Оп. 14. Д. 4. Л. 58-59, 99, 113.

26. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 31. Д. 1588. Л. 70; Д. 1480. Л. 171172.

27. Саратовская область за 70 лет. Саратов, 1987. С. 30.

28. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 31. Д. 1588. Л. 7-9.

29. Болотов Н.А. Промышленность республики Немцев Поволжья в 1920-1930-е гг. // История России: проблемы экономического и социально-политического развития. - Волгоград, 1995. - С. 119.

30. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 31. Д. 1479. Л. 223; Д. 1588. Л. 6.

31. ГАРФ. Ф.А-261. Оп. 1. Д. 551. Л. 30.

32. Белялов У.Б. Руководство Коммунистической партии социалистической индустриализацией в национальных республиках Среднего Поволжья (1926-1940 гг.). Казань, 1978. С. 177-179.

33. ГАРФ. Ф.А-261. Оп. 1. Д. 551. Л. 30.

34. Народное хозяйство Татарской АССР. Стат. сб. Казань, 1957. С. 34.

УДК 947 084

социокультурный аспект деятельности кустАрно-промысловой кооперации в 1920-е гг. (по материалам поволжья)

о. В. ягов

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского Кафедра новейшей истории России и краеведения

В статье рассматривается социокультурный аспект деятельности кооперации, включающий в себя политику по популяризации кооперативного движения через проведение культурно-массовой и просветительской деятельности, организацию выставок, музеев и другие формы работы. На примере кустарно-промысловой кооперации Поволжья, выявляются основные проблемы, препятствующие изменению социального облика кооперативной системы в условиях нэпа.

Большевики в годы нэпа использовали кооперацию на только как организационную форму, составлявшую конкуренцию частному капиталу, но и как способ вовлечения мелких товаропроизводителей в культурное строительство. Также велась работа по изменению социального облика самой кооперации. Этому должна была способствовать агитация и пропаганда кооперативного движения. Ее формы были различными, но направленность одна - вовлечение мелкого товаропроизводителя в социалистическое строительство. С этой целью на протяжении всего восстановительного периода в Поволжье проводились кампании, во время которых в кооперацию вовлекались новые члены, совершенствовалась организационная система. В большинстве издаваемых журналов того времени («Экономический путь», «Среднее Поволжье», «Сеятель Правды», «Кооперативный путь» и др.) имелись рубрики, посвященные социокультурным проблемам кооперации.

Для популяризации кооперативного движения в 1920-е гг. серьезное внимание уделялось созданию кустарных музеев и проведению выставок. В Самарской губернии для повышения качества кустарных изделий при ГСНХ были учреждены курсы для инструктирования мелких товаропроизводителей, устраивались выставки кустарных изделий с присуждением наград за лучшие экспонаты, организовывались показательные предприятия усовершенствованного типа [6].

Государство осознавало огромное значение различных выставок для демонстрации успехов социалистического строительства. Поэтому уже в декабре 1921 г. IX съезд Советов РСФСР постановил провести первую Всероссийскую сельскохозяйственную и кустарно-промышленную выставку. Первоначально ее намечали открыть осенью 1922 г. Однако ввиду большого объема работ по организации выставки и ликвидации последствий неурожая открытие ее было перенесено на 1923 г.

В 1923 г. кустарно-промысловые кооперативы Поволжья участвовали во Всесоюзной сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке, открывшейся 19 августа 1923 г. в Москве. На предварительном этапе подготовки к выставке во всех губерниях региона были созданы губернские выставочные комитеты, которыми отбирались наиболее качественные и конкурентно-способные изделия [24. 13 мая].

В Пензенской губернии 2 декабря 1922 г. был учрежден губернский выставочный комитет (губвы-ставком), который для подготовки к главной выставке страны учредил несколько комиссий, в том числе: кустарно-промысловую и кооперативную [13. С.51]. В уездах губернии были организованы уездные комиссии содействия по принципу организации губвы-ставкома [17]. Пензенский губвыставком предполагал представить на выставку пуховые изделия, продукцию сетевязального, шпагатного, рогожно-кулевого и пень-копрядильного производств.

Важная роль при подготовке к выставке отводилась агитации и пропаганде. В специальном обращении «Крестьяне, на выставку!» говорилось: «Крестьяне, на выставку! Ура! Были и раньше у нас выставки разные; но это были выставки буржуазные. Для помещиков и дворянства, что же касается до рабочего класса или крестьянства, то для них на воротах висел особый плакат: «Осади назад!!!» [13. С.53].

