Научная статья на тему 'Социализм, гуманизм и нравственное начало в философии В. С. Соловьева'

Социализм, гуманизм и нравственное начало в философии В. С. Соловьева Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
1058
96
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СОЦИАЛИЗМ / ГУМАНИЗМ / ФИЛОСОФИЯ ВСЕЕДИНСТВА / НРАВСТВЕННОЕ СОВЕРШЕНСТВО / БОГОЧЕЛОВЕЧЕСТВО / ТЕОКРАТИЯ / ГУМАНИСТИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ / СВОБОДА / ОБЩЕСТВО / ЛИЧНОСТЬ

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Гутова Светлана Георгиевна

Дан анализ философских взглядов В.С. Соловьева на природу социализма и его связь с понятиями гуманизма, свободы и нравственности. На примере творчества Соловьева показано современное звучание философских и социальных идей русской философии. Рассматривается взаимосвязь религиозных идей и гуманизма в философском учении В.С. Соловьева. Подчеркивается, что прогресс в обществе, по мнению русского философа, не может основываться исключительно на экономических и политических преобразованиях, поскольку для достижения высшей цели требуется придать нравственный смысл развитию человечества. Идея Богочеловечества в творчестве В. Соловьева рассматривается как единственно возможная основа для сближения прогрессивных социальных идей и индивидуальных стремлений, целей отдельного человека. Особое внимание уделено рассуждениям Соловьева о невозможности последовательной реализации подлинного гуманизма в человеческой истории только на основе экономических интересов и других базовых потребностей, без понимания высшего предназначения человека, его подлинной цели и смысла существования. Акцентируется внимание на проблеме свободы воли и поиска путей достижения свободного и справедливого общества. Делается вывод, что для Соловьева общественный прогресс основан на стремлении человека к свободе и духовном преображении человечества, целью которого является Богочеловечество. Показано, что Соловьев в решении социальных вопросов следует отечественной гуманистической традиции, связывая решение общественных проблем с нравственным выбором человека. Отмечено, что критика социализма в работах Соловьева актуальна и для современного общества, поскольку вскрывает его истинные проблемы, связанные с ростом материального потребления и забвением нравственных начал в общественной жизни.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Социализм, гуманизм и нравственное начало в философии В. С. Соловьева»

УДК 11:141.8:27 ББК 87.3(2)522-685

СОЦИАЛИЗМ, ГУМАНИЗМ И НРАВСТВЕННОЕ НАЧАЛО В ФИЛОСОФИИ В.С. СОЛОВЬЕВА

С.Г. ГУТОВА

Нижневартовский государственный университет ул. Ленина, д. 56, г. Нижневартовск, 628600, Российская Федерация E-mail: svetguts.07@mail.ru

Дан анализ философских взглядов В.С. Соловьева на природу социализма и его связь с понятиями гуманизма, свободы и нравственности. На примере творчества Соловьева показано современное звучание философских и социальных идей русской философии. Рассматривается взаимосвязь религиозных идей и гуманизма в философском учении В.С. Соловьева. Подчеркивается, что прогресс в обществе, по мнению русского философа, не может основываться исключительно на экономических и политических преобразованиях, поскольку для достижения высшей цели требуется придать нравственный смысл развитию человечества. Идея Богочеловечества в творчестве В. Соловьева рассматривается как единственно возможная основа для сближения прогрессивных социальных идей и индивидуальных стремлений, целей отдельного человека. Особое внимание уделено рассуждениям Соловьева о невозможности последовательной реализации подлинного гуманизма в человеческой истории только на основе экономических интересов и других базовых потребностей, без понимания высшего предназначения человека, его подлинной цели и смысла существования. Акцентируется внимание на проблеме свободы воли и поиска путей достижения свободного и справедливого общества. Делается вывод, что для Соловьева общественный прогресс основан на стремлении человека к свободе и духовном преображении человечества, целью которого является Богочеловечество. Показано, что Соловьев в решении социальных вопросов следует отечественной гуманистической традиции, связывая решение общественных проблем с нравственным выбором человека. Отмечено, что критика социализма в работах Соловьева актуальна и для современного общества, поскольку вскрывает его истинные проблемы, связанные с ростом материального потребления и забвением нравственных начал в общественной жизни.

Ключевые слова: социализм, гуманизм, философия всеединства, нравственное совершенство, Богочеловечество, теократия, гуманистические ценности, свобода, общество, личность.

