Научная статья на тему 'Социальная профилактика кибербуллинга'

Социальная профилактика кибербуллинга Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
4082
722
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БУЛЛИНГ / КИБЕРБУЛЛИНГ / ДЕЗАДАПТИРОВАННЫЙ ПОДРОСТОК / КИБЕРБУЛЛЕРЫ / КОМПЛЕКСНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Зинцова А.С.

Анализируется явление кибербуллинга как комплексной проблемы социальной группы подростков; приводятся результаты эмпирических исследований; предлагается модель оказания помощи подросткам, ставшими жертвой кибербуллинга.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SOCIAL PREVENTIVE MEASURES AGAINST CYBERBULLYING

We analyze the phenomenon of cyberbullying as a complex problem of the social group of teenagers. The results of empirical studies are given, a model is proposed for rendering aid to teenagers who became victims of cyberbullying.

Текст научной работы на тему «Социальная профилактика кибербуллинга»

Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия: Социальные науки, 2014, N° 3 (35), с. 122-128

Социологические науки

УДК 316.472.3

СОЦИАЛЬНАЯ ПРОФИЛАКТИКА КИБЕРБУЛЛИНГА © 2014 г. А.С. Зинцова

Муромский институт (филиал) Владимирского госуниверситета им. А.Г. и Н.Г. Столетовых

azincova@yandex.ru

Поступила в редакцию 06.06.2014

Анализируется явление кибербуллинга как комплексной проблемы социальной группы подростков; приводятся результаты эмпирических исследований; предлагается модель оказания помощи подросткам, ставшими жертвой кибербуллинга.

Ключевые слова: буллинг, кибербуллинг, дезадаптированный подросток, кибербуллеры, комплексная социальная помощь.

В настоящее время феномен кибербуллинга обсуждается специалистами в связи с участившимися случаями суицида подростков. Распространение кибербуллинга связано с развитием интернет-технологий и увеличением случаев интернет-агрессии. Данный вид агрессии является популярным среди подростков, так как личность обидчика остается анонимной, вследствие чего подростки, склонные к насильственному поведению, активизируются.

Проявление агрессии дистанционно не позволяет увидеть реакции жертвы и влияния своего поступка, не вызывает чувства сопереживания. Электронные средства коммуникации все доступны, что способствует быстроте передачи и ретрансляции информации.

В российской науке процесс кибербуллинга начали изучать сравнительно недавно, хотя проблема является крайне острой. По утверждениям психологов, в России кибербуллингу подвергается каждый третий ребенок [1]. О масштабе явления также можно судить по материалам новостей, где освещаются инциденты, связанные с тяжелой формой кибербуллинга, то есть сопряженные с физическим насилием.

За последние годы феномен кибербуллинга стал очень популярен среди исследователей, проводилась работа по его изучению, диагностике и профилактике. В данной сфере наиболее известны имена зарубежных ученых, например, Билла Белсея, который впервые дал определение понятия кибербуллинг и является создателем интернет-сайта www.bullying.org. Г. Берсон изучает новые риски насилия в эпоху цифровых технологий. Катрин Блайа анализирует влияние кибербуллинга на атмосферу в учебном учреждении. О. Иббара определяет связь между депрессивными состояниями под-

ростков и интернет-притеснениями. С. Кит и М.Е. Мартин занимаются разработкой культуры поведения в Интернете. Рональд Дик выявляет компьютерную преступность.

В России изучением данной проблемы занимаются Л.А. Найденова и И.С. Осипов. Они выявляют последствия кибербуллинга и разрабатывают способы защиты от него. У. Парфен-тьев интерпретирует кибербуллинг с точки зрения правовых основ и обращает внимание на развитие интернет-безопасности.

Наша цель - изучить феномен кибербуллин-га как формы подавления подростковой личности и определить содержание социальной профилактики кибербуллинга, что предполагает постановку следующих задач: определить теоретические подходы к обоснованию феномена «кибербуллинга»; выделить методы и средства помощи подростку, ставшему жертвой кибер-буллинга; охарактеризовать деятельность специалиста по сопровождению подростка, ставшего жертвой кибербуллинга.

При решении поставленных задач использовались следующие методы исследования: системного анализа и синтеза социологической, социально-педагогической, психологической литературы; систематизации фактов; анализа нормативных актов; опрос в форме анкетирования, тестирование.