Для выставки как отражающие кустарное производство Симбирской губернии были переданы следующие экспонаты: сани, оглобли, колеса, бочата, рогожи, валенки, спицы. Кроме того, в Москву было решено отправить 100 экскурсантов из кооперированных кустарей для обмена опытом [12]. От Пензенской губернии в павильоне кустарной промышленности участвовали кустари П. И. Тополаев, И. Х. Самсонкин, А. И. Корнеев, корзиночная мастерская и колония де-ффективных детей [3].

Единственным в своем роде экспонатом была на выставке пенько-прядильная и шпагатная мастерская, принадлежавшая кустарю из Мокшанского уезда, Пензенской губернии Д. А. Глухареву, который в течение двух месяцев изготовлял сноповязальный шпагат, пеньковые приводные ремни и бечеву. Ежедневно мастерскую Глухарева посещали до 25 тысяч человек. 15 сентября 1923 г. особая экспертная комиссия при Петровско-Разумовской сельскохозяйственной академии после испытания производимого шпагата признала его по качеству лучше знаменитого мемельского [24. 7 октября]. В итоге Д. А. Глухарев был удостоен диплома I степени, а Италия и Петроградский пень-котрест довольствовались вторым местом.

Особый интерес у посетителей кустарного отдела выставки вызывала демонстрация так называемых «живых промыслов» и процессов производства. Первые были представлены ручными кустарными промыслами, а вторые - усовершенствованными процессами производства. Пензенский кустарсоюз построил специальную деревенскую избу, в которой осуществлялось производство шпагата.

Всего на выставке участвовали 35 кооперативных союзов из различных губерний и субъектов страны. Губернии Поволжья представляли Астраханский губ-сельпромкредитсоюз (бондарные и шерстяные изделия, циновки); Пензенский губсельпромсоюз (пуховые шапки, шпагат); Самарский губселькредитсоюз (изделия из мочала, щепной товар, ковры, ткани, плетеные изделия); Саратовский губсельсоюз (кожевенные изделия); Симбирский губсельпромсоюз (тара, валяные изделия, веревка); Царицынский губсельпро-мкредитсоюз (изделия из шерсти, корзины, мебель, керамика) [15]. Специалисты, оценивая представленные изделия, отмечали высокое качество саратовской сарпинки и обуви, пензенских пуховых платков, царицынской упряжи и тары [25].

По итогам работы выставки Саратовский районный Корзинсоюз был награжден почетным дипломом II степени за высокое качество продукции и хорошо налаженную хозяйственную деятельность [20].

Выставки чаще всего приурочивались к знаменательным и юбилейным датам. Накануне 11 годовщи-

ны Октября в помещениях окружных кустарсоюзов были проведены выставки продукции, произведенной кустарно-промысловыми артелями. В г. Самаре на выставке были представлены термосы для хранения масла, молока, которые были в два раза дешевле импортных и по качеству не уступали последним [18].

Губернские и Всесоюзная сельскохозяйственные и кустарно-промышленные выставки стали смотром кооперации, ее состояния, возможностей и роли в народном хозяйстве, мощным средством пропаганды кооперативного движения. Кустари и ремесленники относились к организации выставок, экспозиций, музеев с большим энтузиазмом и одобрением.

В массовой работе с кустарями большое значение отводилось празднованию юбилейных дат. В июне 1923 г. все виды кооперации Поволжья готовились к празднованию 7 июля Международного дня кооперации. Были созданы праздничные комиссии, проведены собрания, подготовлены лозунги: «укрепляя промысловую кооперацию, мы даем организованный отпор скупщику и лжекооператору!», «Через обобществление кустарного труда и механизацию производства -к социалистическому хозяйствованию!» [22. №80. С.17-18]. Юбилейные даты широко отмечались и в последующие годы. В 1927 г. праздновалась 10-я годовщина Октября. В Самаре к этой дате был приурочен доклад по радио «О достижениях кооперации...». Он имел политическую окраску и заканчивался призывом «Кустари, в день 10-ой годовщины Великого Октября смыкайте свои ряды под знаменем Ленинской кооперации» [7].

Таким образом, кооперация с помощью средств массовой информации, попадала под влияние той политической системы, в которой она действовала.

Однако в первой половине 1920-х гг. пропаганда кооперативного движения не была подкреплена хорошо поставленной культурно-массовой работой непосредственно среди мелких товаропроизводителей, что и отмечалось в ходе обследования низовой сети кустарно-промысловой кооперации в 1925-26 годах [16]. В отчетах инструкторов ульяновского кустпромсоюза сообщалось, что «в большинстве артелей слабо ведется работа производственных и культурных комиссий; среди кустарей наблюдается значительная неграмотность, засилье религиозного дурмана. Особенно вредит культурному развитию пьянство, подрывающее материальное положение кустаря» [22. №83. С.18]. Мерами отвлечения от религии и алкоголя назывались вовлечение в работу производственных совещаний, приобщение к общественной деятельности, вступление в ВЛКСМ и ВКП(б) [11].

