Научная статья на тему 'Социальные и экономические компоненты детерминации насильственного преступного поведения женщин'

Социальные и экономические компоненты детерминации насильственного преступного поведения женщин Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
472
28
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по социологическим наукам , автор научной работы — Щербакова Л. М.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Социальные и экономические компоненты детерминации насильственного преступного поведения женщин»

© 2005 г. Л.М. Щербакова

СОЦИАЛЬНЫЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОМПОНЕНТЫ ДЕТЕРМИНАЦИИ НАСИЛЬСТВЕННОГО ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ ЖЕНЩИН

Проблема причин преступности является центральной для криминологии, поскольку эффективная борьба с преступностью предполагает научно обоснованные рекомендации, вытекающие из цельной, методологически безупречной теории причин преступности в обществе.

По оценкам специалистов, 80 % криминогенных детерминант ныне носит экономический характер с корыстной мотивацией, и 15 - 20 % детерминант связаны с психологией ненависти, насилия, агрессивности с соответствующей мотивацией [1]. Считаем, что существование и воспроизводство криминального насилия определяется в целом теми же причинами и условиями, что и вся преступность, но круг и интенсивность ряда криминогенных явлений и процессов здесь специфичны, будучи связаны, в частности, с напряженностью в обществе и микросреде, сложившимися стереотипами поведения, с представлениями о дозволенности насилия в ней. Значимы и условия формирования личности, которые традиционно имеют межполовые различия и так же в значительной мере определяют стереотипы и рамки допустимого поведения. Важно заметить, что многие социально-экономические противоречия, которые рассматриваются учеными как причинный комплекс совершения насильственных преступлений, оказывают наиболее значимое влияние на формирование преступного поведения женщин, поскольку именно они оказываются менее защищенными психологически от различных осложнений в их жизни.

Американский криминолог В. Фокс, как и многие его коллеги, утверждает, что преступность и насилие возникают, а следовательно, достигают широкого размаха, «когда общество дезорганизовано и бьется в тисках социальных и экономических проблем» [2].

Именно такой период переживает в настоящее время наша страна. В последние годы общество оказалось в условиях глубокого экономического, социально-политического и духовного кризиса, обострения множества противоречий. По обоснованной оценке академика В.Н. Кудрявцева, кризис в современной России далеко превзошел кризис великой американской депрессии 30-х гг. И самым разрушительным его проявлением стал социальный кризис в виде беспрецедентного неравенства богатых и бедных. В СССР соотношение 10 % наиболее богатых и 10 % самых бедных равнялось от 1:3 до 1:5. В современной России - официально 1:25, неофициально - еще больше [3].

Известно, что сверхбогатство в условиях снижения жизненного уровня населения - источник криминальной напряженности в обществе. На данное обстоятельство обращали внимание еще мыслители древности. Древнегреческий философ Платон (428 - 347 гг. до н.э.) считал, что в целях предупреждения преступ-

лений и беспорядков законодатель должен установить пределы бедности и богатства. Допустимо, чтобы имущество самых состоятельных лишь в 4 раза превышало богатство самых бедных [4]. Его ученик Аристотель (384 - 322 гг. до н.э.) также осуждал культ богатства, считая, что величайшие преступления совершаются из-за стремления к избытку, а не из-за недостатков предметов первой необходимости [5].

По мнению современных ученых, «стратификация является главным, хотя отнюдь не единственным, средоточием структурного конфликта в социальных системах» [6]. Общесоциальные истоки насилия коренятся прежде всего в неравенстве положения отдельных групп и индивидов в стратификационной структуре общества, связанной с их местом в системе общественного производства и распределением социальных благ [1]. Именно социальное неравенство порождает экстремистские формы поведения, в том числе и акты криминального насилия [7].

С.Л. Сибиряков приводит следующие данные о социально-экономической градации граждан, определяющие их положение в обществе и уровень жизни: богатые и сверхбогатые - 5 - 7 %; граждане, большинство из которых условно можно отнести к среднему классу - 15 - 20 %; бедные, с трудом сводящие концы с концами - 33-45 %; живущие за чертой бедности (полунищие и малоимущие) - 32 - 35 %; нищие (например, «бомжи» и т.п.) - 3 - 5 % [8].

