Научная статья на тему 'София Премудрость Божия как совокупность и полнота всех божественных и тварных эйдосов'

София Премудрость Божия как совокупность и полнота всех божественных и тварных эйдосов Текст научной статьи по специальности «Философия»

CC BY
82
9
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
СОФИЯ ПРЕМУДРОСТЬ БОЖЬЯ / ЭЙДОС / ПЕРВООБРАЗ / СОФИОЛОГИЯ / ВСЕЕДИНСТВО В.С. СОЛОВЬЕВА "КНИГА СКОРБНЫХ ПЕСНОПЕНИЙ" ГРИГОРА НАРЕКАЦИ / СОФИОЛОГИЯ С.Н. БУЛГАКОВА

Аннотация научной статьи по философии, автор научной работы — Хачатрян Мастегра Владимировна

Предлагается исследование одной из ключевых тем русской софиологии, в которой рассматривается онтологический аспект софиологических воззрений на Софию Премудрость Божию как личность, содержащую полноту и целостность всех небесных Божественных и земных тварных эйдосов всей твари и всего творения Божьего. В целях выявления источников философско-богословского учения о Софии Премудрости Божьей как совокупности первообразов всего творения Божия. На междисциплинарном философско-богословском уровне производится сравнительный анализ идей о Софии в трудах русских софиологов, в текстах Священного Писания и в труде древнеармянского философа Х века Григора Нарекаци «Книга скорбных песнопений». Наибольшее внимание уделено софиологическим умозрениям протоиерея Сергия Булгакова, учение которого о Софии Божественной и Тварной достигло наибольшей степени доктринальной разработанности в его поздней работе «Большая трилогия». Ввиду обширности данной темы, раскрывается лишь несколько аспектов философско-богословской софиологической концепции Софии как совокупности эйдосов творения Божия, как соучастницы в сотворении мира, как посредницы между Богом и человечеством, как матери всего вне Бога сущего. Показано, что, несмотря на разницу почти в 1000 лет и малую вероятность подробного ознакомления русских софиологов с трудом Григора Нарекаци, эти идеи в указанных аспектах оказываются созвучны ввиду наличия единого источника софийных идей Библии и действия одного Божественного откровения. Основные выводы исследования, а также введение в научный оборот нового софиологического источника «Книга скорбных песнопений» обозначают новое направление в софиологическом философско-богословском дискурсе, который и доныне вызывает интерес у многих исследователей русской религиозной философии.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «София Премудрость Божия как совокупность и полнота всех божественных и тварных эйдосов»

УДК 11:27-1 ББК 87.3(2)522-685

СОФИЯ ПРЕМУДРОСТЬ БОЖИЯ КАК СОВОКУПНОСТЬ И ПОЛНОТА ВСЕХ БОЖЕСТВЕННЫХ И ТВАРНЫХ ЭЙДОСОВ

М.В. ХАЧАТРЯН

Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова Ленинские горы, д. 1, г. Москва, 119991, Российская Федерация E-mail: Mastegra88@yandex.ru

Предлагается исследование одной из ключевых тем русской софиологии, в которой рассматривается онтологический аспект софиологических воззрений на Софию Премудрость Бо-жию как личность, содержащую полноту и целостность всех небесных Божественных и земных тварных эйдосов всей твари и всего творения Божьего. В целях выявления источников фи-лософско-богословского учения о Софии Премудрости Божьей как совокупности первообразов всего творения Божия. На междисциплинарном философско-богословском уровне производится сравнительный анализ идей о Софии в трудах русских софиологов, в текстах Священного Писания и в труде древнеармянского философа Х века Григора Нарекаци «Книга скорбных песнопений». Наибольшее внимание уделено софиологическим умозрениям протоиерея Сергия Булгакова, учение которого о Софии Божественной и Тварной достигло наибольшей степени доктриналь-ной разработанности в его поздней работе «Большая трилогия». Ввиду обширности данной темы, раскрывается лишь несколько аспектов философско-богословской софиологической концепции - Софии как совокупности эйдосов творения Божия, как соучастницы в сотворении мира, как посредницы между Богом и человечеством, как матери всего вне Бога сущего. Показано, что, несмотря на разницу почти в 1000 лет и малую вероятность подробного ознакомления русских софиологов с трудом Григора Нарекаци, эти идеи в указанных аспектах оказываются созвучны ввиду наличия единого источника софийных идей Библии и действия одного Божественного откровения. Основные выводы исследования, а также введение в научный оборот нового софиологического источника «Книга скорбных песнопений» обозначают новое направление в софиологическом философско-богословском дискурсе, который и доныне вызывает интерес у многих исследователей русской религиозной философии.

Ключевые слова: София Премудрость Божья, эйдос, первообраз, софиология, всеединство В.С. Соловьева «Книга скорбных песнопений» Григора Нарекаци, софиология С.Н. Булгакова.

SOPHIA THE WISDOM OF GOD AS THE WHOLENESS AND FULLNESS OF ALL DIVINE AND CREATURELY EIDOSES

M.V. KHACHATRYAN

M.V. Lomonosov Moscow State University, 1, Leninskie Gory, Moscow, 119991, Russian Federation, E-mail: Mastegra88@yandex.ru

This article is devoted to the study of one of the key subjects of Russian sophiology, which deals with the ontological aspect of sophiological worldview considering Sophia the Wisdom of God, as a personality, comprising the fullness and integrity of all of Heavenly Divine and Earthly Creaturely ei-doses of all creatures and God's whole creation. For this purpose, the author makes a comparative analysis of the ideas about Sophia in the writings ofRussian sophiologists, in the Holy Scriptures and in the book by the ancient Armenian philosopher of the 10th century Gregory of Narek - "The Book of

Lamentations" - on an interdisciplinary philosophical and theological level in order to find the true and genuine roots of the doctrine of Sophia, the Wisdom of God, as the one containing the whole set of prototypes of all God's creation. In the article, the biggest attention is paid to the sophiological considerations of Archpriest Sergei Bulgakov, whose teaching about Divine and Creaturely Sophia reached the greatest degree of doctrinal elaboration in his late "Great Trilogy". Given the vastness of the topic, the article reveals only a few aspects of the philosophical and theological concept of Sophia as the wholeness of eidoses or forms of God's creation - as an accomplice of the world creation, as a Mediatrix between God and humanity, as the Mother of all beyond the Lord I Am. It is shown that despite the time difference of almost 1000 years and low probability of detailed acquaintance of the Russian sophiolo-gists with Gregory of Narek's work, these ideas turn out to be concordant in the previously mentioned aspects due to the same foundation of their Sophia concepts - the Bible and the impact of the same divine revelation. The main conclusions of the study as well as the introduction of the new sophiological source - "The Book of Lamentations" - into scientific use open a new direction in the sophiological philosophical and theological discourse, which has been of interest to many researchers of Russian religious philosophy so far.

