Научная статья на тему 'Социальные риски внедрения конвергентных технологий как факторы эволюции научного сознания'

Социальные риски внедрения конвергентных технологий как факторы эволюции научного сознания Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
480
102
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОСТНЕКЛАССИЧЕКАЯ НАУКА / СОЦИАЛЬНЫЕ РИСКИ / КОНВЕРГЕНТНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ / NBIC-КОНВЕРГЕНЦИЯ / НАУЧНОЕ СОЗНАНИЕ

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Аматова Нина Евгеньевна

В статье рассматриваются состояние и особенности формирования научного знания на современном этапе развития цивилизации. Отмечается значимость и ведущая роль конвергентных технологий в развитии общества, а также усиление трансформации научного сознания на фоне их развития и внедрения. Актуализируются вопросы безопасности использования NBIC-конвергенции для человека и биосферы. Обосновывается потребность в совершенствовании способов контроля технологических рисков и усилении ответственности ученых, бизнеса и власти перед обществом.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Социальные риски внедрения конвергентных технологий как факторы эволюции научного сознания»

УДК 001

Аматова Нина Евгеньевна

ассистент кафедры социологии и работы с молодежью Белгородского государственного национального исследовательского университета nina-amatova@ya.ru

Социальные риски

ВНЕДРЕНИЯ КОНВЕРГЕНТНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ КАК ФАКТОРЫ ЭВОЛЮЦИИ НАУЧНОГО

сознания

Nina E. Amatova

assistant at the Department of sociology and organization of work with youth Belgorod National Research University nina-amatova@ya.ru

Social risks of

IMPLEMENTATION OF CONVERGENT TECHNOLOGIES AS FACTORS OF THE EVOLUTION OF

the scientific consciousness

Аннотация. В статье рассматриваются состояние и особенности формирования научного знания на современном этапе развития цивилизации. Отмечается значимость и ведущая роль конвергентных технологий в развитии общества, а также усиление трансформации научного сознания на фоне их развития и внедрения. Актуализируются вопросы безопасности использования NBIC-конвергенции для человека и биосферы. Обосновывается потребность в совершенствовании способов контроля технологических рисков и усилении ответственности ученых, бизнеса и власти перед обществом.

Annotation. The article discusses the condition and features of the formation of the scientific knowledge at the present stage of civilization development. It is noted the importance and leading role of convergent technologies in the development of society, and strengthen the transformation of scientific consciousness in the background of their development and implementation. Attention is drawn to the safe use of NBIC-convergence for humans and the biosphere. The author substantiates the need to improve the methods of control of technological risks and strengthening the responsibility of scientists, business and government to society.

Ключевые слова: постнеклассичекая

наука, социальные риски, конвергентные технологии, NBIC-конвергенция, научное сознание.

Keywords: postnonclassical science, social risks, convergent technologies, NBIC-convergence, scientific consciousness.

Образ науки в общественном сознании складывается, как известно, под влиянием многих факторов. В данной статье остановимся на рассмотрении только тех из них, которые связаны с развитием и внедрением конвергентных технологий (NBIC-технологий), породивших мировой общественный резонанс, характеризующийся двумя противоположными взглядами. С одной стороны, именно с этими технологиями связывается прогрессивный образ цивилизации XXI века, а с другой - угрозы и риски, способные привести к исчезновению этой цивилизации. Каждая из сторон накладывает свой отпечаток на образ современной науки в общественном сознании.

Характеризуя общие тенденции развития научного знания, прежде всего заметим, что переход науки в постнеклассическую стадию и направленность ее на освоение сложных саморазвивающихся систем, в которые сам человек включен в качестве особого компонента, привели к смене деятельности исследователей. Теперь в качестве основной выступает не познавательная, а проектно-конструктивная деятельность ученого, в процессе которой человек

и мир (как субъект и объект познания) соединяются в одно целое. При этом процесс преобразования реальности преобразует и самого человека. Исследователь превращается в созидателя социальной реальности, а процесс исследования-в особый вид практики. Это, в свою очередь, обеспечивает превращение науки в мощную производительную силу, способную выполнять социальные заказы.

На фоне протекания описанных процессов в общественном сознании все активнее формируется образ науки как образ некоего феномена прагматико-социальной направленности.