SOCIALISM, HUMANISM AND THE MORAL PRINCIPLE IN PHILOSOPHY VS SOLOVYOVA

S. G. GUTOVA Nizhnevartovsk state University 56, Lenina str., Nizhnevartovs, 628600, Russian Federation E-mail: svetguts.07@mail.ru

The article gives analysis of Solovyov's philosophical views on the nature of socialism ant its connection with the idea of humanism, freedom and morality. It shows modern view of philosophical and social ideas of Russian philosophy by the example of Solovyov's work. The interconnection between religious ideas and humanism in philosophical doctrine of VS. Solovyov. It is pointed that progress in society, to the philosopher's opinion, can't be based mainly on economical and political

reformations as for achieving supreme goal giving moral sense to the development of mankind. The idea of God-manhood in V. Solovyov's work is considered as the only possible basis for rapprochement the progressive social ideas, individual aspirations and goals of a human being. The special attention is paid to Soloviev arguments about the impossibility of consistent implementation of true humanism in human history, taking into account only the economic interests and other basic needs without an understanding of overarching aim of a human being, his true purpose and the reason for existence. The paper focuses on the problem of freedom of the will and looking for the ways to achieve free and fair society. It is concluded that according to Soloviev the social progress is based on the human desire for freedom and necessity of spiritual transformation of humanity whose aim is God-manhood. It is shown that in addressing social issues Soloviev adheres to the national humanist tradition linking the solution of social problems with the moral choice of the human being. It is noted that the criticism of socialism in the works of Soloviev is of current concern for modern society, as it reveals the real problems related to the growth of material consumption and disregard of moral principles in social life.

Key words: socialism, humanism, philosophy of allunity, moral perfection, Godmanhood, theocracy, humanistic values, freedom, society, personality.

Социальные преобразования последнего столетия подтверждают многие пророческие высказывания русского мыслителя В.С. Соловьева о невозможности построения совершенного общества только лишь на основе решения некоторых материальных проблем, связанных с понятием экономической справедливости. Постепенно в сознании отечественных политиков, государственных деятелей растет и крепнет убеждение в том, что невозможно коренным образом преобразовать общество, не затрагивая при этом его важнейших духовно-нравственных основ. С позиций современной культуры гуманизм как некий концепт способен существовать одновременно в разных смысловых значениях, его интерпретация может существенно отличаться в зависимости от исторического, национального и культурного контекстов или же частично варьироваться в пределах использования данного понятия в конкретной области: социальной, политической, экономической, информационной, научной и т.д. Ориентация на решение проблем человека, защита его прав, раскрытие возможностей личности и достойное материальное существование могут эксплуатироваться различными идеологиями, а в последнее время это все чаще предвыборные, рекламные трюки, где «пиарщики» в союзе с институтом СМИ показывают мастер-классы в области профессиональной манипуляции сознанием избирателей. В современном потоке информации достаточно сложно найти твердую опору, позволяющую человеку обнаружить и закрепить в своем сознании подлинный смысл существования, еще сложнее это сделать в масштабах всего человечества, поскольку конечная цель исторического развития представляется все более неопределенной, а идея прогресса все более неоднозначной. Поэтому в XXI веке кажется вполне оправданным наше желание обратиться к отечественному культурному наследию, убеждающему нас силой мысли, верой, искренностью убеждений. Особенно это заметно на примере творчества таких выдающихся представителей отечественной религиозной философии, как В. Соловьев, П. Флоренский, Е. Трубецкой, Н. Бердяев, С. Булгаков, С. Франк и многие другие, для которых решение социальных проблем имело еще и общечеловеческое, нравственное значение.

Пророчество известного русского философа В.С. Соловьева основывалось на его глубоком убеждении, что человеческий мир в погоне за материальными ценностями не сможет решить проблему социального, экономического неравенства и создать по-настоящему справедливое общество. Он считал, что теория социализма затрагивает по преимуществу практические интересы общественной жизни и ставит перед собой только решение самых простых и очевидных задач. Соловьев, характеризуя современное ему состояние общества, отмечает, что любые попытки организации человечества, исключающие религиозную основу, приводят к упрощенному пониманию конечных целей истории и последовательному низведению интересов человека до их условного состояния. Он заявляет: «Этим стремлением организовать человечество вне безусловной религиозной сферы, утвердиться и устроиться в области временных, конечных интересов, этим стремлением характеризуется вся современная цивилизация» [1, с. 14].

Действительно, история последнего столетия должна была убедить человечество не делать подобных ошибок, связанных с лишением своего будущего опоры в настоящих, фундаментальных, а не временных или декларативных ценностях. По этому поводу у В. Соловьева закономерно возникает вопрос, на какие принципы должно опираться общество в своем развитии, чтобы не идти по ложному пути? Где искать то положительное основание, которое имеет сверхчеловеческий характер? Владимир Соловьев отвечает, что общественный строй не может определяться только лишь силой государственной власти правительства, так как она сама нуждается в опоре на что-то более значимое. Этим значимым, по его мнению, может выступать либо воля Бога, либо воля народная1.

В. Соловьев не пытается полностью опровергать взгляды социалистов, стараясь придерживаться объективных позиций по данному вопросу. Более того, он считает социализм исторически оправданным завершением западного исторического развития2. По его мнению, западная культура вместо божественного права утвердила человеческое и свела его к понятию братства, основанному на свободе и равенстве. Существование социализма, пишет Соловьев, уже тем оправдано, что представляет собой попытку осуществить эти принципы. Но итог всех революционных преобразований, при условии неизбежного общественного неравенства, приводит к тому, что освобождение от одного господствующего класса вновь приводит к подчинению другому классу. В таком случае неизбежно встает вопрос о том, можно ли рассматривать благосостояние большинства в обществе как высшее право и закон? А справедливость сводить к тому, чтобы богатство принадлежало тем, кто его производит? Соловьев указывает на то, что социализм, прежде всего, стремится к равенству материальных интересов, и в этом смысле он является исторической силой, которой закономерно принадлежит на западе ближайшее будущее3.

