Научная статья на тему 'Социальные последствия внедрения NBIC-технологий: риски и ожидания'

Социальные последствия внедрения NBIC-технологий: риски и ожидания Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
836
352
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОНВЕРГЕНТНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ / NBIC-КОНВЕРГЕНЦИЯ / СИНЕРГИЯ / СОПУТСТВУЮЩИЕ ФАКТОРЫ / CONVERGENT TECHNOLOGIES / NBIC-CONVERGENCE / SYNERGY / CONTRIBUTING FACTORS

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Аматова Нина Евгеньевна

В статье рассматриваются вопросы, связанные с осмыслением процессов, происходящих в обществе на фоне развития и внедрения конвергентных наук и технологий. Анализируются современный уровень их развития, дальнейшие перспективы и связанные с ними риски. Обосновывается необходимость социально-технологического сопровождения NBIC-инициативы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SOCIAL CONSEQUENCES OF THE INTRODUCTION OF NBIC-TECHNOLOGIES: RISKS AND EXPECTATIONS

The article considers the issues related to understanding of the processes taking place in society on the background of development and implementation of convergent science and technology. The authors analyze the current level of development, future prospects and risks associated with them. They explain the necessity of socio-technological support of NBIC initiative.

Текст научной работы на тему «Социальные последствия внедрения NBIC-технологий: риски и ожидания»

A UNIVERSUM:

ЛД ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ

СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ВНЕДРЕНИЯ NBIC-ТЕХНОЛОГИЙ:

РИСКИ И ОЖИДАНИЯ

Аматова Нина Евгеньевна

ассистент кафедры социологии и организации работы с молодежью

Белгородского государственного национального исследовательского университета,

РФ, г. Белгород E-mail: nina-amatova@ya. ru

SOCIAL CONSEQUENCES OF THE INTRODUCTION OF NBIC-TECHNOLOGIES: RISKS AND EXPECTATIONS

Amatova Nina

assistant of the Department of sociology and organization of work with youth

Belgorod National Research University,

Russia, Belgorod

Работа выполнена при поддержке Российского научного фонда в рамках проекта № 14-38-00047 «Прогнозирование и управление социальными рисками развития техногенных человекомерных систем в динамике процессов трансформации среды обитания человека».

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются вопросы, связанные с осмыслением процессов, происходящих в обществе на фоне развития и внедрения конвергентных наук и технологий. Анализируются современный уровень их развития, дальнейшие перспективы и связанные с ними риски. Обосновывается необходимость социально-технологического сопровождения МБЮ-инициативы.

Аматова Н.Е. Социальные последствия внедрения NBIC-технологий: риски и ожидания // Universum: Общественные науки : электрон. научн. журн. 2014. № 8 (9) . URL: http://7universum.com/ru/social/archive/item/1549

ABSTRACT

The article considers the issues related to understanding of the processes taking place in society on the background of development and implementation of convergent science and technology. The authors analyze the current level of development, future prospects and risks associated with them. They explain the necessity of socio-technological support of NBIC initiative.

Ключевые слова: конвергентные технологии; NBIC-конвергенция; синергия; сопутствующие факторы.

Keywords: convergent technologies; NBIC-convergence; synergy; contributing factors.

Развитие современной цивилизации сопровождается стремительным развитием новейших наукоёмких технологий, влияющих на все сферы человеческой деятельности. Научно-технические инновации стали главным маркером перехода в постиндустриальное общество. В оценках большинства зарубежных и отечественных экспертов образ цивилизации XXI в. всё чаще связывается с развитием конвергентных наук и технологий. При этом под технологической конвергенцией понимается не простое сближение или схождение (от лат. convergo — приближаюсь, схожусь), а сложный комплекс взаимодействия четырёх научно-технологических областей (N — нано; B — био; I — инфо; C — когнито), развивающихся наиболее быстрыми темпами. Главная особенность такой конвергенции заключается в том, что строится она по принципу синергетической комбинации, а конечный продукт появляется в рамках именно междисциплинарных научно-исследовательских разработок на стыке различных областей науки и технологий.

С 2002 г. вслед за американскими экспертами М. Роко и У. Бейнбриджем в исследовательской и научно-популярной литературе стали широко использовать термин «NBIC-конвергенция» [6], а затем и «NBIC-технологии» и даже «NBIC-инициатива». При этом американцами констатируется,

что технологическая конвергенция может быть достигнута не обязательно на уровне четырёх МВ1С-технологий. Допустимыми считаются варианты двойной или тройной конвергенции этих технологий, поскольку они также требуют проведения комплексных междисциплинарных научно-исследовательских разработок. Именно этот принцип положен в основу стратегического подхода при разработке национальной научно -технологической и инновационной политики США на короткую и долгосрочную перспективу.