Key words: Sophia Wisdom of God, eidos, prototype, sophiology, V.S. Solovyov's All-Unity, , Gregory of Narek's "Book of Lamentations", S.N. Bulgakov's sophiology.

В Премудрости Бог сотворил небо и землю

Бытие 1:1 (арамейск.) В начале, т. е. в Софии, через Софию, на основании Софии, Софиею сотворил Бог... небо и землю.

С.Н. Булгаков София не Бог, но - в ней нет ничего, кроме Бога.

А. Ф. Лосев

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Тема предлагаемого исследования непосредственно связана с исследованием актуальной философско-богословской концепции креационизма - сотворения всего мира Единым Богом Творцом. Происхождение мира есть извечная и актуальная религиозно-философская проблема, представляющая собой один из важнейших онтологических вопросов, затронутых в той или иной степени многими философами и богословами. О сотворении мира подробно и последовательно написано пророком и Божьим избранником Моисеем Духом Божиим в первой главе книги Бытия почти за 1500 лет до рождения Христа. Описание Моисеем процесса сотворения мира хронологически намного опережает время жизни философов и написания их трудов, в которых они старались познать истину о сотворении мира. Посему на земле нет более авторитетной книги, чем Библия, через которую можно познать истинное основание сотворения мира и иметь точные сведения, что делал Бог в начале пути Своего. Более того, Библия содержит информации о сотворении не только этого мира, но и изначально первичного совершенного мира, описанного премудрым Соломоном в Притч. 8:22-31, когда Премудрость «была радостью всякий день, веселясь пред лицем Его во все время». Библия также содержит информацию, что этот падший мир, о котором говорит апостол Павел в 1Кор. 15:51-54, должен быть всеобще преображён, и, более того, Бог должен сотворить всё новое: Новое Небо и Новую землю (Откр. 21:5).

О метафизическом основании всего сущего творения говорил и Платон (429-347 гг. до Р.Х.). Его концепция существования идеального бытия, т.е. бы-

тия духовных эйдосов, и неидеального, т.е. несовершенного бытия материального мира, являющегося лишь слабым отражением этих эйдосов, определила место Платона в истории философии как основателя объективного идеализма. В русской религиозной философии концепция существования извечных эйдосов бытия неразрывно связана с идеей Софии Премудрости Божьей как личности, содержащей совокупность первообразов, т.е. эйдосов всего Божественного и тварного мира. Кроме того, для русских софиологов Священное Писание, дающее ответы на многие онтологические вопросы происхождения земли и жизни на ней, обладало, несомненно, высоким авторитетом и оказало огромное влияние на их миросозерцание. Возникает вопрос: можно ли утверждать, что корни идей об эйдосах и первообразах в Софии являются библейскими и действительно ли они существуют в богословской онтологической парадигме? Для выявления образа Софии как совокупности и полноты эйдосов творения необходимо проанализировать и сопоставить дефиниции русских софиологов с библейскими дефинициями и с дефинициями Григора Нарекаци, древнеармян-ского философа-богослова Х века, который так же, как и русские софиологи в своих трудах, глубоко рассматривает образ Софии Премудрости Божьей в своем основном труде «Книга скорбных песнопений». Такой сравнительный анализ совершается впервые в истории русской софиологии. Он оправдан в силу обнаруженной автором общности софиологических идей русских софиологов и Григора Нарекаци, хотя их разделяет почти 1000 лет, а полный научный перевод книги Григора Нарекаци с древнеармянского на русский язык был впервые совершен и опубликован в 1988 году в Москве.

София Премудрость - «Хохма», «решит», «глава», «начало», «основание»

Известный исследователь русской софиологии XX века С.С. Аверинцев в своей статье «Премудрость в Ветхом Завете» (1994 г.) отмечает, что в книге Бытие 1:1 «В Начале сотворил Бог небо и землю» в Таргуме Иерушальми - в древнем переводе Торы на арамейский язык, слово «В Начале...» заменено словом «В Премудрости (ЬеИ о кИш а И), Бе-Хохма, сотворил Бог небо и землю» (курсив наш. - М.Х.) [1, с. 35].

В.С. Соловьев в своей книге «Россия и Вселенская церковь», опубликованной в Париже на французском языке в 1889 г., для истолкования образа Софии обращается к еврейскому оригиналу ветхозаветного стиха Быт. 1:1 «В Начале (женск. р) сотворил Бог небеса и землю» - «Берешит бара Элохим эт гашамайим вээт гаарэц». Он сравнивает его с монологом Софии Премудрости Божьей, («Хохмы» в книги Притчей Соломона в стихе 8:22) «Господь имел меня началом пути Своего», который также приводится В.С. Соловьёвым в его еврейском оригинале и толкуется так: «"Ягвэ канани решит дарко" - Иегова обладал мною, как основанием (женск. род) пути Своего. Таким образом, вечная Премудрость и есть решит, женское начало, или глава всякого существования, как и Иегова, Ягве Элохим, Триединый Бог есть рош, его активное начало или глава» [2, с. 342].

B.С. Соловьев, обобщая эти два библейских стиха, видит в них аналогичное повествование и отмечает, что «согласно книге Бытия, Бог создал небо и землю в этой решит, в Своей существенной Премудрости»1. Являясь всеединством всего в Боге, София Премудрость Божья становится звеном, объединяющим Бога и всё то, что получило внебожественное бытие. По В.С. Соловьеву, истинная первопричина творения есть София, в которой Бог создал небо и землю. Вслед за Соловьевым, спустя 24 года, Е.Н Трубецкой в своей публичной лекции «Национальный вопрос. Константинополь и Святая София» (1913 г.) представляет Софию Премудрость как «мир вечных идей или первообразов, которые были положены Богом в основу творения»2, тем самым подтверждая идеи В.С. Соловьева о Софии, представленные в труде «Россия и Вселенская Церковь» (1889 г.). В подтверждение умозаключения В.С. Соловьева о том, что София есть решит, т.е. глава, в которой Бог сотворил небо и землю, можно привести слова ап. Павла из послания к Ефесянам: «Бог... открыв нам тайну Своей воли по Своему благоволению, которое Он прежде положил в Нем, в устроении полноты времён, дабы всё небесное и земное соединить под главою Христом» (Ефс.1:3,9,10).

