Научная статья на тему 'СОГЛАСОВАНИЕ ПЛАНА МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ ВЭНСА-ОУЭНА В 1992-1993 ГГ.'

СОГЛАСОВАНИЕ ПЛАНА МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ ВЭНСА-ОУЭНА В 1992-1993 ГГ. Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
261
53
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПЛАН ВЭНСА-ОУЭНА / РАСПАД ЮГОСЛАВИИ / ВОЙНА В БОСНИИ И ГЕРЦЕГОВИНЕ 1992-1995 ГГ / МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО БЫВШЕЙ ЮГОСЛАВИИ / СЛОБОДАН МИЛОШЕВИЧ / THE VANCE-OWEN PLAN / WAR IN BOSNIA AND HERZEGOVINA IN 1992-1995 / THE INTERNATIONAL CONFERENCE ON THE FORMER YUGOSLAVIA / SLOBODAN MILOšEVIć / THE DISSOLUTION OF YUGOSLAVIA

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Смирнов Яков Николаевич

Статья освещает процесс взаимодействия Союзной Республики Югославии (СРЮ) и Международной конференции по бывшей Югославии (МКБЮ) в 1992-1993 гг. в рамках согласования плана Вэнса-Оуэна по мирному урегулированию конфликта в Боснии и Герцеговине. Ключевой задачей СРЮ в этот период являлось снятие с республики международных санкций, подрывавших экономику и международные связи страны. С этой целью президент Сербии С. Милошевич, фактически руководивший Югославией, ввел в руководство СРЮ компромиссные фигуры известного писателя Д. Чосича, занявшего пост президента страны, и американского бизнесмена сербского происхождения М. Панича, ставшего премьер-министром. Их присутствие должно было способствовать успешному исходу переговоров Белграда с МКБЮ и другими субъектами международного сообщества. В этом ключе основное внимание уделяется аспекту выстраивания отношений между руководителями СРЮ Д. Чосичем и С. Милошевичем, с одной стороны, и сопредседателями МКБЮ Д. Оуэном и С. Вэнсом, с другой. В ходе длительных переговоров их позиции вокруг мирного плана по урегулированию в Боснии и Герцеговине постепенно сблизились. Это, однако, не спасло план от провала в связи с тем, что значительная часть руководства боснийских сербов выступила против него. Тем не менее, налаженный контакт между Белградом и МКБЮ позволил сторонам найти взаимопонимание в ходе дальнейших переговоров.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE COOPERATION OF THE FRY AND THE ICFY IN 1992-1993 IN THE CONTEXT OF THE NEGOTIATIONS ON THE VANCE-OWEN PEACE PLAN

The article covers the process of interaction between Yugoslavia and the International Conference on the Former Yugoslavia in the framework of the negotiations on the Vance-Owen plan. The key task of the FRY during this period was lifting of international sanctions, which undermined the country’s economics and international relations. In pursuit of this goal, the Serbian President S. Milošević, who actually led Yugoslavia, introduced compromise figures to the FRY leadership. Those were the famous writer D. Ćosić, who took over as president of the country, and an American businessman of Serbian descent M. Panić, who became prime minister. Their presence was to contribute to the successful outcome of Belgrade’s negotiations with the ICFY and other actors in the international community. In this vein, the main attention is paid to the aspect of building relations between the leaders of the FRY D. Ćosić and S. Milošević, on the one hand, and the ICFY co-chairs D. Owen and S. Vance, on the other. During lengthy negotiations, their positions around a peace plan for a settlement in Bosnia and Herzegovina gradually became closer. This, however, did not save the plan from failure, due to the fact that a significant part of the Bosnian Serb leadership opposed it. Nevertheless, the established contact between Belgrade and the ICFY allowed the parties to find mutual understanding in the course of further negotiations.

Текст научной работы на тему «СОГЛАСОВАНИЕ ПЛАНА МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ ВЭНСА-ОУЭНА В 1992-1993 ГГ.»

УДК 433 ББК 63.3(0)64

Я. Н. Смирнов Институт славяноведения РАН (Москва, Россия)

Согласование плана мирного урегулирования Вэнса-Оуэна в 1992-1993 гг.

Статья освещает процесс взаимодействия Союзной Республики Югославии (СРЮ) и Международной конференции по бывшей Югославии (МКБЮ) в 1992-1993 гг. в рамках согласования плана Вэнса-Оуэна по мирному урегулированию конфликта в Боснии и Герцеговине. Ключевой задачей СРЮ в этот период являлось снятие с республики международных санкций, подрывавших экономику и международные связи страны. С этой целью президент Сербии С. Милошевич, фактически руководивший Югославией, ввел в руководство СРЮ компромиссные фигуры известного писателя Д. Чосича, занявшего пост президента страны, и американского бизнесмена сербского происхождения М. Панича, ставшего премьер-министром. Их присутствие должно было способствовать успешному исходу переговоров Белграда с МКБЮ и другими субъектами международного сообщества. В этом ключе основное внимание уделяется аспекту выстраивания отношений между руководителями СРЮ Д. Чосичем и С. Милошевичем, с одной стороны, и сопредседателями МКБЮ Д. Оуэном и С. Вэнсом, с другой. В ходе длительных переговоров их позиции вокруг мирного плана по урегулированию в Боснии и Герцеговине постепенно сблизились. Это, однако, не спасло план от провала в связи с тем, что значительная часть руководства боснийских сербов выступила против него. Тем не менее, налаженный контакт между Белградом и МКБЮ позволил сторонам найти взаимопонимание в ходе дальнейших переговоров.

Ключевые слова: план Вэнса-Оуэна, распад Югославии, война в Боснии и Герцеговине 1992-1995 гг., Международная конференция по бывшей Югославии, Слободан Милошевич.

DOI: 10.31168/2073-5731.2019.3-4.1.12

18 марта 1992 г. лидеры трех враждующих этнических общин Боснии и Герцеговины (БиГ) — Алия Изетбегович, Мате Бобан и Радован Караджич — подписали так называемое Лиссабонское согла-

шение. Соглашение было основано на составленном сопредседателем координационного совета Конференции Европейского сообщества по Югославии лордом Питером Карингтоном и португальским дипломатом Жозе Кутильеро плане мирного урегулирования и подразумевало деление страны на кантоны по этническому принципу. В ходе переговоров в феврале — марте 1992 г. план в конце концов был поддержан всеми тремя сторонами, однако уже 28 марта лидер боснийских мусульман А. Изетбегович отозвал свою подпись. Это решение наряду с другими факторами стало причиной разросшегося в БиГ конфликта между тремя сторонами. Именно после срыва переговоров вокруг плана Карингтона-Кутильеро война стала неизбежной.

Следующим по хронологии значимым шагом в ряду международных планов и инициатив по мирному урегулированию в Боснии и Герцеговине стал переговорный процесс в рамках согласования плана Вэнса-Оуэна. Эта проблематика довольно активно освещалась в историографии последних 20 лет. Уже к концу 1990-х гг. был опубликован ряд значимых работ отечественных исследователей по данной теме, среди которых стоит выделить К. В. Никифорова1 и Г. Н. Энгельгардта2. Оба автора затрагивали проблемы мирного урегулирования в БиГ в 1992-1993 гг. и переговоров по плану Вэнса-Оуэна, однако в основном в рамках рассмотрения миротворческого процесса на Балканах в более поздние периоды. Более детально этот вопрос разработала Е. Ю. Гуськова3, осветив основные вехи переговорного процесса по плану Вэнса-Оуэна, а основную вину за его провал возложив на администрацию США.

В рамках своих исследований к вопросам мирных инициатив в БиГ обращались и западные исследователи, среди которых стоит выделить Л. Силбер4, М. Гленни5, С. Брендана6 и Л. Селла7. При этом

1 Никифоров К. В. Между Кремлем и Республикой Сербской (Боснийский кризис: завершающий этап). М., 1999.

