Научная статья на тему 'СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ'

СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
122
39
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ / РПЦ / ЦЕРКОВНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА / ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК / ДУХОВЕНСТВО / SOCIAL SERVICE / RUSSIAN ORTHODOX CHURCH / THE CHURCH-HISTORICAL SCIENCE / HISTORICAL SOURCE / THE CLERGY

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Махно Лев Львович

Осуществляется сравнительный анализ особенностей рассмотрения историками церкви социального служения Русской Православной Церкви (РПЦ) в дореволюционный период (XIX - нач.XX вв.) и осмысление ее современного состояния в XXI в. Рассматриваются оценки православных историков и деятелей РПЦ на основе анализа их трудов и выступлений. Дана характеристика различных теоретико-методологических подходов к пониманию социального служения как важной общественной задачи РПЦ. Показано ее значение для социальной политики России.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SOCIAL SERVICE OF THE RUSSIAN ORTHODOX CHURCH: HISTORY AND MODERNITY

The article provides a comparative analysis of the peculiarities of Church historians ' consideration of the social service of the Russian Orthodox Church in the prerevolutionary period (XIX-early XX century).XX centuries) and understanding of its current state in the XXI century. The article considers the assessments of Orthodox historians and figures of the Russian Orthodox Church based on the analysis of their works and speeches. The article describes various theoretical and methodological approaches to understanding social service as an important social task of the ROC. Its significance for the social policy of Russia is shown.

Текст научной работы на тему «СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ»

of parent-child relations and preserving the health of children. The analysis of the regional experience in supporting single mothers makes it possible to reveal the complex nature of this problem and the need for a multi-sided approach in determining the directions of assistance to this category of the population both at the federal and regional levels.

Key words: single mother, problems of single mothers, social assistance.

Dankovcev Oleg Aleksandrovich, candidate of biological sciences, associate professor, danko.oleg@yandex.ru, Russia, Lipetsk, Lipetsk State Pedagogical University them. P.P. Se-menov-Tyan-Shansky,

Maskalyanova Svetlana Aleksandrovna, candidate of pedagogical sciences, associate professor, sveta.feya@gmail.com, Russia, Lipetsk, Lipetsk State Pedagogical University them. P.P. Semenov-Tyan-Shansky

УДК 316.4:27-9 DOI: 10.24411/2071-6141-2020-10405

СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Л. Л. Махно

Осуществляется сравнительный анализ особенностей рассмотрения историками церкви социального служения Русской Православной Церкви (РПЦ) в дореволюционный период (XIX - нач.XX вв.) и осмысление ее современного состояния в XXI в. Рассматриваются оценки православных историков и деятелей РПЦ на основе анализа их трудов и выступлений. Дана характеристика различных теоретико-методологических подходов к пониманию социального служения как важной общественной задачи РПЦ. Показано ее значение для социальной политики России.

Ключевые слова: социальное служение, РПЦ, церковно-историческая наука, исторический источник, духовенство.

История социального служения Русской Православной Церкви (РПЦ) и отдельных аспектов ее деятельности в настоящее время является активно разрабатываемой темой, что подтверждается появлением многочисленных диссертационных и монографических работ. Актуальность рассмотрения историками и социологами различных аспектов деятельности Русской Православной Церкви как социального института обусловлена возрастанием ее роли в общественной жизни современной России. Совре-

менные исследователи установили, что за весь период 1989-2019 гг. было защищено примерно 600 кандидатских и докторских диссертаций, среди которых большая часть посвящена изучению досоветского периода [16]. В этом массиве выделяется сравнительно небольшой комплекс работ, посвященных осмыслению возникновения и развития историографии РПЦ в досоветский период российской истории в качестве самостоятельной научной проблемы [15, 17, 25]. Для понимания значения деятельности РПЦ, поддерживающей социальную политику российского государства, сегодня крайне важно проследить становление ее трактовки в трудах светских и церковных ученых, показать характерные особенности их теоретико-методологических подходов в условиях различных конкретно-исторических эпох.

Общей чертой современных исследований стало выделение в них дореволюционного периода, охватывающего конец ХУШ-начало XX вв., как особого этапа развития историографии Русской Православной Церкви, в рамках которого рождалась и эволюционировала церковно-историческая наука. Полагаем, что этот длительный период становления и развития историографической науки является неоднородным по своему содержанию. В центре исследовательской активности светских и церковных историков оказались не только наиболее драматические страницы существования ведущей конфессии страны, такие как церковный раскол и отделение от Церкви значительного числа верующих начиная со второй половины XVII века, но и социальное служение православного духовенства с домонгольского периода русской истории, что во многом объяснялось превращением Православной Церкви в наиболее развитый социальный институт Российской империи в XIX в. [11, с. 108].

