Научная статья на тему 'Сократительная деятельность матки в работах проф. В. С. Груздева и его учеников (к 150-летию профессора В. С. Груздева)'

Сократительная деятельность матки в работах проф. В. С. Груздева и его учеников (к 150-летию профессора В. С. Груздева) Текст научной статьи по специальности «Ветеринарные науки»

CC BY
176
135
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
БЕРЕМЕННОСТЬ / РОДЫ / СХВАТКИ / СЛАБОСТЬ / ПИТУИТРИН / ОКСИТОЦИН / PREGNANCY / DELIVERY / CONTRACTIONS / ASTHENIA / PITUITRIN / OXYTOCIN

Аннотация научной статьи по ветеринарным наукам, автор научной работы — Козлов Л.А., Ханова А.М., Талипова Р.Р., Галявеева А.Р.

В статье показано становление и развитие исследований проф. В.С. Груздева и его учеников в области сократительной деятельности матки. Эти работы касаются внедрения средств, регулирующих родовую деятельность при слабости схваток и вызывания родов. Первоначально сам В.С. Гоуздев испытал «маисовую головню» (спорынью) с хорошими результатами. Затем появился питуитрин и он поручил М.С. Малиновскому провести его испытание в клинике с объективной регистрацией действия его на матку. М.С. Малиновский на основании измерения внутриматочного давления в родах установил практическую необходимость внедрения этого препарата в практику родовспоможения. Этим самым открыл широкую дорогу внедрению питуитрина в России. В Казани при появлении аналога питуитрина окситоцина, лишенного отрицательных свойств питуитрина, З.Н. Якубова и К.В. Воронин и др. успешно испытали его в родах и рекомендовали в практику, а Н.В. Яковлев показал снижение операционной кровопотери при кесаревом сечении при применении окситоцина сразу же после извлечения плода. Показано дальнейшее развитие учения о сократительной деятельности матки и ее регуляции представителями второго поколения «Школы проф. В.С. Груздева» на протяжении ста лет.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по ветеринарным наукам , автор научной работы — Козлов Л.А., Ханова А.М., Талипова Р.Р., Галявеева А.Р.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Works by Professor V.S. Gruzdev and his disciples on uterine contractions (for the 150th anniversary of Professor V.S. Gruzdev)

The article shows formation and development of the Prof. V.S. Gruzdev and his disciples' research of uterine contraction. Their research was devoted to introducing medications regulating birth process in case of weak contractions and birth initiation. Initially, V.S. Gruzdev independently tested maize smut (ergot) with good results. Then, as pituitrin was discovered, V.S. Gruzdev instructed M.S. Malinovskiy to test the hormone in clinic conditions with unbiased registration of its effect onto uterus. Based on measurements of intra-uterine pressure during delivery, M.S. Malinovskiy established that the drug was to be introduced in delivery practice. Thus, M.S. Malinovskiy set a wide road to introduction of pituitrin in Russia. As oxytocin (equivalent of pituitrin lacking its negative properties) was developed, Z.N. Yakubova and K.V. Voronin tested it successfully during delivery and advised its introduction into practice, while N.V. Yakovlev demonstrated decreased surgical hemorrhage during abdominohysterotomy when oxytocin was applied immediately after extraction of infant from uterus. Further 100 years long development of the theory of uterine contractions and its regulation by the representatives of the second generation of Gruzdev's school is shown.

Текст научной работы на тему «Сократительная деятельность матки в работах проф. В. С. Груздева и его учеников (к 150-летию профессора В. С. Груздева)»

ИЗ ИСТОРИИ АКУШЕРСТВА И ГИНЕКОЛОГИИ

УДК 618.141

Л.А. КОЗЛОВ,

А.М. ХАНОВА, Р.Р. ТАЛИПОВА, А.М. ХАСАНОВА, А.Р. ГАЛЯВЕЕВА

Казанский государственный медицинский университет МЗ РФ, 420012, г. Казань, ул. Бутлерова, д. 49

Сократительная деятельность матки в работах проф. В.С. Груздева и его учеников (к 150-летию профессора В.С. Груздева)

Козлов Лев Александрович — доктор медицинских наук, профессор кафедры акушерства и гинекологии им. проф. В.С. Груздева, тел. (843) 234-59-55, e-mail: klev1930@yandex.ru

Ханова Айгуль Мусанифовна, Талипова Рамиля Рашатовна, Хасанова Алсу Марсовна, Галявеева Аделина Рифатовна — студенты 5 курса лечебного факультета

В статье показано становление и развитие исследований проф. В.С. Гоуздева и его учеников в области сократительной деятельности матки. Эти работы касаются внедрения средств, регулирующих родовую деятельность при слабости схваток и вызывания родов. Первоначально сам В.С. Гоуздев испытал «маисовую головню» (спорынью) с хорошими результатами. Затем появился питуитрин и он поручил М.С. Малиновскому провести его испытание в клинике с объективной регистрацией действия его на матку. М.С. Малиновский на основании измерения вну-триматочного давления в родах установил практическую необходимость внедрения этого препарата в практику родовспоможения. Этим самым открыл широкую дорогу внедрению питуитрина в России. В Казани при появлении аналога питуитрина — окситоцина, лишенного отрицательных свойств питуитрина, З.Н. Якубова и К.В. Воронин и др. успешно испытали его в родах и рекомендовали в практику, а Н.В. Яковлев показал снижение операционной кро-вопотери при кесаревом сечении при применении окситоцина сразу же после извлечения плода. Показано дальнейшее развитие учения о сократительной деятельности матки и ее регуляции представителями второго поколения «Школы проф. В.С. Гоуздева» на протяжении ста лет.

Ключевые слова: беременность, роды, схватки, слабость, питуитрин, окситоцин.

DOI: 10.32000/2072-1757-2018-16-6-141-150

(Для цитирования: Козлов Л.А., Ханова А.М., Талипова Р.Р., Хасанова А.М., Галявеева А.Р. Сократительная деятельность матки в работах проф. В.С. Груздева и его учеников. Практическая медицина. 2018. Том 16, № 6, С. 141-150)

L.A. KOZLOV,

A.M. KHANOVA, R.R. TALIPOVA, A.M. KHASANOVA, A.R. GALYAVEEVA

Kazan State Medical University of the MH of RF, 49 Butlerov Str., Kazan, Russian Federation, 420012

Works by Professor V.S. Gruzdev and his disciples on uterine contractions (for the 150th anniversary of Professor V.S. Gruzdev)

Kozlov LA — D. Sc. (medicine), Professor of the Department of Obsterics and Gynecology named after Prof. V.S. Gruzdev, tel. (843) 234-59-55, e-mail: klev1930@yandex.ru

Khanova A.M., Talipova R.R., Khasanova A.M., Galyaveeva A.R. — 5-year students of Therapy Faculty

The article shows formation and development of the Prof. V.S. Gruzdev and his disciples' research of uterine contraction. Their research was devoted to introducing medications regulating birth process in case of weak contractions and birth initiation. Initially, V.S. Gruzdev independently tested maize smut (ergot) with good results. Then, as pituitrin was discovered, V.S. Gruzdev instructed M.S. Malinovskiy to test the hormone in clinic conditions with unbiased registration of its effect onto

uterus. Based on measurements of intra-uterine pressure during delivery, M.S. Malinovskiy established that the drug was to be introduced in delivery practice. Thus, M.S. Malinovskiy set a wide road to introduction of pituitrin in Russia. ^s oxytocin (equivalent of pituitrin lacking its negative properties) was developed, Z.N. Yakubova and K.V. Voronin tested it successfully during delivery and advised its introduction into practice, while N.V. Yakovlev demonstrated decreased surgical hemorrhage during abdominohysterotomy when oxytocin was applied immediately after extraction of infant from uterus. Further 100 years long development of the theory of uterine contractions and its regulation by the representatives of the second generation of Gruzdev's school is shown.