Термин «кибербуллинг» был впервые введен в научный оборот канадским педагогом Биллом Белсеем, определяющим его как преднамеренное, повторяющиеся враждебное поведение отдельных лиц или групп, намеревающихся нанести вред другим, используя информационные и коммуникационные технологии. Однако первичным было понятие - буллинг, обозначающее запугивание, физический или психологический

террор, направленный на то, чтобы вызвать у другого страх и тем самым подчинить его себе [2]. Среди отечественных исследователей эту проблему изучали И.С. Кон, И.С. Бердышев.

Различают два типа буллинга: непосредственный, физический, и косвенный, который иначе называют социальной агрессией.

К социальной агрессии можно отнести вербальный буллинг, где орудием служат обидное имя, с которым постоянно обращаются к жертве, обзывания, распространение обидных слухов и т.д.; обидные жесты или действия (например, плевки в жертву либо в её направлении); запугивание (использование агрессивного языка тела и интонаций голоса для того, чтобы заставить жертву совершать или не совершать что-либо); изоляция (жертва умышленно изолируется, выгоняется или игнорируется частью учеников или всем классом); вымогательство (денег, еды, иных вещей, принуждение что-либо украсть); повреждение и иные действия с имуществом (воровство, грабёж, прятанье личных вещей жертвы); кибербуллинг - унижение с помощью мобильных телефонов, интернета, иных электронных устройств (пересылка неоднозначных изображений и фотографий, обзыва-ние, распространение слухов и др.) [3].

Следовательно, мы можем определить, что кибербуллинг является разновидностью бул-линга, но более сложной, доступной и всеохватывающей. Возникновение кибербуллинга связано с развитием сети Интернет. В современном мире Интернет выполняет функцию «социального ориентира» по формированию сознания людей, воспитанию их вкусов, взглядов, привычек, предпочтений. Большая часть подростков проводит в социальных сетях все свое свободное время, что было недоступно ранее их родителям. Все больше проблем возникает в связи с этим, хотя многие родители не видят ничего плохого в том, что у ребенка есть своя страничка в «ВКонтакте» или «Одноклассниках», не подозревая о том, что, проводя длительное время за компьютером, ребенок может подвергаться виртуальному насилию - кибербуллингу.

В настоящие время кибербуллинг имеет широкое распространение. В США только за один год 41% школьников испытал воздействие в среднем трех атак кибербуллинга (то есть кампаний по запугиванию и унижению); около 13% -четырех-шести атак, 19% - семи и более. В Европе больше всего детей и подростков подверглось кибербуллингу в Польше (52%) и в Эстонии (31%), меньше всего - в Бельгии (10%). В большинстве случаев (в среднем по ЕС и США)

60-70% потерпевших знали преследователей лично [4].

Согласно данным исследования «Дети России онлайн», осуществленного сотрудниками Фонда Развития интернет факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова и Федерального института развития образования в России, 23% детей, пользующиеся Интернетом, становятся жертвами кибербуллинга. Оценить динамику роста кибербул-линга крайне сложно, поскольку далеко не каждый ребенок сообщает о подобных действиях в отношении себя; и количество реальных проявлений кибербуллинга, как правило, в разы выше предполагаемых показателей.

Рост масштабов кибербуллинга связан с тем, что более 80% российских подростков имеют профиль в социальной сети, у каждого шестого из них более 100 друзей, 4% детей имеют более 300 друзей в социальной сети. Это говорит о том, что дети очень общительны, знакомятся в Интернете и общаются с интернет-знакомыми почти так же часто, как и со знакомыми в реальной жизни. Подростки приравнивают социальные сети к реальному миру. Кроме того, в социальных сетях подросткам легко реализовать свои агрессивные наклонности, агрессию можно проявлять свободно, анонимно и часто безнаказанно.

