Научная статья на тему '«Собор епископов весьма удивлен. » документы по истории лубенскогои григорианского расколов и о роли ОГПУ в развитии их взаимоотношений'

«Собор епископов весьма удивлен. » документы по истории лубенскогои григорианского расколов и о роли ОГПУ в развитии их взаимоотношений Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
276
56
Поделиться
Ключевые слова
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ / УКРАИНСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ / ЛУБЕНСКИЙ РАСКОЛ / ГРИГОРИАНСКИЙ РАСКОЛ / ВВЦС / СОБОР ЕПИСКОПОВ / АВТОКЕФАЛИЯ / ГПУ УССР / СЕКРЕТНЫЙ ОТДЕЛ ОГПУ СССР / ИОАННИКИЙ (СОКОЛОВСКИЙ) / ФЕОФИЛ (БУЛДОВСКИЙ) / A BISHOPS’ COUNCIL / THE RUSSIAN ORTHODOX CHURCH / THE UKRAINIAN ORTHODOX CHURCH / LUBENSKIY DIVISION / GRIGORIANSKIY DIVISION / VVCS / AUTOCEPHALY / GPU USSR / THE SECRET DEPARTMENT OF THE OGPU

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Мазырин Александр Владимирович

В публикации приводятся документы 1926-1927 гг. из Центрального архива ФСБ РФ, иллюстрирующие отношение в Православной Церкви к лубенскому и григорианскому расколам, внутренние противоречия между раскольниками и их зависимость от органов ГПУ-ОГПУ.The author publishes the documents of 1926-1927 from the Central archive of FSB RF illustrating the attitude of the Russian Orthodox Church towards Lubenskiy and Grigorianskiy Divisions, internal contradictions between the dissenters and their dependence on the GPU-OGPU organs.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Мазырин Александр Владимирович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему ««Собор епископов весьма удивлен. » документы по истории лубенскогои григорианского расколов и о роли ОГПУ в развитии их взаимоотношений»

Вестник ПСТГУ

II: История. История Русской Православной Церкви.

2012. Вып. 5 (48). С. 105-137

«Собор епископов весьма удивлен...» Документы по истории лубенского

И ГРИГОРИАНСКОГО РАСКОЛОВ И О РОЛИ ОГПУ В РАЗВИТИИ ИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ

В публикации приводятся документы 1926—1927 гг. из Центрального архива ФСБ РФ, иллюстрирующие отношение в Православной Церкви к лубенскому и григорианскому расколам, внутренние противоречия между раскольниками и их зависимость от органов ГПУ-ОГПУ.

1920-е гг. были ознаменованы чрезвычайно большим числом церковных расколов. Советская власть в лице органов ГПУ-ОГПУ активно проводила политику, направленную на разложение изнутри Патриаршей Церкви (на языке представителей власти и раскольников — «тихоновщины»). Механизм провоцирования расколов в большинстве случаев был однотипным. Среди духовенства Православной Церкви находились те, кто в надежде на улучшение собственного стесненного положения (посредством легализации) соглашался на негласное сотрудничество с органами госбезопасности и публичное отмежевание от причисленных властью к нелояльным (то есть от «тихоновцев»). При этом, поскольку практически все руководители расколов были людьми весьма амбициозными и небескорыстными, между ними нередко начинались ощутимые внутренние трения, переходившие порой в расколы в расколах. В отдельных случаях новое дробление «церковников» отвечало интересам власти, но бывало и так, что органам ГПУ-ОГПУ приходилось воздействовать на своих агентов в рясах, чтобы они вели себя спокойнее и не разваливали общий «антитихоновский» фронт там, где он и без того был довольно слаб. Публикуемые ниже документы по-своему ярко иллюстрируют вторую ситуацию, когда между двумя родственными раскольническими группировками — лубенской и григорианской — едва не возник острый конфликт, и только «миротворческие» усилия харьковских и московских чекистов предотвратили разрыв между ними и появление еще одного локального раскола.