Key words: pregnancy, delivery, contractions, asthenia, pituitrin, oxytocin.

(For citation: Kozlov L.A., Khanova A.M., Talipova R.R., Khasanova A.M., Galyaveeva A.R. Works by Professor V.S. Gruzdev and his disciples on uterine contractions (for the 150th anniversary of Professor V.S. Gruzdev) . Practical Medicine. 2018. Vol. 16, no 6, P. 141-150)

На протяжении 38-летней работы проф. В.С. Груздева в Казани (1900-1938) им была создана научно-практическая школа врачей акушеров-гинекологов.

Проф. П.В. Маненков [1] определил, что «Школой можно назвать только такую клинику, руководитель которой в основу своей клинической деятельности положил определенное направление, основанное на строго научных началах, объединил вокруг него своих сотрудников и построил работу клиники так, что это направление разделяется и проводится в жизнь не только самим руководителем, но и его сотрудниками». А мы добавим «и продолжателями».

В настоящем очерке показан процесс разработки одного из самых важных в акушерстве вопросов — регуляции сократительной деятельности матки, с целью демонстрации формирования школы и ее продолжение вплоть до сегодняшнего дня.

1. Начало исследований В.С. Груздева по регуляции родовой деятельности

Сократительная деятельность матки привлекла внимание В.С. Груздева еще в годы учебы в ординатуре. Применив «маисовую головню» (спорынью) с целью усиления схваток, он показал, что она является самым безопасным и эффективным методом из известных в то время способов регуляции родовой деятельности: действие «маисовой головни» сказывается уже довольно скоро: через 25-30, много, 40 минут. Сокращения матки, вызываемые ею, имеют вполне физиологические свойства... Не оказывая никакого вредного влияния на мать, средство это... совершенно безопасно и для плода» [2]. Эта проблема будет интересовать В.С. Груздева долгие годы.

Работая в Казани, В.С. Груздев обратил внимание на недавно появившийся питуитрин и поручил М.С. Малиновскому (рис. 1) провести клинические исследования, с применением объективного метода оценки действия этого препарата на матку.

М.С. Малиновский, убедившись в противоречивости результатов предшествующих авторов, приступил к исследованию, используя для объективной регистрации токодинамометр Schatz, а, изменив его применительно к родам. Измеряя внутриматочное давление во время родов до- и после введения питуитрина, он показал действие препарата в различных дозировках. На рисунке 2 после введения 0,6 мл питуитрина (отмечено крестиком) схватки значительно усилились и приобрели регулярный характер.

«Наука — это постоянное и честное стремление к истине, но никогда не истина в последней инстанции»

(А. Панчин — биолог)

Рисунок 1.

М.С. Малиновский, 1916 г. Figure 1.

M.S. Malinovskiy, 1916

Nl

М.С. Малиновский предостерегает от введения в первом периоде родов больших доз препарата, т.к. это, несомненно, вызовет тетанус матки. На рисунке 3 запись бурного сокращения матки после введения в первом периоде родов 1 мл питуитрина. Особо благоприятное действие питуитрина М.С. Малиновский наблюдал во втором периоде родов.

В докторской диссертации «О влиянии питуитрина на сократительную деятельность матки при родах» (1913) М.С. Малиновский уверенно заявил: «На основании своих наблюдений я полагаю, что питуитрин можно считать показанным, главным образом, для усиления родовой деятельности в конце периода раскрытия и в период изгнания, причем,

Рисунок 2.

Из диссертации М.С. Малиновского Figure 2.

From dissertation by M.S. Malinovskiy

Рисунок 3.

Из диссертации М.С. Малиновского Figure 3.

From dissertation by M.S. Malinovskiy

особенно хорошо, он действует при родах с замедленной родовой деятельностью».

Так был дан старт триумфальному шествию питуитрина по акушерско-гинекологическим учреждениям нашего отечества. Проф. А.Ф. Жаркин и В.Г. Саакова в брошюре [3] к 120-летию со дня рождения проф. М.С. Малиновского писали: «Это исследование отличалось своей высокой научной ценностью и практической значимостью. Он апробировал и дал путевку в жизнь препарату, который применяется в акушерской практике почти сто лет, являясь в настоящее время основным средством в лечении слабости родовой деятельности. Подобное долгожительство лекарственного препарата можно приравнять к традиционным средствам».

Естественен вопрос, продолжались ли в Казани исследования этого препарата? М.С. Малиновский утверждал в 3-ем выводе своей диссертации «Optimum действия питуитрина при родах падает на период изгнания и конец первого периода раскрытия». Это и было взято на вооружение З.Н. Якубовой с целью ускорения рождения плода при слабости потуг, гипоксии плода и при тазовом предлежании. К моменту начала исследования, появились сведения о возможном внутривенном применении питуитрина. Поэтому она уменьшила дозу в два раза и 0,5 мл препарата вводила, разбавив его в 20 мл 40%-го раствора глюкозы.

З.Н. Якубова установила [4], что «Почти во всех случаях мы наблюдали резкое усиление родовой

деятельности тотчас после введения питуитрина и буквально через несколько продолжительных и сильных потуг наступало самопроизвольное изгнание плода. Дети рождались живыми и в дальнейшем были здоровы. Травматизм матерей в связи с родами снизился». Описанная процедура была названа «гормональными щипцами», так как скорость рождения плода при ней соответствовала скорости извлечения плода акушерскими щипцами. Что касается применения питуитрина при тазовых пред-лежаниях, то у автора клинический опыт невелик, всего 20 наблюдений. Но каких! В 19-ти случаях роды закончились успешно без экстракции плода за тазовый конец.