2 Энгельгардт Г. Н. Республика Сербская по Дейтонским соглашениям // Славяноведение. 1997. № 3. С. 76-84.

3 Гуськова Е. Ю. История Югославского кризиса (1990-2000). М., 2001.

4 Silber L. Yugoslavia: Death of a Nation. New York, 1997.

5 Glenny M. The Fall of Yugoslavia. New York, 1996.

6 Brendan S. Unfinest Hour: Britain and the Destruction of Bosnia. London, 2001.

7 Sell L. Slobodan Milosevic and the Destruction of Yugoslavia. Durham, NC, 2002.

если Брендан, поддерживая популярную в западной историографии парадигму, представляет лишь сербов как единственных виновников конфликта, укоряя европейских дипломатов за нерешительность и противопоставляя их жесткой руке Вашингтона, то Силбер, Гленни и Селл проводят более взвешенный анализ событий, концентрируясь, в том числе, и на внутренних причинах войны в БиГ.

Разумеется, определенное внимание переговорному процессу в рамках урегулирования в БиГ уделяли и сербские историки. Здесь стоит упомянуть работы Л. Булатович8, Ж. Ковачевича9, Ч. Загораца10, носящие, правда, в основном апологетический просербский характер. Прямую противоположность такому подходу представляют труды (в рамках сборников документов) С. Бисерко11 и В. Петровича12, выступивших с резкой критикой «сербского национализма».

Ряд аспектов, однако, остался за пределами внимания исследователей. Так, представляется любопытным процесс поиска взаимопонимания в ходе переговоров по согласованию плана Вэнса-Оуэна между руководством непосредственно Союзной Республики Югославия (СРЮ), с одной стороны, и Международной конференции по бывшей Югославии (МКБЮ), с другой. Интересно рассмотреть, каким образом СРЮ, оказавшись под сильнейшим международным давлением, искала пути выхода из сложившейся ситуации, а также каким образом руководители МКБЮ в рамках лавирования между европейскими лидерами, ООН и США выстраивали свое взаимодействие с Югославией.

После провала мартовских переговоров 1992 г. в БиГ начались полномасштабные боевые действия, сопровождавшиеся этническими чистками и, как следствие, ухудшением гуманитарной ситуации в регионе. Эти события вынудили Европейское сообщество действовать более активно.

Еще в августе 1991 г. на фоне обострявшейся в Югославии обстановки ЕС учредило Конференцию по Югославии. Помимо пред-

8 Булатович Л. Генерал Младич — военный преступник? М., 1998.

9 Kovacevic T. Amerika i raspad Jugoslavije. Beograd, 2007.

10 Duro Z. Dr Radovan Karadzic: fanatik srpske ideje. Beograd, 2008.

11 Kovanje antijugoslovenske zavere / Ur. i prir. Biserko S. Beograd, 2006. Knj. 1-2.

12 Srpske politicke elite i Vens — Ovenov plan / Prir. V. Petrovic. Beograd, 2010. T. 1; Srpske politicke elite i Vens — Ovenov plan / Prir. V. Petrovic. Beograd, 2011. T. 2.

ставителей Европейского сообщества, в работе структуры принимали участие специалисты из Организации Объединенных Наций (ООН), Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), а также Организации исламская конференция (ОИК). Конференция ЕС по Югославии занималась мониторингом обстановки в стране, предоставляя ее руководству рекомендации. В свою очередь, сопредседателями Конференции становились представитель Генерального секретаря ООН и представитель страны, председательствующей в ЕС, — на тот момент Великобритании. В августе 1992 г. во время заседания в Лондоне Конференция была переименована в Международную конференцию по бывшей Югославии и преобразована в постоянно действующий орган, ставший основным инструментом осуществления переговоров и налаживания процесса мирного урегулирования в регионе. Работа Конференции обеспечивалась Исполнительным комитетом, состоявшим из представителей ООН и других международных организаций, рабочими группами, а также Секретариатом МКБЮ в Женеве13.

В свою очередь, тогда же на посту сопредседателя от ЕС Питера Карингтона сменил известный британский политик, бывший министр иностранных дел Великобритании Дэвид Оуэн14. В этой должности вместе со своим американским коллегой, спецпредставителем Генерального секретаря ООН, бывшим госсекретарем США Сайрусом Вэнсом Оуэн начал работу над процессом мирного урегулирования конфликтов на территории бывшей Югославии.

Серьезные изменения произошли и в руководстве Югославии. Во-первых, 27 апреля 1992 г. была обнародована конституция Союзной Республики Югославии, согласно которой последняя отныне состояла из Сербии и Черногории, отказывалась от территориальных претензий к другим бывшим союзным республикам и принимала на себя все обязательства и договоры прекратившей свое существование Социалистической Федеративной Республики Югославии (СФРЮ). Во-вторых, 30 мая 1992 г. резолюцией № 757 Совет Безопасности ООН ввел против Югославии жесткие санкции, прежде всего экономического характера. Санкции тяжелой ношей легли на Югославию, и их отмена стояла в политической повестке дня Белграда вплоть до 1996 г.

13 International Conference on the Former Yugoslavia (ICFY) // United Nations Archives. URL: https://search.archives.un.org/intemational-confer-ence-on-former-yugoslavia-icfy (accessed: 15.04.2019).

14 Owen D. Balkan Odyssey. New York, 1997. P. 24.

Пост президента новообразованной Союзной Республики Югославии президент Сербии Слободан Милошевич предложил хорошо известному на Западе сербскому писателю-диссиденту До-брице Чосичу15. После некоторых уговоров последний согласился, и 15 июня 1992 г. Союзная скупщина (парламент) утвердила Д. Чо-сича президентом СРЮ. Премьер-министром страны было предложено стать американскому бизнесмену сербского происхождения Милану Паничу16.

Выбор пал на Чосича не случайно. Помимо признания на Западе, он был популярен в Сербии, особенно в среде национально-патри-отически настроенной интеллигенции, где его часто называли «отцом сербской нации». В этом ключе его фигура могла бы оказывать значительное влияние на лидера боснийских сербов Радована Караджича, послужив Белграду дополнительным рычагом воздействия на ситуацию в Боснии и Герцеговине. К тому же с выдвижением на передний внешнеполитический план президента Чосича Милошевич дистанцировался от возможных непопулярных решений по боснийскому вопросу, продолжая в то же время играть ключевую роль в формировании курса внешней политики Югославии17. Помимо всего прочего, приход Д. Чосича и М. Панича во властные структуры страны должен был способствовать смене имиджа СРЮ в мире, стать базой для налаживания отношений между Югославией, с одной стороны, и ЕС и ООН, взявшими на себя роль посредников в разрешении конфликтов на Балканах, с другой. Д. Оуэн в своих воспоминаниях прямо заявляет, что МКБЮ возлагала большие надежды на Д. Чосича, рассчитывая, что последний сможет взять на себя активную роль в определении внешней политики Белграда и даже в перспективе побороться с С. Милошевичем за пост президента Сербии на осенних выборах18.

Изначально в решении боснийской проблемы президент Чосич избрал однозначную и в то же время гибкую позицию: СРЮ не готова признать БиГ без автономии сербов, однако будет прикладывать все усилия для мирного разрешения конфликта и прекращения огня19.

15 BulatovicM. Pravila cutanja. Nis, 2004. S. 87.

16 Ibid. S. 119.

17 Owen D. Balkan Odyssey. P. 51.

18 Ibid.

19 Чосич Д. Заметки писателя и президента СР Югославии 1992-1993 / Пер. с серб. И. Чароты. Сергиев Посад, 2012. С. 107.