Среди кооперированных кустарей Пензенской губернии вплоть до 1925 г. также отсутствовала массовая работа. В ходе проверки Сурской бондарной артели было установлено, что ее члены газет не читают. В Кутло-Еланском районе периодическая печать для кустарей выписывалась в принудительном порядке. Производственные совещания создавались лишь в крупных артелях и в большинстве случаев только на бумаге [8]. Работы по ликвидации неграмотности Пензенский кустарсоюз не вел [4].

Аналогичная ситуация складывалась и в Саратовской губернии. В отчетном докладе о работе Саратовского городского союза трудовых артелей и кустарно-промысловых кооперативов за 1925 г. отмечалось, что культурное развитие членов артелей находится на очень низком уровне [10. Д.19. Л.19]. Это, несмотря на то, что в конце 1924 г. на одном из собраний Союза было принято решение о создании при каждой артели культурной комиссии и обязательном посещении всеми членами артелей в возрасте до 30 лет кружков по-литграмотности [10. Д.3. Л.29].

Часто одной из основных причин слабой культурно-просветительской работы в кустарно-промысловых кооперативах сами кооператоры называли отсутствие материальных средств на развитие дела в данном направлении.

Так, в отчете Саратовского Сельскосоюза о культурно-просветительской работе за 1924 г. отмечалось, что тяжелые экономические условия и отсутствие материальных средств не позволили развернуть работу должным образом. Но при этом за год сотрудниками Союза было прочитано 23 лекции по сельскохозяйственной и кустарно-промысловой кооперации, проведен День Международной кооперации с выездом инструкторов на места. С мая 1924 г. на средства Сарсель-скосоюза и Губсоюза стал издаваться журнал «Голос Нижне-Волжского кооператора».

дальнейший анализ культурно-просветительской работы Сарсельскосоюза позволяет констатировать, что, несмотря на все трудности, им было сделано достаточно много. Весной 1924 г. Союзом было отпущено 1 000 руб. на создание губернского Дома Крестьянина, в котором был создан «Уголок кооператора». Также было составлено и передано в кооперативную сеть 45 библиотек (по 40 книг в каждой). Союзом было организовано две школы ликбезграмотности. Особый интерес представляет организация кинопередвижек. Кроме того, Союз заключил договор с Пролеткино на съемки документального фильма о деятельности кооперативов [14]. Необходимо отметить и субсидирование Союзом некоторых высших учебных заведений. В сельскохозяйственном институте на средства Сель-скосоюза содержались два стипендиата.

Низовые кооперативы Сарсельскосоюза выписывали до 10 наименований журналов и газет («Голос Кооператора», «Крестьянская Газета», «Саратовские Известия» и др.), сами организовывали кооперативные курсы и отчисляли средства на культурно-просветительскую работу.

По мере укрепления материального положения кустарно-промысловой кооперации и после принятия губкомами РКП(б) директив «Об усилении политико-массовой работы в артелях» началась более планомерная работа по ликвидации неграмотности, политпросвещению, подъему общего культурного уровня кооперированного населения [19]. Сталинградский губернский кооперативный совет имел в своей организационной структуре культурную секцию в составе 13 человек и в 1925-1926 гг. направил кооперативным союзам губернии 12 директив по вопросам организации просветительской работы, кооперативному самообразованию, антирелигиозной пропаганде и т. д. [21].

К сентябрю 1928 г. в Самарской губернии в культурную работу было вовлечено 40 % кооперированных кустарей и ремесленников, открыто шесть школ ликвидации безграмотности, пять школ политобразо-вания, организованы курсы кооперативного актива, которые посещали 72 человека [2]. Массовая работа разворачивалась в красных уголках, избах-читальнях, кружках. В Пензенской губернии уже в 1925 г. были организованы две избы-читальни, характер работы которых заключался в читке газет, проведении бесед. избы-читальни регулярно посещали около 200 человек [23]. Кроме того, 1 137 кооперированных кустарей губернии состояли членами в различных добровольных обществах: Осоавиахим, «Безбожник» и др. [5]. Большое внимание уделялось социальному страхованию. В Самарской губернии было застраховано 88 % кооперированных мелких товаропроизводителей, создан дом отдыха на 22 человека [9]. Среди кустарей пользовалась популярностью кампания по сбору средств на постройку самолета «Средне-Волжский кустарь».