Одной из самых важных и прогрессивных технологий в указанном ряду считается нанотехнология. На данном этапе активно развиваются два типа нанотехнологий — сухие и мокрые. Сухие нанотехнологии используют металлы и полупроводники и применяются в основном при создании углеродных структур: нанотрубок, наноматериалов, графенов, фуллеренов, нановолокон. Наиболее активно ведутся разработки по созданию углеродных нанотрубок, обладающих высочайшей прочностью, исключительными механическими свойствами, а также уникальными электрическими и магнитными характеристиками, которые обеспечивают широкие возможности для их использования в электронике, источниках света, транзисторах, производстве суперпрочных и суперлёгких материалов, медицине и т. д.

Мокрые нанотехнологии применяются при работе с микробиологическими системами, существующими, как правило, в водной среде. Работа строится на использовании генетических материалов, ферментов и других клеточных структур живых организмов. Применяются такие технологии для получения искусственных наноструктур, при введении биоматериалов в живые клетки, в генной инженерии и других направлениях.

Специфика нанотехнологий и их всеобъемлющий характер позволяет им конвергировать с другими технологиями. Неслучайно специалисты наиболее развитых стран всё настойчивее говорят о медицинских, информационных, энергетических, промышленных, сельскохозяйственных

и других видах нанотехнологий, закрепляя тем самым за нанотехнологиями статус глобальных технологий.

Что касается биотехнологии, то на современном этапе она развивается в трёх основных направлениях: промышленная биотехнология, клеточная инженерия, генная инженерия.

Промышленная биотехнология направлена на решение целого ряда задач: медицинской диагностики и фармакологии, селекции растений, охраны окружающей среды, безопасного производства химической промышленности, биологии Мирового океана и пр. Клеточная инженерия развивает исследования в следующих направлениях: получения гибридов, составления генетических карт, клонирования и др. Генная инженерия, в свою очередь, занимается разработкой проблем повышения продуктивности микроорганизмов, поиском новых источников полезных веществ, исследует трансгенные организмы.

Несмотря на близость нано- и биотехнологий, первый этап конвергенции в современном её понимании исследователи связывают с развитием информационных технологий. В течение 50-х—80-х гг. XX в. они прошли путь от громадных ЭВМ, доступных только профессионалам, до тотального распространения персональных компьютеров. С 1980-х гг. парадигма развития компьютеров стала смещаться сначала в сторону сбора и обобщения информации, а затем — в сторону слияния информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). В результате «произошёл процесс технологической конвергенции: с компьютером постепенно совместились коммуникационные и медийные технологии. Можно сказать, что это был первый, ещё «эмбриональный» этап конвергенции высоких технологий» [3, с. 37].

Компьютерные технологии хорошо интегрируются с другими технологиями, и сегодня процесс конвергенции продолжает активное развитие. Уже созданы и успешно функционируют Интернет, мобильная телефония, электронная почта, спутниковые системы, глобальные электронные системы (биржевая, банковская и другие). Широкая доступность библиотек, аудио-и видеоконтактов, позволившая развивать дистанционное образование,

является неоспоримым свидетельством того, что ИКТ стали важнейшими технологиями в формировании и развитии «общества знаний» XXI в.

Тем не менее, рассуждая о современном уровне развития информационных технологий, Э. Тоффлер в своей книге «Революционное богатство. Как оно будет создано и как оно изменит нашу жизнь» отмечает: «Сегодня, с появлением как никогда мощных компьютеров, веб-сайтов и совершенно новых медийных каналов, мы порождаем и аккумулируем данные, информацию и знания с беспрецедентной скоростью. Для того чтобы справиться с ними, в последнее десятилетие мы в добавление к шести миллиардам мозгов, заключённых в наших черепных коробках, построили нечто вроде гигантского внешнего мозга.

Этот глобальный мозг — всё ещё мозг младенца, он не совершенен, в нём ещё не развились связи, характеризующие взрослый мозг» [4, с. 161].