Постоянное расширение тематики работ по церковной истории в тот период сопровождалось методологическими поисками их авторов, попытками отойти от провиденциализма как фундаментального метода исследований и перейти к осмыслению прошлого Русской Православной Церкви с рационалистических позиций. И если ранее церковно-историческая наука развивалась только на основе догматического богословия, то во второй половине XIX в. на труды православных историков оказывает заметное влияние позитивизм, заимствованный из работ представителей светской исторической науки, что в свою очередь отразилось в социологизации явлений церковной истории [25, с. 633-634]. Отметим, что тогда же предпринимались и первые попытки систематизировать богатый теоретический и эмпирический материал, что позволило в дальнейшем обосновать концептуальное видение социального служения Православной Церкви, которое нашло свое проявление в стратегии деятельности РПЦ в современной демократической России. Рационалистическая тенденция нашла отражение в появлении в конце XIX в. обобщающих курсов по истории Церкви, которые

могли быть созданы только на аналитической теоретико-методологической основе. В тот же период позитивистская методология породила структурно-функциональный подход, который сегодня дает возможность рассматривать церковь как важный социальный институт, активно взаимодействующий с государственными структурами, в том числе и в сфере социальной политики. Таким образом, церковные и светские теоретики заложили основу для объективной оценки важного вклада РПЦ в решение насущных социальных задач в прошлом и в настоящем. Представляется, что историография должна дополнять социологию в целостном рассмотрении социального служения РПЦ в истории России.

Вышесказанное позволяет нам выделить в рамках рассматриваемого периода нескольких самостоятельных этапов, в контексте которых происходило концептуальное осмысление социального служения Русской Православной Церкви.

На раннем этапе - конец XVIII в. - 60-е г. XIX в. - было осуществлено собирание и опубликование эмпирических материалов в форме исторических очерков, справочников, уставов организаций общественного призрения [3]. Появление подобных сочинений отвечало запросам как православного общества, так и самой Русской Православной Церкви, нуждавшейся в создании собственной истории, вплетенной в канву истории российского государства.

Заметным явлением этого этапа стало создание обобщающих работ представителями церковной иерархии - митрополитом Московским Платоном (Левшиным), митрополитом Киевским Евгением (Болховити-новым), архиепископом Филаретом (Гумилевским), митрополитом Московским Макарием (Булгаковым), епископом Иннокентием (Смирновым). Заявляя в качестве исследовательского принципа беспристрастие и истину, они твердо стояли на позициях провиденциализма, не проявляли критического отношения к источникам, а потому создавали сочинения, близкие по характеру к летописной традиции. Это отражалось на характеристике архипастырями социального служения, которое, в основном, ими сводилось к краткой характеристике благотворительности правителей.

Так, в качестве наиболее раннего проявления нищелюбия в «Краткой российской церковной истории» (1805) владыки Платона (Левшина) упоминается богоугодная деятельность князя Владимира Святого, который «был весьма нищелюбив, и повелел всякому нищему и убогому приходити на двор княжий, и взимати все потребное; даже не забыл и немощных и больных, не могущих ходить до его двора. И для того учредил, чтоб в повозках хлебы, и мясо, и рыбы, и различный овощ, и в бочках мед, и квас возили по городу, и спрашивали бы: где больные и нищие и не могущие ходить; и тем раздавали потребное» [21, с. 54]. При

характеристике Владимира как человеколюбивого христианского правителя, оказывающего помощь нуждающимся и проявляющего сострадание к преступникам, задачей историка были не анализ материала, выявление причинно-следственных связей, но демонстрация благотворного влияния Евангелия и христианского учения в целом на личность князя, некритичном изложении сохранившегося предания.

Митрополит Филарет (Гумилевский) в своей многотомной «Истории русской церкви» (1848 г.) развивал представление о христианской любви к бедным как приоритетной добродетели первых русских христиан. Он писал: «Доброе русское сердце, освященное благодатью христианства, свободно отверзалось для сострадания и тем, чем только могло, делилось с неимущими». В летописи очень часто встречается отзыв о князьях того времени: "милости бяще паче меры, тем и не щадяше именья своего, раздавая требующим"» [26, с. 222]. Достаточно фрагментарно, в духе сложившейся традиции изложения церковно-исторического материала, владыка Филарет затрагивает тему социального служения, уделяя большее внимание иным аспектам истории Русской Церкви.