Трудности и успехи проводимой культурно-массовой работы широко освещались в кооперативной печати. Причем публикации отражали не только сухие цифры вовлечения кустарей и ремесленников в культурное строительство, но и имели юмористические оттенки критики и самокритики.

Почти в каждом номере журнала «Голос Ниж-не-Волжского кооператора» встречаются фельетоны о кооперативной жизни, в том числе и о состоянии культурно-массовой работы. Так, в одном из последних номеров журнала за 1928 г. опубликован фельетон «Здесь культурность и не ночевала ...», автор которого рассказывает о своих впечатлениях от посещения Астраханского «Дома кустаря и ремесленника». В большом зале «Дома.» повсюду были развешаны плакаты «Культурную революцию в массы», «Печать - организатор масс» и другие. Но зашедший для интервью корреспондент «ГНВК» встретил мощный отпор со стороны заместителя председателя данного культурного учреждения, который заявил, что «. говорить нам не о чем, денег у нас нет и вашего брата мы знаем, наверно литературу будете предлагать, здесь много таких шляется» [1].

В целом, проводимая политико-массовая работа играла существенную роль в хозяйственной, культурной деятельности кооперации, изменении ее социально-политической ориентации. У населения отмечалось растущее доверие к кооперативным организационным формам, ввиду не только улучшения материального благосостояния мелких товаропроизводителей, но и вследствие решения их проблем по организации культурного досуга, появления возможности повышения своего образовательного уровня и т. д.

список источников и ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аллегро. Здесь культурность и не ночевала. Несколько слов о хамовитости в Астраханском союзе кустарей // Голос Нижне-Волжского кооператора. Саратов, 1928. № 19. С. 41.

2. Волжанский А. Самарский кустарь в культпоходе // Кооперативный путь. 1928. № 9. С. 26.

3. Государственный архив Пензенской области (ГАПО). Ф.Р. 2. Оп.1. Д.3621. Л.3 об.

4. ГАПО. Ф. Р. 4. Оп.1. Д.399. Л.12 об.

5. ГАПО. Ф. П. 54. Оп.1. Д.114. Л.38 об.

6. Государственный архив Самарской области (ГАСО). Ф.1. Оп.1. Д.838. Л.45; Д.1013. Л.12.

7. ГАСО. Ф. Р. 231. Оп.1. Д.35. Л.34.

8. ГАСО. Ф.655. Оп.5. д.93. л.66.

9. ГАСО. Ф.1141. Оп.20. Д.92. Л.61.

10. Государственный архив Саратовской области (ГАСарО). Ф. Р. 190. Оп.1.

11. Государственный архив Ульяновской области (ГАУО). Ф.Р. 210. Оп.1. Д.33. Л.78.

12. ГАУО. Ф.Р. 265. Оп.1. Д.164. Л.235.

13. Годин В. С., Лебедев В. И. Первая Всероссийская сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка как средство пропаганды производственной и общественной активности крестьянства (по материалам Пензенской губернии) // Производственная и общественная активность трудящихся в процессе строительства социализма. Сборник статей. Рязань: Полиграфист, 1976. С. 45-61.

14. Девять месяцев работы (январь-сентябрь 1924 г.). Материалы к XV сессии Совета Сельскосоюза. Саратов: Сарсельскосоюз, 1924. С. 26.

15. Живые промыслы на выставке // Вестник промысловой кооперации. 1923. № 1. С. 29.

16. К итогам перевыборов низовых органов кустарно-промысловой кооперации // Под знаменем ленинизма.

1927. № 5. С. 21.

17. Крестьянская выставка. 1923. 1 апреля.

18. На выставке кустпромсоюза // Кооперативный путь.

1928. № 14-15. С. 14.

19. Отчет Пензенского Губкома РКП (б) и Губ КК XVI созыва за время с мая по ноябрь 1924 года. Пенза, 1924. С. 87.

20. Премирование промкооперации на Всесоюзной выставке 1923 г. // Вестник промысловой кооперации. 1924. № 1-2. С. 60.

21. Российский государственный архив экономики (РГАЭ). Ф.3986. Оп.1. Д.31. Л.25.

22. Сеятель Правды. 1928.

23. Тих Г. Пензенская кустарная промышленность // Трудовая Правда. 1925. 21 мая.

24. Трудовая правда. 1923.

25. Халтурин Н. Итоги первого месяца выставки // Вестник промысловой кооперации. 1923. № 2. С. 21.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.