Такая позиция отразилась и в договоренностях между Д. Чосичем и президентом Республики Сербской (РС), лидером боснийских сербов Радованом Караджичем в июле 1992 г. Так, ими было принято решение предложить конфликтующим сторонам в Боснии создать «трехсторонний комитет по прекращению огня и установлению мира», пригласив в него бывшего соратника президента Изетбеговича, Ади-ла Зульфикарпашича, занимавшего умеренные позиции. Кроме этого, предлагалось закрепить за осажденной боснийскими сербами столицей БиГ Сараево «особый статус», а также начать предпринимать

меры по выполнению требований Совета Безопасности ООН о пре-

20

кращении огня20.

В рамках подготовки к заседанию Международной конференции по бывшей Югославии в Лондоне, намеченному на конец августа 1992 г., руководство СРЮ провело консультации с Караджичем. Было достигнуто взаимопонимание в вопросах уважения внешних границ БиГ, отстаивания позиций по утверждению в стране конфедеративного строя, прекращения этнических чисток и содействия процессу возвращения беженцев, а также обеспечения свободного передвижения гуманитарных конвоев21. Очевидно, на этом этапе СРЮ могла вести переговоры по боснийскому кризису при полной поддержке ее позиций руководством боснийских сербов, что придавало решениям союзного правительства дополнительный политический вес.

Однако сама Лондонская конференция вскрыла прямые противоречия в позициях МКБЮ и Югославии Одним из ключевых являлось признание Союзной Республики Югославии. Еще при подготовке конференции М. Панич заявил одному из организаторов мероприятия, лорду П. Карингтону, что делегация из Белграда будет присутствовать в Лондоне в качестве представителей СРЮ. Однако Карингтон с такой позицией не согласился, заявив, что видит присутствие премьер-министра и президента Югославии в Лондоне исключительно в качестве гостей, а остальных членов делегации — как представителей Сербии и Черногории22. Предложения и письма Чосича членам Совета Безопасности ООН с просьбой признать СРЮ23 остались неуслышанными. Еще одним серьезным камнем преткновения стали обвинения Сербии и Черногории в агрессии против Боснии и Герцеговины, открыто про-

20 Там же. С. 109.

21 Там же. С. 134.

22 Там же. С. 126.

23 Там же. С. 123.

звучавшие из уст представителей ЕС и ООН во время очередного заседания конференции. В знак протеста делегация Югославии покинула зал и вернулась лишь благодаря уговорам российских дипломатов А.В. Козырева и В. И. Чуркина24.

Тем не менее в сентябре 1992 г. сопредседатели МКБЮ предприняли свою первую поездку в Белград, в ходе которой, как отмечал Оуэн, смогли установить тесный деловой контакт с Чосичем, ставший

" " 25

опорой для дальнейшего сотрудничества с союзным руководством25. Первые значимые результаты такого сотрудничества вскоре дали о себе знать: уже в конце сентября при посредничестве МКБЮ в Женеве прошли переговоры президента СРЮ Д. Чосича и президента Хорватии Ф. Туджмана, закончившиеся подписанием 30 сентября «Декларации Чосича-Туджмана», урегулировавшей хорвато-югославский конфликт вокруг полуострова Превлака26.

Параллельно в октябре 1992 г. в МКБЮ начинается активное обсуждение планов по мирному урегулированию в Боснии и Герцеговине. 4 октября 1992 г. сопредседатели МКБЮ Дэвид Оуэн и Сайрус Вэнс получили от главы рабочей группы ООН по урегулированию конфликта в Боснии и Герцеговине, финского дипломата Мартти Ах-тисаари, документ с пятью различными опциями существования или разделения БиГ, разработанный специалистами этой группы. Один из вариантов предполагал устройство Боснии и Герцеговины в виде «централизованной федерации»27, состоящей из десяти национальных кантонов. Именно он и был взят С. Вэнсом и Д. Оуэном за основу плана мирного урегулирования28. Здесь стоит подчеркнуть, что причиной такого решения во многом стала принятая МКБЮ в качестве базиса мирного урегулирования генеральная линия на сохранение территориальной целостности Боснии и Герцеговины и отказ от конфедеративной модели29.

Перед началом полноценных обсуждений мирного плана были проведены первые консультации с заинтересованными сторонами.

24 Там же. С. 139.

25 Owen D. Balkan Odyssey. P. 46.

26 Ibid. P. 54.

27 Сам Д. Оуэн отмечал противоречивость такой формулировки, представленной ему специалистами рабочей группы, позднее перейдя к термину «децентрализованное государство».

28 Owen D. Balkan Odyssey. P. 62.

29 Ibid.

В своей базовой версии проект был представлен президенту СРЮ Д. Чосичу, который воспринял его довольно скептически, хотя и выразил готовность работать над любыми мирными предложениями30. Реакция Р. Караджича была неоднозначной: он в целом поддержал инициативу, однако выразил несогласие с разделением БиГ на десять кантонов, а также с централизованным управлением армией, внешней и монетарной политикой. В то же время предложение МКБЮ было с энтузиазмом встречено министром иностранных дел БиГ Х. Силайд-жичем31. При этом активную поддержку своим инициативам сопредседатели МКБЮ нашли у такого важного регионального игрока, как Греция: премьер-министр Константинос Мицотакис выразил полное согласие с планом и готовность встретиться с Милошевичем для его обсуждения32.

После предварительной подготовки и доработки план Вэнса и Оуэна был представлен 2 января 1993 г. в Женеве главам пяти делегаций: Мате Бобану от хорватских сербов, Франьо Туджману от Хорватии, Алие Изетбеговичу от боснийских мусульман, Радовану Караджичу от боснийских сербов, Добрице Чосичу от Союзной Республики Югославии33. План состоял из трех частей, содержавших основные положения устройства и организации мирной жизни в БиГ.

Во-первых, определялись конституционные принципы. БиГ объявлялась децентрализованным государством с широкой автономией провинций. При этом руководство, как местное, так и общегосударственное, должно было избираться на демократических выборах; предусматривался механизм решения споров между как локальными, так и центральными правительствами. Сараево объявлялось свободным городом.

Во-вторых, были определены основные положения демилитаризации. В течение 72 часов стороны обязывались прекратить огонь. Подразумевался отвод тяжелых вооружений от Сараево и других конфликтных зон, а также их полная демилитаризация. Подчеркивалось, что войска должны быть расформированы по возвращении их в обозначенные провинции в течение 45 дней.

Наиболее важной и спорной частью плана являлись карты разделения национальных провинций, составленные С. Вэнсом и Д. Оуэном.

30 ЧосичД. Заметки писателя... С. 185.

31 Owen D. Balkan Odyssey. P. 63.

32 Ibid. P. 71.

33 Ibid. P. 89.

Собственно, их и нельзя назвать национальными, как подчеркивал сам Д. Оуэн, однако в тех или иных районах по численности преобладала одна из трех национальностей БиГ. Ключевой особенностью здесь являлась несвязанность многих национальных, и в частности сербских, кантонов между собой. Помимо карт, эта часть плана подразумевала решение ряда вопросов государственного устройства. Центральное правительство должно было состоять из девяти членов (по три от каждой стороны), которые принимали бы решения на основании консенсуса. Мультиэтничные региональные правительства должны были отражать интересы всех групп, населяющих регион, в равной мере. Последствия этнических чисток ликвидировались, вынужденные переселенцы возвращались в свои дома. Для восстановления властных структур, банковской системы, телекоммуникаций и гражданской авиации необходимо было вновь создать соответствующие государственные институты34. Важно отметить, что Сараево переходило бы в соответствии с планом под протекторат ООН35. Целью установления такого протектората являлось недопущение этнических чисток в самом городе, сохранение его многонационального облика.

