Научная статья на тему 'Социальная элита как основа свободного субъекта управления обществом'

Социальная элита как основа свободного субъекта управления обществом Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
374
26
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ / УПРАВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВОМ / СВОБОДНЫЙ СУБЪЕКТ / СОЦИАЛЬНАЯ ЭЛИТА / SOCIAL INSTITUTE / SOCIAL MANAGEMENT / FREE SUBJECT / SOCIAL ELITE

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Лонин Александр Викторович, Григоренко Дмитрий Евгеньевич

В статье выявляется специфика социальных институтов, выступающих в качестве субъектов управления свободного типа. Предложено рассматривать основные определения социальной элиты как различные характеристики свободного субъекта управления. Делается вывод, что определения социальной элиты обусловливают адекватность свободных субъектов управления жизни общества индивидуалистического типа.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The social elite as the basis of free subject of social management

In the article the specificity of the social institutes representing as the subjects of the free type management is defined. It is offered the basic definitions of the social elite as the various characteristics of the free subject of the management. The conclusion is drawn that the definitions of the social elite cause adequacy of the free subjects by life of the individualistic type society.

Текст научной работы на тему «Социальная элита как основа свободного субъекта управления обществом»

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №4 (99) 2011

культуре, в ключевых вопросах опережая «германского мастера» и предвкушая стратегии постструктурализма и постмодернизма Европы середины и конца ХХ века.

Библиографический список

1. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов [Текст] / Диоген Лаэртский. — М., 1986. — С. 113-123.

2. Хайдеггер, М. Что это такое — философия? [Текст] / М. Хайдеггер // Вопросы философии. — 1993. — № 8. — С. 113—127.

3. Делез, Ж. Что такое философия? [Текст] / Ж. Делез, Ф. Гват-тари. — М. : Академический проект, 2009. — 261 с.

4. Мандельштам, О. Э. О природе слова [Текст] / О. Э. Мандельштам // Соч. В 4 т. Т. 1. Стихи и проза 1906— 1921 г.г. — М., 1993. — 350 с.

5. Волошин, М. К. Ф. Богаевский — художник Киммерии / М. К. Волошин // Статьи. Очерки. Критика. [Электронный ре-

сурс]. — Режим доступа і http і // lingua.russianplanet.ru/library/ mvoloshin/mv_bog.htm (Дата обращения і 19.09.2010).

6. Волошин, М. Культура, искусство, памятники Крыма / М. Волошин // Статьи. Очерки. Критика [Электронный ресурс]. — Режим доступа і http і // lingua.russianplanet.ru/library/mvoloshin/ mv_krym.htm (Дата обращения і 19.09.2010).

7. Мандельштам, О. Э. Слово и культура [Текст] / О. Э. Мандельштам // Соч. В 4 т. Т. 1. Стихи и проза 1906 — 1921 г.г. — М., 1993. - 374 с

КРЕБЕЛЬ Ирина Алексеевна, кандидат философских наук, доцент (Россия), доцент кафедры философии ОмГУ, докторант кафедры онтологии и теории познания факультета философии и политологии Санкт-Петербургского государственного университета. Адрес для переписки: e-mail: krebel@rambler.ru

Статья поступила в редакцию 23.09.2010 г.

©И. А. Кребель

УДК 1 (075.8) д. в. ЛОНИН

Д. Е. ГРИГОРЕНКО

Сибирский государственный аэрокосмический университет имени академика М. Ф. Решетнёва, г. Красноярск

СОЦИДЛЬНДЯ ЭЛИТД

КДК ОСНОВД СВОБОДНОГО

СУБЪЕКТД УПРДВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВОМ

В статье выявляется специфика социальных институтов, выступающих в качестве субъектов управления свободного типа. Предложено рассматривать основные определения социальной элиты как различные характеристики свободного субъекта управления. Делается вывод, что определения социальной элиты обусловливают адекватность свободных субъектов управления жизни общества индивидуалистического типа.

Ключевые слова: социальный институт, управление обществом, свободный субъект, социальная элита.

Актуальность избранной темы определяется необходимостью разработки проблемы специфики социального управления в обществах различного типа. Западная модель управленческой институцио-нальности в одной из своих версий (либеральной) раскрывается в качестве системы социальных институтов как свободных субъектов управления обществом. В рамках либерального теоретизирования свободный субъект управления обществом выступает как средство реализации партикулярных интересов различных частей социальной элиты. Отечественная практика управления обществом в настоящее время во многом основана на либеральном подходе к сущности социальных институтов. В данной связи необходимо изучить специфику свободных субъектов социального управления в целях дальнейшего определения степени их адекватности жизни российского общества.