Кибербуллинг относится к формам психологического насилия. Согласно исследованиям, наиболее часто жертвами различного рода психологического насилия как со стороны взрослых, так и со стороны сверстников становятся:

- подростки, воспитывающиеся в условиях жестоких отношений в семье, которые враждебно воспринимают мир и готовы быть жертвами насилия со стороны сильных и сами проявлять насилие по отношению к слабым;

- подростки, воспитывающиеся в условиях безнадзорности, заброшенности, эмоционального отвержения, не получающие достаточного ухода, эмоционального тепла и часто имеющие отставание в психофизическом развитии, неспособные оценить степень опасности и сопротивляться насилию, легко внушаемые;

- подростки, которые воспитываются в обстановке беспрекословного подчинения, не умеющие сказать «Нет», с разрушенной внутренней границей, делающей их неспособными сопротивляться насилию, боязливые и тревожные;

- подростки с психическими или физическими аномалиями (психопатия, олигофрения, последствия органических заболеваний центральной нервной системы, черепно-мозговая травма, заячья губа), неспособные адекватно оценить опасные ситуации;

- подростки из семей низкого социального статуса;

- подростки, склонные к творчеству, так называемые «творческие натуры», стремящиеся к самовыражению [5].

Анализ особенностей подросткового возраста позволил выявить влияние кибербуллинга на личность подростка. Современная наука определяет подростковый возраст в зависимости от страны (региона проживания) и культурно-национальных особенностей, а также пола возраста от 12 до 17 лет. Переходный период в жизни подростков, по общему мнению ученых и практиков, наступает в 13-14 лет. Именно в это время неуверенность в себе и чувство неполноценности обостряются, подростки становятся мнительными, оказывают друг на друга очень сильное давление. Л.С. Выготский центральным и специфическим новообразованием подросткового возраста считал чувство взрослости, возникающее представление о себе как уже не ребенке. Подросток начинает чувствовать себя взрослым, стремится им быть и считаться. Однако хотя подросток отвергает свою принадлежность к детям, полноценной взрослости еще нет [6].

В 2012 г. в мире насчитывалось более миллиарда подростков. Наибольшее количество детей в данный период становятся дезадаптированными, что часто может проявляться в низкой успеваемости, плохой дисциплине, расстройстве взаимоотношений со взрослыми и сверстниками, замкнутости, появлении негативных черт в личности и поведении, отрицательных субъективных переживаний.

По данным В.В. Гроховского (которые подтверждаются и другими исследователями), если у учеников младших классов школьная дезадаптация встречается в 5-8% случаев, то у подростков в 18-20%. В старших классах ситуация несколько стабилизируется, так как подросток изменяется в условиях группы (класс, дружеские компании и т.д.). Следовательно, подросток с обострённым чувством собственного достоинства, ориентирует свое поведение на расширение именно своих прав, осознаёт себя человеком, которого нельзя подавлять, унижать, более остро воспринимает неудачи, реагирует на оскорбления и шутки, тяжело переносит насмешки и невключение в социальные группы.

Он активно сопротивляется требованиям, ограничивающим его самостоятельность, противится опеке, контролю, претендует на уважение его личности и человеческого достоинства, активно добивается равноправия. В этот период

отношения подростка со сверстниками, друзьями, одноклассниками становятся сложнее. Общение с товарищами приобретает для подростка большую ценность.

Подросток, ставший жертвой кибербуллин-га, сталкивается с большим количеством последствий психологического, педагогического, физиологического (медицинского) и социального характера. Нарушения, возникающие после кибербуллинга, затрагивают все уровни функционирования подростка. Они приводят к стойким личностным изменениям, которые препятствуют способности подростка реализовать себя в будущем.

В первую очередь следует рассмотреть влияние кибербуллинга на социальную сторону жизни подростка, так как, по нашему мнению, социальные последствия начинают проявляться на раннем этапе. Сигналом социальной подавленности подростка может быть: скрытность, нежелание идти на контакт с родителями и друзьями, избегание школы, школьных и других компаний, потеря коммуникативных навыков, дезадаптация, дезинтеграция, девиантное поведение.

В педагогическом плане кибербуллинг влияет на следующие компоненты развития: снижение успеваемости школьника, нежелание посещать учебное учреждение, прогулы, нестабильные оценки, низкая учебная активность.

Последствия кибербуллинга психологического характера достаточно серьезны; к ним следует отнести снижение самооценки подростка, потерю уверенности в себе, нарушение психического развития, психические расстройства; психоэмоциональную нестабильность; постоянное чувство тревоги, страха, развитие паранойи; мысли о суициде.