Историография лубенского и григорианского расколов пока еще не богата. Если истории обновленчества и иосифлянства (последнее — не раскол) посвящен уже целый ряд монографий1, то самыми обстоятельными исследованиями

1 См., например: Шишкин А. А. Сущность и критическая оценка «обновленческого» раскола Русской православной церкви. Казань, 1970; Осипова И. И. «Сквозь огнь мучений и воды слез.»: Гонения на Истинно-Православную Церковь: По материалам следственных и лагерных дел заключенных. М., 1998; Шкаровский М. В. Обновленческое движение в Русской

о лубенцах и григорианах до сих пор остаются главы в написанных еще в 1960— 1970-е гг. магистерских диссертациях двух советских историков-иерархов — изданных уже в постсоветское время трудах митрополитов Иоанна (Снычева) и Феодосия (Процюка)2. Последние достижения церковно-исторической науки в данной области — серия статей о лубенских и григорианских деятелях и учреждениях в «Православной энциклопедии» (доведена в настоящее время до буквы «К»)3, а также публикация подборки соответствующих документов из архива Московской Патриархии в «Вестнике церковной истории»4. Полноценно восполнить указанный недостаток в рамках предлагаемой публикации не представляется возможным, но основные события из истории двух рассматриваемых расколов кратко описать необходимо, чтобы читатель смог легче понять суть отраженных в публикуемых документах перипетий.

Лубенский и григорианский расколы возникли с полугодовым интервалом в 1925 г., соответственно в УССР и в РСФСР. Предыстория лубенского раскола началась в 1924 г. (хотя сами раскольники свою генеалогию безосновательно выводили из Всеукраинского Собора 1918 г. — см. документы № 4, 7). К тому времени Украинская Православная Церковь (автономная, согласно определению Всероссийского Собора от 20 сентября 1918 г., но не автокефальная5) была дважды обезглавлена: сначала свой кафедральный город вынужденно покинул избранный в 1918 г. митрополитом Киевским и Галицким Высокопреосвященный Антоний (Храповицкий), возглавивший в 1920-е гг. Русскую Зарубежную Церковь, а затем, в 1923 г., был арестован и выслан в Среднюю Азию Экзарх Украины, назначенный на эту должность в 1921 г. Патриархом Тихоном митрополит Гродненский Михаил (Ермаков). С целью умиротворения церковной жизни на Украине, терзаемой с 1921—1922 гг. двумя крупными расколами — самосвятским-липковским и обновленческим, в марте 1924 г. Патриарх Тихон

Православной Церкви ХХ века. СПб., 1999; Он же. Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви. СПб., 1999; Кузнецов А. И. Обновленческий раскол в Русской Церкви // «Обновленческий» раскол: Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики / Сост. И. В. Соловьев. М., 2002. С. 129—605; Лавринов В., прот. Очерки истории обновленческого раскола на Урале. М., 2007.

2 См.: Иоанн (Снычев), митр. Церковные расколы в Русской Церкви 20-х и 30-х годов ХХ столетия — григорианский, ярославский, иосифлянский, викторианский и другие, их особенности и история. Самара, 1997. С. 20—108; Феодосий (Процюк), митр. Обособленческие движения в Православной Церкви на Украине (1917—1943). М., 2004. С. 278—285, 324—400.

3 См., например: Цыпин В., прот. Борис (Рукин) // Православная энциклопедия. М., 2003. Т. 6. С. 38—40; Багдасарова Ж. Р., Петрушко В. И. Бундовский // Там же. С. 358—361; Мангилев П., прот. Временный Высший Церковный Совет // Православная энциклопедия. М., 2005. Т. 9. С. 514—516; Каплин П. В., Лавринов В., прот. Григорианский раскол // Православная энциклопедия. М., 2006. Т. 12. С. 455—459; Каплин П. В., Васильева Н. Ю. Григорий (Яцковский) // Там же. С. 598—599; Никитин Д. Н. Иоанникий (Соколовский) // Православная энциклопедия. Т. 25. М., 2010. С. 114—115.

4 См.: Лубенский раскол и «иоанникиевщина» в документах Патриаршей канцелярии // Вестник церковной истории. 2008. № 1 (9). С. 56—84.

5 См.: Определение Священного Собора Православной Российской Церкви по проекту положения о временном Высшем Управлении Православной Церкви на Украине // Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917—1918 гг. Вып. 1—4. М., 1994. (Репр. воспр. изд.: М., 1918.) Вып. 4. С. 15—16.

объявил, что «священный долг настойчиво призывает» его «принять на себя попечение о епархиях, входящих в состав Украинской Церкви». Одновременно с этим Патриарх назначил своим представителем в Харькове (в то время — столице УССР) архиепископа Иоанникия (Соколовского)6. По всей видимости, выбор у Патриарха в тот момент был небогатый и приходилось согласовывать эту кандидатуру с ОГПУ, чтобы власть допустила архиепископа Иоанникия до церковного управления на Украине (на некоторые размышления наводит и тот факт, что назначение этого архиепископа совпадает по времени с прекращением следственного дела в отношении Патриарха Тихона). В результате новона-значенный деятель оказался, скорее, представителем ОГПУ, чем Патриарха, а кроме того, быстро выявил себя как человек нравственно порочный7.