Непосредственной причиной кровотечения в последовом и раннем послеродовом периодах, является недостаточное сокращение мускулатуры матки. Поэтому З.Н. Якубова в самом начале последового периода родов, не дожидаясь начала кровотечения, до начала отделения плаценты, внутривенно вводила питуитрин роженицам при угрозе атонического кровотечения. И как пишет [5]: «Почти во всех случаях после введения действие питуитрина наступало мгновенно...матка становилась каменно-плотной, быстро в течение 2-3 минут появлялись признаки отделения последа. ...после незначительной продолжительности последового периода с минимальной потерей крови в родах послеродовый период сопровождался минимальным выделением кровянистых лохий». Вот так было продолжено из-

учение питуитрина в Казани дополнением и развитием результатов М.С. Малиновского, обнародованных им 44 года тому назад.

Продолжая исследования еще на протяжении 5 лет, З.Н. Якубова завершила и в 1962 году защитила докторскую диссертацию «Внутривенное применение питуитрина «Р», «М» и окситоцина с глюкозой во втором и третьем периодах родов». Получены два авторских свидетельства: на профилактику атонических кровотечений и на замену акушерских щипцов «гормональными щипцами». При проведении более 3000 наблюдений получено снижение частоты операции акушерских щипцов с 1,6% до 0,28%. З.Н. Якубова с 1968 года по 1984 год заведовала кафедрой акушерства и гинекологии №2 КГМИ.

В дальнейшем аспирант К.В. Воронин в кандидатской диссертации «Сравнительная оценка вызывания родов методами Г.М. Шарафутдинова, М.Е. Бараца и внутривенным введением окситоци-на» (1966) установил, что внутривенное капельное введение питуитрина (окситоцина) «...позволяет применять малые дозы препарата в течение длительного времени, строго его дозировать. ...Прекращение введения препарата тут же снимает его действие». Окситоцин вводился в виде смеси 1 мл препарата с 500 мл 5%-го раствора глюкозы. Начальная скорость вливания составляла 10 капель в минуту, затем — увеличение капель по необходимости. Эффективность родовызывания составила при вскрытом плодном пузыре — 97,14%.

В 1977 году он защитил докторскую диссертацию [6], обосновав четыре принципа ведения родов при тяжелом позднем гестозе:

1) длительное и поэтапное обезболивание,

2) регуляция давления крови,

3) регуляция родовой деятельности,

4) создание комфорта для плода в конце первого и во втором периодах родов.

Третий принцип, — регуляцию родовой деятельности, автор осуществлял внутривенным капельным введением окситоцина по указанной выше апробированной им методике и добился сокращения длительности родов в два раза.

Доцент В.И. Еремкина и соавт. [7, 8], наблюдая за действием окситоцина в сочетании с про-стеноном при вызывании родов установили, что «... внутривенное капельное введение простенона с ок-ситоцином представляет собой эффективный метод искусственного вызывания родов». При стимуляции родов при различной длительности действия и количества введенного препарата установили, что введение окситоцина «...с частотой капель в 1 минуту, приближающейся к максимальной. является весьма неблагоприятным в плане влияния на новорожденного, что подтверждается наличием выраженной желтухи почти у половины и асфиксии почти у каждого третьего ребенка. в этом случае имеет место передозировка препарата, а это привело к побочному влиянию на плод».

Н.В. Яковлев провел (1999 г.) анализ историй родов, закончившихся кесаревым сечением и сопровождавшихся внутривенным введением 1 мл (5 ЕД) окситоцина в момент удаления последа, сравнивая величины операционной кровопотери с окситоцином и без него. В отечественном учебнике «Акушерство» (2000) величина операционной кровопотери обозначена 800 мл. Не вдаваясь в подробности, укажем, что Н.В. Яковлевым установлено, что при введении окситоцина отмечено уменьшение операционной кровопотери в два раза.

Вот так к концу ХХ века закончилось в клинике шествие питуитрина — окситоцина, начавшееся в начале века «с легкой руки» проф. В.С. Груздева и его ученика М.С. Малиновского. Однако изучение сократительной деятельности матки в родах этим не ограничено.

2. Роль проф. Л.С. Персианинова в выяснении роли нервно-гуморальных факторов в сокращении матки. Внедрение в Казани фос-форорганических препаратов антихолинэсте-разного действия с целью усиления родовой деятельности. Родоразрешение при резус-конфликтной беременности

В Казани профессору А.В. Кибякову, впервые в мире экспериментально удалось доказать участие химического посредника (медиатора) в передаче возбуждения с одной нервной клетки на другую (1933). Работавший в то время на кафедре акушерства и гинекологии Казанского ГИДУВа врач Л.С. Персианинов еще в предвоенные годы, начал эксперименты по выяснению роли медиатора — ацетилхолина в сокращении маточной мускулатуры. Кровь рожающей крольчихи вводилась беременной крольчихе. Через 2,5 минуты матка ответила сильным сокращением (рис. 4).

К сожалению, опыты были прекращены из-за отъезда на фронт в июне 1941 года.

Возвратившись с фронта, Л.С. Персианинов (рис. 5) проводит большую серию опытов и 12 ноября 1946 года выступает на заседании Казанского акушерско-гинекологического общества с докладом «О влиянии ацетилхолина на сократительную деятельность матки». В 1949 году им защищена докторская диссертация «О роли гуморальных факторов в наступлении родов».

Любопытный читатель найдет много интересных деталей в первоисточнике. Здесь мы лишь укажем, что он объективно показал и доказал сильное влияние ацетилхолина на беременную матку в раз-

Рисунок 4.

Действие крови, полученной из маточной вены во время родов после предварительного введения эзерина, на матку беременной крольчихи Figure 4.

Impact of the blood obtained from an uterine vein during labor after injection of eserin, on the uterine of a pregnant rabbit

1

--14 кровь i

5' to' IS'

Рисунок 5. Л.С. Персианинов Figure 5. L.S. Persianinov

ШШР él

Ii^Hfr w

У

ведении 1:10000 в дозах от 0,5 до 1 мл. Действие ацетилхолина в 2-3 раза сильнее, чем действие питуитрина, но более кратковременно. Предварительное введение питуитрина усиливает возбуждающее действие ацетилхолина на беременную матку, предохраняя его от разрушения холинэстеразой.

В последующие годы он интенсивно развивал теорию нервно-гуморального возбуждения родов и регуляции родовой деятельности [9]. Препараты антихолинэстеразного действия долгое время будут входить в различные схемы усиления родовой деятельности. Широко применялось касторовое масло. При бурной перистальтике вырабатывается и поступает в кровь ацетилхолин. Л.С. Персианинов, подчеркивая большое значение ацетилхолина, указывает, что некоторые физиологи называют его «гормоном кишечной перистальтики».