1 См.: Соловьев В.С. Чтения о Богочеловечестве // Соловьев В.С. Сочинения. М.: Раритет, 1994. С. 18 [1].

2 Подобные мысли о значении западного гуманизма в культуре высказывали многие русские философы. Так, например, это нашло отражение и в работе «Русская идея» Н. Бердяева, и в концепции христианского социализма С. Булгакова.

3 См.: Соловьев В.С. Чтения о Богочеловечестве. С. 35.

В работе «Оправдание добра» В. Соловьев предупреждает своих соотечественников об опасности безграничного доверия теории социализма. Он отмечает, что настоящее состояние социума, конечно, далеко от совершенства. Однако закрепившаяся в современном обществе плутократия4 хотя и последовательно проводит в жизнь материальный, экономический интерес как высший принцип, подчиняющий все общественные отношения, в то же время допускает возможность существования других жизненно важных элементов общества, таких, например, как государство и церковь5. Но социализм в этом отношении идет еще дальше, признавая только два основных значения человека: как производителя и как потребителя. Соловьев утверждает: «Признавать в человеке только деятеля экономического - производителя, собственника и потребителя вещественных благ - есть точка зрения ложная и безнравственная» [2, с. 407], поскольку она не исчерпывает содержания человека, его достоинства и сущности. По мнению русского мыслителя, упрощенный взгляд на человеческую природу неизбежно приводит к тупику в социальном развитии, поскольку круг замыкается и человек вновь остается во враждебном ему обществе, где материальное равенство не только не решает его экзистенциальных проблем, но и отрицает сами принципы гуманизма, свободы и справедливости. В этом смысле социализм, последовательно доказывающий, что человек, прежде всего, живет низшими хозяйственными интересами, направленными на выживание, уже не противостоит капитализму, а, скорее, является его конечной формой реализации.

Соловьев утверждает, что сторонники социализма критикуют буржуазный порядок, но лишь поверхностно, поскольку рассматривают отказ от экономической эксплуатации как часть классовой борьбы, направленной на перераспределение собственности, не выявляя при этом в ней принципиальных оснований, затрагивающих сущность человеческой природы. Если следовать основным положениям социализма, то очевидно, что цель и верховное благо общества состоит в его экономическом благосостоянии, утверждает философ, а сам человек признается, прежде всего, как производитель и собственник, продукт общественных отношений, заложник своих материальных интересов, лишенный высших духовных стремлений и свободы воли. Закономерно возникает вопрос о том, какое место занимает свобода личности, ее высшее предназначение в подобных учениях, проповедующих гуманизм и одновременно объясняющих смысл жизни отдельного человека и социальных процессов в целом, опираясь только на принцип экономической детерминации. Свобода рассматривается Соловьевым как одна из форм необходимости, связанная с осознанием своего высшего предназначения и добровольным принятием нравственной нормы жизни. Чело-

4 Плутократия как форма правления у В. Соловьева ассоциировалась с современным капитализмом, с властью, ориентированной исключительно на выгоду, для которой народ - это всего лишь рабочая сила, производитель общественного богатства (см.: Соловьев В.С. Оправдание добра. Нравственная философия // В.С.Соловьев. Сочинения в 2 т. Т. 1. М.: Мысль, 1990. С. 415 [2]).

5 Там же. С. 414.

век свободен только потому, что имеет возможность бесконечного совершенствования. Именно это требование, по мнению русского мыслителя, в первую очередь должен выдвигать крестьянин и рабочий, а не заботиться исключительно о материальной обеспеченности. Признавая тот факт, что физический труд является составной частью общественного прогресса, необходимо осознать, что его сущность заключается в преобразовании и одухотворении природы6.

Решающая ошибка сторонников социалистических учений, по мнению Соловьева, заключается в том, «что социализм изначала - даже в самых идеалистических своих выражениях - ставит нравственное совершенство общества в прямую зависимость от его хозяйственного строя и хочет достигнуть нравственного преобразования или перерождения исключительно лишь путем экономического переворота» [2, с. 414]. По искреннему убеждению русского философа, реализация таких идей может привести только к всеобщему краху и социальной деградации, так как реально существует только один высший безусловный нравственный закон, и только он способен объяснить присутствие необходимости подчинения ему: «Когда человек высокого нравственного развития ... тогда уже для всякого ясно, что в этом подчинении нравственному закону нет никакого произвола, что оно совершенно необходимо» [2, с. 117].