Тогда в том же 1924 г. за свое соблазнительное поведение архиепископ Иоанникий был указом Патриарха Тихона перемещен в Омск, но этому указу не подчинился и произвел на Левобережной Украине еще один раскол (так называемую иоанникиевщину). В ответ на это распоряжениями Патриарха Тихона от 16 февраля и от 25 марта 1925 г. ему было запрещено священнослужение в пределах Харьковской и Екатеринославской епархий8. Запрещенный архиепископ Иоанникий выехал в Москву, но в тот самый момент Патриарх Тихон скончался. Патриаршим Местоблюстителем стал митрополит Крутицкий Петр (Полянский), с которым у архиепископа Иоанникия сразу же не сложились отношения. По словам Иоанникия, митрополит Петр не разрешил ему в Москве «помолиться в дни св[ятой] Страстной Седмицы и Св[ятой] Пасхи». Тогда он

14 апреля объявил, что уезжает на Екатеринославщину и вступает в управление епархией, причем подчеркнул, что делает это «с разрешения гражданской власти»9. В Екатеринославле архиепископ Иоанникий объявил 23 апреля благочинным епархии о своем вступлении в управление ею и предложил им «незамедлительно уведомить о сем духовенство и общины»10. Ответом на это со стороны Местоблюстителя 19 мая 1925 г. стало наложение на Иоанникия запрещения в священнослужении уже «в пределах всея Православныя Российския Церкви»11. Как и прежнее, патриаршее, новое запрещение самочинного «архиепископа Екатеринославского и Донецкого» не вразумило.

Не приходится сомневаться, что самоуверенность Иоанникия (Соколовского) в значительной степени основывалась на негласной поддержке его со стороны ГПУ-ОГПУ. При этом среди украинских «староцерковнических» иерархов он был не единственным, кто находился тогда в тесном контакте с органами и

6 См.: Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917—1943 / Сост. М. Е. Губонин. М., 1994. С. 314; Следственное дело Патриарха Тихона: Сб. док. по материалам ЦА ФСБ РФ. М., 2000. С. 658.

7 «В повседневной жизни был далеко не строг в нравственном отношении, имея связи с женщинами, которых не скрывал или не умел скрывать» (Феодосий (Процюк), митр. Обосо-бленческие движения. С. 281).

8 Лубенский раскол и «иоанникиевщина» в документах Патриаршей канцелярии. С. 70.

9 Там же. С. 68-69.

10 Там же. С. 70.

11 Там же. С. 71.

под их воздействием шел на церковный раскол. ГПУ УССР проявляло в этом направлении немалую активность. «С января текущего ([19]25) г., — отчитывались харьковские чекисты, — нами усиленно была начата обработка тихоновского епископата, дабы склонить таковой к созыву собора епископов Украины. От этого собора мы надеялись добиться постановлений об осуждении тихоновщины как политиканствующей группировки и организации новой группировки. Эта группировка должна была, не присоединяясь к обновленчеству, повести борьбу с тихоновщиной и липковщиной»12 (липковцы, которых в начале 1920-х гг. советская власть поддерживала, к середине 1920-х из-за крайнего национализма вышли у нее из доверия и были причислены к нелояльным). Главным проводником линии ГПУ УССР в «борьбе с тихоновщиной» стал в 1925 г. викарий Полтавской епархии епископ Лубенский Феофил (Булдовский). Еще при жизни Патриарха Тихона он сформировал так называемую «инициативную группу Собора православных епископов на Украине» в составе четырех человек, которая в феврале 1925 г. заявила, что она «певно (твердо. — свящ. А. М.) відмижовуеться від так званноi тихоновскоі тєчіі»13. Узнав о творимых бесчинствах (Лубенский викарий дошел до того, что принял «в сущем сане» обновленческого «архиерея» и совершил вместе с ним новую «епископскую хиротонию»), Патриарх Тихон 25 марта 1925 г. через правящего Полтавского архиепископа Григория (Лисовского) предложил епископу Феофилу раскаяться, воздержаться от священнослу-жения и в течение месяца явиться в Москву для объяснения, предупредив, что в противном случае он будет судим заочно14. Призыв Патриарха к покаянию епископом Феофилом услышан не был, ГПУ УССР старалось не напрасно.