При таком положении растет враждебность людей друг к другу и в то же время их неуверенность в себе и в социальном положении, в будущем, неудовлетворенность настоящим, отчуждение от среды. Несомненно, женщины гораздо болезненнее и сложнее воспринимают обстоятельства, непосредственно отражающиеся на их жизни и жизни их семьи.

Следует особо подчеркнуть, что в криминологическом аспекте важно не столько само по себе резкое материальное расслоение общества, сколько обостренное осознание этого факта человеком. Более того, постоянно растущее расслоение общества происходит не только по показателям материального уровня, но и по другим показателям: культурным, досуговым, сословным и т.п. И это оказывает особое негативное влияние на формирование поведения женщины, поскольку большинству из них присуще стремление жить и выглядеть на уровне своего окружения.

Молодые женщины и девушки стремятся во что бы то ни стало разбогатеть, подняться на более высокую ступеньку социальной лестницы. Может быть, это и неплохо, но дело в том, что в достижении этой цели в ход идут любые средства, как правило, обеспечивающие успех за счет морального падения, которое, многократно повторяясь, становится нормой. По мнению большинства ученых, рост преступного насилия в настоящее время есть следствие переходного периода, чрезмерно затянувшегося в России.

Для того чтобы показать существенное влияние экономических показателей развития страны на криминальную ситуацию в обществе, в частности влияние на женскую насильственную преступность, рассмотрим таблицу, содержащую сводные данные о

Из приведенных данных видно, что прирост объема преступности в стране, в том числе женской насильственной, находится в существенной статистической связи с показателями инфляции. Коэффициент корреляции между индексом потребительских цен и ежегодным показателем прироста (снижения) преступности составляет 0,86, а по женской насильственной преступности - 0,81, что позволяет сделать вывод о существенной зависимости указанных переменных величин, и о том, что неблагоприятные изменения криминогенной обстановки коррелируют с некоторыми экономическими показателями развития страны. Безусловно, сказанное не означает, что речь идет об упрощенной (прямолинейной) причинной связи между материальным неблагополучием населения и совершением женщинами насильственных преступлений. Однако вполне очевидно, что причины экономического характера служат основным источником социально-психологической напряженности в обществе.

Показательны, на наш взгляд, данные переписи населения в 2002 г., отражающие источники средств существования населения. Так, только 70 % трудоспособного населения страны указали источником средств к существованию - доход от трудовой деятельности. Среди женщин трудоспособного возраста таковых 68 %, а в сельской местности - около 50 %. Для большого числа женщин сельской местности (6440 тыс. чел.) источником средств к существованию является личное подсобное хозяйство. Острота возникновения конфликтов приобретает особую сложность тогда, когда потребности женщин значительно возрастают, а возможность их удовлетворения становится все меньше и меньше.

В силу сложного экономического положения и ограниченных возможностей для выбора, многие жен-

динамике темпов инфляции (индекс потребительских цен) и основные криминологические показатели (количество зарегистрированных преступлений, число женщин, совершивших насильственные преступления, и прирост преступности).

щины вынуждены соглашаться на низкооплачиваемую работу и плохие условия труда, и только таким образом они становятся более предпочтительными работниками. Из-за отсутствия других возможностей многие женщины заняты в неформальном секторе.

Следует заметить, что впервые при переписи населения в 2002 г. была получена информация о статусе населения в занятости. Согласно этой переписи, численность населения в стране в трудоспособном возрасте (мужчины 16 - 59 лет, женщины 16 - 54 лет) составляют 89,0 млн чел. (или 61 %). Занятыми является 69 % трудоспособного населения. В стране около 2 млн чел. (3 %) - индивидуальные предприниматели, около половины из них (838 тыс. чел.) - женщины.