На физиологическом уровне следует рассмотреть медицинские последствия кибербуллинга. Кибербуллинг влияет на работу организма в целом. Появляются депрессии, стрессы, как следствие - снижение иммунитета; частые жалобы на головные боли, боли в области сердца, тошноту, быструю утомляемость, плохой сон, иногда бессонницу; ухудшение памяти и внимания, дефекты речи или нервные тики (моргание); плохой аппетит. В особо тяжёлых случаях стресс, пережитый из-за кибербуллин-га, может привести к задержке или даже остановке психического развития. Такой человек никогда не сможет избавиться от психологической травмы. После пережитого у ребёнка могут возникнуть сердечные или инфекционные заболевания, язва желудка, невроз. Возможно приобретение хронических заболеваний (астма,

сахарный диабет). При физических и психических травмах часто повышается уровень глюкозы в крови.

Помощь подросткам, уже ставшим жертвами кибербуллинга, включает особые формы социального, психологического, педагогического воздействия на личность, способствующие ее восстановлению. Разработанная нами модель базируется на фундаментальных положениях психологии, педагогики, главными из которых являются:

- положения о помощи детям, ставшим жертвами кибербуллинга Л.А. Найденовой;

- положения о педагогической поддержке А.В. Гордеевой, в которых представлены методики и технологии оказания ребенку поддержки в решении жизненных проблем;

- положения об особенностях развития личности в подростковом возрасте Д.И. Фель-дштейна.

В процессе формирования оптимально продуктивных путей помощи подростку, ставшему жертвой кибербуллинга в условиях общеобразовательного учреждения, можно выделить следующие проблемные моменты, препятствующие успешной деятельности специалиста:

- скрытость данной проблемы;

- желание подростка решать свои проблемы самостоятельно;

- замкнутость подростка, боязнь быть осмеянным;

- анонимность, невозможность сразу же выявить обидчика (поскольку кибербуллинг часто носит скрытый характер) и, как следствие, отсутствие гарантий защищенности подростка;

- быстрая распространяемость информации, возможность ретрансляции;

- появление нового вида сайтов анонимных вопросов, очень популярных среди подростков (например, Sprashivai.ru);

- доступность различных средств коммуникации, что делает практически невозможным прекращение всех угроз и насмешек одновременно.

Для проведения социальной профилактики кибербуллинга, с учетом скрытости данного явления, прежде всего необходима правильная диагностика. При этом следует выделять факторы риска у подростков, ставших жертвами ки-бербуллинга. Методы, которые используются для диагностики, - анкетирование (выявление числа подростков, пострадавших от кибербул-линга), тестирование (проведение теста на самооценку и теста на определение уровня тревожности). Следующим этапом является со-

ставление общей программы помощи подростку, ставшему жертвой кибербуллинга.

Исследовательская работа по определению числа подростков, пострадавших от кибербул-линга, и изучению их состояний, проводилась на базе средней общеобразовательной школы № 13 города Муром.

Проведенная работа включала в себя следующие этапы:

1) определение числа подростков, пострадавших от кибербуллинга;

2) диагностика психологических состояний подростков;

3) определение уровня активности подростков, ставших жертвами кибербуллинга;

4) организация процесса помощи подростку, ставшему жертвой кибербуллинга в условиях школы, совместно с социальным педагогом.

В нашем исследовании приняли участие 44 подростка, обучавшихся в двух классах, восьмом и девятом, в возрасте 13-14 лет.

На первом этапе определение числа подростков, пострадавших от кибербуллинга, проводилось с помощью анонимного анкетирования, чтобы выявить процентное соотношение числа пострадавших от кибербуллинга подростков к числу не пострадавших, для определения масштабности существующей проблемы. Согласно проведенному исследованию, все 44 подростка являлись активными пользователями Интернета и были зарегистрированы в популярных социальных сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», Facebook, MySpace и т.д. Время, затрачиваемое на общение в Интернете, варьировалось от 5 до 9 часов в день.

В результате анкетирования было выявлен-но, что из 44 подростков 27 хотя бы раз становились жертвами кибербуллинга. Из них 7 сами проявляли себя как кибербуллеры, потому что считают, что на агрессию нужно отвечать агрессией. 20 человек только подвергались ки-бербуллингу и никогда не стали бы выступать как кибербуллеры, поскольку понимают, что это оскорбляет другого человека и может привести к непоправимым последствиям.