Последовавшая реакция на представленный план была обусловлена важными для Югославии внешне- и внутриполитическими событиями. Во-первых, незадолго до обсуждений в Женеве президент СРЮ Д. Чосич провел ряд важных встреч с участниками переговоров. Так, в ходе встречи с международными посредниками от МКБЮ Д. Оуэном и С. Вэнсом ему была довольно четко обозначена позиция по отношению к СРЮ: если она не согласится на мирный план и не повлияет на Р. Караджича с целью склонить и его к согласию, то Югославию ожидает бомбардировка всех коммуникаций, связывающих ее с БиГ, а боснийских сербов — нападение сил международной коалиции на их позиции и уничтожение мостов на Дрине36. Для руководства СРЮ стало очевидным, что МКБЮ в этом вопросе заняла предельно жесткую позицию. В свою очередь, встреча Д. Чоси-ча с президентом Хорватии Ф. Туджманом, с которым у руководства СРЮ со времени подписания совместной декларации и ряда встреч в октябре был налажен диалог, вскрыла явные противоречия между позицией МКБЮ, с одной стороны, и позицией Белграда и Загреба, с другой. Оба президента сошлись во мнении о необходимости отста-

34 Ibid. P. 89-90.

35 ЭнгельгардтГ. Н. Республика Сербская... С. 77.

36 Чосич Д. Заметки писателя. С. 211.

ивания идеи о трехсоставной конфедерации БиГ37, в рамках которой возможно удовлетворение национальных и политических требований боснийских сербов и хорватов.

Во-вторых, важные события произошли и в самой Югославии: в Союзной скупщине был выражен вотум недоверия правительству Милана Панича, а сам он отправлен в отставку38. Такая потеря стала серьезным ударом по позициям президента СРЮ, лишив его определенной опоры при принятии внешнеполитических решений. Разгоревшийся конфликт в Югославии между союзным руководством и С. Милошевичем не способствовал укреплению международных позиций СРЮ. Все эти обстоятельства Чосичу так или иначе приходилось учитывать в ходе дальнейших переговоров.

И действительно, позиция президента СРЮ, изначально довольно скептически относившегося к плану, под давлением событий становилась более гибкой, что можно наблюдать уже в ходе двух первых раундов переговоров. Подчеркнув, что необходимо избежать интернационализации конфликта и военной интервенции, президент Союзной Республики Югославии согласился на любое решение, к которому стороны придут во время обсуждения плана Вэнса-Оуэна39. Таким образом Д. Чосич, очевидно, попытался частично дистанцировать СРЮ от переговорного процесса. Эта линия поведения, как мы увидим позднее, в ходе переговоров с МКБЮ активно эксплуатировалась и Милошевичем.

Ситуация тем временем усложнялась. Р. Караджич, не отказавшись, правда, от переговоров, сам план отверг. А уже 9 января последовал ультиматум от председателя совета министров Европейского сообщества Д. Йенсена: если СРЮ не заявит о принятии плана Вэнса-Оуэна, ее ждут еще более жесткие санкционные меры экономического характера — вплоть до полной изоляции40.

Отказ Р. Караджича от плана в значительной степени обусловлен следующими ключевыми факторами. Во-первых, в соответствии с предложением Вэнса и Оуэна получалось, что 48% сербов оставались вне четырех сербских кантонов, что для руководства Республики Сербской было совершенно недопустимо41. Во-вторых, согласно пла-

37 Там же. С. 213.

38 Там же. С. 214.

39 Там же. С. 215.

40 Там же. С. 223.

41 Там же. С. 216.

ну, сербам выделялись наименее развитые территории. По данным, которые приводит К. В. Никифоров, из 31,7 млрд долл. — так оценивалось имущество БиГ — лишь около 6 млрд долларов переходило бы сербам, при том что доля сербского населения на территории БиГ на тот момент достигала почти 50%42. В-третьих, план Вэнса-Оуэна подразумевал географическое разделение сербских территорий, в то время как еще в начале 1992 г. войска Республики Сербской захватили около 70% территории страны, соединив северо-западную и восточную части занятых земель в районе города Брчко так называемым Посавинским коридором. Ликвидация такой территориальной «связки» была неприемлема для руководителей РС. Стоит оговорить, что расширение этого коридора (его ширина в наименьшей точке составляла всего 5 км), а также обеспечение его безопасности оставались для боснийских сербов важнейшей задачей на протяжении всей войны43.

На фоне этих событий Слободан Милошевич со значительным перевесом одержал победу над Миланом Паничем на выборах президента Сербии. Для западных лидеров стала очевидной необходимость привлечь Милошевича к переговорам. С. Вэнс и Д. Оуэн потребовали от Д. Чосича на следующий раунд переговорного процесса привезти С. Милошевича и президента Черногории Момира Булатовича44. Как писал сам Оуэн, они с Вэнсом посчитали, что после выборов Милошевич будет вести себя смелее в отношении мирных инициатив и сможет оказать большее давление на Караджича, нежели Чосич, политический авторитет которого падал день ото дня45. В дальнейшем президент СРЮ оставался значимой политической фигурой лишь в формате переговоров.

На фоне ультиматумов и переговоров по плану Вэнса-Оуэна позиции президента Сербии и президента СРЮ начали сближаться. Это проявилось в ходе дискуссии 9 января 1993 г. между представителями союзного и республиканских правительств, с одной стороны, и правительств Республики Сербской и Республики Сербская Краина (РСК), с другой. Р. Караджич и представители РСК на этой встрече предложили план не принимать, посредничество МКБЮ, как носящее антисербский характер, отвергнуть и, продолжая переговоры,

42 Никифоров К. В. Между Кремлем. С. 28.

43 Там же. С. 15.

44 Owen D. Balkan Odyssey. P. 91.

45 Ibid.

задействовать Югославскую народную армию (ЮНА) для решения назревших проблем. Такую крайне нереалистичную политику резко отвергли и Д. Чосич, и С. Милошевич46. Споры продолжились в Женеве в ходе второго раунда переговоров 10-12 января. Так и не придя к согласию, руководители сербских республик в формате переговоров де-факто разделились. Оформил этот раскол Д. Чосич, в присутствии других делегаций официально заявивший, что СРЮ принимает основные принципы и карты мирного плана, и выразивший несогласие с делегацией Республики Сербской47. Для СРЮ в этот момент назрела новая внешнеполитическая повестка — ради смягчения или отмены санкций заставить боснийских сербов подписать и соблюдать базовое соглашение по плану Вэнса-Оуэна.

Тем не менее от дальнейших переговоров Караджич в очередной раз не отказался. Скупщина Республики Сербской, хотя и высказалась резко против составленных МКБЮ карт, условно приняла предложения Вэнса и Оуэна, дав Караджичу отмашку продолжать переговоры48. К тому же, как отмечали Вэнс и Оуэн, с появлением на переговорах Милошевича Караджич стал более сговорчив и по

49

крайней мере пошел на контакт49.

Начало переговоров практически совпало с инаугурацией новоизбранного президента США Билла Клинтона 20 января 1993 г., и Вашингтон вскоре стал проявлять повышенный интерес к югославскому кризису. МКБЮ было известно отрицательное отношение администрации Клинтона к плану Вэнса-Оуэна: она в него не верила и обвиняла сопредседателей МКБЮ в покрывании этнических чисток. Также, по мнению Оуэна, государственному секретарю США Уоррену Кристоферу не нравилось превалирование МКБЮ в вопросах мирного урегулирования в БиГ, и тем более Вашингтон не был готов поддержать «чужой» план военным путем, как это подразумевали сопредседатели50. Конфликт с администрацией Клинтона вошел в открытую фазу, когда У. Кристофер официально заявил о своих сомнениях касательно эффективности и возможности подписания плана Вэнса-Оуэна51.