О милосердии князей к бедным и несчастным, как основной добродетели русских князей во времена монгольского ига, рассуждает и митрополит Макарий (Булгаков) [18, с. 387]. В то же время он делает попытку критического осмысления исторического материала, обращая внимание на жестокость нравов, царивших во всех слоях средневекового русского общества и сводивших христианскую благотворительность к незначительному влиянию. Сочинение высокопреосвященного Макария «История Русской Церкви» представляет качественно новый подход к пониманию организации социального служения Русской Православной Церкви как важного компонента государственной политики Российской империи.

Таким образом, особенностью рассмотренного периода стало отождествление социального служения Церкви с благотворительной деятельностью князей. О формах церковного призрения обозначенные авторы не писали, ограничившись лишь упоминанием поступков отдельных князей. Очевидно, что игнорирование исследования социальной миссии вытекало как из методологии исследования, основанной на описании, так и недооценки социальных факторов в качестве движущей силы исторического процесса.

В то же время проблема социального служения становится постепенно одной из ведущих тем в сочинениях историков XIX в., чему способствовала общественная дискуссия 1850-1860-х гг. о положении духовного сословия, возможностях его социальной миссии.

Отдельные проблемы социального служения в этот период затрагивались в работе С. Смирнова «История Славяно-Греко-Латинской Ака-

демии» (1855) [24]. С критических позиций оценивалась деятельность православного клира в сочинениях священника Тверской епархии И.С. Белюстина [1], наблюдавшего изнутри жизнь белого и черного духовенства.

Изучению церковной благотворительности были посвящены работы И. А. Прыжова и И. Н. Бочечкарова [22, 2]. В контексте существовавших в обществе и исторических исследованиях подходов авторы рассматривают в качестве причины нищелюбия учение Церкви о значении милостыни для православного христианина. Однако описательность в этих трудах преобладает над историческим анализом.

Второй этап в осмыслении православными историками социального служения - 1860-е гг. - 1917 г. - может быть охарактеризован как период не только активного развития церковной историографии, но и теоретического осмысления социального служения Русской Православной Церкви во всем многообразии его проявлений. Эта эволюция происходит под влиянием достижений исторической науки, вышедшей на уровень общетеоретических обобщений на основе методологии позитивизма. Кроме того, следует принять во внимание и активную политику имперского государства, направленную на развитие церковной благотворительности и иных форм социального служения, что отразилось во Всеподданнейших отчетах обер-прокурора Святейшего Синода [4], ежегодно отчитывающегося о развитии благотворительных и образовательных учреждений в рамках духовного ведомства. Несомненно, данное обстоятельство оказывало значительное влияние на сознание современников, осмысливавших прошлое Русского Православия. Особое значение также имело и становление церковной печати, способствовавшее развитию публикационной активности православных историков [20]. Таким образом, сформировались условия для более глубокого ретроспективного осмысления социального служения РПЦ церковными и гражданскими историками, ставившими задачу исследования генезиса социальных функций Церкви.

Заметным событием стало появление в 1873 году сочинения профессора Казанской Духовной Академии П.В. Знаменского под названием «Приходское духовенство в России со времен реформы Петра» [10], в котором рассматривался «синодальный» период церковной истории до момента создания приходских попечительств в августе 1864 г. В книге уделено внимание состоянию приходской жизни, гражданским правам духовного сословия, наследственности духовного звания, способам содержания духовенства, правительственным мерам по улучшению быта служителей Русской Православной Церкви. Можно сказать, что это исследование П.В. Знаменского имеет не только историческую ценность, но и представляет интерес для социологов. Его можно рассматривать как аналог своеобразного эмпирического социо-

логического анализа - всестороннего описания положения социальной группы российского общества в данную эпоху.

Основное внимание в своих исследованиях П.В. Знаменский уделяет формированию системы духовного образования, которому отводится роль движущей силы в историческом развитии православного общества. Он подчеркивает неразрывное единство образования и православия, которое привнесло на русскую землю христианскую культуру, позволило формировать образованную элиту государства из граждан. П.В. Знаменский характеризует создание системы религиозного просвещения как важную задачу государственной социальной политики: «С христианством явилось также и религиозное образование. Немедленно после крещения народа Владимир стал заводить училища и отбирать в ученье книжное детей у лучших граждан; матери, рассказывает летопись, плакали по ним, как по мертвым» [10, с. 2]. В авторской концепции П.В. Знаменского Церковь им признавалась не только центром общественной жизни, двигателем культуры, но и живым, постоянно меняющимся институтом. Такой подход П.В. Знаменского к пониманию места и роли Церкви в России можно условно назвать приближением историка к социологическому пониманию развития общества.