Интерпретация С.Н. Булгаковым текстов Библии Быт. 1:1 и Притч. 8:22 в труде «Свет Невечерний» (1917 г.) аналогична толкованию В.С. Соловьева.

C.Н. Булгаков также проводит сравнительный анализ как вышеотмеченных стихов Быт.1:1 и Притч. 8:22, так и Ин. 1:1. Он особо отмечает, что слово «началом» в стихе Притч. 8:22 «Господь имел меня началом пути Своего» есть то же самое слово «в начале», что и в Быт. 1:1 «В начале, в Премудрости, Бог сотворил небо и землю» (арамейский перевод), с которого начинается книга Бытие, свидетельствующая о сотворении мира «с величественной архаической лапидарностью»3. Сопоставляя стихи Быт. 1:1 и Ин. 1:1 «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог», С.Н. Булгаков утверждает, что «это начало, приемлющее в себя Слово, а в Нём и с Ним дары триипостасного Божества, является вместе с тем основой, в которой зачинается творение, оно и является, по Платону, "вечным образцом" творения»4. Мыслитель замечает, что во всех этих стихах содержится одно и то же слово «в начале», и это, по его мнению, означает, что Бог говорит об одной и той же личности - Софии Премудрости Божьей - как о начале. Для С.Н. Булгакова формулировка «В начале.» в своем первичном значении понимается как «в мире умопостигаемом и софийном», и неудивительно, что в вышеперечисленных текстах Библии философ видит поразительное сходство с платоновским учением о вечных эйдосах творения.

В результате анализа библейских текстов С.Н. Булгаков интерпретирует

1 См.: Соловьев В.С. Россия и Вселенская церковь / пер. с фр. Г.А. Рачинского. М.: ТПО «Фабула» (репринт с издания А. И. Мамонтова, М., 1911), 1991. С. 342 [2].

2 См.: Трубецкой Е.Н. Национальный вопрос, Константинополь и святая София: (Публичная лекция). Изд. 2-е. М.: Тип. т-ва И.Д. Сытина, 1915. С. 6 [3].

3 См.: Булгаков С.Н. Утешитель. О Богочеловечестве / Булгаков С.Н. Ч. II. Таллинн: Эстония, 1936. С. 222 [4].

4 См.: Булгаков С.Н. Свет Невечерний. С. 219 [5].

иудео-христианскую идею о сотворении мира: «В начале, т.е. в Софии, через Софию, на основании Софии, Софиею, сотворил Бог актом неизреченного и непостижимого во всемудрости и всемогуществе творчества... небо и землю»5. В этом умозрении С.Н. Булгакова проявляется оригинальность его софиологии, средоточием которой является идея существования Божественной и Тварной Софии, которые, по видению С.Н. Булгакова, должны непременно воссоединиться и привести всё творение Бога к ософиению и обожению.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

София - совокупность первообразов грядущего мира

Необходимо отметить, что идеи о сотворении мира в Премудрости Божьей выдвигались в период ранней патристики. Известный своим оригинальным мышлением александрийский христианский философ-богослов III века Ориген (184-253) в книге «О Началах», написанной в 220 году, выдвинул определение о предсотворенности мира в Премудрости: «Итак, должно веровать, что Премудрость рождена вне всякого начала... В этой самой ипостаси Премудрости находилась вся сила и предначертание будущего творения - и того, что существует с самого начала мира, и того, что происходит впоследствии; все это было предначертано и расположено в Премудрости силою предвидения. Ввиду этих-то творений, которые были как бы предуказаны и предначертаны в Самой Премудрости, Премудрость и говорит чрез Соломона о Себе Самой, что Она сотворена началом путей Божьих или, что то же, - содержит в Себе начала, или формы, или виды всего творения» [6, с. 39, 40]. О силе Софии говорит и основоположник русской софиологии В.С. Соловьев: «Она владеет скрытой мощью всего, сама же во владении Бога, и притом трояким образом»6. Тайна мощи Софии троекратна, ибо состоит в её триединстве со Святой Троицей.

Идея о существовании первообразов творения в Премудрости высказывалась и отцом церкви Григорием Богословом (329-390). С.Н. Булгаков в труде «Невеста Агнца», вновь обращаясь к вопросу, который неоднократно рассматривался в патристике: «Что делал Бог до сотворения мира?», приводит ответ Григория Богослова: «Бог созерцал Свою собственную Премудрость как совокупность первообразов грядущего мира» [7, с. 84]. П.А. Флоренский приводит высказывание главного противника арианства Афанасия Великого (296-373): «...источная Премудрость есть творящая и зиждительная, а отпечаток Её внедряется в дела, как образ образа»7. Отец Павел, исходя из этого определения, делает свой вывод о том, что образ Премудрости является «пре -мирным ипо-стасным собранием божественных первообразов сущего»8.

5 См.: Булгаков С.Н. Свет Невечерний. С. 239.

6 См.: Соловьев В.С. Россия и Вселенская церковь / пер. с фр. Г.А. Рачинского. С. 322.

7 См.: Афанасий Александрийский. На Ариан слово второе // Афанасий Александрийский. Творения: в 4 т. Т. 2. М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 366 [8].

8 См.: Флоренский П.А. Столп и утверждение Истины // Флоренский П.А. Собр. соч. в 2 т. Т. 1. М.: Путь, 1914. С. 348 [9].

София - соучастница сотворения мира с ипостасями Святой Троицы

Для софиологии стержневым библейским текстом является известная речь Софии Премудрости, её аутомартирия (auтоцapтupía), т.е. её самосвидетельство, описанное в книге Притч Соломона: «Господь имел меня началом пути Своего, прежде созданий Своих, искони; от века я помазана, от начала, прежде бытия земли. Я родилась, когда еще не существовали бездны... когда еще Он не сотворил ни земли, ни полей, ни начальных пылинок вселенной» (Притч. 8:22-26). Примечательно, что именно этот фрагмент ветхозаветного текста указывает на то, что София Премудрость была при Боге Творце еще до сотворения мира и имела своё непосредственное участие в сотворении мира совместно с ипостасями Святой Троицы, что и подтверждается последующими текстами Священного Писания:

Об участии Бога Отца в сотворении мира написано пророком Моисеем в книге Бытия: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему., мужчину и женщину сотворил их» (Быт.1:26,27). В данном стихе уже с первых строк Библии прямо указывается, что Бог сотворил все творение не один.