Говоря об уникальности сложившейся ситуации, М.В. Шматко отмечает, что «образ науки, формирующийся в обществе не как адекватное отражение происходящих в современной науке объективных процессов, а как результат особого восприятия науки на уровне массового сознания, начинает оказывать влияние на развитие самой науки. Влияние такого рода пока может быть оценено скорее негативно, так как оно переориентирует науку с внутренней логики ее развития на сиюминутные практические потребности общества» [1, с. 4].

27

Так, по данным опроса «Изобретения XXI века: чего ждут от науки наши современники?», проведенного ВЦИОМ 20-21 июня 2009 г., 34 % россиян ожидают альтернативных видов топлива, 33 % -искусственно выращенных органов, а каждый пятый (21 %) - лекарства от всех болезней [2].

Очевидно, что все эти ожидания связаны с положительными эффектами от внедрения конвергентных технологий. Сюда же можно отнести усовершенствование мобильной связи и Интернет, переход от микроэлектроники к наноэлектронике и многие другие достижения, обеспечивающие жизненный комфорт и не связанные с ярко выраженными опасностями и рисками.

Однако, в последнее десятилетие, в связи с усилением продвижения продукции конвергентных технологий (в частности, нанопродуции) на рынок и проникновением ее в повседневную жизнь человека через продукты питания, фармацевтические средства, предметы косметики, одежду и прочее, ощущение опасностей и рисков в обществе резко возросло. Создание искусственных материалов новых типов порождает беспокойство о том, как существующие экосистемы будут с ними взаимодействовать, как человек сумеет к ним приспособиться и вообще, сумеет ли?

Несмотря на то, что системные исследования еще не проводились и потенциальные экологические риски пока не рассматривались, результаты отдельных наработок в этом направлении настораживают уже сейчас. В частности, доказано, что «наноразмерный алюминий в большой концентрации останавливает рост корней пяти с/х культур; побочные продукты производства одностенных углеродных нанотрубок повышают смертность и задержку развития мелких ракообразных, а наносеребро наносит вред не только вредным, но и полезным микроорганизмам» [3, с. 14].

Следующая проблема связана с оценкой целесообразности использования конвергенции био-и нанотехнологий для улучшения организма человека. Наряду с решением важнейших задач здравоохранения, применяемые уже сегодня оплодотворение в пробирке, электронные кардиостимуляторы, импланты и т.п. противостоят наследственности, естественным эволюционным процессам и этим вызывают определенную настороженность в обществе.

Конвергенция информационных и когнитивных технологий вызывает опасность еще более высокого уровня. Во-первых, современный Интернет не только источник информации или мощный образовательный ресурс, но и новый механизм управления сознанием. Вовлекая молодежь в свои сети, он способствует изменению ее ценностных ориентаций, уничтожению культурной памяти и смене идентичности. Во-вторых, разработки в области создания и развития когнитивных компьютерных систем, наряду с рождением искусственного интеллекта, вызывают опасности и риски, связанные с возможностью утраты контроля над ним или с реализацией чьей-либо коварной идеи интеллектуального превосходства над людьми.

Технологическое разнообразие позволяет процессу усовершенствования человека идти разными путями, не только через замену различных органов имплантами или через соединение сознания с компьютером, но и через манипуляции с генами. Этот феномен не просто вызывает настороженность людей, но и находит отражение в их общественном сознании. Поэтому совсем не случайно по данным вышеупомянутого опроса ВЦИОМ генную инженерию и клонирование ожидают всего по 1 % россиян.

Особую озабоченность наиболее образованной части населения вызывают риски, связанные с реализацией специальных программ по улучшению природы человека на основе NBIC-конвергенции. Начиная с 2002 г. такие программы стали приниматься в ряде экономически развитых стран: «Конвергирующие технологии для улучшения человеческих способностей» (Converging Technologies for Improving Human Performances), США; «Конвергирующие технологии для европейского общества знаний» (Converging Technologies for European Knowledge Society), Евросоюз и др. В нашей стране создано стратегическое общественное движение «Россия 2045», одной из главных задач которого, согласно принятому манифесту, является «Создание международного научно-исследовательского центра киборгизации с целью практического воплощения главного технопроекта-создания искусственного тела и подготовки человека к переходу в него» [4].