Духовному образованию как направлению социального служения уделяется также внимание в другой работе П. В. Знаменского - «Духовные школы в России до реформы 1808 года» (1881). Развитие церковного образования он связывает с реформами Петра Великого, взволновавшего своими преобразованиями «сонный застой религиозной жизни»[8, с. 2].

Таким образом, тема духовного образования стала одним из приоритетных направлений церковно-исторической науки данного периода, получивших развитие в трудах профессуры духовных академий Санкт-Петербурга, Москвы и Казани (Т.В. Барсова, Ф.В. Благовидова, П.В. Верховского, Б.В. Титлинова, И.А. Чистовича).

Особое значение имело фундаментальное исследование по истории Русской Православной Церкви профессора МДА Е. Е. Голубинского. Его внимание привлек социальный фактор в истории господствующей конфессии. Ученый приходит к пониманию того, что не общество существует для Церкви, а церковная организация создается ради блага народа и общественных интересов, «...для того, чтобы воспитывать людей в вере и нравственности христианской и чрез то содействовать их земному благополучию и доставлять им вечное земное спасение» [5, с. 829]. И это имело особое значение для исследования социального служения, в котором историк главный акцент делает на просвещении.

Важно, что для Е.Е. Голубинского христианство и просвещение также не существовали раздельно. Отсутствие просвещения «придало своеоб-

разный характер истории нашей церкви», так как просвещение - это первооснова церковной организации [12].

Исследованию церковного просвещения посвящена обширная глава IV первой половины второго тома. Е.Е. Голубинский продолжает тщательно анализировать доступные источники и делать на их основе оригинальные выводы, сопоставляя, в частности, книжную культуру и начитанность населения Киевской и Московской Руси.

Кроме того, Е. Е. Голубинский подходит к осмыслению основной причины незначительного развития церковной благотворительности в прежние эпохи. Он считает, что Церковь не имела каких-либо серьезных ресурсов для осуществления подобной деятельности. При этом он не отказывается от признания факта обогащения монашествующего духовенства за счет пожалования епископиям земельной собственности.

Значительный вклад в осмысление социального служения Церкви был сделан А.П. Доброклонским, который также развивает тему духовного просвещения в Киевской Руси. Обращаясь к историческому материалу периода Х-Х1 вв., ученый делает оригинальный вывод, что «научное и широкое просвещение, о котором думало наше правительство, не привилось на Руси... Большинство же «книжных людей» того времени были лишь грамотеи и самоучки-начетники» [6, с. 49]. В то же время автор, уделяя внимание религиозно-нравственному развитию русского народа, не показывает многообразие социального служения Церкви.

Рассматриваемая проблема была поставлена в публичной лекции известного историка В.О. Ключевского «Добрые люди Древней Руси». Главная мысль историка состояла в признании за Церковью инициирования частной и общественной благотворительности в XVI-XVII вв.: «Древнерусская церковная проповедь так и указывала на них господам как на ближайший предмет их сострадания, призывая их позаботиться о своих челя-динцах прежде, чем протягивать руку с благотворительной копейкой нищему, стоящему на церковной паперти» [13, с. 83]. Таким образом, В.О. Ключевский, будучи светским историком, внес заметную лепту в изучение социального служения Русской Церкви.

В этот же период появляются работы, затрагивающие и иные аспекты социального служения. Так, профессор и протоиерей А.Н. Кудрявцев уделяет внимание нищенству и благотворительности [14]. Этим же проблемам посвящены работы синодального чиновника С.Г. Рункевича [23], опиравшегося на значительный архивный материал.

Итак, период с начала 1860-х гг. до 1917 г. стал временем расцвета историографии социального служения, что было предопределено развитием теории и методологии исторической науки. Очевидно, что церковно-исторические исследования в это время оказались под влиянием достижений светской исторической науки. Это позволило объективно и всесторон-

не изучить разные аспекты социального служения, создать фундаментальные обобщающие труды. Важно, что в данный период возрастает и значение исторического источника, который критически осмысливается с позитивистских позиций. Происходит также введение в оборот новых эмпирических данных, архивных материалов, накопленных в течение «синодального» периода. При этом развитие историографии социального служения происходило в неразрывной связи с расширением социальных функций Русской Православной Церкви.