Доц. Шарафутдинов Г.М., работая «рука об руку» с коллегой Л.С. Персианиновым, несомненно, был в курсе научных исследований по регуляции сократительной деятельности матки. Исходя с точки зрения нервизма о представлении кортико-висцерального механизма наступления, течения родов и об их искусственном вызывании, Г.М. Шарафутдинов обосновал и предложил ка-сторово-клизменный способ как самостоятельный для вызывания и стимуляции родов. Эффективность метода составила 93,71%. Касторово-клиз-менный способ вызывания и стимуляции родов по своей эффективности, безвредности для матери и

плода, легкой доступности мог использоваться в условиях любого родовспомогательного учреждения и, как утверждал автор, особенно на селе. В 1957 году способ был зарегистрирован как изобретение с выдачей автору «Удостоверения о регистрации изобретения». В 1958 году было выпущено методическое письмо «Вызывание и стимуляция родов касторово-клизменным способом» в помощь медицинским работникам Республики. В условиях послевоенной разрухи это имело большое практическое значение.

Сказанное выше позволило внедрять новые лекарственные средства, для регуляции родовой деятельности. Казань в этом отношении находилась в благоприятных условиях. В лаборатории органической химии КХТИ синтезировали фосфороргани-ческие соединения (ФОС). Среди них два, армин и нибуфин, обладали выраженным антихолинэстераз-ным действием. Фармакологическое обследование их проводилось на кафедре фармакологии КГМИ. Казанские акушеры-гинекологи проявили интерес к этим препаратам. Обратимся к первоисточникам.

Армин. В декабре 1961 года Л.В. Чугунова защитила кандидатскую диссертацию «Армин и его влияние на сократительную деятельность матки в эксперименте и в клинике». Л.В. Чугунова, предварительно испытав на себе этот препарат на токсичность, провела клинические наблюдении. Армин вводился подкожно однократно 1 мл 0,01% раствора. Действие проявлялось через 21-34 минуты и, как правило, обеспечивало нормализацию родовой деятельности. В случае необходимости введение армина в той же дозе повторялось через 4 часа. Токсического влияния не наблюдалось ни на мать, ни на плод. На основании общего положительного эффекта, полученного в 81,4% наблюдений, автор рекомендует армин «для широкой акушерской практики».

Нибуфин. Проф. И.В. Заиконникова определила (1961), что нибуфин обладает и антихолинэ-стеразным и прямым тонизирующим действием на гладкую мускулатуру. В 1962 году фармакологический комитет МЗ СССР разрешил нибуфин для клинического применения и он стал выпускаться промышленностью.

Ассистент кафедры акушерства и гинекологии №1 Казанского ЩДУВа В.В. Попов провел изучение нибуфина и в 1972 году защитил кандидатскую диссертацию «Действие нибуфина на моторику матки в эксперименте и при лечении некоторых гинекологических кровотечений». Внутримышечное введение нибуфина в концентрации 1:3000 в дозе от 3 до 6 мл вызывает «.довольно резкое снижение кровотечения через 1-3 часа после иньекции до уровня кровомазанья. Дальнейшее уменьшение или прекращение кровртечения различно для разных локализаций миом».

Ассистент кафедры акушерства и гинекологии №2 КГМИ Л.Ф. Шилова в 1970 году защитила кандидатскую диссертацию «Влияние нибуфина на сократительную деятельность матки». Эксперименты показали, что нибуфин «.оказывает стимулирующее действие на матку, повышает тонус покоя, увеличивает силу и продолжительность сокращений, вызывает регуляцию ритма. ...Более выраженное усиление действия нибуфина происходит при предварительном введении глюкозы и витамина В». При клинических наблюдениях нибуфин в количестве 3 мл в разведении 1:3000 вводился внутримышечно через 30 минут после предвари-

тельного внутривенного введения 40 мл 40%-го раствора глюкозы и 1 мл 6%-го раствора витамина В1. На основании положительных результатов клини-ко-экспериментального исследования, автором составлены подробные методические рекомендации для врачей «Применение нибуфина в акушерской практике» (1979).

Группа врачей во главе с Б.Г. Садыковым разрабатывала стройную систему диагностики, лечения и профилактики изоиммунологической несовместимости крови матери и плода и гемолитической болезни новорожденного. С приближением срока родов возрастает опасность большого перехода резус-антител через плацентарный барьер к плоду и развития у него гемолитической болезни со всеми вытекающими отсюда последствиями. Досрочным родоразрешением снижается возможность перехода антител от матери к плоду, гемолитическая болезнь принимает более легкое течение, а исходы для новорожденных, при немедленно после рождения начавшемся соответствующем лечении, более благоприятны. Б.Г. Садыков и соавт. [10-13] использовали для этой цели три способа: касторово-клизменный по Г.М. Шарафутдинову, по схеме М.Е. Бараца и внутривенное капельное введение окситоцина. Удобнее всего оказался метод М.Е. Бараца, в состав которого, кроме фолликулина, входило касторовое масло, очистительная клизма и хинин — препараты способствующие увеличению ацетилхолина. Длительность родов у первородящих составила 8 час. 33 мин., у повторнородящих — 6 час. Смертность новорожденных снизилась в два раза.

Ассистент Н.И. Фролова, защитив в 1941 году кандидатскую диссертацию, стала одним из первых представителей второго состава научной «Школы проф. В.С. Груздева». Переехав в Челябинск на должность доцента кафедры, выполнила докторскую диссертацию «Вопросы этиопатогенеза слабости сократительной деятельности матки и стимуляция ее при преждевременном и раннем отхождении вод» (1963). Истоки зарождения темы и интерес к ней, несомненно, сформировались еще в бытность Н.И. Фроловой в Казани. Ее коллега, З.Н. Якубова, тогда тоже занималась регуляцией родовой деятельности при раннем отхождении вод, но ограничилась журнальной публикацией [14]. И не случайно успешная защита диссертации Н.И. Фроловой состоялась 29 октября 1965 года тоже в Казани.

Определяя значимость этиопатогенетических факторов, вызывающих развитие родовой слабости, Н.И. Фролова подчеркивает, с одной стороны, большое их разнообразие, а с другой — указывает на зависимость силы и характера родовой деятельности от функционального состояния центральной нервной системы, состояния рецепторного аппарата матки и (ЫВ!) от равновесия в системе аце-тилхолин - холинэстераза. Она установила, что «Медикаментозная стимуляция родовой деятельности при преждевременном и раннем отхождении вод в сочетании с родовой слабостью дает эффект в 82,8% случаев, в 14,9% положительный эффект получается после повторной медикаментозной стимуляции, в 2,3% медикаментозная стимуляция не эффективна».

Так, образно говоря, на выезде, было продолжено изучение сократительной способности матки. Наталья Иосифовна Фролова затем долгие годы заведовала кафедрой акушерства и гинекологии в Челябинском мединституте.

3. Обезболивание родов и сократительная деятельность матки

Объяснять, что боль влияет на сократительную деятельность матки, нет никакой необходимости. Этому вопросу посвящено множество публикаций разного уровня.