Об участии Иисуса Христа как Сына Божьего и как Сына Человеческого, а также Слова Божьего - Логоса, воплотившегося во Христе, в сотворении мира написано ап. Павлом в послании к Колоссянам: «Ибо Им, Иисусом Христом, создано всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, - всё Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и всё Им стоит» (Кол.1:16,17). Необходимо заметить, что если написано, что все создано Иисусом Христом, то это не значит, что то же творение не создано Богом Отцом, Духом Святым и Софией Премудростью Божьей. И если о Премудрости говорится в книге Притчей Соломона (Притч. 8:22), что ею создано творение, это не значит, что оно не создано и Иисусом Христом, «Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари» (Кол. 1:15).

Об участии Духа Святого в сотворении мира написано Соломоном в книге Премудрости Соломона: «Даруй мне приседящую престолу Твоему Премудрость .которая знает дела Твои и присуща была, когда Ты творил мир . ниспошли её от святых небес и от престола славы Твоей .ибо она всё знает и разумеет.» (Прем.Сол.9:4-11). А также написано, что перед сотворением мира «Дух Божий носился над водой» (Быт.1:2).

Об участии Софии Премудрости Божьей в сотворении мира, написано Соломоном в книге Притчей: «.когда Бог полагал основания земли: тогда я, Премудрость, была при Нем художницею, и была радостью всякий день, веселясь пред лицом Его во всё время, веселясь на земном кругу Его, и радость моя была с сынами человеческими» (Притч. 8:29-31). В арамейском переводе Книги Бытия написано: «В Премудрости сотворил Бог небо и землю» (Быт.1:1).

В книге Притчей 8:30 Премудрость Божия в разных переводах представляется по-разному: в синодальном переводе как «художница», в греческом -

«управительница», на иврите - «строительница». Она от искони, заключая в себе все первообразы творений, проявлялась в процессе сотворения неба и земли в этих образах. Итак, София Премудрость наравне с ипостасями Пресвятой Троицы является соучастницей в сотворении всего тварного мира. На основании вышеприведенных библейских стихов становится очевидным, что в сотворении неба, земли и всего, что наполняет их, участвовали Бог Отец Саваоф, Дух Святой, Слово Божие, воплотившееся в Иисусе Христе, и Премудрость Божья София как отдельные Божественные личности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С.Н. Булгаков в единой Софии Премудрости Божьей различал и дифференцировал Софию Божественную и Софию Тварную. Первую он назвал «Софией небесной», содержащей небесные эйдосы, а вторую - «Софией земной», содержащей земные первообразы всех тварей и всего творения Божия. По С.Н. Булгакову, «акт творения мира осуществляется созданием в Начале неба и земли, образованием в Софии двух центров»9. Слово, написанное Моисеем в Быт. 1:1, для С.Н. Булгакова является свидетельством о предсотворении мира, за которым следует творение в Шестодневе. В своих поздних трудах, в книгах большой трилогии «О Богочеловечестве» (1933-1939 гг.), С.Н. Булгаков, продолжая различать два образа Премудрости - Божественную Софию и Тварную Софию, утверждал, что в Софии Божественной заключается «предсотворение мира» и первое «предварительное и изначальное» творение10. Тем самым философ утверждает, что само творение в своем изначальном и еще неявном и совершенном виде было заключено в Премудрости от веков. Развивая данную концепцию, С.Н. Булгаков рассматривает Софию Божественную как «совокупность Божественных идей» - небесных эйдосов, она содержит в себе Божественные идеи мира, выступает как идея идей и предвечный «проект мира»11. София Божественная предстает как небесная Божественная основа Софии Тварной. В этом смысле София Божественная есть «единый абсолютный Божественный мир» и всеединство духовного и тварного начала12. Конкретизируя данную идею С.Н. Булгакова о Софии, современный исследователь софиоло-гии Г.Ф. Гараева делает следующее обобщение: «София - это идея Бога в самом Боге. София - это организм идей»13.

В труде «Невеста Агнца» (1939 г.) С.Н. Булгаков отмечает, что Божественное предназначение и предопределение Бога о творении мира осуществляется «приданием Софии Божественной образа Тварной»14. В этом смысле

9 См.: Булгаков С.Н. Свет Невечерний. С. 239.

10 См.: Булгаков С.Н. Невеста Агнца. Париж: YMCA PRESS, 1945. С. 73 [7].

11 Там же. С. 46, 58.

12 Там же. С. 48.

13 См.: Гараева Г.Ф. Онтогносеологическая сущность софиологии и ее место в русской философии: Соловьёв В.С., Флоренский П.А., Булгаков С.Н.: дис. ... д-ра филос. наук: 09.00.03. Армавир, 2000. С. 258 [10].

14 См.: Булгаков С.Н. Невеста Агнца. С. 71.

София Тварная выступает как «умопостигаемый прототип мира»15, она проявляется как зеркало Божественного мира, в ней все божественные эйдосы и идеи получили «внебожественное бытие», так что «из невидимого произошло видимое» (Евр. 11:3). Таким образом, согласно дефинициям С.Н. Булгакова, проясняется одна из самых главных его идей о том, что Бог все Свои творения сотворил в Софии Премудрости, в ней же изначально заключил их первообразы -эйдосы. Поэтому как Софией и в ней сотворил Бог всё и родил всех, так и через неё и в ней Он является и открывается миру и всему человечеству и так и ею Бог преобразит весь мир, совершив полное всеобщее преображение. Бог есть жизнь, и «Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих, ибо Он создал всё для бытия, и всё в мире спасительно» (Прем. Сол.1:13,14).

Мир есть София в своей основе, но мир не есть София в своём состоянии

При рассмотрении образа Софии как зеркала Божьего, отражающего Божественный мир, возникает один из существенных вопросов софиологии: если София Премудрость Божия есть полнота Божественного и тварного мира, то чем объясняется тогда греховность земного мира, несоответствующая образу святой Софии? Не наводит ли это несоответствие на ошибочное понимание «греховности самой Софии»? Данный вопрос обсуждал и современник С.Н. Булгакова Е.Н. Трубецкой в труде «Смысл жизни», впервые опубликованном в 1918 году: «Если Премудрость есть неотделимая от Божества сила, то её распад есть как бы внутренний распад самого Божества, её грехопадение есть катастрофа внутри самой божественной жизни. Тем самым рушится вся христианская теодицея: ибо допущение греха и катастрофы в Софии, очевидно, не есть оправдание творческого акта Божества, а тяжкое против него обвинение» [12, с. 129]. При этом в лекции «Национальный вопрос, Константинополь и Святая София» (1913 г.) Е.Н. Трубецкой даёт отчётливое объяснение: «Бог в Премудрости Своей сотворил весь мир: это значит, что в Премудрости Своей Бог от века провидел и предначертал всю тварь небесную и земную; из этого следует, что «София» есть тот мир вечных идей или первообразов, которые были положены Богом в основу творения. Первообразы эти не следует смешивать с тварью, как она есть в своем нынешнем, несовершенном виде: это -тварь в совершенной и окончательной своей форме, - тварь, как она должна быть в вечности, - тварь, какой её хочет Бог... Эти вечные первообразы, в которых Бог от века созерцает всё, этот предвечный замысел Божий о твари - бесконечно ярче, красочнее, живее и реальнее всех тех бледных, несовершенных отражений этого замысла, которые мы находим здесь, в нашей действительности и жизни» [3, с. 6]. Апостол Павел писал об этом: «.проходит образ мира