Среди работающих женщины составляют 49 %. Из них 96 % работают по найму (у мужчин этот показатель 94 %). Из 4 % работающих не по найму женщин: 1 % - работодатели, привлекающие для осуществления своей деятельности наемных работников, и 3 % работающих женщин - индивидуальные предприниматели (у мужчин эти показатели составляют 1,9 и 3,4 % соответственно). Эти цифры свидетельствуют о значительной роли женщин в экономической жизни страны в первые годы XXI в. Безусловно, работая по найму, женщина довольствуется вторыми ролями. По-прежнему в государственных или частных акционерных предприятиях руководители - мужчины, а вторые роли, исполнительские, наиболее трудоемкие - у женщин. Рыночные отношения для подавляющего большинства женщин свелись к тому, что они работают по найму на различных вещевых рынках, на стихийных рынках. В этих условиях они легко становятся добычей рэкета, незаконного налогового обложения и т.п. Расширение теневой экономики и криминального бизнеса генерируют наркотизм и проституцию, которые

Сравнительная таблица темпов инфляции и укрупненных показателей развития криминальной ситуации в стране

Год Индекс потребительских цен (в % за 12 мес.) Количество зарегистрированных преступлений Прирост (снижение) преступности относительно предшествующего года, % Количество «индексных» насильственных преступлений, совершенных женщинами Прирост (снижение) женской насильственной преступности относительно предшествующего года, %

1992 2610,0 2760652 20,53 14610 -

1993 940,0 2799614 30,97 22905 56,77

1994 315,0 2632708 6,49 30820 34,55

1995 231,0 2755669 -5,14 35442 14,99

1996 121,8 2625081 -1,06 35187 -0,71

1997 111,0 2397311 -0,40 27657 -21,3

1998 184,4 2581940 17,25 28059 1,45

1999 136,6 3001748 6,00 30084 7,21

2000 120,2 2952367 2,98 29564 -1,72

2001 118,6 2968255 1,75 29712 0,50

2002 115,0 2526305 -9,17 24400 -17,87

можно рассматривать как отправные точки деградации и криминализации женщин.

Одной из наиболее значимых примет переживаемого экономического кризиса стала массовая безработица в России. Сокращения на производстве коснулись в первую очередь женщин, которые оказались вынужденными безработными. Экономическая ситуация в стране привела к потере рабочих мест даже для женщин из числа профессионалов и квалифицированных работниц. Как известно, в случае продолжительного периода безработицы происходит утрата профессиональных навыков и пропадает желание трудоустроиться.

Для разрешения своих материальных проблем у женщин в нашем обществе меньше возможностей, чем у мужчин. Наша правовая система слабо защищает права женщин, семьи и детей, т. е. то, что составляет значительный смысл жизни женщин. Уровень за-конопослушания женщин снижается в результате невыполнения государством своих социальных обязательств перед гражданами: отсутствие адресной поддержки социально незащищенных слоев, массовые невыплаты заработной платы, пенсий, пособий, развал системы бесплатной медицинской помощи и др.

Реально оценивая нынешнее экономическое состояние населения, следует признать, что две основные функции женщины - производственная и семей-но-бытовая - остаются за нею и выполнять их становится все сложнее.

Так, по данным исследования, проведенного в 7 экономических регионах России, в том числе в Северо-Кавказском (Ставропольский край), в 2002 г., следует, что доходы каждой пятой (18 %) семьи были ниже 1000 р. в месяц на человека. Почти половина опрошенных семей имели ежемесячный душевой доход от 1000 до 3000 р. на каждого члена семьи (это примерно 30 - 100 дол.). Число семей, имеющих относительно высокие доходы (свыше 10000), не превышает 5 %. Таким образом, две трети (65 %) опрошенных жили на доходы, не превышающие 3000 р. [9].

При этом следует отметить, что в самых бедных семьях женские доходы чаще оказываются или выше мужских, или равны им. В этих семьях мужья в 1,7 раза чаще жен вообще не имеют своих доходов. На средних уровнях обеспеченности (1001 - 3000 и 30015000 р.) относительно равномерно представлены почти все варианты соотношения доходов. При доходах от 5000 р. доходы супругов более дифференцированы. Мужчин с более высокими доходами уже в 1,4 раза больше, чем женщин, имеющих доходы значительно выше доходов мужей. Как видно, в семьях с низким уровнем материальной обеспеченности, а таких становится все больше и больше, основная тяжесть по содержанию семьи приходится на долю женщин.