Из истории акушерства известно, что обезболивание родов эфиром впервые в мире применил Симпсон 19 января 1847 года при выполнении поворота плода на ножку. В том же году он 10 ноября на заседании Медико-хирургического общества Эдинбурга сделал сообщение об открытии им нового анестетика - хлороформа. В России вскоре стало известно об этих фактах. Уже через три месяца, 19 апреля 1847 года, Н.И. Пирогов провел первый в России эфирный наркоз в Санкт-Петербурге при родах, закончившихся наложением акушерских щипцов. В том же году он применил хлороформ при двух гинекологических операциях.

В России быстро появились публикации с информацией об опыте. Укажем некоторые из них (приводим по П.В. Маненкову и М.А. Романову, 1936): Гиршман — 1851, Шклярский, 1852, Берг, 1857, Бертенсон, 1858, Гагарин, 1867-1868, Сочава, 1967, Флоринский, 1867-1868, Пулло, 1875). Наше внимание привлекли работы Флоринского и Пулло, так как они в 1877-1885 годах работали в Казани на кафедре акушерства и женских болезней.

Об отношении проф. В.М. Флоринского к хлороформу мы узнали по подробному описанию в его рукописном учебнике [15], изданном в 1872 году, незадолго до приезда в Казань. В разделе «Употребление хлороформа при родах» читаем: «По личному моему опыту это средство до такой степени полезно, что я считаю необходимым рекомендовать его во всех случаях». Подтвердим восторг автора его статистическими выкладками о длительности родов: без хлороформа у первородящих 20-23 часа, а у повторнородящих — 15 часов. С хлороформом

— у первородящих 12 часов, а у повторнородящих

— 4 часа. Комментарии, как говорится, излишни. Работая в Казани, он в 1883 году издал свой учебник уже типографским путем. В нем все вышесказанное было повторено слово в слово.

Проф. Н.Н. Феноменов (1885-1899) в Казани внедрил хлороформ при кесаревом сечении и операциях у новорожденных. Сверхштатный ассистент В.В. Болондзь [16] применил при гинекологических операциях внутривенный гедоналовый наркоз. В родах этот вид наркоза автором не применялся.

Проф. В.С. Груздев [17], анализируя 50 опубликованных к тому времени (1922) источников по обезболиванию родов, считал, что «.борьба с болью при всяких условиях является одною из благороднейших задач врача....задача же найти простое, действительное и совершенно безвредное средство для обезболивания нормальных родов до сих пор остается нерешенною. ...Еще не так давно, наиболее пригодным для данной цели, представители акушерской науки, напр., у нас Крассовский и Лазаревич, считали поверхностный хлороформенный наркоз, в настоящее же время наилучшим средством для обезболивания нормальных родов признается смесь морфия со скополамином».

В 1924 году на V1 Всесоюзном съезде акушеров-гинекологов поднимался вопрос об обезболивании родов, что, несомненно, стимулировало проведение научных работ в этом направлении.

А.Д. Кудашев [18] провел небольшое количество родов под гипнозом и выяснил, что «При

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

глубоком сне роды протекали лучше, чем при поверхностных степенях его, но все же и при этих последних, и даже в бодрственном состоянии, под влиянием постгипнотических внушений родовой акт обезболивался». Отрицательного влияния на мать и плод автор не наблюдал.

В.В. Дьяконов и В.Д. Черноярова [19] писали, что «у старых перворожениц, именно плохая со-кратительность мышц ведет, прежде всего, к слабости родовых схваток и потуг». При этом «обычно не действуют ни какие средства, применяемые для усиления сократимости мышц. Ни проктейриз, ни хинин и питуитрин, ни внутривенное введение 40% раствора виноградного сахара не давали благоприятных результатов различным авторам. Единственным средством остается оперативное вмешательство».

В 1935 году IX Всесоюзный съезд акушеров-гинекологов постановил начать в стране всестороннюю научную разработку проблемы массового обезболивания нормальных родов. НКЗ РСФСР издал соответствующий приказ №1286/а от 05.12.1935 года. В короткий срок все родовспомогательные учреждения страны включились в это огромное научно-практическое мероприятие, в том числе и казанские клиники.

В Казани первой публикацией в этом направлении была монография П.В. Маненкова и М.А. Романова «Обезболивание нормальных родов» [20] и обширная статья под тем же названием в Казанском мед. журнале, 1936, №9 и 10. Авторы довели до внимания врачей краткий обзор литературы о развитии обезболивания родов, собрав и опубликовав названия 735 источников, из которых 135 вышли из под пера отечественных авторов. Кроме того, в соответствии с инструкцией к указанному выше приказу НКЗ РСФСР, опубликованы схемы и способы, рекомендованные для массового обезболивания нормальных родов. Авторы сделали существенное дополнение, сопроводив его следующим комментарием: ««Когда уже часть этой работы была сдана в печать, появилась брошюра проф. А.В. Вишневского «Местная анестезия при обезболивании родов». В этой брошюре автор дает метод обезболивания родов только путем местной анестезии»». Далее идет подробный пересказ техники анестезии в первом и втором периодах родов, а в заключении сообщается, что «...на материале в 257 случаев автор почти в 100% получил прекрасный результат без вреда для родового акта, матери и плода».

Интересная деталь. То ли по счастливой случайности, то ли по замыслу редактора в том же, 1936 году в №10 Казанского медицинского журнала публикуется статья врача А.А. Шкляева из акушерского отделения Старо-Челнинской больницы ТАССР «К вопросу об обезболивании родов». В первом периоде родов он начинал с введения во влагалище свечей с белладонной. Затем применял инъекции морфия и сернокислой магнезии. А когда схватки достигали частоты через 5-7 минут, проводил «парамускуло-ректальное» обезболивание родов. Для этого вводил «...во влагалище обеих прямых мышц живота раствор новокаина» по 50 мл в каждую сторону. В этом, как указывал автор, предварительном наблюдении за 95 роженицами он убедился в хорошем обезболивающем эффекте метода. Продолжения и комментарий мы не обнаружили.

Чтобы знать потребность в массовом обезболивании нормальных родов, К.Н. Сызганова [21] провела 400 родов и определила, что сильно бо-

лезненные роды были в 53,25% наблюдений, малоболезненные — в 44,25%, а в 2,5% наблюдений — совершенно безболезненные. Вскоре появилась публикация И.С. Колбасова [22]. Подробно изложив технику производства местной инфильтраци-онной анестезии, он, проведя обезболивание у 35 рожениц при нормальных родах, писал:

«1. Метод местной анестезии по Вишневскому при родах дает прекрасный результат без всякого вреда для матери или плода.

2. Местная анестезия совершенно не влияет на родовой процесс, а в некоторых случаях даже ускоряет период изгнания». И рекомендовал широко применять в практике массового обезболивания нормальных родов.

И.В. Данилов [23], начиная с 1932 года, проводил кокаинизацию «половых точек» в носу 37 роженицам и 3 родильницам и получил «.значительное понижение болей при схватках .при открытии зева не более 2-3 пальцев, при целом плодном пузыре и высокостоящей головке». При этом «.промежутки между маточными сокращениями становились немного продолжительнее, сила схваток становилась интенсивнее и продолжительность их удлинялась секунд на 10-15». У всех 3 родильниц получен положительный обезболивающий эффект.