Что же касается дальнейшего развития информационных технологий, то ещё в 2002 г. в рамках программы «Форсайт» (от англ. Foresight — взгляд в будущее), принятой правительством Великобритании, в США, Японии и некоторых других странах начались исследования среднесрочных и долгосрочных перспектив ИКТ. Было установлено, что при достижении физических пределов, применяемых сегодня в информатике «кремниевых транзисторных технологий», возможно использование других инновационных технологий. В качестве наиболее перспективных были названы следующие три: углеродные нанотрубки, квантовые компьютеры и молекулярные вычислительные системы. Однако перейти на использование указанных технологий мировая электронная промышленность пока не готова в силу целого ряда причин, основные из которых можно свести к следующим: лабораторный (пока только) этап исследования и отсутствие конкретных научно-исследовательских разработок, готовых к внедрению; неготовность промышленных предприятий к освоению указанных технологий; высокая себестоимость продукции; отсутствие кадров. Так что появление на мировых рынках продукции новых компьютерных технологий, по сегодняшним оценкам

исследователей Калифорнийского университета, можно ожидать только к 2050 г.

В комплекс МВ1С-технологий, кроме перечисленных нано-, био-и информационных технологий, входят когнитивные науки и технологии. В связи с развитием компьютерного моделирования произошёл мощный прорыв в исследованиях, связанных с работой головного мозга. Сегодня когнитивные технологии развиваются особенно быстро. И мировое сообщество промышленно развитых стран осознаёт, что когнитивные науки, а в особенности исследования, связанные с работой головного мозга человека, представляют собой одно из ведущих направлений современной научно-технологической революции. Здесь следует обратить внимание на то, что многие прогрессивные направления когнитивных исследований первоначально формировались в нашей стране, а затем инициатива сместилась на Запад. Однако усилия последних лет по созданию современной инфраструктуры исследований позволяет надеяться на то, что такое смещение было временным.

Мозг, по оценкам профессора Нью-Йоркского университета Э. Голдберга, состоит из сотен миллиардов клеток (нейронов и глиалъных клеток), сложным образом соединённых. Каждый нейрон взаимосвязан с миллиардами других нейронов, в результате чего образуются сложные конфигурации взаимодействия, состоящие из относительно простых элементов. «Принцип достижения большой сложности через многократные преобразования простых элементов представляется универсальным, и этот принцип разнообразными путями воплощен в природе (и культуре). Подумайте, например, о языке, где тысячи слов, предложений и повествований сконструированы из нескольких дюжин букв; или подумайте о генетическом коде, где практически бесконечное число вариантов может быть реализовано благодаря комбинированию конечного числа генов», — отмечает автор [2, с. 51].

Член-корреспондент РАН К.В. Анохин в цикле лекций широкого доступа демонстрирует новейшие разработки по регистрации мыслительных процессов

в мозге человека и животных. Результатом проведённых исследований становятся устройства, способные декодировать мысли и передавать их как сигналы машинам или другому мозгу [1]. При этом успехи проводимых исследований учёный связывает с синергетическим эффектом МВ1С-технологий, с осознанием того, что процесс понимания человеком самого себя тесно связан с процессом познания окружающего мира.

Иначе говоря, развитие феномена МЫС-технологии приводит к становлению технологической конвергенции как метода получения знаний. Становясь мощной силой, направленной на познание природы, общества и человека, эта технология может оказывать влияние на формирование ценностных ориентаций и мировоззрение людей: науку, мораль, культуру, религию. Уже сегодня реальными представляются проекты, направленные на передачу сигналов от мозга к мозгу, на увеличение объёма и эффективности человеческой памяти, на замедление процессов старения, на выращивание имплантируемых органов и многое другое.

Кроме того, конвергенция и синергия высоких технологий способны помочь правительствам разных стран в смягчении последствий глобальных кризисов, дать дополнительные возможности в решении экономических, энергетических, экологических, демографических и многих других проблем.

Однако не следует забывать, что МЫС-технологии, как и любые другие, могут иметь не только конструктивные, но и деструктивные социальные последствия, особенность которых связана с непредсказуемостью их воздействия на процесс формирования «инновационного человечества». Доступность нейроинтерфейсов приведёт к сближению человека и машин на качественно новом уровне, к последующему изменению форм коммуникации и стиранию граней между реальным и виртуальным существованиями. С помощью внедрённых в мозг имплантов-нейрочипов можно не только лечить различные болезни, но и программировать поведение человека. Коррекция генома, изменение биологических и физиологических свойств организма приведут к изменению понимания самой природы человека.