15 См.: Булгаков С.Н. Ипостась и ипостасность // Булгаков С.Н. Первообраз и образ: сочинение в 2 т. Т. 2. Философия имени. Икона и иконопочитание. Приложения. СПб.: ООО «Инапресс»; М.: Искусство, 1999. С. 319 [11].

сего» (1 Кор.7:31). Позднее более лаконичный и отчетливый ответ на поставленный выше вопрос дает С.Н. Булгаков в труде «Свет Невечерний» (1917 г.). Философ поясняет, что «мир есть София в своей основе, но мир не есть София в своём состоянии»16. Мир в своём нынешнем состоянии лишь стремится или же должен стремиться к своему ософиению, т.е. приобретению своей совершенной, изначальной и непорочной сущности, естества и облика.

София - посредница между Богом и человечеством

София как носительница первообразов и сущности всякого творения, даруя творению внебожественное бытие в мире тварном, является истинной посредницей между самим Божеством и всей тварью. Эта тема является ключевой в русской софиологии и неразрывно связана с вопросом об эйдосах и вечных идеях Бога в Софии. Она становится не только соучастницей в реализации Божественного предопределения, провидения и замысла Бога о мире, но и вместе со Христом, занимая посредническую роль, становится мостом, объединяющим человека с Богом. Современный исследователь софиологии А.П. Козырев, посвятивший немало трудов исследованиям творчества С.Н. Булгакова, в своей статье 2011 года «Со-фиология о. Сергия Булгакова: "теологема" или "философема"?» отмечает: «В "Свете Невечернем" (1917) учение о Софии как посреднице и умопостигаемой материи миротворения лежит в центре стратегии раскрытия христианского учения о сотворении мира и явленности Бога миру (теофании)» [13, с. 227]. В труде «Невеста Агнца» (1939 г.) С.Н. Булгаков отмечает, что «София тварная всё собою связывает и в себе содержит. Она есть уже вселенная, таящая в себе всё тварного бытия и его связующая космической связью» [7, с. 73].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Определённый С.Н. Булгаковым посреднический и онтологический статус Софии можно представить в виде следующей дефиниции: София Тварная -онтологическая многоступенчатая лестница бытия, которая есть единящее, связующее начало, в котором все образы тварного бытия получают свой смысл, взаимосвязь и соподчинение и находят своё собственное место на этой лестнице бытия, явленной в сновидении патриарху Иакову17.

София как мать и совокупность первообразов в труде Григора Нарекаци «Книга Скорбных Песнопений»

Идея существования духовной Божественной матери как совокупности первообразов творения Божьего прослеживается в трудах Григора Нарекаци, который в своей «Книге Скорбных Песнопений» (1001-1003 гг.)18 раскрывает

16 См.: Булгаков С.Н. Свет Невечерний. С. 223.

17 См.: Булгаков С.Н. Невеста Агнца. С. 90.

18 Григор Нарекаци. Книга скорбных песнопений: пер. с древнеарм. М.: Наука, 1988. 407 с. [14]. Далее в статье ссылки на книгу Григора Нарекаци, в связи с особенностью построения труда «Книга скорбных песнопений», для удобства и точного цитирования даются в круглых скобках с

тайну Софии как матери человечества и святой Мировой Души: «Как невозможно без Отца Христова, так и без её утробы материнской невозможно совершенствоваться душою.» (Г.Н.75:13:17-19); «Рождает она и неких богов сотворённых - святые подобия Бога Единого, Христа.» (Г.Н. 75:14:23-25).

Оригинально осмысляя образ Софии, он усиливает представление о ней как о совокупности образов всей твари: «Она - род величия свода вышнего, возведённого гораздо раньше, нежели поселились в ней сонмы небожителей... и Она - некий дивный образ, превосходящий представления наши. Она превыше человека, как жезл победный выше избранника Моисея; Она превосходит разумного, насколько посох, таинственно расцветший, превзошёл самого Аарона» (Г.Н.75:10:15-17, 26,27, 32-36). Желая подчеркнуть едино-сущность сей духовной матери с человеческой природой, он формулирует следующее определение: она является «точным слепком облика видимой разумной природы нашей» (Г.Н.75:15:25). Используемое им слово «слепок» является своеобразным пониманием понятия «первообраз» и воспринимается в смысле предвечного образа разумного человека. И далее, Григор Нарекаци возносит молитву к Богу: «Прими меня, благий, благословенный, искупленным и освятившимся в ней! Сними с помощью её молитвы хулу с души моей за грехи мои, а меня, безгрешного, незапятнанного, помести под ней (скинией)» (Г.Н.75:3:19-25), завершая 75-ю главу своего труда словами: «То - вера моя в троицу, а это - исповедание моё Матери моей светозарной» (Г.Н.75:15:51-53).

Ввиду того, что Григор Нарекаци превозносит образ Богоматери и Божественной материнской личности, формируя ответственные Божественные определения о ней, на протяжении многих лет у исследователей его духовного наследия постоянно возникал вопрос о том, кого Нарекаци имел в виду, говоря о Богоматери: Марию, родившую Иисуса Христа во плоти, или Софию как Премудрость Божью, о которой говорит Соломон в Притч. 8:22?