Л.С. Сидорова, К.Н. Сызганова, проведя наблюдение за действием одного (многокомпонентного) способа Лурье [24], установили хороший обезболивающий эффект, но в подавляющем числе наблюдений (в 100 из 119) «схватки становились реже и короче, примерно, в два и более раза».

Не осталась в стороне и родственная кафедра ГИДУВа под руководством ученика проф. В.С. Груздева — проф. И.Ф. Козлова. Н.Е. Сидоров [25, 26] изучив течение и исход 241 нормальных родов с использованием для объективности оценки токоди-намометрии по Шатцу, установил, что при достаточном, а в ряде наблюдений, при хорошем обезболивании:

— скополамин-морфин ослабляет силу схваток, удлиняет паузы меду ними, ослабляет деятельность брюшного пресса,

— способ Гватмея учащает схватки, но укорачивает их длительность и ослабляет силу,

— хлоралгидрат в сочетании с пантопоном и сернокислой магнезией удлиняет паузы между схваткам и ослабляет силу схваток, иногда даже на половину,

— эвипан-натрия ослабляет силу схваток, уменьшает частоту и силу их, а потуги может выключить вовсе,

— МИА не изменяет силу схваток, увеличивает частоту их, расслабляет мышцы тазового дна при врезывании и прорезывании головки, ослабляет работу брюшного пресса.

Р.Г. Бакиева [27] в кандидатской диссертации, изучив в 4-х сериях (62 опыта) влияние эфира, пантопона в комбинации с сернокислой магнезией и хлоралгидратом, морфия в комбинации с сернокислой магнезией и атропином, закиси азота на ряд внутренних органов матери и плода, показала:

— патологические изменения нарастали с увеличением дозы препаратов,

— наибольшие изменения вызывал эфир, наименьшие — закись азота,

— на матку и яичники заметного влияния не выявлено.

Очень важно, чтобы при усилении родовой деятельности обезболивающие препараты не снижа-

ли сократительную деятельность матки. Всегда ли это удается? Это выяснила Н.А. Корчагина [28]. Исследованы морфий, пантопон, экстракт белладонны, гексенал, сернокислая магнезия. Определено, что чувствительность матки к исследованным веществам изменялась в зависимости от состояния ее: небеременная, беременная в первой половине и беременная во второй половине. В итоге удалось подобрать сочетание и концентрацию некоторых обезболивающих веществ, способных, одновременно с обезболиванием, усиливать сокращения и тонус матки без применения других усиливающих сокращение матки средств.

Особую важность приобретает обезболивание при ведении родов, осложненных преэклампсией. Выше мы уже отмечали, что в 1977 году доцент К.В. Воронин в докторской диссертации [б] обосновал четыре принципа. Первый принцип «длительное и поэтапное обезболивание родов» был разработан анестезиологом Ф.Я. Банщик [29].

Основу анестезиологического пособия составила длительная поэтапная аналгезия на всех этапах родоразрешения,начиная от премедикации, проводимой вечером накануне родов, и вплоть до первых 3-5 дней послеродового периода. Кульминация болевых ощущений наступает в активную фазу первого периода родов. Для обезболивания при раскрытии шейки матки на 5-6 см внутривенно вводился виадрил в дозе от 500 до 1000 мг или применяли перидуральную анестезию в сочетании с нейролептиками или электросном. При этом отметили кроме обезболивающего эффекта укорочение активной фазы родов за счет ускоренного раскрытия шейки матки. Достигнутый обезболивающий эффект продолжался во втором и третьем периодах родов. Выполнение вышеуказанного сократило длительность родов в два раза. При этом частота эклампсии в родах была снижена в 10 раз, а в послеродовом периоде эклампсия ликвидирована полностью.

4. Наружная электростимуляция матки

Во второй половине ХХ века одним из научных направлений кафедры акушерства и гинекологии №1 КГМИ было внедрение нелекарственных методов лечения в акушерстве и гинекологии. Как показывает акушерская практика, регуляция сократительной деятельности матки осуществляется чаще всего соответствующими лекарственными средствами. Тем не менее, в литературе есть указания на использовании для этой цели электростимуляции матки. Необходимым условием выполнения процедуры является наличие соответствующего аппарата. Первоначально использовали сконструированный В.В. Севостьяновым и Э.К. Каземировым многоканальный аппарат электрической стимуляции «Эффект-1» (патент США №424343 от 6 января 1981 года) с наружным наложением обоих электродов. В дальнейшем пользовались отечественными аппаратами «СНИМ-1», «Утеротон» и болгарским «Эндотон».

Электростимуляцию матки проводили наложением на переднюю брюшную стенку живота пластинчатых электродов размером 2х10 см: положительный электрод — в области дна, отрицательный — над лоном. Параметры электростимулов подбирали индивидуально определением минимального порога электрической возбудимости скелетной мускулатуры передней брюшной стенки с целью направленного воздействия на матку, сокращения

которой фиксировали субъективно и объективно токографом. Для соблюдения однотипности и правильности проведения процедуры, выполнение ее было возложено на одного человека — доцента И.Ф. Полякова. Обсуждение результатов проводили коллегиально. Проведена наружная электростимуляция сократительной деятельности матки у 161 женщины (в родах — l1, последовый период — 40, ранний послеродовый период — 66, кесарево сечение — 31, поздний мед. аборт по медицинским показаниям — 38). Кроме этого при лактостазе — 18, и стимуляция кишечника после гинекологических операций — 7. У всех наблюдаемых пациенток было получен хороший эффект [30-39]. Апробация результатов на многочисленных устных и в печати выступлениях позволила включить опыт клинических наблюдений в «Методические указания для врачей по диагностике и лечению некоторых заболеваний половой сферы у женщин» [37].

Сегодня. На грани ХХ-ХХ1 веков родовспоможение в Казани в плане излагаемой проблемы обрело два побуждающих обстоятельства.

Первое. Во второй половине ХХ века была установлена роль пуринорецепторов в жизнедеятельности организма. В Казани проф. А.У. Зиганшин в 1996 году в докторской диссертации «Фармакологическая регуляция эффектов опосредуемых Р2-пуринорецепторами», изучив действия агони-стов и антагонистов р2-пуринорецепторов, установил роль экто-АТФазы в р2-пуринорецептор-опосредованных процессах. Клиницисты, в том числе и акушеры-гинекологи, тут же взяли эти сведения на вооружение. З.Р. Вафина в 2004 году защищает кандидатскую диссертацию «Пурино-рецептор-опосредованная реакция сократительной активности маточных труб при воспалении». А.П. Зайцев в кандидатской диссертации «Изучение Р2-рецепторов в матке беременных женщин» (2005) показал наличие функционально активных р2-рецепторов, стимуляция которых приводит к сокращению миометрия. Эффективность прогрессивно повышается в третьем триместре беременности, становясь максимальной к сроку родов.