Согласно общепринятому определению, социальные институты (от лат. «швШиШт» — «установление», «учреждение») — это исторически сложившиеся устойчивые формы организации совместной деяте-

льности и отношений людей, выполняющие общественно значимые функции: управление обществом, закрепление и воспроизводство общественных отношений, их регулирование, интеграцию общества, передачу социального опыта, реализацию коммуникативных связей, осуществляемых на основе личных взаимоотношений. Социальные институты действуют в каждой из сфер общественной жизни.

Изучение социальных институтов происходило в рамках социальной философии, социологии, психологии. В фактическом отношении (определения социальных институтов, их функции и дисфункции, виды) трудно выявить что-либо новое. Наименее исследованной предстает проблема различного понимания сущности социальных институтов в западной и отечественной философии. Изучение социальных институтов происходило на основе исследования отечественными и западными теоретиками фундаментальных характеристик жизни обществ различных типов. В данной связи понятие «социальный институт» получило два теоретических оформления — западное и отечественное. Русскими философами

было показано, что каждое общество производит из своей среды именно те социальные институты, которые адекватны его социальности. Понятие «социальность» было сравнительно недавно введено в научный оборот социально-философских исследований, хотя его содержательная сторона формировалась в философии ещё с древних времён. Теоретическая разработка понятия «социальность» представлена в работах Н. М. Чуринова, Е. Н. Старикова, Мей Ван Хо, А. А. Зенько и других. Социальность в их концепциях предстаёт как характеристика определенности общества, его «жизнеспособного качествования» (по терминологии Л. П. Карсавина) — состояния, в котором общество является жизнеспособным, т.е. способным к стабильному воспроизводству. Тип социальности складывается объективно-исторически, в процессе взаимовлияния субъективных факторов и объективных условий развития общества (духовных и природных предпосылок) — стандартов естественности, географических, геоклиматических, а также геополитических условий. Различают социальность коллективистского и индивидуалистического типов, на основе которых формируются соответствующие типы общества. Их исследование представлено в концепциях

А. А. Ивина, Н. М. Чуринова, А. А. Зенько и других. Именно принципы социальности реализуются в управленческом процессе, осуществляемом социальными институтами различных обществ. Социальные институты являются существованием социальности как сущности общества определённого типа.

По утверждению западных исследователей (К. Поппера, Э. Дюркгейма и других), основы индивидуалистической социальности раскрываются в принципах свободы и индивидуализма. Один из основоположников западной демократии Т. Джефферсон писал, что индивидуалистический тип социальности сложился объективно-исторически, в условиях жизни на «...плодородной и нефеодализированной земле... [где] соседями. были полагающиеся на самих себя индивидуалисты, наделявшие себя землей не по милости какого-нибудь лорда или аббата» [1]. В данной связи в обществе индивидуалистического типа социальные институты предстают как устойчивая определенная совокупность общественных учреждений, норм, отношений, осуществляющих управление обществом, которое направлено на реализацию степеней свободы. Социальность общества коллективистского типа раскрывается в понятии совершенства общественных отношений, что определяет социальные институты данного общества как оформления совершенства, осуществляющие в процессе управления обществом антиэнтропийные вклады в социальные нестроения. Важнейшее значение функции управления социального института заключается в том, что именно управленческая практика раскрывает его сущность, показывает, что он есть в условиях социальности данного общества — или определенное оформление совершенства, или же реализация определенной степени свободы. Принципиальное различие в характере управленческой деятельности коллективистских и индивидуалистических социальных институтов (реализация совершенства/реализация степеней свободы) определяет последние в качестве субъектов различного типа: социальный институт как соборный субъект и социальный институт как свободный субъект управления обществом. Последнее определение характерно для философии либерализма.