Для ответа на данный вопрос следует отметить, во-первых, что на протяжении всего текста «Книги скорбных песнопений», раскрывая образ Божественной женской личности, Григор Нарекаци нигде не именует её Марией. Во-вторых, во всём произведении один лишь раз Григор Нарекаци упоминает имя «Мария», и то не как имя Богородицы, а той Марии, сестры Марфы и воскресшего Лазаря, которая помазала Иисуса Христа на Его погребение перед распятием (Ин. 12:3,7). В-третьих, Григор Нарекаци неоднократно именует эту Божественную женскую личность на грабаре, т.е. на древнеармянском языке, как «ЬиЦп^^ ЪрЦи^», что читается как «Искуи Еркни», а в русском переводе Маргариты Дарбинян и Лены Ханларян переводится как «царица небесная»: «Молю тебя, матерь Иисуса, будь заступницей мне, грешному, царица небесная (Госпожа и Богиня Небесная), и вымоли мне отпущение грехов, о спасительница жизни могучая» (Г.Н. 26:2:35) (курсив наш. - М.Х.). Следует отметить,

указанием инициалов его имени, а также номера главы, подглавы и цитируемого стиха, например: (Г.Н. 75:13:17-19).

что данный перевод не вполне передаёт весь смысл этого имени и слова, поскольку в древнеармянском языке это слово «Искуи» означает не только «цар иц а», но и «Госпожа и Богиня небесная». Подобный перевод совершен и в другом месте и так же неточно: «Следует. увековечить в сей книге моей достославную матерь мою восхваляемую - великую и блаженную царицу непорочную, наисвятейшую из всех девственниц, в чьей утробе был я зачат и в духовных муках рождён» (Г.Н. 75:3:3-7).

Именно это слово ЬиЦпШ^ («Искуи») используется в армянском переводе Библии в Притч. 8:22 как ^ иЦоршЬЬ (читается «и скзбанэ», что означает «началом» и соответствует слову «искони» в русском синодальном переводе). Армено-вед и исследователь творчества Григора Нарекаци Габриэль Аветикян (17511827), отмечает, что подобное придание божественного образа женской личности, наименованной «Искуи» в труде Григора Нарекаци, расходится с чествованием Марии в церковной традиции и не может иметь к ней никакого отношения19.

Разберем другой стих: «Царица сия Обожаемая . Дарует жизнь и над смертью властвует, как тот плод, который должен был вкусить Адам» (Г.Н. 75:10:1-5). Здесь Нарекаци называет ту же самую царицу Небесную, выше названную «Искуи», другим словом и именем ^^Щ, (читается «Дшхой»), которое в древнеармянском оригинале является синонимом слова «Искуи» и означает «Царица, Госпожа, Богиня».

Примечательным является тот факт, что в выше обозначенных местах Григор Нарекаци считает матерь Иисуса Христа и своей матерью, без которой невозможно совершенствоваться душою, и это подтверждается другими словами Григора Нарекаци: «Иисус Христос, Единородный Отца, Он и Твой Первенец, Твой Сын по рождению и Господь по сотворению» (Г.Н. 80:1:16,17) (курсив наш. - М.Х.). Для сопоставления можно привести стих «Сия Матерь Духовная, небесная, светозарная, боле, чем земная, одушевлённая и телесная, лелеяла меня, как сына своего. Молоко сосцов ее - то Христова кровь, ежели даже кто-то напишет с нее образ матери Божьей, не будет неправ он» (Г.Н. 75:14:1-9). Таким образом, в труде Григора Нарекаци «Книга скорбных песнопений» образ Божественной материнской личности, раскрываемого как Богоматерь, ничего общего не имеет с именем и образом Марии, которая родила Иисуса Христа во плоти. Но ввиду того, что в православном византийском вероисповедании особо выделяется дифференциация между Марией Богородицей и Софией Премудростью Божиею, из вышеизложенного также заключаем, что Григор Нарекаци раскрывал именно образ Софии Премудрости Божьей, которая была рождена «прежде всех созданий Бога, искони».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Можно сделать вывод о том, что Мать Иисуса Христа и мать Григора Нарекаци, и, следовательно, всего человечества, - есть одна и та же мать, про

■• Чр^пр 'ЪшрЬ^шд^ пцрЬрдт.р]шЬ / и.

к и. и. щшт. ]^р. и. Кш^^шЬ, ^.и. Сшршр^шЬ]шЬ, Ьр.: ¿иШ, Чи

Ьршт., 1985. ^2. Ю20. [15]

которую Григор Нарекаци говорит, что Она и небесная, духовная, и земная, одушевленная и телесная (Г.Н. 75:14:1-4).

При исследовании трудов С.Н. Булгакова также явно видно, что он в единой Софии Премудрости Божьей различает Софию Божественную и Софию Тварную: «София Божественная» - вечная первооснова мира и миродержащая сила мира и начало Софии Тварной. София Тварная - Божественная сила Жизни всей твари и Миротворящая Сила мира20. Анализ текстов Григора Нарекаци и С.Н. Булгакова показывает, что их представления о Софии Премудрости Божий совпадают: Дух Божий свидетельствовал обоим богословам об одной и той же великой тайне - о существовании Софии как Божественной личности, соединяющей в себе Софию Небесную Божественную и Софию Земную Тварную, и о ее спасительном значении для всего человечества. Следует отметить, что этих двух философов и богословов, мыслящих одинаково о Софии, во времени разделяли почти 1000 лет и были они разных национальностей: армянин и русский, родились и жили на территориях, находящихся так далеко друг от друга: один - в Западной Армении у берегов озера Ван в селе Нарек, а другой - в России, в Москве, и в эмиграции в Европе.

София как мать всего вне Бога сущего в трудах русских софиологов

Согласно самосвидетельству самой Премудрости Божией и свидетельствам Божьих помазанников в Библии, ею и через неё Бог создал всё и, следовательно, она является матерью всего творения. Если же София является матерью, бытие которой восходит ко времени искони, до сотворения мира в Шесто-дневе, то очевидным является то, что в ней находятся Божественные идеи, все тварные эйдосы и первообразы всякого рода творения. Такое понимание образа Софии как матери всех творений Бога также присутствовало у русских мыслителей. Г.Ф. Гараева в своей докторской диссертации отмечает: «Как мистик Беме называет дух природы матерью, женским началом, так и София у русских мыслителей выступает как "Вечная женственность" и Матерь мира. София является женским началом в двояком смысле: во-первых, в отношении к Богу она воспринимает Его семя и, во-вторых, в отношении к миру она его рождает» (курсив наш. - М.Х.) [10, с. 79]. П.А. Флоренский в своем труде «Столп и утверждение Истины» приводит подобную идею М.М. Сперанского: «Имя жене - София. . Она есть мать всего вне Бога сущего; ибо сама Она есть первое внешнее существо» [9, с. 332]. О том, что горний и земной мир сотворён Софией, Е.Н. Трубецкой говорил так: «София - та вечная Премудрость, которою Бог сотворил мир. весь мир горний и земной. Бог в Премудрости Своей сотворил весь мир... В совокупности своей весь мир идей о сотворённом и есть "София"»21. В другой своей работе он утверждал: «Предвечная София-

20 Булгаков С.Н. Невеста Агнца. С. 23,73.