Из 44 опрошенных 13 подростков никогда не подвергались неприятному обращению в сети и не подвергали ему других; 4 подростка выступали как кибербуллеры, так как это подкрепляет их авторитет среди друзей и они находят это забавным.

Частота случаев кибербуллинга различна. Из 27 подростков 4 сталкивались с кибербуллин-гом несколько раз в месяц, 5 подростков - несколько раз в полгода и 18 - несколько раз в

год; вариант «несколько раз в неделю» не отметил ни один опрашиваемый подросток.

Наиболее часто подростки подвергаются следующим типам кибербуллинга: флейминг - обмен короткими эмоциональными репликами между двумя и более людьми, разворачивающийся на публичных страницах; нападки - повторяющиеся оскорбительные сообщения, направленные на жертву (например, сотни сообщений, постоянные звонки), с перегрузкой персональных каналов коммуникации; клевета - распространение оскорбительной и неправдивой информации (текстовые сообщения, фото, песни); самозванство - преследователь позиционирует себя как жертву, используя ее пароль доступа к аккаунту в социальных сетях, в блоге и т.д., либо создает страничку от имени жертвы; хеппислепинг -видеоролики со сценами насилия, избиениями, пинками, унижающими жертву; кибер-преследование - скрытое выслеживание жертвы с целью организации нападения.

Подростки редко делятся своими проблемами, а кибербуллинг вообще попадает в число тех проблем, о которых они очень редко рассказывают родителям или педагогам, поскольку стесняются и боятся огласки. Чаще всего, если подростку необходимо выговориться, он делится с другом. Варианты ответов «рассказал учителю, социальному педагогу», «обратился за поддержкой по телефону доверия» не выбрал ни один опрашиваемый подросток.

Подростки, проявившие себя как кибербул-леры, в ответ на вопрос «Зачем вы это делаете?» чаще всего отвечали: «Ради шутки, это забавно» (6 подростков из 11); 2 человека выбрали ответ «Это повышает мой авторитет»; 3 подростка ответили, что делают это из личной неприязни.

На втором этапе нами была проведена диагностика психических состояний подростков. С помощью «Методики диагностики самооценки психических состояний Г. Айзенка» мы определили уровень тревожности, фрустрации, агрессивности и ригидности. Данный тест был анонимным, но за счет того, что анкеты и тесты были скреплены, нам удалось отследить состояние подростков и их взаимосвязь с кибербул-лингом.

Сравним результаты, полученные при исследовании эмоциональных состояний подростков, ставших жертвами кибербуллинга, и подростков, никогда не сталкивавшихся с ки-бербуллингом. Из числа подростков, ставших жертвами кибербуллинга, у 40% выявлен высокий уровень тревожности (волнение, повышенное беспокойство в различных ситуациях,

плохой сон, ожидание неприятностей со стороны окружающих). Таких подростков пугают даже незначительные жизненные трудности, а также еще не случившиеся неприятности. У 55% участников тестирования установлен средний уровень тревожности, в пределах нормы, и 5% подростков - не тревожны. У 45% подростков, не сталкивавшихся с кибер-буллингом, средний уровень тревожности, и 55% из них не тревожны. Следовательно, они менее склонны испытывать повышенное беспокойство, у них меньше возникает беспричинных страхов в различных социальных ситуациях. Они воспринимают окружающих более дружелюбно.

При исследовании фрустрации нами были получены следующие результаты: у 50% жертв кибербуллинга выявлен высокий уровень фрустрации, свидетельствующий о том, что эти подростки в реальных или вымышленных ситуациях, в которых не может быть исполнено их желание, испытывают чувство разочарования, раздражения или отчаяния. Такие подростки чувствуют растерянность перед возникающими трудностями, у них снижена самооценка, наблюдается тенденция к избеганию неудач. У 30% подростков средний уровень фрустрации, что является допустимым, и у 20% - низкий уровень фрустрации. Они адекватно оценивают встающие перед ними трудности, не настраивая себя на неудачи, имеют высокую самооценку. Из числа подростков, не сталкивавшихся с ки-бербуллингом, у 60% - низкий уровень фрустрации, у 30% - средний и только у 10% - высокий уровень фрустрации. Данные свидетельствуют о том, что подростки, ставшие жертвами кибербуллинга, не уверенны в себе, более уязвимы и чувствительны к сложным жизненным ситуациям.