Сегодня социальное служение Русской Православной Церкви основано на продолжении традиций, изначально заложенных в русском православии. Они отражены в документах РПЦ, принятых на заседаниях Поместных и Архиерейских соборов, выступлениях высших иерархов Православной Церкви. Стратегия социального служения РПЦ была сформулирована уже в эпоху Перестройки. Так, в послании Поместного Собора РПЦ, избравшего Патриархом всея Руси Алексия II, говорилось: «Церковь наша и весь народ вступили в эпоху больших перемен, отмеченную новыми возможностями и новой ответственностью» [19, с. 2 ]. Алексий II определил как основную цель предельной широкой деятельности Русской Православной Церкви, которая затрагивает практически все проблемы жизни обновленной демократической России, сохранение непреходящих духовных ценностей исторической памяти и культурного наследия русского народа. Он подчеркнул: «Церковь наша...вступает на путь широкого общественного служения» [19, с. 1]. В начале XXI века стратегия социального служения Русской Православной Церкви обрела четкие конкретные очертания как реализация основных функций церкви как важного социального института современного российского общества.

Деятельность Патриарха Московского и всея Руси Кирилла основана на системном подходе к социальному служению РПЦ, которое базируется на четко определенных принципах социальной работы, соответствует интересам народа и укреплению российского государства, повышению благосостояния граждан. Организация социального служения Русской Православной Церкви предполагает совершенствование его форм и методов в соответствии с изменением конкретных обстоятельств, контроль выполнения его главных задач, подготовку квалифицированных кадров. Наряду с такими традиционными направлениями, как, например, православное образование, добровольческая или волонтерская деятельность, РПЦ инициирует новые социальные проекты. Для их реализации в 2010 году в ряде епархий уже стали появляться приходские социальные работники, профессиональная подготовка которых осуществляется в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете и других учебных заведениях [7, с.23].

В целях преодоления сложной демографической ситуации создан православный Координационный центр защиты материнства, «в задачи которого входит помощь многодетным семьям, борьба с абортами, помощь беременным и одиноким матерям, попавшим в тяжелую жизненную ситуацию, подготовка к венчанию, пропаганда целомудренного образа жизни» [7, с. 24].

Таким образом, социальная политика современной Русской Православной Церкви имеет не только глубокие исторические корни, но и получила соответствующее теоретическое осмысление в работах светских и церковных историков XIX- начала XX вв. Теория и практика социального служения Русской Православной Церкви прошла длительную эволюцию: от описания благотворительной деятельности отдельных православных правителей до практической реализации системного подхода, предполагающего тесную координацию работы современных церковных институтов с основными направлениями российской социальной политики.

Список литературы

1. Белюстин И.С. Описание сельского духовенства. Берлин-Париж-Лондон., 1858. Ч. I. тетр. 4. 129 с.

2. Бочечкаров Н. О нищенстве и разных видах благотворительности // Архив историч. и практ. сведений о России. Б.м., 1859. 173 с.

3. Вениаминов (прот. Иоанн). Состояние Православной Церкви в Российской империи // Журн. Мин. Нар. Просв. 1840. № 6.

4. Всеподданнейший отчет Обер-прокурора Святейшего Синода по ведомству православного исповедания за 1890 и 1891 г. СПб., 1893.

5. Голубинский Е.Е. История Русской Церкви. Т. 1. Период первый, Киевский или домонгольский. Вторая половина тома. Изд. 2-е, испр. и доп. М.: Изд. Имп. о-ва истории и древностей рос. при Моск. ун-те, 1904, С. 829.

6. Доброклонский А. П. Руководство по истории Русской Церкви. М.: Крутиц. Патриаршее Подворье, 2001. 935 с.

7. Доклад святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на освященном Архиерейском Соборе РПЦ 2 февраля 2011 г. // Журнал Московской Патриархии. 2011. Март. № 3.

8. Знаменский П. В. Духовные школы в России до реформы 1808 года. Казань, 1881. 806 с.

9. Знаменский П.В. История Русской Церкви (учебное руководство)/ П. В. Знаменский. М.: Изд-во Крутицкого подворья, 2002. 461 с.

10. Знаменский П. Приходское духовенство в России со времен реформы Петра. Казань, 1873. 850 с.

11. Зубанова С. Г. Социальное служение Русской Православной Церкви в XIX в.: дисс.... докт. истор. наук. М., 2002. 408 с.