«К июню мес[яцу], — продолжали свой отчет харьковские чекисты, — было обработано 5 епископов, 3 из которых как инициативная группа и созвали собор епископов. Этому помогла смерть Тихона. На соборе присутствовало всего 6 епископов. Остальные 21 человек уклонились от участия в этом соборе. Правда, нужно отметить, что большинство этих епископов просто выполняли линию поведения, преподанную из Москвы через руководителей тихоновщины на Украине... Во время собора один из участников, епископ Иосаф (не совсем понятно, о ком идет речь. — свящ. А. М.), под влиянием агитации тихоновцев, ушел. Таким образом, весь собор состоял из пяти епископов: Иоанникия, Бул-довского, Сергея Иваницкого, Сергея Лабунцева и Погорилко. Постановлениями собора тихоновщина, липковщина и др. группировки были осуждены, так же как и заграничное эмигрировавшее духовенство, во главе с митрополитом Храповицким. Собор объявил себя временным высшим церковным органом на Украине. Несмотря на малочисленность епископов, собор все же представлял до 2000 приходов. Архиепископ Иоанникий — Харьковщину, Донеччину и Ека-теринославщину (в границах губернии), Булдовский и Сергей Лабунцев — Полтавщину, Погорилко — Подолию и Сергей Иваницкий — Черниговщину»15.

12 ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 498.

13 Лубенский раскол и «иоанникиевщина» в документах Патриаршей канцелярии. С. 60.

14 См.: Феодосий (Процюк), митр. Обособленческие движения. С. 333.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15 ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 498-499.

1D8

На состоявшемся 4-5 июня 1925 г. «Соборе» в Лубнах новый раскол оформился окончательно. Как видно из процитированного отчета ГПУ, абсолютное большинство православных украинских архиереев его бойкотировало. К этому можно добавить, что из пяти составивших «Собор» епископов только трое имели каноническую хиротонию: запрещенный в священнослужении Иоанникий (Соколовский), Феофил (Булдовский) и Сергий (Лабунцев). Павел (Погорилко) свою «хиротонию» получил в обновленческом расколе в январе 1923 г. Сергий (Иваницкий) был поставлен во «епископа» в декабре 1924 г. епископом Феофи-лом и тем же Погорилко (с этого, собственно, и началась откровенно раскольническая деятельность Булдовского). Что касается утверждения, что «собор все же представлял до 2000 приходов», то, скорее всего, в это число были просто механически включены «староцерковнические» приходы епархий, на возглавление которых претендовали руководители нового раскола. Патриарший Местоблюститель митрополит Петр, не имея, по-видимому, полной информации о том, что произошло в Лубнах, не стал выносить общее суждение о всех участниках «Собора», но епископу Феофилу направил распоряжение от 25 июня 1925 г.: «Ввиду того, что Вы пренебрегали призывом к покаянию, обращенным к Вам в Бозе почившим Святейшим Патриархом Тихоном в его грамоте от 12/25 марта сего года, и продолжаете пребывать в своеволии, Вы запрещаетесь в священно-служении и предаетесь суду»16.

Со стороны украинских «тихоновцев», то есть православных, новый раскол вызвал резкое неприятие, что вынуждены были признать и руководители ГПУ УССР. В отправленном ими в Москву в Секретный отдел ОГПУ докладе-сводке за июнь 1925 г. было сказано: «По отношению к другим группировкам отдельные тихоновские лидеры ведут активную кампанию против вновь созданной группировки тихоновской автокефалии. Работа главным образом ведется по линии дискредитации епископов, принявших участие в Лубенском Соборе. В сотнях экземпляров по почте рассылаются воззвания и распоряжения Петра Крутицкого о запрещении Иоанникия, Погорилко и Феофила в священнослужении. Дискредитация этой группировки идет, нужно сказать, успешно для тихонов-цев. Уже сейчас есть такие места, где, не зная программы Собора епископов, попы присылают по требованию благочинных протокольные постановления общин о непризнании новой группировки. Такая обстановка в сильной степени затрудняет в дальнейшем развитие новой группировки, и даже — наоборот — можно ожидать временного отрыва присоединившихся уже приходов»17. Предположение об «отрыве» оказалось верным, и в отчете о религиозных группировках на Украине по состоянию на январь 1926 г. Секретному отделу ГПУ УССР пришлось констатировать о «Соборе епископов», что у него «к концу отчетного периода количество приходов уменьшилось с 2000 до 1500, благодаря бешеной агитации тихоновцев и компрометации каждого в отдельности епископа — члена собора».