Данные, которые мы получили по шкале «агрессивность», свидетельствуют о том, что у 40% подростков, ставших жертвами кибер-буллинга, низкий уровень агрессивности, что свидетельствует о безобидности и неумении постоять за себя. У 50% подростков - средний уровень агрессивности, они любят спорить и отстаивать свою точку зрения. Высокий уровень агрессивности обнаружен у 10% подростков, склонных отстаивать свою точку зрения, даже зная, что они не правы, перебивать собеседника и оставить последнее слово за собой. Подростки, не сталкивавшиеся с ки-бербуллингом, в 75% имеют средний уровень агрессивности, что нормально для подросткового возраста, и остальные 25% - низкий уровень агрессивности.

Анализируя данные, полученные по шкале «ригидность», мы видим, что у 20% подростков высокий уровень ригидности, они тяжело переносят любые изменения в планах и могут быть излишне сосредоточены на определенных объектах и событиях; у 45% - средний уровень ригидности, что является допустимым. Низкий уровень ригидности обнаружен у 25% подростков, это говорит о том, что у них нет фиксации на объектах и ситуациях, они проще меняют планы и привычки, скорее все забывают. Среди подростков, не сталкивавшихся с кибербуллин-гом, лишь у 30% выявлен средний уровень ригидности, у остальных 70% - низкий.

Можно сделать вывод о причинно-следственной взаимообусловленности психолого-социальных характеристик и последствий ки-бербуллинга для подростка. Большинство подростков, ставших жертвами кибербуллинга, отличается высоким и средним уровнем тревожности (что свидетельствует о присущем им повышенном беспокойстве, которое может сопровождаться депрессией, замкнутостью, нежеланием поддерживать имеющиеся социальные контакты и заводить новые); снижением активности на уроках и, как следствие, снижением школьной успеваемости; высоким уровнем фрустрации (что сопровождается такими негативными эмоциями, как разочарование, раздражение, у подростка возникает общее чувство крушения); высоким и средним уровнем ригидности (подростки с высоким показателем по уровню ригидности испытывают значительные трудности в процессе адаптации, что значительно влияет на социальную сторону их жизни и существенно отражается на разрешении появляющихся проблем).

Имея высокий уровень ригидности, подросток с трудом меняет свое поведение или представление о чем-либо, и для него гораздо проще ждать, пока ситуация решится без его участия. Следовательно, подросток, ставший жертвой кибербуллинга, подвергается подавлению личности. Чем выше уровень тревожности, фрустрации и ригидности у подростка, тем менее комфортно он себя чувствует. Относительно уровня агрессивности можно сказать, что у большинства подростков, ставших жертвами кибербуллинга, средний и низкий уровень агрессивности, они спокойны, не чувствуют превосходства над окружающими их людьми, не склонны подавлять других.

При осуществлении помощи подросткам социальным педагогам, психологам необходимо опираться на следующие принципы: системности; субъект-субъектности, или общения; адап-

тации и выносливости; безопасности и надежности; комплексности; реабилитации; мониторинга, или комплексного сопровождения; создания гуманистических и демократических отношений между специалистами, оказывающими помощь, и подростком.

Данные принципы будут успешно работать, если будут использованы следующие индивидуальные и групповые методы психотерапии: создание новой когнитивной (познавательной) модели жизнедеятельности; аффективная переоценка травматического опыта; восстановление ощущения ценности собственной личности и способности дальнейшего существования в мире; разговорная психотерапия (логотерапия, которая предполагает совпадение словесной аргументации и внутреннего состояния подростка, приводящего к самореализации, когда подросток делает акцент на личных переживаниях, мыслях, чувствах, желаниях); игровая терапия, арт-терапия, музыкотерапия (через восприятие музыки), вокалотерапия (через пение); кинезитерапия (танцевальная терапия, коррек-ционная ритмика, психогимнастика - лечебное воздействие движениями); библиотерапия (кор-рекционное воздействие чтением), сказкотера-пия (сочинение историй); имаготерапия (воздействие через образ, театрализацию): куклоте-рапия, образно-ролевая драматизация, психодрама; изотерапия (рисуночная терапия) -коррекционное воздействие средствами изобразительного искусства: рисованием, лепкой, декоративно-прикладным искусством; психогимнастика (взаимодействие основывается на двигательной экспрессии, мимике, пантомиме). Методы направлены на достижение двух целей: уменьшение напряжения и сокращение эмоциональной дистанции у частников группы, а также выработку умения выражать чувства и желания. Например, упражнения по снятию напряжения состоят из простейших движений: «я иду по воде», «по горячему песку», «спешу в школу». Соединение мимики, жеста, движения создает более полную возможность выражения и передачи своих ощущений и намерений без слов; через обсуждение фильма, максимально приближенного к жизненной ситуации подростка, мы учим анализировать и моделировать свои действия в подобной ситуации (кино-видеотерапия).