Но самое опасное, отмечает Соловьев, что теоретики социализма приписывают ему особое значение, подменяя историческую миссию и его временный, преходящий характер особым нравственным призванием, позволяющим видеть в осуществлении своих идеалов смысл человеческого существования. Социализм, таким образом, претендует на формирование и утверждение высших гуманистических ценностей, однако делает это исключительно в рамках своего понимания сущности человеческой природы. Но тут, замечает Соловьев, социализм неизбежно вступает в противоречие с самим собою, и его несостоятельность становится очевидной. Сторонники социализма стремятся реализовать свое понимание «правды» в обществе, которое приводит их к идее материального равенства как некой конечной цели, достигнув которую, уже не понятно, к чему стремиться и ради чего. Ценность человеческой жизни, провозглашенная европейскими гуманистами, замкнутая только на удовлетворенности своим трудом и общественным призванием, оказывается в тупике, поскольку дает ощущение механической солидарности с другими членами общества, изолируя личность, не давая ей возможности реализации в сфере подлинного духовного единства7.

6 См.: Соловьев В.С. Философские начала цельного знания // Соловьев В.С. Сочинения в 2 т. Т. 2. М.: Мысль, 1990. С. 148 [3].

7 По мнению Е.А. Амелиной, универсализм философии всеединства и ее ориентированность на религиозно-этические проблемы выступили «в качестве ограничивающей критики европейского атеистического гуманизма. Эта критика не означала упразднения человеческой индивидуальности, ибо исходила из признания бессмертия человеческой души, как единичной субстанции каждого человека. Критика гуманизма являлась также указанием на необходимость установления новой системы межчеловеческих отношений» (см.: Амелина Е.М. Гуманизм и проблема общественного идеала в русской философии ХХ века // Общественные науки и современность. 1997. № 3. С. 65-74 [4]).

По мнению русского философа, такой внутренней связующей нитью нравственного единения и одновременно условием осуществления социального благополучия могла бы стать религиозная идея, или, другими словами, христианский гуманизм8.

Николай Бердяев, признавая заслуги Соловьева, в то же время отмечал, что многие социальные идеи русского мыслителя носили отвлеченный, утопический характер, что, впрочем, никак не отразилось на его гуманистических убеждениях: «Вл. Соловьев был прежде всего и больше всего защитник человека и человечества» [5, с. 544]. Особенно интересны в этом отношении идеи Соловьева, высказанные им в работе «Об упадке средневекового миросозерцания», где он утверждает, что деятельный гуманизм через утверждаемую им солидарность и активную позицию в защиту человеческих прав имеет большую силу, чем религиозная вера, ориентированная только на индивидуальное спасение. Необходимо, говорит он, создать живое, вселенское христианство9, которое будет способно преобразовать мир, улучшить его, наполнить его любовью. Бердяев находил великой заслугой Соловьева то, что он «всегда понимал христианство не только как данность, но и как задание, обращенное к человеческой свободе и активности» [5, с. 545].

Бердяев в работе «Русская идея», лаконично излагая основные положения философии Соловьева, соглашается, что достижение всеединства во всех сферах бытия возможно только путем примирения, слияния, единства, а не отрицания. Именно поэтому отдельные теории или даже этапы в развитии человечества не являются злом, скорее, их можно назвать заблуждением, которое в результате должно быть переосмыслено, очищено и затем стать частью целого. В качестве примера Бердяев отмечает: «Так, гуманизм в своем исключительном самоутверждении есть заблуждение и неправда, но в нем есть и большая истина, которая входит в богочеловеческую жизнь» [7, с. 193]. Это суждение точно характеризует позицию Соловьева, относительно общественного развития и человеческой истории, поскольку, с одной стороны, подчеркивает внутреннюю диалектику понятий в его учении, с другой, объясняет смысл и существование несовершенства на пути к всеобщему единству. Рассуждая о возможностях преодоления «отвлеченных начал» в действительной жизни, Бердяев, ссылаясь на Соловьева, делает следующий вывод: «... для того, чтобы преодолеть неправду социализма, нужно признать правду социализма»10, таким образом заимствуя и усовершенствуя его положительные идеи. Поэтому весь предыдущий период зарождения и развития гуманизма на западе должен быть усвоен и стать частью богочеловеческого процесса.

8 Н.А. Бердяев называл учение Соловьева христианским гуманизмом, подчеркивая, что «Христианство, как религия богочеловеческая, безмерно выше гуманизма» (см.: Бердяев Н.А. Основная идея Вл. Соловьева // Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого. М.: АСТ: Астрель: Полиграфиздат, 2011. 639 с. [5]).

9 См.: Соловьев В.С. Об упадке средневекового миросозерцания // Соловьев В.С. Сочинения в 2 т. Т. 2. М.: Мысль, 1990. С. 339-350 [6].

10 См.: Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века // О России и русской философской культуре. М.: Наука, 1990. С. 193 [7].

Гуманизм, по мнению Бердяева, по преимуществу явление западноевропейской культуры. Для отечественной философской мысли, которая всегда имела не только социальный, но и моральный и религиозный характер, более соответствует понятие человечности, или, иначе, «гуманитаризма», который в основе своей имеет диалектику самоутверждения человеческой личности. Главное отличие отечественной трактовки гуманизма от западной Бердяев видит в том, что для русских мыслителей человек всегда находится выше принципа собственности. Но в то же время именно эта метафизика человечности и привела к революции, а затем и к уничтожению самого этого принципа11. По мнению русских философов, самое глубокое понимание сущности гуманизма и его кризиса в современном мире принадлежит Ф.М. Достоевскому, в учении которого «диалектика гуманизма раскрывается как судьба человека на свободе, выпавшего из миропорядка, который представлялся вечным» [7, с. 120].