Известно, что бедные семьи воспроизводят главным образом новую бедность. Это определяет дальнейшее втягивание нашего общества в некую социальную воронку, в частности, эволюцию в сторону маргинализации, связь которой с преступностью выглядит вполне определенно.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В результате интенсивной маргинализации появился широкий слой нищих, просящих подаяния; бомжей, лишившихся жилья; беспризорных детей, потерявших родителей либо убежавших из дома; алкоголиков, наркоманов, проституток, ведущих асоциальный образ жизни. По некоторым оценкам, такого рода личности составляют сейчас около 10 % городского населения.

В настоящее время в России осуществляются мероприятия по проведению реформы в жилищно-коммунальной сфере, которая направлена на переход от бюджетного дотирования к оплате в полном объеме жилищно-коммунальных услуг потребителями. Это заметно осложнит материально-бытовые условия жизни российских семей, полноценную социальную защиту которых существующее законодательство обеспечить не способно. Жилье, являющееся основой семейной стабильности, уже стало платным и из-за своей дороговизны недоступным большинству семей, особенно молодым. Поэтому многие семьи, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, в настоящее время не имеют перспектив получения или приобретения жилья. Из-за обострения жилищной проблемы значительно осложняются отношения во многих российских семьях. Для женщины роль семьи и семейных отношений во многом является определяющей. Большую долю ответственности за семью и детей несет именно женщина.

Демографическое неблагополучие проявляется и в росте числа неполных семей и сиротства. Согласно переписи населения 2002 г., брачная структура населения характеризуется следующими данными: из 1000 чел. в возрасте 16 лет и более 210 никогда не состояли в браке (в 1989 г. - 161); 572 - состоящие в браке (в 1989 г. -653.); 114 - вдовые (в 1989 г. - 110); 94 - разведенные (в 1989 г. - 72). Число женщин, указавших, что они состоят в браке, превысило число состоящих в браке мужчин на 65 тыс. чел. (в 1989 г. - на 28 тыс. чел.).

Таким образом, за период с 1989 по 2002 г. количество разведенных увеличилось на 31 %; вдовых - на 3,6 %; количество состоящих в браке уменьшилось на 14,2 %. Стремительными темпами растет численность детей в расторгнутых браках, ежегодный прирост которой по сравнению с доперестроечным периодом увеличился почти в два раза. На данный момент в неполных семьях после разводов насчитывается более 600 тыс. детей.

Стабильно высоким остается показатель количества детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Их сейчас насчитывают 720 тыс. При этом несовершеннолетние, чьи родители лишены родительских прав и которые в силу различных причин продолжают проживать в семье, пополняют ряды безнадзорных и беспризорных.

Характеризуя влияние демографической ситуации на состояние женской насильственной преступности, нельзя не обратить внимания на интенсивность миграционных процессов, усилившихся вследствие распада союзного государства и межнациональных конфликтов. Это привело к появлению на территории России миллионов бежен-

цев и вынужденных переселенцев, которые нуждаются в особых мерах социальной защиты, реабилитации и поддержке. С одной стороны, нельзя рассматривать беженцев как беспомощных людей, полностью зависящих от предоставляемой им помощи. Очень часто беженцы - это люди с сильной установкой на то, чтобы выжить, и из-за этого то они и стали беженцами. В ситуациях, когда наблюдается деморализация, отсутствие ресурсов и невозможность располагать привычными условиями нормального существования, отдельные беженцы могут повести себя агрессивно и совершить криминальные действия в отношении более слабых и беспомощных людей. С другой стороны, процессы миграции, которые выходят из под контроля государства и граничат с гуманитарными катастрофами, наиболее пагубно отражаются на девочках и женщинах. Одинокая, бездомная девочка или женщина с очень высокой долей вероятности становится объектом надругательства - эта трагедия, как правило, приводит к нравственной деградации, установлению связей с преступниками, усвоению криминальных стереотипов поведения. Социальная неустроенность и правовая незащищенность этой группы лиц превращает их в группы повышенного криминального и виктимологического риска.