Разумеется, все вышеописанные и многие другие опасности и риски конвергентных технологий связаны не с достижениями науки и техники, как таковыми, а с реальной возможностью их иррационального использования. Учитывая возникающие угрозы и корректируя приоритеты, отече-ст венные эксперты и мыслители пришли к необходимости включения в NBIC-конвергенцию в качестве пятого компонента - социальные технологии. Создание в 2009 году в Курчатовском институте Центра NBICS-технологий отечественными философами Д.И. Дубровским и В.А. Лекторским и др. было воспринято как «знамение нашего времени». Однако, спустя три года, сам Д.И. Дубровский так характеризовал деятельность NBlCS-центра: «Вот, скажем,

М.В. Ковальчук хотел организовать в Курчатовском институте полную систему НБИКС, воодушевил нас, мы все загорелись надеждой, что вот-вот будет, наконец, создан и социогуманитарный центр в составе Курчатовского института, в рамках которого уже успешно работают подразделения нанотехнологий, биотехнологий, информационных технологий и в известной мере когнитивных технологий. Первые три подразделения функционируют на высоком, в полном смысле мировом уровне. Я лично видел это. В этом несомненная заслуга М.В. Ковальчука. Но вот инициатива по созданию социогуманитарного центра и тем самым полной системы НБИКС постепенно заглохла» [5, с. 9].

В заключение следует сказать, что научное сознание как особая форма общественного сознания эволюционирует в ходе развития самой науки, и

28

кроме общих тенденций эволюции, вызванной процессами ее социологизации и прагматизации, возникают проявления, связанные непосредственно с развитием и внедрением конвергентных технологий. К таким проявлениям можно отнести возрастание настороженности и критичности, вызванных неопределенностью, а иногда и двойственностью восприятия технологических достижений. Как следствие, отсюда вытекает потребность в увеличении количества и качества параметров адекватной оценки научной деятельности, а также в создании механизмов прогнозирования и управления социальными рисками. Поэтому при разработке мероприятий с целью повышения значимости

Литература:

1. Шматко М.В. Образ науки в массовом сознании современного российского общества : автореф. ... канд. филос. наук: 09.00.11. Омск, 2007. 16 с.

2. Инициативный всероссийский опрос ВЦИОМ «Изобретения XXI века: чего ждут от науки наши современники?», 2009 г. URL: http://wciom.ru/ index.php?id=268&uid=12049.

3. Кричевский Г.Е. Опасности и риски нанотехнологий и принципы контроля за нанотехнологиями и наноматериалами. Нанотехнологии и охрана здоровья. 2010. Т. 2, № 3. С. 10-24.

4. Николаев Е.И. Манифест стратегического общественного движения «Россия 2045», 2011. URL: http://www.2045.ru/manifest/.

5. Дубровский Д.И. Конвергенция биологических, информационных, нано-и когнитивных технологий: вызов философии (материалы круглого стола). Вопросы философии. 2012. № 12. С. 3-23.

науки в глазах общества в число параметров оценки ее достижений целесообразно включить широкое обсуждение в СМИ результатов социальногуманитарной экспертизы каждого значимого NBIC-проекта, а также реальные свидетельства моральной и юридической ответственности ученых, бизнеса и государства.

Работа выполнена при поддержке Российского научного фонда в рамках проекта № 14-38-00047 «Прогнозирование и управление социальными рисками развития техногенных человекомерных систем в динамике процессов трансформации среды обитания человека»

Literature:

1. Shmatko M.V. The image of science in the mass consciousness of modern Russian society : abstract of PhD dis.: 09.00.11. Omsk, 2007. 16 p.

2. The initiative Russian opinion poll «The inventions of the twenty-first century: what do our contemporaries expect from the science?». 2009. URL: http://wciom.ru/index.php?id=268&uid=12049.

3. Krichevskii G.E. Hazards and risks of nanotechnology and the principles of oversight of nanotechnologies and nanomaterials / Nanotechnology and health. 2010. Vol. 2. № 3. P. 10-24.

4. Nikolaev E.I. The Manifesto of the strategic social movement «Russia 2045», 2011. URL:

http://www.2045.ru/manifest/.

5. Dubrovskii D.I. Convergence of biological, information, nano-and cognitive technologies: the challenge of philosophy : materials of the round table // Questions of philosophy. 2012. № 12. P. 3-23.

29

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.