12. Из речи Е. Е. Голубинского на докторском диспуте, состоявшемся 22 декабря 1880 г. // Голубинский Е. Е. История Русской Церкви. Т. 1. Период первый, Киевский или домонгольский. Вторая половина тома. Изд. 2-е, испр. и доп. М. : Изд. Имп. о-ва истории и древностей рос. при Моск. ун-те, 1904, С. УП-ШП.

13. Ключевский В. О. Добрые люди Древней Руси // Богословский вестник. 1892. Т. 1. № 1. С. 77-96.

14. Кудрявцев А., прот. Сравнительный очерк разных видов христианской благотворительности. Речь, произнесенная в торжественном собрании Императорского Новороссийского университета 30 августа 1885 г. [б.м., б.г.]. 89 с.

15. Кузоро К. А. Церковная историография старообрядчества : возникновение и эволюция : вторая половина XVII - начало XX вв. : автореферат дис. ... кандидата исторических наук : 07.00.09. Томск, 2009. 32 с.

16. Мазин К. А. Диссертационные исследования по истории Русской Православной Церкви (краткий количественно-тематический анализ) // Теология и образование. 2019. № 2. С. 132-140.

17. Махно Л. Л. Проблема социального служения Русской Православной Церкви в трудах отечественных историков конца XIX - начала XX в. : дисс ... канд. ист. наук. Москва, 2013. 218 с.

18. Макарий (Булгаков М. П.), митр. История Русской Церкви. Книга четвертая. История Русской Церкви в период постепенного перехода ее к самостоятельности (1240-1589): монография. М.: Директ-Медиа, 2008. 1063 с.

19. Московский церковный вестник. 1990. № 13. Июнь.

20. Панов Г. И., прот. Благотворительные заведения в г. Туле в конце прошедшего столетия / прот. Г. И. Панов // Тульские епархиальные ведомости. 1875. № 8 (15 апр.), прибавл. С. 237-251; № 9 (1 мая), прибавл. С. 273288; № 10 (15 мая), прибавл. С. 309-317; № 11 (1 июня), прибавл. С. 341-350.

21. Платон (Левшин), митр. Краткая Церковная Российская История. В 2 т. Т. 1. М.1805. 388 с.

22. Прыжов И. Нищие на Святой Руси. Материалы для истории общественного и народного быта в России. СПб., 1862. 139 с.

23. Рункевич С.Г. Приходская благотворительность в Петербурге. СПб., 1900. 327 с.

24. Смирнов С.В. История Славяно-Греко-Латинской Академии. М., 1855. 554 с.

25. Солнцев Н. И. Труды русских историков церкви в отечественной историографии XVIII - XIX веков : дисс. ... д-ра ист. наук. Нижний Новгород, 2009. 662 с.

26. Филарет, архиеп. Черниговский [Гумилевский]. История Русской церкви. Период 1 -й, от начала христианства в России до нашествия монголов. (1721-1826 г.). Изд. 5-е. М. : М.А. Ферапонтов, 1888. 273 с.

Махно Лев Львович, канд. ист. наук, доц., зав. кафедрой, levmakhno@gmail.com, Россия, Тула, Тульский государственный университет

SOCIAL SERVICE OF THE RUSSIAN ORTHODOX CHURCH: HISTORY AND

MODERNITY

L. L. Makhno

The article provides a comparative analysis of the peculiarities of Church historians ' consideration of the social service of the Russian Orthodox Church in the pre-revolutionary period (XIX-early XX century).XX centuries) and understanding of its current state in the XXI century. The article considers the assessments of Orthodox historians and figures of the Russian Orthodox Church based on the analysis of their works and speeches. The article describes various theoretical and methodological approaches to understanding social service as an important social task of the ROC. Its significance for the social policy of Russia is shown.

Key words: social service, Russian Orthodox Church, the church-historical science, historical source, the clergy.

Makhno Lev L'vovich, candidate of historical sciences, docent, manager of kathedra, levmakhno@,gmail.com, Russia, Tula, Tula State University

УДК 159.99

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ СЕМЬИ

Н. В. Шурова

Рассматриваются некоторые вопросы, связанные с отношением в современном обществе к семье как основной и фундаментальной ценности, которая, тем не менее, переживает серьезный социально-психологический кризис. Традиции и трансформации системы семейных ценностей рассматриваются как механизм динамических перемен в разных направлениях и областях общественной жизни.

Ключевые слова: семья, современное общество, ценности, социально-психологический кризис.

Семья как структурная единица общества была и остается фундаментальной основой жизни любого отдельного человека и общества в целом. За всю долгую историю существования семьи менялись ее типы,

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.