46 Чосич Д. Заметки писателя... С. 223-227.

47 Там же. С. 230.

48 Srpske politicke elite. T. 1. S. 189.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

49 Owen D. Balkan Odyssey. P. 105.

50 Ibid. P. 184.

51 Ibid. P. 101.

С оглядкой на Вашингтон план не торопился подписывать и Алия Изетбегович, который надеялся выторговать для мусульман нечто большее, чем три национальные провинции. Как отмечает Д. Оуэн, это обстоятельство также обусловило позицию лидера боснийских сербов: отсутствие подписи Изетбеговича под планом избавляло Караджича от последних сомнений в необходимости отказа от него52.

США тем временем стали открыто навязывать свою позицию международным посредникам. 1 февраля сопредседатели МКБЮ провели закрытые переговоры с У. Кристофером, в ходе которых надеялись все же привлечь его на свою сторону, указав на очевидные, по их мнению, достоинства плана относительно обеспечения безопасности мирного населения и административного деления БиГ. В итоге государственный секретарь даже заявил Вэнсу и Оуэну, что «эта встреча просветила» его, обещав оказать поддержку плану и выразив желание работать вместе с МКБЮ. Однако уже через несколько часов в ходе пресс-конференции он фактически подтвердил свою прежнюю позицию, подчеркнув «неоднозначное» отношение к плану53. Попытка Вашингтона навязать свою игру прослеживалась и в ряде критических публикаций в американских СМИ. Так, The New York Times в своей статье от 4 февраля «США не будут заставлять мусульман принять план мирного урегулирования по Боснии» осветило прошедшую встречу Клинтона со своими советниками по национальной безопасности, на которой рассматривался вопрос об «альтернативных» вариантах мирного урегулирования, в том числе предполагающих активизацию роли США в переговорах и предложение ими более «приемлемой для мусульман инициативы»54.

Не желая вступать в открытый конфликт с администрацией Клинтона, сопредседатели МКБЮ пошли на некоторые территориальные уступки мусульманам в рамках мирного плана, которые, по их замыслу, могли бы вовлечь американцев в переговоры. Ключевые изменения касались упомянутого жизненно важного для сербов Посавинского коридора, который был значительно сужен. Также была расширена площадь мусульманских территорий в провинции Бихач55.

52 Ibid. P. 104.

53 Ibid. P. 107.

54 Friedman Th. L. U.S. will not push Muslims to accept Bosnia peace plan // The New York Times. 04 Feb 1993.

55 Owen D. Balkan Odyssey. P. 117.

Такие корректировки возымели эффект. Уже 10 февраля У. Кристофер объявил о принятии администрацией США новой стратегии в реализации плана Вэнса-Оуэна56. США объявили об отказе от «жесткого» подхода к мирному процессу, приветствовав план Вэнса и Оуэна, а также назначили своего посланника на переговоры. Так, создав определенный шумовой фон и угрожая сорвать переговоры, администрация США «вклинилась» в переговорный процесс.

Для обсуждения корректировки плана в духе американских предложений были назначены переговоры в Нью-Йорке. От сербской стороны на них присутствовали Р. Караджич и министр иностранных дел СРЮ В. Йованович. Как и ожидалось, новые корректировки плана вызвали негодование у лидера боснийских сербов, пожелавшего даже покинуть переговоры57. В связи с этим Д. Чосич поставил В. Йовано-вичу задачу любой ценой удержать Караджича в Нью-Йорке. Срыв этих переговоров по вине сербской стороны мог бы раскрутить новый маховик санкций, еще более жестких, чем те, под которыми уже находилась Союзная Республика Югославия.

Эта угроза была вполне реальной. Информацию о таких намерениях со стороны Совета Безопасности ООН подтверждал и М. Бу-латович, который нанес ряд деловых визитов в европейские страны с целью найти иной, кроме инициативы МКБЮ, выход для сербов58. Вывод Булатовича был однозначен: оперативного простора для югославской дипломатии на этом этапе не остается — европейские лидеры твердо поддерживают предложенный Вэнсом и Оуэном план59. Это же подтверждал и Оуэн, говоря о встрече министров иностранных дел ЕС в Брюсселе, проходившей 8 марта60.

Между тем сопредседатели МКБЮ предприняли важный тактический маневр, пригласив С. Милошевича в Париж на переговоры с участием президента Франции Франсуа Миттерана, опытного и авторитетного политика61. В ходе встречи президент Сербии обозначил позицию Югославии на текущем этапе: влияние Белграда на боснийских сербов весьма ограниченно. СРЮ может скоррек-

56 SciolinoE. CONFLICT IN THE BALKANS; U.S. Backs Bosnian Peace Plan, Dropping Threats to Use Force // The New York Times. 11 Feb. 1993.

57 Чосич Д. Заметки писателя. С. 274.

58 Там же. С. 276.

59 Там же. С. 277.

60 Owen D. Balkan Odyssey. P. 123.

61 Ibid.

тировать позицию Караджича по конституционным вопросам в рамках соглашения, способствовать прекращению огня, однако не имеет власти над боснийскими сербами при согласовании карты провинций. Более того, Милошевич заявил, что данная проблема является внутренней для Боснии и Герцеговины, и стороны должны решить ее между собой62. По всей видимости, он не столько уже традиционно «дистанцировался» от конфликта в БиГ, сколько пытался выторговать у Миттерана и сопредседателей МКБЮ реальные предложения, а не неоднократно озвученные угрозы ужесточения санкций и возможности бомбардировок. Уловив настроения своего собеседника, Миттеран обещал в случае, если президенту Сербии удастся убедить боснийских сербов подписать план, бороться за скорейшую отмену санкций. Как отмечал Д. Оуэн, после этого поведение С. Милошевича сразу же изменилось: получив конкретное предложение, он с большим интересом вернулся к вопросу обсуждения карты, подтвердив намерение оказать должное давление на Р. Караджича и вернуть его за стол переговоров в Нью-Йорке63.

Предложения Ф. Миттерана нашли отклик и в других европейских столицах. Как докладывал М. Булатович президенту СРЮ, некоторые страны ЕС, в частности Италия, также выразили готовность снять санкции с СРЮ, если Белграду удастся добиться согласия Караджича на предложения Вэнса и Оуэна. Аналогично Лондон, хотя и в более сдержанных тонах, говорил о возможности начала процесса отмены санкций64.

На фоне активного включения С. Милошевича в переговорный процесс в руководстве СРЮ вновь стали наблюдаться противоречия. Разногласия президента СРЮ и президента Сербии на этот раз касались ситуации на боснийско-югославской границе. С. Милошевич занял довольно жесткую позицию: Верховный Совет обороны, несмотря на сопротивление Д. Чосича, принял решение о закрытии въезда на территорию СРЮ для лидеров боснийских сербов65. Очевидно, С. Милошевич вел здесь свою игру, пытаясь создать для МКБЮ видимость серьезного давления на Р. Караджича. В то же время в вопросе принятия требований МКБЮ президент Сербии далеко заходить не хотел:

62 Ibid. P. 125.

63 Ibid. P. 126.

64 Чосич Д. Заметки писателя. С. 277.

65 Там же. С. 280.

на предложение Д. Чосича согласиться на международный контроль ООН над границей с Боснией С. Милошевич ответил отказом66.