В этой связи уместно вспомнить слова Ф. Фукуямы «Многие считают, что постчеловеческий мир будет выглядеть совсем как наш — свободный, равный, процветающий, заботливый, сочувственный, — но только с лучшим здравоохранением, большой продолжительностью жизни и, быть может, более высоким уровнем интеллекта. Однако постчеловеческий мир может оказаться куда более иерархичным и конкурентным, чем наш сегодняшний, а потому полным социальных конфликтов. Это может быть мир, где утрачено будет любое понятие «общечеловеческого», потому что мы перемешаем гены человека с генами стольких видов, что уже не будем ясно понимать, что же такое человек» [5, с. 308].

В целом, осознавая рискогенность NBIC-технологий, мировое сообщество выражает озабоченность возможными последствиями их внедрения. Совсем неслучайно в условиях, пока стандарты использования высоких технологий в промышленно развитых странах не разработаны, международная организация по стандартизации (ISO) выпустила документ «PD ISO/TR 12885:2008 Nanotechnologies. Health and safety practices in occupational settings relevant to nanotechnologies», описывающий воздействие нанотехнологий на здоровье и безопасность людей. Поэтому есть основания надеяться на то, что возможные деструктивные последствия использования NBIC-технологий будут взяты под разумный общественный контроль.

Дальнейшее развитие комплекса NBIC-технологий зависит от целого ряда факторов: уровня развития самой науки, стратегии её планирования, организационного и материального обеспечения научной деятельности, подготовки кадров, ориентации на производство продукции, товаров и услуг, готовности общества к адекватному восприятию феномена NBIC-конвергенции.

Если общественная система готова к учёту и соблюдению баланса этих факторов, то в ней будет происходить вполне гармоничное развитие научно-технологического потенциала в виде конвергентных технологий и реального их внедрения в сектор экономики. Если же этот баланс будет нарушен,

то на перспективность развития NBIC-технологий можно не рассчитывать. Развиваясь только из-за потребностей самой науки, они могут оторваться от реалий общественного развития, превратиться в самоцель и, что самое опасное, лишиться этических ограничений.

Кроме социальной ответственности самого учёного и независимых экспертов за оценку и прогнозирование рисков, очень важным является мнение рядовых членов общества как носителей житейских ценностей. То есть в рамках концепции постиндустриального общества NBIC-конвергенция должна рассматриваться и как форма культуры, оказывающая влияние как на общественное бытие, так и на общественное сознание людей. Поэтому неслучайно взаимодействие NBIC-технологий с социальными технологиями и создание в 2009 г. на этой основе в Курчатовском институте Центра NBICS-технологий, что многие исследователи считают «знамением нашего времени» и началом нового этапа в развитии конвергенции знаний и технологий в мировом масштабе.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что феномен NBIC-конвергенции, кроме естественнонаучной составляющей, содержит социальные и культурные элементы, связанные с потребностями и ожиданиями общества, а эффективность его использования на современном этапе в значительной степени зависит от работы социологов.

Список литературы:

1. Анохин К.В. Мозго-машинные интерфейсы: лекция от 16 апреля 2009 г. / К.В. Анохин / [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.youtube.com/playlist?list=PLS 18gQnIovXuRGSa-87ghTV3lHUmIH1Dk (дата обращения: 26.05.2014).

2. Голдберг Э. Управляющий мозг: Лобные доли, лидерство и цивилизация / Э. Голдберг / пер. с англ. Д. Бугакова. М.: Смысл, 2003. — 335 с.

3. Казанцев А.К. NBIC-технологии. Инновационная цивилизация XXI века / А.К. Казанцев, В.Н. Киселев, Д.А. Рубвальтер, О.В. Руденский. М.: Инфра-М, 2014. — 384 с.

4. Тоффлер Э. Революционное богатство. Как оно будет создано и как оно изменит нашу жизнь / Э. Тоффлер, X. Тоффлер. М.: АСТ, 2008. — 545 с.

5. Фукуяма Ф. Наше постчеловеческое будущее: Последствия биотехнологической революции / Ф. Фукуяма. М.: АСТ; ЛЮКС, 2004. — 349 с.

6. Roco M. Converging Technologies for Improving Human Performance: Nanotechnologu, Biotechnologu, Information Technologu and Cognitive Science / M. Roco, W. Bainbridge. Dordrecht, The Netherland: Kluwer Academic Publishers, 2003. — 482 p.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.