Достоевский, по словам Бердяева, несомненно христианский гуманист, который в то же время провозгласил «конец гуманистического царства». Защищая свободу человека, он показал, как ее абсолютизация и оторванность от бога дают противоположное значение, где человекобожие несет только смерть, разрушение и жестокость. Неограниченная свобода человека противоречит гуманизму, делает его бессмысленным. С другой стороны, государственная власть как необходимость также выстраивает стену между личностью и обществом, в одностороннем порядке принуждая человека выбирать между своими личными целями и общественным порядком.

Владимир Соловьев, рассуждая о социальных взглядах Достоевского, одновременно соглашается с ним в том, что единственная законная причина всяких социальных движений состоит в разрешении противоречий между нравственными требованиями личности и несправедливостью сложившегося общественного строя. Соловьев явно с одобрением подчеркивает: «Европейские социалисты требуют насильственного низведения всех к одному чисто материальному уровню сытых и самодовольных рабочих, требуют низведения государства и общества на степень простой экономической ассоциации. "Русский социализм',' о котором говорил Достоевский, напротив,{возвышает} всех до нравственного уровня Церкви как духовного братства» [8, с. 300]. Но каким же образом нравственный закон может способствовать единению личности и общества?

Критикуя точку зрения социализма, Соловьев замечает: «Справедливость, в нравственном смысле, есть некоторое самоограничение своих притязаний в пользу чужих прав; справедливость, таким образом, является некоторым пожертвованием, самоотрицанием, и чем больше самопожертвования, чем больше самоотрицания, тем в нравственном смысле лучше» [1, с. 18]. Поэтому очевидно, что высшим принципом, лежащим в основе усовершенствования общества и его движения к подлинному гуманизму, может быть только то, что лишено всякой корысти, внешнее по отношению к вещественной природе. Та-

11 См.: Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века. С. 120.

кой принцип обязательно должен включать в себя любовь, но не формальную любовь ко всему человечеству, а любовь к Богу, реализуемую через Церковь и воплощенную в соборной Личности, историческая цель и идеал которой есть Богочеловечество. Н. Бердяев уточняет: «.натурально единство человечества недостижимо, оно достижимо лишь духовно. Единство человечества есть Бо-гочеловечество» [9, с. 347].

По мнению В. Соловьева, невозможно придавать никакого особенного нравственного значения требованию рабочего класса равномерного распределения материального благосостояния, так как это требование предельно корыстное и очевидно не может иметь нравственного содержания. Особенно в этом плане удивляет Соловьева то, что по ряду вопросов социализм изъявляет притязание осуществлять христианскую мораль. По этому поводу он шутит, что кто-то произнес известную остроту о том, что между христианством и социализмом в этом отношении только та маленькая разница, что христианство требует отдавать свое, а социализм требует брать чужое12.

Русский философ убежден, что в своих требованиях справедливости рабочий класс находится скорее на юридической, а не на нравственной позиции. Стремление неимущего класса оправдано только в виде требования общественной правды и несогласия с тем общественным устройством, в котором все производимое в обществе принадлежит только небольшому классу людей. Очевидно, говорит он, что общественный строй основывается на эгоизме отдельных лиц, откуда происходит их борьба, вражда и всеобщественное зло13. Если решение главной проблемы, по мнению социалистов, состоит в простой эгоистической идее равенства, то истинная общественная правда должна основываться на противоположном принципе самоотрицания или любви. А это уже требует более сложного процесса, где каждая отдельная личность в обществе должна встать на точку зрения самоотрицания, отказаться от своей исключительной воли, пожертвовать ею. Но для кого, спрашивает Соловьев, следует жертвовать своей волей? Можно предположить, что это необходимо делать в пользу других людей. Однако понимая несовершенное состояние человечества на современном этапе, очевидно, что отдельные индивиды в больном, лишенном единства социуме также не могут составлять действительной цели человеческой деятельности. Поэтому преобразование общества надо начинать с поиска и осуществления правды или нравственного начала, которое возможно лишь в том случае, когда воля всех может стать всеобщим нравственным законом.

Э.Ю. Соловьев, сопоставляя взгляды И. Канта и В.С. Соловьева, обратил внимание на близость их позиций в отношении роли нравственного закона в жизни общества14. В учении русского философа особую роль играет понятие «собирательного эгоизма», понимаемого как некий коллективный субъект, способный подчинить себе отдельную личность, уничтожая ее безусловное

12 См.: Соловьев В.С. Чтения о Богочеловечестве. С. 18.

13 Там же.

14 См.: Соловьев Э.Ю. Категорический императив нравственности и права. М.: Прогресс-Традиция, 2005. 112 с. [10].