Ситуация еще более осложнилась, когда 26 марта Р. Караджич вернулся из Нью-Йорка, отвергнув карты мусульман и американцев67. Стало очевидно, что югославское руководство и сопредседатели МКБЮ оказались в тупике. Пытаясь воспользоваться сложившейся ситуацией, президент Чосич в разговоре с Бруно Ботаи, генеральным секретарем Министерства иностранных дел Италии, вновь поднял тему создания в рамках Боснии и Герцеговины трехсоставной конфедерации68. Эту же идею Чосич высказал на заседании Европарламента 2 апреля — однако она так и не получила отражения ни в одном предложении МКБЮ и Европейского сообщества69.

Заявление председателя Совета Европейского сообщества А. Петерсена 4 апреля поставило югославскую дипломатию в еще более тяжелое положение. А. Петерсен выдвинул ультиматум: если сербы до 26 апреля не подпишут план Вэнса-Оуэна, СРЮ будет тотально изолирована70. На созванном вслед за этим заявлением очередном заседании руководства СРЮ и республик с лидерами РС Р. Караджич и его сподвижники дали понять, что они не отступятся. Уход с поста сопредседателя Конференции по бывшей Югославии С. Вэнса лишь подтвердил опасения президента СРЮ в том, что возможности разрешения конфликта путем переговоров постепенно исчерпываются71. В письме Оуэну Чосич просил его отказаться от ультиматумов, изменить свое критическое отношение к сербам, продолжить переговорный процесс в женевском формате, не рассматривая при этом решение боснийских сербов на нью-йоркском этапе переговоров как окончательное72. Советник Чосича С. Стоянович в частном разговоре заявил Оуэну, что, несмотря на освещаемую прессой риторику президента СРЮ и руководителей республик о недопустимости плана Вэнса-Оуэна, все трое готовы

" " 73

вести дальнейший диалог.

66 Там же. С. 281.

67 Там же. С. 285.

68 Там же.

69 Там же. С. 289.

70 Там же.

71 Там же. С. 291.

72 Там же. С. 294.

73 Ом>еп D. Ва1кап Odyssey. Р. 138.

На эти дипломатические шаги ответили и ближайшие партнеры Югославии, старавшиеся выступать в роли посредников. Так, премьер-министр Греции Мицотакис убеждал Чосича и Караджича принять план, пообещав договориться о коридоре шириной в 10 км между Семберией и Краиной74. Предложение о включении расширенного По-савинского коридора в карты мирного урегулирования могло убедить Караджича подписать план.

Переговоры К. Мицотакиса и Р. Караджича оказались безуспешными. Затем с похожим, но еще более «щедрым» предложением в Белград приезжал спецпредставитель президента Российской Федерации на Балканах, заместитель министра иностранных дел Виталий Чуркин. Российский дипломат предложил Караджичу и Чосичу пойти навстречу требованиям сербов о единой территории их общины в составе БиГ и определить последнюю как трехчленную федерацию. Государственная власть при этом должна была сохранять прежний формат правительства и президиума. Чосич в целом принял предложения В. Чуркина, Караджич в очередной раз выступил против75. Впоследствии большую часть этих предложений пришлось снять из-за противодействия Вашингтона; отодвинуть срок ультиматума ЕС и США тоже не получилось, однако удалось договориться о коридоре между Семберией и Краиной под охраной российских миротворческих сил. При этом В. Чуркин в частном разговоре отметил, что России из-за своего непростого положения на международной арене придется голосовать в Совбезе ООН за новые санкции, если боснийские сербы не примут план76. Но предлагаемое российской дипломатией решение было вновь отвергнуто Караджичем77.

С приближением срока ультиматума в риторике сил международного сообщества начали преобладать угрозы военной интервенции. 12 апреля 1993 г. авиация НАТО в своей первой на территории бывшей Югославии боевой миссии воспрепятствовала полетам боснийских сербов с аэродромов Баня-Луки78. Вслед за этим событием 17 апреля резолюцией Совета Безопасности ООН № 820 было подтверждено вступление в силу новых ограничительных мер против СРЮ в случае непринятия боснийскими сербами всех мирных предложений в рам-

74 Чосич Д. Заметки писателя. С. 295.

75 Там же. С. 302.

76 Там же. С. 307.

77 Owen D. Balkan Odyssey. P. 139.

78 Чосич Д. Заметки писателя. С. 302.

ках плана Вэнса-Оуэна до 26 апреля79. Очевидно, это должно было в очередной раз доказать серьезность намерений МКБЮ.

Руководство Югославии в связи с этими событиями созвало Совет по координации государственной политики. В ходе заседания Чосич выступил с резким осуждением руководства боснийских сербов. Президент СРЮ заявил, что политика Республики Сербской и Республики Сербской Краины противоречит интересам страны. Он резко раскритиковал начальника штаба и фактически командующего Войсками РС Ратко Младича, наступление которого на мусульманский анклав Сребреница стало причиной новых угроз со стороны международного сообщества80. Чосич сделал акцент на том, что сербский вопрос во внешней политике Югославии должен перестать быть государственным. Милошевич в ответном слове поддержал концепцию Чосича и, не осуждая боснийских сербов, призвал их принять план Вэнса и Оуэна. Однако в то же время он настаивал на отстранении СРЮ от принятия решения по картам, чтобы «своими руками не душить два миллиона сербов»81. Чосич поддержал его требование.

На последовавшем после этого узком заседании Совета Караджич заявил, что без одобрения Скупщиной план Вэнса-Оуэна он принять не может82. Как и ожидалось, Скупщина РС его отвергла83. На этом этапе, как видно, уже официально оформилось расхождение по вопросу принятия плана Вэнса-Оуэна между руководителями СРЮ и РС.

24 апреля прибывший в Белград Д. Оуэн представил югославской стороне «Временное соглашение». В ходе встречи с С. Милошевичем сопредседатель МКБЮ в рамках этого соглашения гарантировал ему наличие так называемого Посавинского коридора между Семберией и Краиной и демилитаризованной зоны по обе стороны от него84. Это решение уже было согласовано с Мате Бобаном и Алией Изетбегови-чем. Президент Сербии и президент СРЮ сочли подобную редакцию плана Вэнса-Оуэна вполне приемлемой85. В свою очередь, Р. Караджич

79 Резолюция Совета Безопасности ООН № 820. URL: https://undocs. org/ru/S/RES/820 (дата обращения: 11.03.2019).

80 Чосич Д. Заметки писателя. С. 315-316.

81 Там же. С. 321.

82 Там же. С. 325.

83 Там же. С. 332.

84 Owen D. Balkan Odyssey. P. 143.

85 Чосич Д. Заметки писателя. С. 330.

и председатель Народной скупщины РС М. Краишник «Временное соглашение» отклонили86, а немногим позже против проголосовала и сама Скупщина87.

Оуэн еще 22 апреля оговорил с премьер-министром Греции Ми-цотакисом возможность проведения в Афинах крупной встречи с участием всех враждующих сторон БиГ, лидеров Хорватии и Сербии, а также ключевых международных посредников88. Такие переговоры в Афинах были назначены на 1 мая. На них и должно было состояться подписание плана Вэнса и Оуэна.

По прибытии в Афины Милошевич сделал официальное заявление, согласно которому делегация от Югославии полностью принимала все предложения Вэнса и Оуэна89. Для того чтобы убедить Караджича подписать соглашение, президент Сербии говорил ему, что оно носит временный характер и вскоре будет пересмотрено, ведь план попросту нереализуем90. После тяжелейших 10-часовых переговоров подписание плана все же состоялось. Однако Караджич сделал серьезную оговорку: подпись будет действительна только в случае одобрения этого решения Скупщиной РС91.

Заседание Скупщины было назначено на 5 мая в Пале, временной военной столице боснийских сербов92. На него прибыли югославские лидеры Д. Чосич, С. Милошевич и М. Булатович, а также взявший на себя роль посредника К. Мицотакис. Президент СРЮ, продолжая линию Милошевича, попытался убедить депутатов Скупщины проголосовать за план, аргументируя это тем, что мусульманское государство в Европе не сможет долго просуществовать и план Вэнса-Оуэна является переходным этапом93. По словам Чосича, хотя условия мира и не являются идеальными, они «создают возможность достичь в мирных условиях того, чего не смогли достичь на поле боя, в окопах»94.