В рамках либеральной концепции управления обществом социальные институты предстают как свободные субъекты, имеющие определенные права,

которые регулируют их отношения с государством на договорной основе. В этом политико-правовом пространстве выявляется та или иная степень свободы общества, выражающая изолированные и конкурирующие интересы социальных «атомов» — индивидов, социальных институтов, групп, партий, движений. В соответствии с принципом атомизма, каждый отдельно взятый социальный институт в процессе управления обществом реализует не общенациональные интересы, а интересы той или иной части общества. Один из ведущих теоретиков современного либерализма Джон Ролз утверждает, что либералы рассматривают социальные институты «.исключительно как средство достижений целей индивидов и ассоциаций, как институты того, что мы можем назвать «частным обществом». Само по себе политическое общество вовсе не является благом, но в лучшем случае служит для блага индивидов и ассоциаций» [2]. Наиболее успешные представители «частного общества», максимально наделенные свободами самых различных степеней (свободой слова, совести, предпринимательской, политической деятельности и т.д.), формируется в качестве социальной элиты. Последняя представляет собой «.высшие слои в системе социальной иерархии, обладающие властью над другими группами и влиянием в обществе.

В классической социологии выработаны различные подходы к изучению социальной элиты. Наиболее распространено понимание элиты как меньшинства, обладающего монополией на власть и принятие решений (К. Маннгейм, А. Этциони и др.). Г. Моска, Г. Дюпре и др. определяют элиту как людей, осуществляющих наиболее важные функции в обществе.

В. Парето, Ж. Боден, Х. Ортега-и-Гассет и др. под элитой понимают людей, достигших наивысших показателей в своей деятельности, обладающих интеллектуальным и моральным превосходством над массой, наивысшим чувством ответственности. Элита рассматривается как необходимый элемент социальной структуры общества, которому отводится решающая роль в управлении обществом» [3]. Социальная элита в либеральной общественно-государственной модели полностью соответствует атомистическим стандартам индивидуалистической социальности. Всякая часть социальной элиты (промышленные, финансовые, правительственные круги и т.д.) стремится осуществить сугубо партикулярные интересы, зачастую не имеющие ничего общего с национальными. В данной связи либеральная модель управленческой инсти-туциональности существенна в той мере, в какой она адекватна атомистическим притязаниям различных частей социальной элиты общества.

Атомистическая сущность свободных субъектов управления обществом проявляется в том, что они являются основным инструментом реализации правовой свободы той или иной части социальной элиты. Нормы права в западном обществе предстают как реализация определенных степеней свободы, прежде всего, свободы индивидов. Как пишет теоретик либерализма Р. Дворкин, «эти права—своего рода козыри в руках индивидов; они позволяют индивидам воспрепятствовать отдельным конкретным решениям, хотя сами общие институты, в ходе нормального функционирования которых были бы приняты эти решения, сомнений не вызывают» [4]. Социальные институты в либеральном осмыслении необходимы как средство реализации прав и свобод индивидов, составляющих социальную элиту.

Атомистическая концепция социальных институтов предполагает сугубо прагматический подход к

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №4 (99) 2011 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №4 (99) 2011

необходимости их взаимодействия. Свободные субъекты представляют интересы различных частей социальной элиты, поэтому сотрудничают с другими «.исключительно ради личных выгод...и не имеют никаких общих конечных целей» [2, с. 98]. Теоретики либерализма не согласны с необходимостью формирования единой общенациональной идеологии, в реализации которой должны участвовать социальные институты как свободные субъекты. Дж. Ролз пишет: «Идея такого социального единства отрицается самим фактом плюрализма» [2, с. 98]. Не принятие государственно-идеологического единства общества предполагает занижение роли социального института государства и параллельное возвышение институтов гражданского общества. Как утверждает Г. Рормозер, «либеральная демократия немыслима без дееспособной общественности. Предпосылкой этого является плюрализм» [5].

Именно государство, по мнению либералов, является носителем холистского начала и, в данной связи, — основной угрозой для беспрепятственной реализации прав и свобод. Поэтому его необходимо ограничить, минимизировать государственные функции до роли «правового арбитра» в споре свободных индивидов и институтов как агентов социальной элиты. Государство «уходит» из всех сфер жизни, кроме политической: «Либеральное государство ограничивает сферу своего вмешательства только самым необходимым, оставляя индивиду свободное пространство, в котором тот действует по своему усмотрению. Основные права человека определяют границы вмешательства государства в жизнь отдельного человека.. .Отсюда и вытекает типичный для либерализма феномен — разделение между государством и обществом. Либерализм стремится к сведению власти до минимума, к ее нейтрализации, в этом состоит его долгосрочная стратегия. Функции современного правового государства сокращаются до основных, в остальном же общественная жизнь, как предполагается, должна складываться свободно по усмотрению граждан и общественных групп. Либерализм понимает свою историческую миссию как устранение власти и замену ее в конечном счете правом» [5, с. 72 — 73, 77]. Единственное, что объединяет общество, — это либеральная концепция справедливости, понимаемой как равенство прав и свобод представителей различных частей социальной элиты. Само существование социальной структуры в виде социальных институтов общества оправдано только в том случае, если она соответствует принципам этой справедливости. Как пишет М. Дж. Сэндел, «граждане, подчиняющиеся принципам справедливости, получают, таким образом, возможность осуществить деонтологический проект освобождения.» [6]. Справедливость в её либеральном понимании позволяет максимально полно осуществить свободу социальной элиты. Дж. Ролз пишет в данном отношении: «Поэтому сохранение и успешное функционирование в течении длительного времени более или менее справедливых (но, безусловно, всегда несовершенных) демократических институтов...составляет великое социальное благо, ценимое само по себе» [2, с. 99, 101].