достоинство. Таким образом, В. Соловьев определяет гуманизм следующим образом: «...никакой человек ни при каких условиях и ни по какой причине не может рассматриваться только как средство для каких бы то ни было посторонних целей, - он не может быть только средством или орудием ни для блага другого лица, ни для блага целого класса, ни, наконец, для так называемого общего блага» [2, с. 345]. Следовательно, любовь и самопожертвование по отношению к другим людям могут быть реализованы только тогда, когда в них осуществляется нечто выходящее за пределы их собственного эгоизма и то, что не принадлежит исключительно материальному миру, погруженному в защиту своих корыстных интересов. «В противном случае, если такого безусловного нравственного начала не признается, если другие все являются только как условные существа, представляющие известную натуральную силу, то подчинение им будет только насилием с их стороны» [1, с. 39].

Любая власть, не устремленная к нравственному содержанию правды, представляет собой насилие, так как подчинение ей не может быть добровольным, осознанным, оно всегда носит только вынужденный характер. Именно свободное подчинение всех людей безусловному нравственному началу делает их равными между собой. «Без личной свободы невозможно человеческое достоинство и высшее нравственное развитие», - говорит Соловьев, - но в то же время «тот самый чисто нравственный интерес, который требует личной свободы,. требует, чтобы личная свобода не противоречила условиям существования общества» [11, с. 36]. Но как быть с тем, спрашивает философ, что уже по своей природе люди неравны между собою, они обладают неодинаковыми силами и, следовательно, изначально несвободны. Наконец, люди враждебны друг другу, а это значит, что уже естественное состояние человечества не представляет собою братства. Возможно, не имеет никакого смысла искать справедливость в мире природы, так как она не предусмотрена его законами. Тогда, делает вывод Соловьев, искать ее остается лишь в нравственной сфере, где есть божественное присутствие. Социализм противоречит сам себе, когда заявляет о своем требовании общественной правды, одновременно указывая на невозможность ее осуществления. В таком случае очевидно только одно заключение - это необходимость признания безусловного начала в жизни, что, по мнению русского философа, и олицетворяет собою истинная религия. Таким образом, преодоление несовершенства капиталистического общества возможно только на основе христианского гуманизма, с помощью которого необходимо создать новое общество, способное обеспечить целостность человека.

С.Л. Франк, следуя соловьевским принципам всеединства, как бы подводит итог в вопросе о возможности христианского гуманизма как наиболее значимого социального фактора в истории человечества: «Общество есть, таким образом, подлинная целостная реальность,. в которой нам конкретно дан человек. Изолированно мыслимый индивид есть лишь абстракция; лишь в соборном бытии, в единстве общества подлинно реально то, что мы называем человеком. Таким образом, реализация личностно-общественной природы человека, опирающейся на религию как высшее нравственное начало, и есть рождение подлинного гуманизма на новом витке исторического развития» [12, с. 52].

Стремление осуществить некий идеал уже предполагает его наличие в нашем сознании. Следовательно, и общественный идеал не может быть простым результатом обобщения исторического опыта, он существует как нечто независимое от человека, как совершенная и самодостаточная реальность, указывающая на его божественную природу. В этом вопросе Соловьев высказывается категорично - только истина и правда составляют предмет религиозного знания. Поэтому именно религия оказывается единственно правильным способом воссоединение человека и мира с безусловным и всецелым началом. Только установление истинной религии приведет к полной солидарности и свободному единению людей, исключающему всякое насильственное принуждение. Но в то же время русский философ отмечает: «Современная религия есть вещь очень жалкая - собственно говоря, религии как господствующего начала, как центра духовного тяготения нет совсем, а есть вместо этого так называемая религиозность как личное настроение, личный вкус.» [1, с. 14]. Но другого пути, кроме поиска истинной религии, философ не видит. Единственный путь к спасению, осуществлению равенства, истинной свободы и братства лежит через самоотрицание, оно же в свою очередь неизбежно приводит к свободному воссоединению с божественным началом.

С. Л. Франк в работе «Духовные основы общества», высказывая мысль о несостоятельности социализма, отмечал, что его главная проблема - это подмена индивидуальной воли и свободного участия каждого коллективным началом, подмена личности коллективом. По его мнению, социализм основан на стремлении упорядочить общество ценой отказа от личной свободы, что ведет к превращению человека в бездушную часть общественной машины. Социализм гибнет и устремляется к анархии. Опасность состоит в том, что человек теряет при этом свой истинный образ, превращаясь в домашнее животное15. Владимир Соловьев, как и большинство отечественных философов, остро и болезненно переживал все те перемены в российском обществе, свидетелем которых он был. Для него было важным не оставаться только лишь сторонним наблюдателем, а посильно принимать участие в социальных и культурных процессах. Он стремился найти особый путь для России, который бы не основывался на крайних позициях капитализма и социализма, индивидуализма и частной собственности, с одной стороны, и на тотальном поглощении личности коллективным существованием, с другой. По его глубокому убеждению, любовь к себе, воспетая приверженцами либерализма и капитализма, не сможет заменить любовь к Богу и отечеству. Но и другая крайность - поглощение личности государством - неизбежно приведет к уничтожению ценности человеческой жизни, нивелированию гуманистических идеалов.