Несмотря на такую неудачу, украинские чекисты не опускали руки и далее писали: «Однако в дальнейшем есть надежды не только укрепить оставшиеся

16 Цит. по: Феодосий (Процюк), митр. Обособленческие движения. С. 335.

17 ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 419-420.

[приходы], но и захватить новые. Базой тихоновской автокефалии, т. е. собора епископов являются: Екатеринославщина, Донеччина и Харьковщина, <.> Полтавщина <.> и Подолия <.>. В остальных округах за недостаточностью работников, тихоновская автокефалия не прививается. Количество епископов, входящих в собор, увеличилось на 2 человека, вновь посвященных». «Новопосвященные» — это «епископы» Макарий (Крамаренко) и Августин (Вербицкий), они фигурируют и в публикуемых ниже документах. «Наибольшее количество приходов (до 650), — говорилось далее в отчете ГПУ УССР, — объединяет архиепископ Иоанникий, пользующийся громадным успехом и влиянием среди верующих масс, особенно среди баб. Несмотря на агитацию тихоновцев, авторитет его все же держится крепко»18. Согласно тому же отчету, на 1 января 1926 г. на Украине было до 3900 православных («тихоновских») приходов, до 3500 — обновленческих, до 1000 — липковских, до 500 приходов принадлежало к так называемой Діяльной Христовой Церкви (ДХЦ) — просоветского крыла в липковщине, оформившегося стараниями ГПУ в 1925 г.19 Лубенцы со своими заявленными 1500 приходами смотрелись в этой статистике довольно неплохо. Впрочем, следует иметь в виду, что составителям отчета было важно показать рост числа приходов «лояльных» группировок (обновленческих, «собора епископов» и ДХЦ) по сравнению с «нелояльными» (тихоновскими и липковскими), поэтому можно предположить завышение количества первых и занижение вторых.

Кажущееся относительное благополучие лубенцев на рубеже 1925-1926 гг. порождало недоумение у некоторых местных сотрудников ГПУ: а зачем, собственно, нужно поддерживать эту группировку (особую непонятливость проявили в Сталинском округе; Сталино — современный Донецк). Харьковскому чекистскому руководству пришлось в январе 1926 г. доходчиво разъяснить в циркуляре начальникам Окротделов ГПУ УССР (подчеркнуто в источнике): «Тихоновцы стоят на платформе к[онтр]р[еволюции] и считают, что дело восстановления монархии в России — вопрос церковный (что стараются проводить в скрыто-церковной форме, подавая также надежды верующим), а другие, легальные церковники, например обновленцы и тихон[овские] авток[ефалисты] (имеются в виду лубенцы. — свящ. А. М.), не верят в это, подчинились нам, и мы направляем их политику в желательную для нас сторону»20. Утверждение, что «тихоновцы» в «скрыто-церковной форме» проводили «дело восстановления монархии в России», едва ли было обосновано, скорее оно отражало представление ГПУ о «тихоновцах». Более интересно здесь признание руководства ГПУ УССР о «легальных церковниках»: «.подчинились нам, и мы направляем их политику в желательную для нас сторону».

Вскоре, однако, со всей очевидностью выяснилось, что без поддержки власти лубенский «Собор епископов» утратит свои позиции окончательно. «В начале 26 года, — говорилось в отчете о религиозных группировках на Украине по состоянию на январь 1926 г., — в Харькове предполагается созыв очередной сессии собора епископов, на которой будет разрешен вопрос об отношении к бывшему

18 ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 510.

19 Там же. Л. 501.

20 Там же. Л. 480.

экзарху Украины, Михаилу Ермакову. По имеющимся данным, митрополит Михаил возвратился из ссылки в Москву и восстановлен в правах экзарха Петром Крутицким. Это обстоятельство сильно беспокоит собор епископов, т. к. может подорвать его авторитет»21. «Собор епископов» беспокоился не напрасно, митрополит Михаил действительно выступил не на его стороне, хотя главная роль в этом выступлении принадлежала не ему, а остававшимся на Украине православным епископам. 9 ноября 1925 г. от них епископу Феофилу был вручен под расписку запрос, обращенный к нему и другим «главарям» раскола: «Признаете ли вы себя подчиненными юрисдикции епископов православной автономной Украинской Церкви? Неполучение ответа до 9 декабря 1925 г. будет признано за отрицательный ответ»22. Вместо ответа Феофил (Булдовский) и Сергий (Лабун-цев), выставляя себя не обвиняемыми, а обвинителями, прислали 4 и 5 декабря украинским епископам свои вопросы. Компромисс оказывался невозможным, ситуация накалялась.