Либеральное понимание социальных институтов как свободных субъектов управления обществом, будучи репрезентацией социальной действительности, предстает как социальное конструирование реальности, основанное на независимом от репрезентанта описании (трактовке, комментарии, интерпретации) стихийно происходящих в обществе процессов. Такое понимание полностью соответствует метафизической моде-

ли мира, в рамках которой отрицается его изначальное совершенство, смысл и порядок. Всякий социальный институт, представляющий ту или иную часть социальной элиты, направлен на реализацию свободы именно ввиду отсутствия объективно полагаемого смысла бытия (в том числе, и общегосударственного). М. Дж. Сэндел пишет в данном отношении: «Там, где ни природа, ни космос не несут в себе внутреннего порядка, который может быть схвачен в понятиях, там конструирование смысла выпадает на долю самих людей, моральный универсум населен субъектами, способными самостоятельно конструировать смыслы,» [6, с. 209, 211]. В данной связи, главной целью управленческой деятельности свободных субъектов является реализация частно-утилитарных интересов и установок. Управление обществом предстает как действие, направленное на достижение свободным субъектом управления определенной потребной цели. Особую значимость приобретает установление и поддержания наиболее благоприятных политических, экономических, социальных и иных условий для реализации стихийно складывающихся общественных процессов, как проявлений свободы. Это предполагает построение управленческой практики в соответствии с определенными особенности жизни общества, а не в соответствии с абстрактной схемой. Субъект (социальная элита, оформленная в рамках социального института) и объект управления (часть общества) в данном случае независимы друг от друга, хотя и находятся в определенном правовом взаимодействии.

Таким образом, новизна нашего исследования заключается в следующем. Либеральная версия понимания сущности социальных институтов основана на произвольной трактовке базового принципа индивидуалистической социальности-принципа свободы. Социальные институты в либеральном теоретизировании предстают как средство реализации свободы индивидов, составляющих ту или иную часть социальной элиты. В данной связи социальные институты являются свободными субъектами управления обществом, выражающими партикулярные интересы различных частей социальной элиты. Основные определения социальной элиты выступают, как различные характеристики свободного субъекта управления обществом. Данные определения обусловливают адекватность свободных субъектов жизни общества индивидуалистического типа.

Теоретическая значимость статьи заключается в возможности использования результатов исследования в процессе изучения степени адекватности наличной модели управленческой институционально-сти изначальным принципам социальности российского общества. Практическая значимость определяется возможностью использования результатов данного исследования в разработке методологии эффективного управления обществом России.

Библиографический список

1. О демократии, Т. Джефферсон : сборник / сост. С. К. Падо-вер ; пер.с англ. М. Д. Маркина.-СПб. : Лениздат, 1992.-С. 33.

2. Ролз, Дж. Идея блага и приоритет права : пер. с англ. / Дж. Ролз // Современный либерализм.-М., 1998.-248 с.

3. Социология. Словарь терминов [Электронный ресурс].-Режим доступа : http://www.chem.msu.su/rus/teaching/sociology/ dic.html (дата обращения : 12.12.10).

4. Дворкин, Р. Либерализм : пер. с англ. / Р. Дворкин // Современный либерализм. - М., 1998.- 248 с.

5. Рормозер, Г. Кризис либерализма : пер. с нем. / Г. Рормо-зер.-М. : Издательство института философии РАН, 1996.-292 с.

6. Сэндел, М. Дж. Либерализм и пределы справедливости і пер. с англ. / М. Дж. Сэндел // Современный либерализм.—М., 1998. — 248 с.

ЛОНИН Александр Викторович, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и гуманитарных наук.