Высшей исторической и нравственной задачей Владимир Соловьев видит не социальное переустройство, искусственно навязанное людям, а процесс осознания органичной, то есть личной и одновременно общественной солидарнос-

15 См.: Франк С.Л. Духовные основы общества. М.: Республика, 1992. С. 13-470 [12].

ти. Поскольку природа человека изначально содержит в себе целостность, поэтому весь исторический процесс представляет собой направленное, постепенное, осмысленное движение, цель которого состоит в достижении единства индивидуального и общественного. По мнению русского философа, поиск безусловного нравственного начала во внешнем мире хотя и неизбежен на данном этапе исторического развития, но в итоге, безусловно, обречен. Будущее человечества, по Соловьеву, имеет только одну цель - это Богочеловечество, которое требует от нас максимальных усилий, связанных с самосовершенствованием. Он убежден, что только стремление к божественному внутри нас может изменить человека, приблизив его тем самым к нравственному перерождению и столь желанной свободе, истинному гуманизму и органической солидарности. Эти гуманистические тенденции в той или иной мере всегда присутствовали в отечественной социальной философии. Так, по словам Е.А. Амелиной, «и в религиозной, и в светской, и в радикальной, и в консервативной своей форме общественный идеал включал в себя идею универсализма и всечело-вечности» [13, с. 36].

В современном западном мире отрицание в человеке безусловного начала привело к абсолютизации индивидуального во всех сферах человеческой жизнедеятельности. Достигнув значительных успехов в материальном мире, цивилизованные люди по-прежнему оказываются далеки от удовлетворения своих желаний и тем более духовно-нравственных потребностей. Массовое общество, ориентированное на потребление, испытывает постоянную неутолимую жажду материального насыщения, власти, признания и успеха любыми средствами. Экономический фактор прогресса и в современном мире рассматривается большинством как первичный по отношению к духовному развитию общества, а свобода представляется как возможность безграничного потребления. В то же время те, кто более других приблизился к реализации своих эгоистических желаний, особенно остро чувствуют себя обманутыми.

Таким образом, можно согласиться с отечественными философами, следующими за своим духовным лидером Владимиром Соловьевым, с тем, что у современного человека и сегодня нет полного ощущения свободы. Поскольку, получая власть и материальные ценности, он все более становится их рабом, теряя свое человеческое достоинство. В социальном учении русских религиозных мыслителей часто поднимался актуальный для современного общества вопрос о последствиях «атомизации» в обществе, о разрушении подлинных человеческих связей, об утрате целостности личности.

Признавая утопичность некоторых социальных идей в отечественной философии всеединства, хотелось бы отметить, что она при всем своем умении видеть и передавать ощущение трагизма бытия несет в себе невероятную силу веры, ощущение правды, надежду на возможность преображения нашего мира, которое зависит в первую очередь от нас самих. Возможно, это и называется истинным гуманизмом, который объединил в себе не только идеи свободы, справедливости, права, достоинства человека, но и добра, любви, нравственности, служения людям.

Список литературы

1. Соловьев В.С. Чтения о Богочеловечестве // Соловьев В.С. Сочинения. М.: Раритет, 1994. С. 13-168.

2. Соловьев В.С. Оправдание добра. Нравственная философия // Соловьев В.С. Сочинения в 2 т. Т. 1. М.: Мысль, 1990. С. 47-580.

3. Соловьев В.С. Философские начала цельного знания // Соловьев В.С. Сочинения в 2 т. Т. 2. М.: Мысль, 1990. С. 139-288.

4. Амелина Е.М. Гуманизм и проблема общественного идеала в русской философии ХХ века // Общественные науки и современность. 1997. № 3. С. 65-74.

5. Бердяев Н.А. Основная идея Вл. Соловьева // Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого. М.: АСТ: Астрель: Полиграфиздат, 2011. C. 543-550.

6. Соловьев В.С. Об упадке средневекового миросозерцания // Соловьев В.С. Сочинения в 2 т. Т. 2. М.: Мысль, 1990. С. 339-350.

7. Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века // О России и русской философской культуре. М.: Наука, 1990. С. 43-271.

8. Соловьев В.С. Три речи в память Достоевского // Соловьев В.С. Сочинения в 2 т. Т. 2. М.: Мысль, 1990. С. 290-323.

9. Бердяев Н.А. Судьба человека в современном мире // Бердяев Н.А. Философия свободного духа. М.: Республика, 1994. С. 318-362.

10. Соловьев Э.Ю. Категорический императив нравственности и права. М.: Прогресс-Традиция, 2005. 416 с.

11. Соловьев В.С. Право и нравственность. Мн.: Харвест; М.: АСТ, 2001. 192 с.

12. Франк С.Л. Духовные основы общества. М.: Республика, 1992. С. 13-470.

13. Амелина Е.М. Общественный идеал в России и его основные черты // Соловьёвские исследования. 2012. Вып. 4(36). С. 22-37.