86 Там же. С. 331.

87 Там же. С. 332.

88 Owen D. Balkan Odyssey. P. 147.

89 The Death of Yugoslavia. BBC, 1995 // YouTube. 28.09.2012. URL: http:// www.youtube.com/watch?v=oODjsdLoSYo (accessed: 11.03.2019). [Выступление Милошевича перед журналистами в отеле Astir Palace Hotel].

90 Ibid.

91 Чосич Д. Заметки писателя. С. 337.

92 The Death of Yugoslavia. [Пятая часть фильма, переговоры в Пале].

93 Ibid. [Съемка выступления Д. Чосича в Пале].

94 Ibid.

Даже Караджич, подчеркнув, что план является «катастрофическим для боснийских сербов» из-за того, что почти половина сербского населения остается вне сербских кантонов, заявил, что обстоятельства вынуждают его поддерживать план, так как другого выхода для прекращения огня просто нет95. Какое-то время казалось, что депутаты колеблются: об этом говорило отсутствие какого-либо неодобрения или несогласия с их стороны по отношению к выдвинутым аргументам. Однако вскоре приехал запоздавший из-за камнепада Младич с военными картами. Он показал депутатам занятые силами боснийских сербов территории и сравнил их с теми, что предлагались им по плану Вэнса-Оуэна — более 30% территории пришлось бы отдать хорватам и мусульманам96. Его поддержал и известный экономист Райко Дукич97. После этого спикер Скупщины РС Момчило Краиш-ник объявил о начале закрытого заседания. В этот момент, по словам Оуэна, стало очевидно, что «план мертв»98. И действительно, Скупщина в очередной раз его отвергла. Немалую роль в исходе заседания сыграла прозванная «железной леди» Биляна Плавшич, вице-президент Республики Сербской. Она открыто заняла антимилошевичскую позицию, отказавшись даже поприветствовать президента Сербии во время официального приема99. Мнение Плавшич, обладавшей серьезным авторитетом в РС, а также доводы Младича и Дукича убедили Скупщину Республики Сербской проголосовать против плана. Несмотря на это, Караджич и Краишник поспешили заявить, что Скупщина не отказалась от плана, а лишь выставляет вопрос о его принятии на референдум100.

Но говорить о том, что план Вэнса-Оуэна не имеет будущего, позволял уже целый ряд обстоятельств. Во-первых, после пяти месяцев интенсивных переговоров все средства дипломатического давления на РС были фактически исчерпаны. Аргументы руководителей СРЮ, угрозы США отменить эмбарго на поставки оружия мусульманам101, дежурство самолетов НАТО в небе над Боснией — все это не заставило боснийских сербов изменить своего подхода к плану

95 Ibid. [Съемка выступления Р. Караджича в Пале].

96 Owen D. Balkan Odyssey. P. 155.

97 Srpske politicke elite. T. 2. S. 270.

98 The Death of Yugoslavia. [Интервью Оуэна телеканалу BBC].

99 Srpske politicke elite. T. 2. S. 272.

100 Owen D. Balkan Odyssey. P. 155.

101 Гуськова Е. Ю. История. С. 371.

Вэнса и Оуэна, который они считали для себя дискриминационным. Во-вторых, созванная 1 мая 1993 г. конференция в Афинах должна была стать финальным этапом в переговорах благодаря долгожданной подписи Караджича. Однако события в Пале показали ее ничтожную значимость, поскольку Караджич делегировал принятие решения Скупщине РС. Наконец, решение Скупщины РС об отклонении плана было подкреплено народным референдумом 15-16 мая, когда 96% голосовавших (явка составила 92% населения подконтрольной сербам части БиГ) высказались против102.

Реакция Чосича и Милошевича на эти события была довольно жесткой. Милошевич после заседания Скупщины РС не дал прессе никаких комментариев, сразу покинув Пале. В телефонном разговоре с Оуэном на обратной дороге в Белград он всю вину за провал голосования в Скупщине возложил, что интересно, не на Караджича, а на Краишника и Младича. Чосич же после голосования вышел к прессе с заявлением, что его результаты являются «худшим и наиболее фатальным из возможных решением». В своей риторике он возлагал основную вину на президента РС Радована Караджича, а уже вслед за ним на Краишника, Младича и недалеких, по его мнению, членов

Скупщины103.

Пытаясь предотвратить исполнение угроз западных держав о дополнительных санкциях и бомбежках, руководство СРЮ через председателя союзного правительства Р. Контича отправило письма Генеральному секретарю ООН, сопредседателям МКБЮ и премьер-министрам стран-членов СБ ООН с просьбой продолжить переговоры по боснийской проблеме и не инициировать военную интервенцию. Более того, правительство СРЮ, как и обещало, объявило о прекращении любой, кроме гуманитарной, помощи сербам Боснии104. Все это заставило план «прожить» до конца мая, когда США и Россия выступили с так называемым «Планом Контактной

группы»105.

Подводя итоги, стоит подчеркнуть следующее. Несмотря на фактический провал переговоров по плану мирного урегулирования Вэнса-Оуэна, руководство СРЮ и МКБЮ в 1992-1993 гг. смогло наладить прямое взаимодействие друг с другом не только на официаль-

102 Там же. С. 372.

103 Owen D. Balkan Odyssey. P. 155.

104 Гуськова Е. Ю. История. С. 373

105 Owen D. Balkan Odyssey. P. 168.

ном, но и на личном уровне. На первом этапе переговоров, в августе 1992 г. — январе 1993 г., ключевой фигурой переговоров с Югославией для сопредседателей Конференции оставался Д. Чосич. Однако после президентских выборов в Сербии, убедительную победу на которых одержал С. Милошевич, и смещения с поста премьер-министра СРЮ М. Панича политический вес «отца нации» потерпел серьезный урон. В результате на втором этапе, в январе — апреле 1993 г., главную роль в переговорах играл уже С. Милошевич. Сопредседателям Конференции удалось найти к нему определенный подход, распознав в Милошевиче прагматичного политика, нацеленного на достижение результата и готового к компромиссам. Руководством же Югославии МКБЮ рассматривалась как авторитетная международная организация, которая могла бы способствовать достижению ключевой цели внешней политики СРЮ — снятию санкций.

В период переговоров также наблюдалась явная потеря Белградом контроля над руководством боснийских сербов в связи с ослаблением позиций Чосича и несогласием с официальной линией СРЮ по мирному плану. МКБЮ, в свою очередь, не получала поддержки со стороны важных мировых игроков, прежде всего США. Конференция оказывала давление на Белград и Пале, постоянно угрожая им бомбардировками, однако она не обладала реальными средствами принуждения. Руководство и Скупщина РС, видимо, не были готовы им поверить. Поддавшийся на угрозы президент СРЮ Д. Чосич, публично поддержав провалившийся план, окончательно лишился политического авторитета, чем не преминул воспользоваться С. Милошевич, сместив его с поста в июне 1993 г.106

Будучи недостаточно весомой организацией на международной арене и ввиду политической несостоятельности Белграда, Конференция не была готова учесть интересы Югославии в переговорном процессе, не говоря уже об интересах боснийских сербов. При этом для Белграда, помимо снятия санкций, было важно продвинуть идею организации Боснии и Герцеговины на основе трехчленной конфедерации. Не раз озвученная, эта идея на данном этапе не нашла поддержки МКБЮ, хотя в дальнейшем, как известно, легла в основу следующих планов мирного урегулирования и, в видоизмененном формате, даже в Дейтонское мирное соглашение.