ГРИГОРЕНКО Дмитрий Евгеньевич, кандидат философских наук, доцент кафедры философии и социальных наук.

Адрес для переписки: e-mail: vivare@mail.ru

Статья поступила в редакцию 18.01.2011 г.

© А. В. Лонин, Д. Е. Григоренко

УДК 167.7 : 316.6 в. ф. МЕДВЕДОВСКАЯ,

В.». РАЗУМОВ

Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского

ПОЧЕМУ РЕБЕНКУ

НУЖНА БОЛЬШАЯ СЕМЬЯ____________________________

Обсуждаются возможности системного подхода в анализе семьи. Приводятся некоторые результаты по изучению роли семьи в гомеостазе популяции, полученные в ветви кибернетики — гомеостатике. Эффективность большой семьи объясняется с системных позиций, а особый акцент сделан на представлении семьи как функ-циональной системы, нацеленной на конечный результат. Ключевые слова: гомеостатика, конечный результат, семья, системный подход, функциональная система.

ХХ век привел к значительным изменениям семьи. За прошедшие века сложился вариант семьи, в которой старшее поколение занималось воспитанием детей, а среднее добывало средства к существованию. Сейчас подобный вариант семьи сохранился, например, в мусульманских семьях. Форма, структура и функции семьи значительно изменились, но, тем не менее, полное исчезновение семьи маловероятно. Семья — это модель общества. Семья в своем развитии проходит те же стадии, те же этапы, что и социум, государство. Можно предположить, что на эволюцию семьи распространяется биогенетический закон о повторении филогенеза вида в онтогенезе (точнее, в его эмбриональной фазе) особи. То есть семья, как и отдельный человек, переживает определенные периоды формирования, становления. В развитии семьи проявляют себя черты изменений, происходящих в обществе, в государстве. Следует заметить, что с учетом факторов времени, географии, религии, этнического фактора и др. семья оказывается наиболее устойчивой единицей, обеспечивающей воспроизводство человека и общества. Несмотря на разнообразные модификации, попытки модернизировать семью, семья как социальная форма хотя и меняется, но отчётливо сохраняется инвариант, позволяющий распознавать семью среди иных социальных групп, выделяемых по имущественному, сословному, религиозному и иным признакам. Высокая устойчивость семьи дает основания определить её как систему, играющую ключевую роль в гомеостазе человеческой популяции, а также изучать её специфики с использованием различных направлений системного подхода. В данной работе семья рассматривается как функциональная система, для которой свойственна нацеленность на получение результата. Такой подход позволяет выявить ряд интересных для анализа и полезных на практике характеристик семьи как социальной системы. В предпринимаемом здесь подходе открывается возможность рассматривать каждого члена семьи как системный

компонент, тогда как семья оказывается системой более высокого уровня, объединяющей нескольких людей как относительно автономных (относительно конкретной семьи) систем.

Идея представления семьи в виде кибернетической системы принадлежит Грегори Бейтсону. Он пишет: «Семья это кибернетическая система, и обычно когда возникает системная патология, члены семьи обвиняют друг друга или (иногда) самих себя. Однако истина состоит в том, что обе альтернативы фундаментально высокомерны: каждая предполагает, что индивидуальное человеческое существо имеет тотальную власть над системой, частью которой оно является» [1, с. 159]. Г. Бейтсон рассматривает семью как самокорректирующуюся систему, причем эта система всегда консервативна по отношению к чему-то. В таких системах изменения всегда возникают ради сохранения некоего компонента status quo [1, с. 148]. Каждая система содержит субсистемы, потенциально способные к регенерации, то есть при отсутствии коррекции потенциально «убегающие». Обычно для достижения «устойчивого состояния» регенеративные потенции таких субсистем удерживаются под контролем разнообразными видами управляющих контуров [1, с. 162].

Идеи и принципы функциональных систем, разработанные Норбертом Винером и Людвигом фон Берталанфи в середине ХХ века, сейчас широко используются в различных областях науки. В русле развития системного подхода в ветви кибернетики - гомеостатике была выполнена работа по выявлению противоречий, управляющих развитием семьи, проанализирована роль семьи в устойчивости популяции [2]. Результаты, полученные здесь, удачно дополняются изучением семьи как функциональной системы.

Системный подход в форме теоретической концепции под название «Общая теория систем» возник как реакция на исключительно бурный рост аналитических подходов в науке с одновременным удале-

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №4 (99) 2011 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.