Здесь следует отвлечься от украинских событий и обратиться к происходившему в Москве, где в декабре 1925 г. возник свой раскол на коллаборационистской почве — григорианский или, по-другому, борисовский (по именам его ведущих деятелей). Предыстория этого раскола и его первоначальная история в отечественной историографии описаны достаточно подробно23 (в том числе и автор этих строк о нем уже писал), поэтому можно ограничиться самыми краткими сведениями. Первоначально главным действующим лицом в нарождающемся расколе был московский викарий епископ Можайский Борис (Рукин), развивший в 1925 г. чрезвычайную активность в вопросе о легализации Патриаршей Церкви. «В мае м[еся]це, — показывал сам епископ Борис на допросе в конце

1925 г., — мне было предложено неким Полянским образовать инициативную группу “Защиты Православия” и подать соответствующее ходатайство во ВЦИК. <...> С ходатайством легализировать эту группу с разрешением церкви существовать на началах Соборности, свободы и полного устранения политического предпочтения»24. «Некий Полянский», упомянутый епископом Борисом, — это, судя по всему, не кто иной, как помощник начальника 6-го отделения СО ОГПУ (он фигурирует в двух последних публикуемых документах). Епископу Борису, как следует из того же протокола, И. В. Полянский предложил образовать группу не просто «защиты Православия», а «защиты Православия от политиканства». По сути дела, это было аналогом того отмежевания «вщ так званно1 тихоновско1 течи», с которым тремя месяцами ранее на Украине выступила инициативная группа епископа Феофила. Однако, в отличие от Феофила (Булдовского), Борис (Рукин) с созданием группы поначалу не преуспел, и тогда осенью 1925 г. на роль главы нового раскола органами ОГПУ был выдвинут досрочно освобожденный из тюрьмы архиепископ Екатеринбургский Григорий (Яцковский).

21 ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 510.

22 Лубенский раскол и «иоанникиевщина» в документах Патриаршей канцелярии. С. 62.

23 См.: МазыринА., свящ. Вопрос о легализации Церкви при Патриаршем Местоблюстителе митрополите Петре и зарождение «григорианского» («борисовского») раскола // ХІХ Ежегодная Богословская конференция ПСТГУ: В 2 т. М., 2009. Т. 1. С. 282—288.

24 ЦА ФСБ РФ. Д. Н—3677. Т. 4. Л. 24. Подчеркнуто в протоколе.

К декабрю 1925 г. в григорьевско-борисовскую группу разными способами удалось вовлечь десять российских архиереев. Организационному оформлению нового раскола способствовал арест Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра, давший возможность инициативной группе заявлять о том, что главной ее заботой было уберечь Церковь от анархии. В действительности, анархии в Патриаршей Церкви не было, поскольку перед арестом митрополит Петр успел сделать распоряжение о передаче своих полномочий митрополиту Нижегородскому Сергию (Страгородскому), но григориане делали вид, что не знали об этом. 22 декабря 1925 г. никем (кроме ОГПУ) не уполномоченная группа под председательством архиепископа Григория собралась в бывших покоях Патриарха Тихона в Донском монастыре и учредила так называемый «Временный Высший Церковный Совет» (ВВЦС). Самым титулованным из членов ВВЦС был избранный Всероссийским Собором в 1917 г. кандидатом в члены Священного Синода архиепископ Константин (Булычев), успевший, впрочем, в 1920-е гг. побывать в обновленческом расколе (он, как видно из публикуемого документа № 6, в отсутствие архиепископа Григория исполнял обязанности председателя ВВЦС). 2 января 1926 г. основатели ВВЦС получили справку из Административного отдела НКВД о том, что «к открытию деятельности Временного Совета, впредь до утверждения такового, со стороны НКВД препятствий не встречается»25. Таким образом ВВЦС быстро обрел подобие легальности, каковой до той поры управление Патриаршей Церкви в России не имело.