Еще одним способом помощи подросткам, пострадавшим от кибербуллинга, может стать использование социальных сетей. Социальный педагог может создать свой аккаунт, и дети сами с удовольствием добавят его к себе в друзья. Таким образом со-

циальный педагог может наблюдать за происходящим онлайн и своевременно оказать помощь. Создание в школе «социального кинотеатра» для просмотра популярных художественных кинофильмов с последующим обсуждением в группе (например, фильма «Чучело» Ролана Быкова или «Молчание до гроба» Джона Стимпсона) позволяет на чужом опыте научиться, как правильно реагировать на ту или иную ситуацию. Выбор фильма основывается на актуальности темы для учащихся школы и на возрастном цензе.

Представленные методы являются источником специально подобранных методик, основываясь на которых специалисты общеобразовательного учреждения смогут создать собственный план действий и оказать помощь подростку, ставшему жертвой кибер-буллинга.

Список литературы

1. Дробышева И. Как защитить ребенка от кибербуллинга // Российская газета. Федеральный выпуск. № 5947(274).

2. Лэйн Д. Школьная травля (буллинг) // Семейное консультирование и психотерапия. - Режим доступа: http://www.supporter.ru (дата обращения 28.12.2012).

3. Кон И.С. Что такое буллинг и как с ним бороться? // Семья и школа. 2006. № 11. С. 15-18.

4. Демидов В.Н. Интернет против школьников // Компьютерные вести - Москва. 2011. - Режим доступа: http://www.kv.by/archive/index2011054401.htm (дата обращения 27.12.2013).

5. Зиновьева Н.О., Михайлова Н.Ф. Психология и психотерапия насилия. Ребенок в кризисной ситуации. СПб.: Речь, 2003. 248 с.

6. Выготский Л.С. Педология подростка // Полное собрание сочинений Выготского. - Режим доступа: http://rutracker.org/forum/viewtopic.php (дата обращения. 05.01.2013).

SOCIAL PREVENTIVE MEASURES AGAINST CYBERBULLYING

A.S. Zintsova

We analyze the phenomenon of cyberbullying as a complex problem of the social group of teenagers. The results of empirical studies are given, a model is proposed for rendering aid to teenagers who became victims of cyberbullying.

Keywords: bullying, cyberbullying, maladjusted teenager, cyberbullers, comprehensive social aid.

References

1. Drobysheva I. Kak zashhitit' rebenka ot ki-berbullinga // Rossijskaja gazeta. Federal'nyj vypusk. № 5947(274).

2. Ljejn D. Shkol'naja travlja (bulling) // Semejnoe konsul'tirovanie i psihoterapija. -Rezhim dostupa: http://www.supporter.ru (data obrashhenija 28.12.2012).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Kon I.S. Chto takoe bulling i kak s nim bo-rot'sja? // Sem'ja i shkola. 2006. № 11. S. 15-18.

4. Demidov V.N. Internet protiv shkol'nikov // Komp'juternye vesti - Moskva. 2011. - Rezhim dostupa: http://www.kv.by/archive/index2011054401.htm (data obrashhenija 27.12.2013).

5. Zinov'eva N.O., Mihajlova N.F. Psihologija i psihoterapija nasilija. Rebenok v krizisnoj situacii. SPb.: Rech', 2003. 248 s.

6. Vygotskij L.S. Pedologija podrostka // Polnoe sobranie sochinenij Vygotskogo. - Rezhim dostupa: http://rutracker.org/forum/viewtopic.php (data obrashhenija 05.01.2013).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.