106 М. Р. 178.

Источники и литература

Булатович Л. Генерал Младич — военный преступник? М.: Славянская летопись, 1998. 339 с.

ГуськоваЕ. Ю. История Югославского кризиса (1990-2000). М.: Русское право, 2001. 714 с.

Никифоров К. В. Между Кремлем и Республикой Сербской (Боснийский кризис: завершающий этап). М.: Институт славяноведения РАН, 1999. 262 с.

Резолюция Совета Безопасности ООН № 820. URL: https://undocs.org/ ru/S/RES/820 (дата обращения: 11.03.2019).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Чосич Д. Заметки писателя и президента СР Югославии 1992-1993 / Пер. с серб. И. Чароты. Сергиев Посад: ВДВ-Пак, 2012.

Энгельгардт Г. Н. Республика Сербская по Дейтонским соглашениям // Славяноведение. 1997. № 3. С. 76-84.

Brendan S. Unfinest Hour: Britain and the Destruction of Bosnia. London: Allen Lane, 2001. 350 p.

Bulatovic M. Pravila cutanja. Nis: Zograf, 2004. 349 str.

Duro Z. Dr Radovan Karadzic: fanatik srpske ideje. Beograd: Dosije, 2008. 272 str.

Friedman Th. L. U.S. will not push Muslims to accept Bosnia peace plan // The New York Times. 04 Feb 1993.

Glenny M. The Fall of Yugoslavia. New York: Penguin Books, 1996. 336 p.

International Conference on the Former Yugoslavia (ICFY) // United Nations Archives. URL: https://search.archives.un.org/international-conference-on-former-yugoslavia-icfy (accessed: 15.04.2019).

Kovacevic T. Amerika i raspad Jugoslavije. Beograd: Filip Visnjic, 2007. 448 str.

Kovanje antijugoslovenske zavere. Knj. 1-2 / Ur. i prir. Biserko S. Beograd: Helsinski odbor za ljudska prava u Srbiji, 2006. 1548 str.

Owen D. Balkan Odyssey. New York: Harcourt, 1997. 389 p.

Sciolino E. CONFLICT IN THE BALKANS; U.S. Backs Bosnian Peace Plan, Dropping Threats to Use Force // The New York Times. 11 Feb 1993.

Sell L. Slobodan Milosevic and the Destruction of Yugoslavia. Durham, NC: Duke University Press Books, 2002. 432 p.

Silber L. Yugoslavia: Death of a Nation. New York: Penguin Books, 1997. 416 p.

Srpske politicke elite i Vens — Ovenov plan / Prir. V. Petrovic. Beograd: Institut za savremenu istoriju, 2010. T. 1. 290 str.

Srpske politicke elite i Vens — Ovenov plan / Prir. V. Petrovic. Beograd: Institut za savremenu istoriju, 2011. T. 2. 301 str.

The Death of Yugoslavia. BBC, 1995 // YouTube. 28.09.2012. URL: http:// www.youtube.com/watch?v=oODjsdLoSYo (accessed: 11.03.2019).

References

Bulatovich, L. GeneralMladich voennyjprestupnik? Moscow: Slavyanskaya letopis', 1998, 339 p.

Gus'kova, E. Yu. Istoriya YUgoslavskogo krizisa (1990-2000). Moscow: Russkoe pravo, 2001, 714 p.

Nikiforov, K. V. Mezhdu Kremlem i Respublikoj Serbskoj (Bosnijskij krizis: za-vershayushchij etap). Moscow: Institut slavyanovedeniya RAN, 1999, 262 p.

Chosich, D. Zametkipisatelya iprezidenta SR Yugoslavii 1992-1993; per. s serb. I. Charoty. Sergiev Posad: VDV-Pak, 2012.

Engel'gardt, G. N. Respublika Serbskaya po Dejtonskim soglasheniyam. Slavya-novedenie, 1997, no 3, p. 76-84.

Brendan, S. Unfinest Hour: Britain and the Destruction of Bosnia. London: Allen Lane, 2001, 350 p.

Bulatovic, M. Pravila cutanja. Nis: Zograf, 2004, 349 p.

Buro, Z. Dr Radovan Karadzic: fanatik srpske ideje. Beograd: Dosije, 2008, 272 p.

Friedman, Th. L. "U.S. will not push Muslims to accept Bosnia peace plan". The New York Times. 03 Feb 1993.

Glenny, M. The Fall of Yugoslavia. New York: Penguin Books, 1996, 336 p.

International Conference on the Former Yugoslavia (ICFY). United Nations Archives. URL: https://search.archives.un.org/international-conference-on-former-yugoslavia-icfy (accessed: 15.04.2019).

Kovacevic, T. Amerika I raspad Jugoslavije. Beograd: Filip Visnjic, 2007, 448 p.

Kovanje antijugoslovenske zavere. Knj. 1-2; ur. i prir. Biserko S. Beograd: Helsinski odbor za ljudska prava u Srbiji, 2006. 1548 str.

Owen, D. Balkan Odyssey. New York: Harcourt, 1997, 389 p.

Sciolino, E. "CONFLICT IN THE BALKANS; U.S. Backs Bosnian Peace Plan, Dropping Threats to Use Force". The New York Times. 11 Feb 1993.

Sell L. Slobodan Milosevic and the Destruction of Yugoslavia. Durham, NC: Duke University Press Books, 2002, 432 p.

Silber, L. Yugoslavia: Death of a Nation. New York: Penguin Books, 1997, 416 p.

Srpske politicke elite i Vens — Ovenov plan; prir. V. Petrovic. Beograd: Institut za savremenu istoriju, 2010. Vol. 1. 290 str.

Srpske politicke elite i Vens — Ovenov plan; prir. V. Petrovic. Beograd: Institut za savremenu istoriju, 2011. Vol. 2. 301 str.

The Death of Yugoslavia. BBC, 1995. YouTube. 28.09.2012. URL: http://www. youtube.com/watch?v=oODjsdLoSYo (accessed: 11.03.2019).

UN Security Council Resolution No 820. URL: https://undocs.org/ru/S/RES/820 (accessed: 11.03.2019).

Yakov N. Smirnov

Institute of Slavic Studies, Russian Academy of Sciences (Moscow, Russia)

The cooperation of the FRY and the ICFY in 1992-1993 in the context of the negotiations on the Vance-Owen peace plan

The article covers the process of interaction between Yugoslavia and the International Conference on the Former Yugoslavia in the framework of the negotiations on the Vance-Owen plan. The key task of the FRY during this period was lifting of international sanctions, which undermined the country's economics and international relations. In pursuit of this goal, the Serbian President S. Milosevic, who actually led Yugoslavia, introduced compromise figures to the FRY leadership. Those were the famous writer D. Cosic, who took over as president of the country, and an American businessman of Serbian descent M. Panic, who became prime minister. Their presence was to contribute to the successful outcome of Belgrade's negotiations with the ICFY and other actors in the international community. In this vein, the main attention is paid to the aspect of building relations between the leaders of the FRY D. Cosic and S. Milosevic, on the one hand, and the ICFY co-chairs D. Owen and S. Vance, on the other. During lengthy negotiations, their positions around a peace plan for a settlement in Bosnia and Herzegovina gradually became closer. This, however, did not save the plan from failure, due to the fact that a significant part of the Bosnian Serb leadership opposed it. Nevertheless, the established contact between Belgrade and the ICFY allowed the parties to find mutual understanding in the course of further negotiations.

Keywords: the Vance-Owen plan, the dissolution of Yugoslavia, war in Bosnia and Herzegovina in 1992-1995, the International Conference on the Former Yugoslavia, Slobodan Milosevic.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.