Получив признание от власти, григориане, однако, не смогли с такой же легкостью получить признание в церковных кругах. В этом отношении их положение быстро стало напоминать положение лубенцев на Украине, тем более что борьба с двумя расколами повелась в основном одними и теми же православными силами26. По истечении месячного срока ультиматума, предъявленного «главарям» лубенского раскола, украинскими епископами был составлен акт, которым «бывшие православные архипастыри Иоанникий (Соколовский), Феофил (Булдовский) и Сергий (Лабунцев) и бывшие православные пресвитеры Павел Погорилко и Сергий Иваницкий» лишались священного сана и отлучались от Православной Церкви. Под этим актом подписались 13 православных украинских архиереев во главе с Экзархом митрополитом Михаилом, после чего

5 января 1926 г. его утвердил Заместитель Патриаршего Местоблюстителя митрополит Сергий27. Решительность православных епископов Украины вдохновила и самого Заместителя на активные действия против московских раскольников — григориан. 29 января 1926 г. митрополит Сергий от имени единомысленной с ним иерархии наложил запрещение в священнослужении на архиепископа Григория и других организаторов ВВЦС28. В число своих единомышленников

25 Григорий (Яцковский), архиеп. Документы, относящиеся к образованию Высшего Временного Церковного Совета в Москве. М., 1926. С. 9.

26 Подробнее см.: Мазырин А., свящ. Совместная борьба российских и украинских иерархов с церковными расколами середины 1920-х гг. // Дайджест Богослов.ги. 2011. Вып. 3. С. 63-72.

27 См.: Лубенский раскол и «иоанникиевщина» в документах Патриаршей канцелярии. С. 61-68.

28 См.: Акты. С. 432-435.

Заместитель, несомненно, включал и православных иерархов Украины во главе с Экзархом. Их единомыслие в отношении лубенцев и григориан, проявленное уже зимой 1926 г., весьма способствовало консолидации церковных кругов. Иллюстрацией этого единомыслия могут служить ответы митрополитов Сергия и Михаила на вопросы, письменно заданные им в феврале 1926 г. духовенством и представителями церковных советов Патриаршей Церкви г. Луганска (публикуемые документы № 1 и 2). Эти вопросы и ответы показывали, что, несмотря на тяжелые обстоятельства, Православная Церковь и в России в целом, и на Украине в частности не дезорганизована и имеет каноническое возглавление. В то же время «главари» лубенского раскола, разумеется, не смирились со своим отлучением и стали апеллировать к ВВЦС как к якобы всероссийской высшей церковной власти. В ответ они получили бумагу от 8 марта 1926 г., в которой сообщалось, что «отсутствует в данный момент в составе ВВЦС кворум», однако же постановление о лишении лубенцев сана объявлялось недействительным29. Украинские православные епископы во главе с Экзархом, в свою очередь, тоже не бездействовали и составили акт от 12 марта того же года, которым объявили о своем присоединении к решению Заместителя в отношении организаторов ВВЦС30.

В результате всех этих событий лубенский «Собор епископов» продолжил терять влияние на Украине, дела ВВЦС в остальной России обстояли не лучше. Летом 1926 г. обе раскольнические группировки попытались привлечь на свою сторону вернувшегося из ссылки старейшего российского иерарха митрополита Агафангела, признав его Местоблюстителем Патриаршего Престола (см. документы № 4-6), но безуспешно. В докладе-сводке о деятельности религиозных группировок на Украине за июль-август 1926 г., составленном в харьковском ГПУ, говорилось: «Отчетный период в деятельности этой религиозной группировки являлся периодом частичного разложения и упадка активности. Акт “Собора” тихоновских епископов Украины, которым все епископы, признавшие Лубенский “Собор”, были отлучены от церкви, явился решающим поворотом в развитии и деятельности этой группировки. Указанный выше акт тихоновщина всемерно использует для дискредитации в глазах верующих масс сторонников Лубенского “Собора”. Тотчас же вслед за опубликованием акта были зафиксированы случаи перехода к тихоновщине целого ряда приходов этой группировки. Этому разложению еще более поспособствовали те внутренние трения, каковые возникли между епископами Августином Вербицким и Павлом Погорил-ко с одной стороны, а с другой — архиепископом Иоаникием, на почве личных счетов из-за управления епархиями. Нами были приняты своевременно меры к прекращению внутренней розни между ними. С этой целью был созван очередной Пленум Собора, на котором все разногласия были улажены. Однако к концу отчетного периода снова всплыли с еще большей силой. <.> В заключении необходимо отметить, что эта группировка свою роль в разложении тихоновщины сыграла в достаточной степени. Насколько большой ущерб нанесла эта группировка развитию тихоновщины, может служить то озлобление, каковое имеется

29 См.: Феодосий (Процюк), митр. Обособленческие движения. С. 372-373.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

30 Акты. С. 445-446.