Серьезным дестабилизирующим фактором является состояние физического и психического здоровья населения. Криминогенные факторы в этой сфере существенно влияют на особенности социальной адаптации людей к современным условиям жизни, на возникновение психологической напряженности на личностном уровне и их воплощении в мотивациях пред-криминального, криминального и виктимного поведения, на возникновение конфликтных ситуаций и тяжелых жизненных обстоятельств.

С начала 90-х гг. половина осужденных совершают преступления в состоянии опьянения, в том числе 70 % убийств и тяжких телесных повреждений, более половины грабежей и разбоев.

Женский алкоголизм и наркомания имеют свои особенности. Формирование наркотической зависимости происходит быстрее, чем у мужчин, и сопровождается ярко выраженными признаками социальной и интеллектуальной деградации. Под воздействием наркотика (алкоголь один из них) снижается энергетический потенциал и работоспособность личности, повышается утомляемость, формируется аффективный синдром, вырабатывается такая жизненная установка, реализация которой может достигаться без излишних усилий. Происходят глубокие изменения в системе ценностей личности и ее потребностей. Иерархия мотивов резко меняется, наиболее ценным и личностно значимым становится лишь то, что ведет к удовлетворению потребности в наркотике. Алкоголички и наркоманки легко втягиваются в противоправную деятельность.

Фиксируется существенное изменение социально-демографической структуры наркотизации молодежно-подростковой среды, составляющей до 70 % от общего числа наркоманов, в сторону распространения наркотиков среди адаптированной и благополучной их части; Ставропольский государственный университет

отмечается процесс феминизации наркомании.

Экспертная оценка относительной значимости укрупненных криминогенных факторов, проведенная Академией управления и ВНИИ МВД России, показала, что применительно к ситуации 2003 г. удельный вес факторных комплексов принял следующие условные значения: экономические и финансовые факторы -28,5 %; политические - 19,9 %; правовые - 19,8 %; организационные - 12,6 %; социально-психологические и медицинские - 13,2 %; технические и технологические - 7,8 %; иные факторные явления - 1,7 %.

Характерно, что факторы экономико-финансового, правового и социально-психологического содержания из года в год усиливают свое детерминирующее влияние на состояние криминальной ситуации в стране. Комплекс факторов экономического и финансового содержания превалирует в криминогенной обстановке на протяжении последних 12 - 15 лет [10].

При этом необходимо исходить из того, что перечисленные и другие условия не влияют на преступность непосредственно, так сказать напрямую. Тут нет прямой корреляции: между всеми этими условиями (занятость, уровень доходов, алкоголизм, миграция и пр.), с одной стороны, и преступностью - с другой, есть весьма существенное опосредствующее звено. Это - общественная психология. Данные факторы влияют на преступность не непосредственно и однозначно, а преломляясь через социально-психологические особенности личности преступницы, что необходимо иметь в виду, анализируя и осмысливая соответствующие статистические показатели.

Литература

1. Криминология: Учебник / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой,

B.В. Лунеева: 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004.

2. Фокс В. Введение в криминологию. М., 1980. С. 22.

3. Кудрявцев В.Н. Генезис преступления (опыт криминологического моделирования). М., 1997. С. 92.

4. Платон. Законы // Платон. Соч.: В 3 т. Т. 3. Ч. 2. М., 1972. С. 29.

5. Аристотель. Политика // Аристотель. Соч.: В 4 т. Т. 4. М., 1983. С. 421.

6. Парсонс Т. Общий обзор // Американская социология: перспективы, проблемы, методы. М., 1972. С. 375.

7. Ольшанский Д.В. Психология терроризма. СПб., 2002. С. 26.

8. Сибиряков С.Л. О некоторых истоках современного терроризма и возможных путях его раннего предупреждения // Российский криминологический взгляд. 2005. № 1. С. 80.

9. Горшкова И.Д., Шурыгина И.И. Насилие над женами в современных российских семьях. М., 2003.

C. 33.

10. Прогноз криминогенной ситуации в Российской Федерации в начале XXI века / Под общ. ред. С.И. Гирько. М., 2003. С. 44-52.

28 марта 2005 г

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.