References

1. Solov'ev, VS. Chteniya o Bogochelovechestve [Lectures on Godmanhood], in Solov'ev, VS. Sochineniya [Works], Moscow: Raritet, 1994, pp. 13-168.

2. Solov'ev, VS. Opravdanie dobra. Nravstvennaya filosofiya [Justification of the goodness. Moral Philosophy], in Solov'ev, VS. Sochineniya v21., 1.1 [Works in 2 vol., vol. 1], Moscow: Mysl', 1990, pp. 47-580.

3. Frank, S.L. Dukhovnye osnovy obshchestva [Spiritual Foundations of Society], Moscow: Respublika, 1992, pp. 13-470.

4. Solov'ev, E.Yu. Kategoricheskiy imperativ nravstvennosti i prava [Categorical imperative of morality], Moscow: Progress-Traditsiya, 2005. 416 р.

5. Solov'ev, VS. Filosofskie nachala tsel'nogo znaniya [Philosophical Beginnings of the Entire Knowledge], in Solov'ev, VS. Sochineniya v 2 t., t. 2 [Works in 2 vol., vol. 2], Moscow: Mysl', 1990, pp. 139-288.

6. Solov'ev VS. Pravo i nravstvennost' [Right and Morality], Minsk: Kharvest; Moscow: AST, 2001. 192 p.

7. Amelina, E. Obshchestvennye nauki i sovremennost, 1997, issue 3, pp. 65-74.

8. Berdyaev, NA. Osnovnaya ideya Vl. Solov'eva [The main idea of Vl. Solovyov], in Berdyaev, МА. Ekzistentsial'naya dialektika bozhestvennogo i chelovecheskogo [The existential dialectic of the divine and the human], Moscow: AST: Astrel': Poligrafizdat, 2011, pp. 543-550.

9. Solov'ev, VS. Ob upadke srednevekovogo mirosozertsaniya [About the decline of the medieval world view], in Solov'ev, VS. Sochineniya v2 t., t. 2 [Works in 2 vol., vol. 2], Moscow: Mysl', 1990, pp. 339-350.

10. Amelina, E. Solov'evskie issledovaniya, 2012, issue 4(36), pp. 22-37

11. Berdyaev, N.A. Russkaya ideya. Osnovye problemy russkoy mysli XIX veka i nachala XX veka [The Russian Idea: The Main Problems of the Russian Philosophy in the XIX c. and at the Beginning of the XX c.], in Berdyaev, N.A. O Rossii i russkoy filosofskoy kul'ture [About Russia and Russian philosophical culture], Moscow: Nauka, 1990, pp. 43-271.

12. Solov'ev, VS. Tri rechi v pamyat' Dostoevskogo [Three speeches in memory of Dostoevsky], in Solov'ev, VS. Sochineniya v2 t., t. 2 [Works in 2 vol., vol. 2], Moscow: Mysl', 1990, pp. 289-323.

13. Berdyaev, N.A. Sud'ba cheloveka v sovremennom mire. K ponimaniyu nashey epokhi [The destiny of a man in the modern world (to understanding of our era)], in Berdyaev, N.A. Filosofiya svobodnogo dukha [Philosophy of the Free Spirit], Moscow; Respublika, 1994, pp. 318-362.

УДК 141:316(47) ББК 87.8

В.С. СОЛОВЬЁВ И В.В. КАНДИНСКИЙ

Е.Д. ЦВЕТКОВА

Костромская государственная сельскохозяйственная академия Учебный городок - 1, г. Кострома, 156530, Российская Федерация E-mail: ekaterinatsvetkova@mail.ru

Рассматриваются социально-философские, эстетические, религиозные и мистические воззрения В.С. Соловьёва и В.В. Кандинского. На основании исторического, критического и компаративного методов выявлено сходство некоторых принципиальных позиций: выступление против господствующего засилья позитивизма и материализма; утверждение Великой Духовности во всех сферах бытия, особенно в искусстве; утверждение примата «религиозной истины» - интуитивного познания. В результате интерпретации исторической реальности обнаружены общие моменты в биографических характеристиках этих двух современников: любовь к путешествиям, интерес к естественным наукам, ранний мистический опыт, увлеченность спиритуализмом, готовность ради идеи, её творческого поиска и утверждения отказаться от собственного благополучия, мистическая (теургическая) преданность искусству и служение ему. Сделан вывод о влиянии философии всеединства В.С. Соловьева на теорию искусства В.В. Кандинского.

Ключевые слова: стремление к Абсолюту, критика позитивизма, символизм, религиозность, мистический опыт, спиритуализм, теургия, интуитивное познание, тема апокалипсиса, Богочеловечество.

VS. SOLOVYOV AND V.V KANDINSKY

E.D. TSVETKOVA Kostroma State Agricultural Academy Campus - 1, Kostroma, 156530, Russian Federation E-mail: ekaterinatsvetkova@mail.ru

The article deals with the social and philosophical, aesthetic, religious and mystical views of V.S. Solovyov and V.V. Kandinsky. The historical, critical and comparative methods of reserach have

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.