В 2006 году Ю.Т. Зефирова в кандидатской диссертации «Взаимодействие АТФ с препаратами, используемыми для регуляции сократительной деятельности матки» показала, что агонист Р2-рецепторов АТФ повышает эффекты утеротониче-ских средств на миометрий беременных женщин и потенцирует сокращения миометрия, вызванные простагландином F2a и окситоцином как в условиях in vitro, так и in vivo.

Второе. Кафедра акушерства и гинекологии №1 ГИДУВа много лет проводит изучение воспалительных процессов в женской половой системе.

Еще в 1982 году Л.И. Мальцева в кандидатской диссертации показала клиническое значение аллергической и иммунологической реактивности у больных хроническим неспецифическим саль-пингоофоритом. Применение патогенетически обоснованной дифференцированной иммунотерапии приводит к стимуляции иммунитета и стойкой клинической ремиссии заболевания. Затем в 1989 году А.А. Шмелев в кандидатской диссертации установил, что у беременных с привычным невынашиванием необходимо активно выявлять неспецифическую бактериальную инфекцию нижних отделов гениталий, протекающую в основном атипически

и проводить этиотропную санацию влагалища для обеспечения благоприятного течения беременности и исхода родов.

В 2000 году Э.Р. Идиятуллина в кандидатской диссертации установила клиническое значение показателей неспецифической реактивности организма при урогенитальной микоплазменной инфекции у женщин с угрозой прерывания беременности.

Итог многолетней научной работы подвела в 1996 году Л.И. Мальцева в докторской диссертации «Механизмы развития перинатальных повреждений плода и акушерских осложнений у женщин с микоплазменной и смешанной инфекцией».

Вполне закономерно наступило время обратить особое внимание на сократительную деятельность матки. Результатом тщательно выполненного исследования явилась докторская диссертация Т.П. Зефировой «Клинико-патогенетическое значение хронической бактериальной урогенитальной инфекции в развитии аномалий сократительной деятельности матки у женщин» (2007 г.). Наблюдая за беременными женщинами с хроническими бактериальными урогенитальными инфекциями на сроках 32-41 неделя, она установила, что угроза прерывания беременности возникала в 54,3%, неподготовленность шейки матки к родам — в 50,6%, повышенная возбудимость матки — в 34,3%, патологический прелиминарный период — в 21,1%, тазовое предлежание увеличивается в 6 раз. Наблюдая за течением родов, она определила, что при микоплазменной (уреаплазменной) инфекции упорная слабость родовой деятельности развивается в 61,1%. При хламидийной инфекции чаще встречается чрезмерная родовая деятельность — в 53,7%. При неспецифической урогенитальной инфекции гиперактивнось матки была выявлена в 20% наблюдений.

Исходя из вышеизложенного рекомендуется в родах при слабости родовой деятельности — комбинированное введение простагландина F2a и АТФ. Агонист Р2-рецепторов аденозин-5"-трифосфорная кислота (АТФ) повышает эффекты утеротониче-ских средств на миометрий беременных женщин. Комбинированное введение препаратов АТФ и про-стагландина F2a является эффективным способом лечения слабости родовой деятельности. При одновременном использовании этих средств наряду с увеличением скорости открытия шейки матки достигается возможность уменьшить суммарную дозу простагландина.

При дискоординированной родовой деятельности — милдронат, гексопреналин и регионарная анестезия. При гиперативности матки — милдронат снижает число травм мягких тканей в 2,5 раза.

В докторской диссертации М.Е. Железовой (2018) «Клинико-патогенетическая оценка стремительных родов как фактора риска материнских и перинатальных осложнений» было доказано, что стремительные роды в абсолютном большинстве (99,1%) не сопровождаются гиперактивностью матки и чрезмерной родовой деятельностью. Все параметры, характеризующие сократительную деятельность матки в I и II периодах родов идентичны показателям маточной активности родов у здоровых женщин. Укороченная продолжительность родового акта при стремительных родах обусловлена высокой интранатальной скоростью открытия шейки матки. Свойства шейки матки, определяющие ее особую пластичность, формируются на тканевом уровне и зависят как от генетических факторов,

так и от приобретенных влияний, в ряду которых воспалительные события различной локализации занимают ведущее место.

Вот с такими результатами начали продолжатели «Школы проф. В.С. Груздева» изучение сократительной деятельности матки в XXI веке. Как видим, этому предшествовало длительное изучение сократительной деятельности матки целыми поколениями врачей. Впереди долгий нескончаемый путь. Так пожелаем же в соответствии с эпиграфом будущим исследователям успехов.

Постскриптум. В заключение приведем краткие сведения о «Школе проф. В.С. Груздева». Научное ядро «Школы проф. В.С. Груздева» составили 18 докторов медицинских наук. Двенадцать докторских диссертаций были защищены при жизни профессора В.С. Груздева, шесть — были закончены и защищены в последующие годы. У каждого из них есть свои ученики, кандидаты медицинских наук. Перечислить всех по фамилиям нет возможности. Приведем лишь некоторые обобщающие цифры (за все годы).

В КГМУ на кафедре акушерства и гинекологии №1 выполнено и защищено докторских диссертаций 31, кандидатских — 61; на кафедре акушерства и гинекологии №2 защищено докторских — 4, кандидатских — 36.

В ГИДУВе на кафедре акушерства и гинекологии №1 выполнено и защищено докторских — 11, кандидатских — 48; на кафедре акушерства и гинекологии №2 защищено докторских — 4, кандидатских — 49.

Таким образом, на сегодня в казанском представительстве «Школа проф. В.С. Груздева» насчитывает 50 д.м.н., профессоров, 194 — к.м.н. Успешно развивается дочернее чебоксарское представительство, имея в своем составе трех докторов медицинских наук и 12 кандидатов медицинских наук.

Fit fabricando faber (лат.) — кузнец становится кузнецом куя

ЛИТЕРАТУРА

1. Маненков П.В. — В.С. Груздев. — М., 1952. — С. 136.

2. Груздев В.С. Маисовая головня (Ustilago maydis) как средство, усиливающее родовые сокращения матки // Врач. — 1894. — №19.

3. Жаркин А.Ф., Саакова В.Г. Корифей акушерской науки. — Волгоград, 2002. — С. 15.

4. Якубова З.Н. Внутривенное применение питуитрина с глюкозой во втором и третьем периодах родов. Сборник научных работ КГМИ. — Казань, 1957. — С. 180-185.

5. Якубова З.Н. К вопросу о профилактики атонических кровотечений. Сборник научных работ КГМИ. — Казань, 1957. — С. 186-190.

6. Воронин К.В. Современные принципы ведения родов и послеродового периода при тяжелом позднем токсикозе беременных: автореф. дис. ... док. мед. наук. — М., 1977.