21 См.: Трубецкой Е.Н. Национальный вопрос, Константинополь и святая София: (Публичная лекция). С. 5-6.

Премудрость заключает в себе . вечные идеи - первообразы всего сотворённо-го.»22, а С.Н. Трубецкой называл её Софией Вселенской и идеалом творчества, она «есть всеединая совокупность творческих первообразов или идей. София есть абсолютный идеал.»23. В.С. Соловьев в труде «Чтения о Богоче-ловечестве» называл её первообразным человечеством и душой мира24. Один из крупных современных специалистов по софиологии Михаил Николаевич Громов, обобщая историю основания и развития русской софиологии в России, делает следующее важное заключение о том, что подобное сильнейшее чувство к Софии Премудрости Божьей, возникшее когда-то у Константина-Кирилла Философа (827-869) в результате мистического пророческого сновидения о Софии как сияющей неземной красотой Прекрасной Деве, которую он возлюбил всем сердцем своим и с которой вступил в некое вечное духовное обручение, подобное чувство спустя тысячу лет будут испытывать В.С. Соловьёв, С.Н. Булгаков, П.А. Флоренский, В.И. Иванов и многие другие, для которых София также станет являться не просто «привлекательным женским образом», вдохновительницей или поэтической музой, но и со временем станет для них уже «как возвышенный божественный образ, связующий с горним миром, исключающий всякое приземленное к нему отношение»25.

Таким образом, исследование идей русских софиологов о Софии как совокупности эйдосов и первообразов творения Божьего, а также как о матери всего вне Бога Сущего, показало, что истоками этих идей является Библия, и сие подтверждается наличием в них внутреннего глубокого созвучия определений Софии как Существенной Премудрости Божьей, в которой Бог сотворил небо и землю.

Более того, учения русских софиологов созвучны свидетельствам древ-неармянского философа-богослова Григора Нарекаци в ключевой идее о Софии как совокупности первообразов, небесных и земных эйдосов, так как и Григор Нарекаци, и русские софиологи основывались на одном и том же источнике софийных идей - Библии.

В русской софиологии София Премудрость Божья определяется как решит, глава, начало, основание всего творения Божия. Она - вечная Божественная женственность, матерь всего творения вне Бога Сущего, в которой, через которую и на основании которой Бог сотворил вселенную, внедрив в Софию весь мир вечных эйдосов и первообразов всех тварей и всего творения Своего. Именно в это Божественное основание - Софию Многоразличную Премудрость Бог вложил Свои предвечные определения для Своего же самоопределения, самосозерцания, самопознания и вечного самобытия, а также чтобы открыть всем, в чём состоит домостроительство тайны Его (Ефс.3:9). В заключе-

22 См.: Трубецкой E.H. Смысл жизни. С. 132.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

23 См.: Трубецкой С.Н. О святой Софии Премудрости Божией / подгот. текста, публ. и примеч. И.В. Басина // Вопросы философии. 1995. № 9. С. 134 [16].

24 См.: Соловьев В.С. Чтения о богочеловечестве // Соловьев В.С. Собрание сочинений: в 10 т. Т. 3 (1877-1884) / под ред. и с примеч. С.М. Соловьева и Э.Л. Радлова. 2-е изд. СПб., 1912. С. 140 [17].

25 См.: Громов М.Н. Женственное в истории русской мысли, культуры и искусства // История философии. 2016. Т. 21, № 1. С. 6 [18].

ние хотелось привести слова П.А. Флоренского и А.Ф. Лосева, точно и поэтично раскрывающие образ Софии: «София - это Память Божия, в священных недрах которой есть всё, что есть, и вне которой - смерть и безумие»26, а также «Она, София, не Бог, но - в ней нет ничего, кроме Бога»27.

Список литературы

1. Аверинцев С.С. Премудрость в Ветхом Завете // Альфа и Омега. М., 1994. №1. С. 25-38.

2. Соловьев В.С. Россия и Вселенская церковь / пер. с фр. Г.А. Рачинского. М.: ТПО «Фабула» (репринт с издания А. И. Мамонтова, М., 1911), 1991. 448 с.

3. Трубецкой Е.Н. Национальный вопрос, Константинополь и святая София: (Публичная лекция). Изд. 2-е. М.: Тип. т-ва И.Д. Сытина, 1915. 32 с.

4. Булгаков С.Н. Утешитель. О Богочеловечестве / Булгаков С.Н. Ч. II. Таллинн: Эстония, 1936. 447 с.

5. Булгаков С.Н. Свет Невечерний. М.: Путь, 1917. 426 с.

6. Ориген. О началах. СПб.: Амфора, 2007. 458 с.

7. Булгаков С.Н. Невеста Агнца. Париж: YMCA PRESS, 1945. 621 с.

8. Афанасий Александрийский. На Ариан слово второе // Афанасий Александрийский. Творения: в 4 т. Т. 2. М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902. С. 260-369.

9. Флоренский П.А. Столп и утверждение Истины // Флоренский П.А. Собр. соч. в 2 т. Т. 1. М.: Путь, 1914. 809 с.

10. Гараева Г.Ф. Онтогносеологическая сущность софиологии и ее место в русской философии: Соловьёв В.С., Флоренский П.А., Булгаков С.Н.: дис. ... д-ра филос. наук: 09.00.03. Армавир, 2000. 345 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11. Булгаков С.Н. Ипостась и ипостасность // Булгаков С.Н. Первообраз и образ: сочинение в 2 т. Т. 2. Философия имени. Икона и иконопочитание. Приложения. СПб.: ООО «Инапресс»; М.: Искусство, 1999. С. 313-323.

12. Трубецкой E.H. Смысл жизни. Берлин: книгоиздательство «Слово», 1922. 282 с.

13. Козырев А.П. Софиология о. Сергия Булгакова: «теологема» или «философема»? // Философия религии: Альманах 2010-2011 / отв. ред. В.К. Шохин; Философский факультет МГУ им. М. В. Ломоносова; Ин-т философии РАН. М.: Восточная литература, 2011. С. 226-240.

14. Григор Нарекаци. Книга скорбных песнопений: пер. с древнеарм. М.: Наука, 1988. 407 с.

15. Ч-p^qnp ЪшрЬ^шд^ Ummjmh nqptpqm.pjmh / U2fammmufrpnLpjmJp U. ftim^mmpjmh^ U U. U. щшш. ]Jp. L. U. Кш^^шЬ, ".U. Сшршр]шЬ]шЬ, bp.: ZUUZ q-U Ьршш., 1985. 1123 t2

16. Трубецкой С.Н. О святой Софии Премудрости Божией / подгот. текста, публ. и примеч. И.В. Басина // Вопросы философии. 1995. № 9. С. 120-168.

17. Соловьев В.С. Чтения о богочеловечестве // Соловьев В.С. Собрание сочинений: в 10 т. Т. 3 (1877-1884) / под ред. и с примеч. С.М. Соловьева и Э.Л. Радлова. 2-е изд. СПб., 1912. С. 3-181.

18. Громов М.Н. Женственное в истории русской мысли, культуры и искусства // История философии. 2016. Т. 21, № 1. С. 5-17.

19. Лосев А.Ф. 11 тезисов о Софии, Церкви, имени // Имя. Избранные работы, переводы, исследования, архивные материалы. СПб.: Алетейя, 1997. С. 23-25.

References

1. Averintsev, S.S. Premudrost' v Vetkhom Zavete [Wisdom in the Old Testament], in Al'fa i

26 См.: Флоренский П.А. Столп и утверждение Истины. С. 390 с.

27 См.: Лосев А.Ф. 11 тезисов о Софии, Церкви, имени // Имя. Избранные работы, переводы, исследования, архивные материалы. СПб.: Алетейя, 1997. С. 23 [19].

Omega, 1994, no. 1, pp. 25-38 (in Russian).

2. Solov'ev, V.S. Rossiya i Vselenskaya tserkov' [Russia and the Universal Church]. Moscow: TPO «Fabula» (reprint from A.I. Mamontov's publication, Moscow, 1911), 1991. 448 p. (in Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Trubetskoy, E.N. Natsional'nyy vopros. Konstantinopol' i svyataya Sofiya: (publichnaya lektsiya) [The National Question. Constantinople and Saint Sophia: (A Public Lecture)]. Moscow: Tipo-grafiya t-va I.D. Sytina, 1915. 32 p. (in Russian).

4. Bulgakov, S.N. Uteshitel'. O Bogochelovechestve [The Comforter. On God-Manhood], in Bulgakov, S.N. PartII. Tallinn, Estonia, 1936. 447 p. (in Russian).

5. Bulgakov, S.N. Svet nevecherniy: sozertsaniya i umozreniya [The unfading light: contemplation and speculation]. Moscow: Put, 1917. 426 p. (in Russian).

6. Origen. O nachalakh [On first principles]. Saint-Petersburg: Amfora, 2007. 458 p. (in Russian).

7. Bulgakov, S.N. Nevesta Agntsa [The Bride of the Lamb]. Paris, YMCA PRESS, 1945. 621 p. (in Russian).

8. Afanasiy, Aleksandriyskiy. Na Arian slovo vtoroe [On Arians, the second word], in Afanasiy, Aleksandriyskiy. Tvoreniya v 4 t., t. 2 [Creations in 4 vol., vol. 2]. Moscow: Svyato-Troitskaya Sergieva Lavra, 1902, pp. 260-369.

9. Florenskiy, P.A. Stolp i utverzhdenie Istiny [Pillar and the statement of Truth], in Florenskiy, P.A. Sobranie sochineniy v 21., 1.1 [Collected works in 2 vol., vol. 1]. Moscow: Put', 1914. 809 p. (in Russian).

10. Garaeva, G.F. Ontognoseologicheskaya sushchnost' sofiologii i ee mesto v russkoy filosofii: Solov'ev V.S., Florenskiy P.A., Bulgakov S.N. Diss. d-ra filos. nauk [Ontognoseological essense of soph-iology and its place in Russian philosophy: Solovyov V.S., Florensky P.A., Bulgakov S.N. Dr. philos. sci. diss.]. Armavir, 2000. 345 p. (in Russian).

11. Bulgakov, S.N. Ipostas' i ipostasnost' [Hypostasis and hypostaticity], in Bulgakov, S.N. Pervoobraz i obraz: sochineniye v 2 t., t. 2. Filosofiya imeni. Ikona i ikonopochitanie. Prilozheniya. [Prototype and image: an essay in 2 vol., vol. 2. Philosophy of name. Icon and icon veneration. Appendices]. Saint-Petersburg: OOO «Inapress»; Moscow: Iskusstvo, 1999, pp. 313-323 (in Russian).

12. Trubetskoy, E.N. Smysl Zhizni [The meaning of life]. Berlin: knigoizdatel'stvo «Slovo», 1922. 282 p. (in Russian).

13. Kozyrev, A.P. Sofiologiya o. Sergiya Bulgakova: «teologema» ili «filosofema»? [Sophiolo-gy of Father Sergiy Bulgakov: «theologeme» or «philosopheme»?], in Filosofiya religii: Aïmanakh 2010-2011 [Philosophy of religion: Almanac of 2010-2011]. Moscow: Vostochnaya literatura, 2011, pp. 226-240 (in Russian).

14. Grigor, Narekatsi. Kniga skorbnykhpesnopeniy [The book of Lamentations]. Moscow: Nau-ka, 1988. 407 p. (in Russian).

15. Grigor, Narekatsi. Matyan voghbergutyan [The book of Lamentations]. Ashkhatasirutyamb. Yerevan: HSSH GA hrat, 1985. 1123 p. (in Armenian).

16. Trubetskoy, S.N. O svyatoy Sofii, Premudrosti Bozhiey [On St. Sophia, Wisdom of God], in Voprosy filosofii, 1995, no. 9, pp. 120-168 (in Russian).

17. Solov'ev, V.S. Chteniya o bogochelovechestve [Lectures on Divine Humanity], in Solovyov, V.S. Sobranie sochineniy v 10 t., t. 3 (1877-1884) [Collected works in 10 vol., vol. 3 (1877-1884)]. Saint-Petersburg: Knigoizdatelskoe tovarishchestvo «Prosveshchenie», 1912, pp. 3-181 (in Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18. Gromov, M.N. Zhenstvennoe v istorii russkoy mysli, kul'tury i iskusstva [The feminine in the History of Russian Thought, Culture and Art], in Istoriya filosofii, 2016, vol. 21, no. 1, pp. 5-17 (in Russian).

19. Losev, A.F. 11 tezisov o Sofii, Tserkvi, imeni [11 theses about Sophia, Church and name], in Imya. Izbrannye raboty, perevody, issledovaniya, arkhivnye materialy [Name. Selected works, translations, studies, archival materials]. Saint-Petersburg: Aleteyya, 1997, pp. 23-25 (in Russian).