7. Еремкина В.И., Голованова Н.В. Родовозбуждение внутривенным капельным введением простенона и окситоцина // Тез. докл. 2-го объединенного съезда акушеров-гинекологов и детских врачей Чувашской АССР. — Чебоксары, 1987.

8. Еремкина В.И., Еремина О.Г. Состояние новорожденного после стимуляции родов внутривенным введением окситоцина // Тез. докл. 1-го съезда педиатров и акушеров-гинекологов Татарской АССР. — Казань, 1988.

9. Персианинов Л.С. Аномалии родовой деятельности. В кн.: Акушерский семинар. — Ташкент, 1973. — Т. 2. — С. 263-346.

10. Садыков Б.Г., Воронин К.В. О вызывании родовой деятельности по способу М.Е. Бараца // Казанский мед. ж. — 1964. — 4. — С. 94-95.

11. Садыков Б.Г., Воронин К.В. Об искусственном вызывании родов способами Г.М. Шарафутдинова и М.Е. Бараца // Казанский мед. ж. — 1964. — 5. — С. 107-109.

12. Садыков Б.Г., Гуревич П.С., Воронин К.В. Родоразрешение резус-иммунизированных женщин // Казанский мед. ж. — 1967.

— 3. — С. 48-51.

13. Садыков Б.Г., Игнатьева Д.П., Блохина М.Ф., Подтяжкина

B.Е. Родоразрешение, диагностика и принципы лечения гемолитической болезни новорожденных. Научные труды КГМИ. — Казань, 1978. — Т. 50. — С. 90-93.

14. Якубова З.Н. Методы стимуляции родовой деятельности при раннем отхождении вод // Казанский мед. ж. — 1965. — 3. —

C. 59-60.

15. Флоринский В.М. Курс акушерства, записки по лекциям экстраординарного профессора Василия Марковича Флоринского. — С.-Петербург, 1872.

16. Болондзь В.В. Клинические и экспериментальные наблюдения над внутривенным гедоналовым наркозом. Сб. работ по акушерству и гинекологии, посвящ. проф. В.С. Груздеву 25-летию его врачебно-ученой деятельности. — Петроград, 1917-1923.

17. Груздев В.С. Курс акушерства и женских болезней. — Берлин, 1922. Ч. 2, Т. 1. — С. 271-274.

18. Кудашев А.Д. Опыт применения гипноза в акушерстве и гинекологии // Казанский мед. ж. — 1927. — 12. — С. 1253-1263.

19. Дьяконов В.В., Черноярова В.Д. Особенности родов у «старых» первородящих // Казанский мед. ж. — 1930. — 4. — С. 367-383.

20. Маненков П.В., Романов М.А. Обезболивание нормальных родов. — Казань, 1936. — С. 52.

21. Сызганова К.Н. К вопросу о болезненности в родах // Казанский мед. ж. — 1936. — 9. — С. 1093-1094.

22. Колбасов И.С. Местное обезболивание по Вишневскому при родах // Казанский мед. ж. — 1938. — 5-6. — С. 481-484.

23. Данилов И.В. О смазывании кокаином половых точек в носу при дисменорее и родовых болях // Казанский мед. ж. — 1937. — 2.

24. Сидорова Л.С., Сызганова К.Н. Обезболивание родов по одному из способов проф. Лурье // Казанский мед. ж. — 1939. — 1. — С. 76-77.

25. Сидоров Н.Е. О влиянии некоторых обезболивающих средств на изгоняющие силы при родах // Акушерство и гинекология. — 1937. — 4. — С. 58-65.

26. Сидоров Н.Е. Обезболивание родов белладонной в комбинации с пантопоном, антипирином и сульфатом магния // Акушерство и гинекология. — 1941. — 1. — С. 36-38.

27. Бакиева Р.Г. К вопросу о влиянии некоторых родообезболи-вающих средств на внутренние органы матери и плода в эксперименте: автореф. дис. ... канд. мед. наук. — Казань, 1946.

28. Корчагина Н.А. О влиянии некоторых обезболивающих

средств на сократительную способность матки в эксперименте: автореф. дис. ... канд. мед. наук. — Казань, 1947.

29. Банщик Ф.Я. Анестезиологическое обеспечение родов при тяжелых формах позднего токсикоза: автореф. дис. ... канд. мед. наук. — Казань, 1977.

30. Козлов Л.А., Поляков И.Ф., Севостьянов В.В., Каземи-ров Э.К. Наружная электростимуляция матки в послеродовом периоде // Казанский мед. ж. — 1983. — 3. — С. 231-232.

31. Поляков И.Ф., Козлов Л.А., Севостьянов В.В., Каземиров Э.К.

Опыт использования наружной электростимуляции в акушерстве

и гинекологии // Тез. докл. XIV Всесоюзного съезда акушеров-гинекологов. — М., 1983.

32. Козлов Л.А., Поляков И.Ф., Севостьянов В.В., и др. Наружная электростимуляция матки для прерывания беременности на поздних сроках // Казанский мед. ж. — 1984. — 5. — С. 363-364.

33. Козлов Л.А., Поляков И.Ф., Севостьянов В.В., Каземиров Э.К. Профилактика повышенной кровопотери в акушерской практике наружной электростимуляцией матки // Казанский мед. ж. — 1986. — 6. — С. 425-427.

34. Козлов Л.А., Поляков И.Ф., Севостьянов В.В., Казимиров Э.К. Наружная стимуляция как немедикаментозный способ усиления тономоторных свойств матки // Материалы Пленума Всесоюзного общества акушеров-гинекологов. — Ташкент, 1986. — С. 78-79.

35. Козлов Л.А., Поляков И.Ф., Севостьянов В.В., и др. К вопросу о немедикаментозном вызывании родов // Тез. докл. второго съезда акушеров - гинекологов, и детских врачей Чувашской АССР. — Чебоксары, 1987. — Ч. 1.

36. Козлов Л.А., Поляков И.Ф., Никонова Л.В., и др. Наружная электростимуляция матки у беременных и рожениц при тяжелых экстрагенитальных заболеваниях // Тез. док. 1-го съезда педиатров и акушеров-гинекологов ТАССР. — Казань, 1988.

37. Козлов Л.А., Поляков И.Ф., Никонова Л.В., Севостьянов В.В. Наружная электростимуляция матки. Методические указания для врачей по диагностике и лечению некоторых заболеваний половой сферы у женщин. — Казань, 1988.

38. Поляков И.Ф., Севостьянов В.В., Казимиров Э.К., и др. Наружная электростимуляция как метод предупреждения крово-потери и материнской смертности // Тез. докл. XV Всесоюзного съезда акушеров - гинекологов. — Донецк, 1989.

39. Поляков И.Ф., Янкович В.А., Никонова Л.В., и др. Опыт наружной электростимуляции матки // Тез. научно-практич. конф., посвященной 125-летию со дня рождения заслуженного деятеля науки, профессора В.С. Груздева. — Казань, 1991.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.