в тихоновских рядах в отношении сторонников этой группировки. Актив тихо-новщины считает эту группировку самой опасной для существования тихонов-щины из всех существующих церковных группировок»31.

Обращает на себя внимание указание на возникшие внутренние разногласия между деятелями «Собора епископов», которые, как сначала показалось, «были улажены», но затем «снова всплыли с еще большей силой». Собственно, отражением этих «трений», которые затем перекинулись и на взаимоотношения «Собора епископов» с ВВЦС, и является заключительная часть публикуемых документов. Главным «трущимся», как следует и из процитированной сводки, был Иоанникий (Соколовский). Он изначально выделялся в лубенском «Соборе епископов». С одной стороны, в отчетах ГПУ УССР он изображался «пользующимся громадным успехом и влиянием», объединяющим «наибольшее количество приходов (до 650)» (во что, впрочем, верится с трудом). Он был единственным из лубенских раскольников, кто удостоился сана архиепископа еще в Патриаршей Церкви, более того, был непродолжительное время представителем самого Патриарха Тихона на Украине в 1924 г. Казалось бы, исходя из этих данных, именно он и должен был возглавить «Собор епископов», но вместо этого председателем «Президиума Собора» стал Феофил (Булдовский). Вероятно, против Иоанни-кия было использовано то, что на лубенский «Собор» в июне 1925 г. он явился уже запрещенным в священнослужении Патриархом Тихоном и митрополитом Петром (Феофил тогда еще находился лишь под угрозой запрещения). Намек на это содержится в документе № 7, где указывается на условность принятия Иоан-никия в состав «Собора епископов».

Добиться первенства на Украине или по крайней мере независимости от Булдовского Соколовский решил с помощью Москвы, то есть ВВЦС. Для этого он обратился в ВВЦС сначала письменно от имени своего «Епархиального управления» (документ № 5), а затем и лично явился в Москву. Главным его пафосом было то, что он не разделяет «тех узко-националистических стремлений, которые имеют место среди отдельных членов Соборно-епископской ориентации на Украине». Феофил (Булдовский) и его окружение действительно были изрядными националистами, настроенными на отделение Украинской Церкви от Российской. Если они и признавали какой-то авторитет ВВЦС над собой, то только вынуждаясь к тому неблагоприятными обстоятельствами. В результате на почве скептического отношения к украинской автокефалии Соколовский нашел признание у григориан и при содействии ОГПУ был 22 ноября 1926 г. включен в состав ВВЦС как представитель Украины. Такой поворот дела вызвал крайне резкую реакцию со стороны «Президиума Собора епископов», то есть в первую очередь со стороны Булдовского. 9 декабря 1926 г. экстренно созванный «Президиум» исключил Соколовского из числа своих членов, поставив вопрос и о дальнейшем пребывании его в «Соборе епископов» вообще (документ № 7), а также обратился с протестом к ВВЦС, в котором доказывал необходимость «автокефального состояния Церкви Украинской» (документ № 8). Дошло до того, что в вину Соколовскому Булдовским было вменено «афиширование» Иоанни-

31 ЦА ФСБ РФ. Д. Н-3677. Т. 4. Л. 644 об. — 645.

114

кием разрешения советской власти вступить в управление епархией (будто бы за действиями остального «Собора епископов» не стояла та же самая власть).

Выпад Булдовского против Соколовского и ВВЦС был весьма импульсивным и не согласованным с настоящими руководителями «Собора епископов» из ГПУ. В результате харьковским и московским чекистам пришлось искать выход из непростого положения. Как они это сделали, хорошо видно из документов № 9-11 (суть решения была выражена двумя словами: «достаточно автокефалий»). Усилиями ОГПУ острота конфликта быстро пошла на спад. В мае 1927 г. в Москве прошло совещание «епископов-староцерковников», признающих ВВЦС. Под посланием, с которым затем обратилось совещание «ко всем верным чадам Святой Православной Церкви», мирно соседствовали подписи: «Смиренный Августин, епископ Луганский и Сумский» и «Смиренный Иоанникий, архиепископ Днепропетровский». Вопрос об украинской автокефалии в послании не поднимался, речь в нем почти исключительно шла о «противуканоничности» митрополита Сергия32.

Решить «украинский вопрос» ко всеобщему удовольствию и в соответствии с установками ОГПУ был призван «Всероссийский съезд епископов, клириков и мирян-староцерковников», состоявшийся в Москве 15-18 ноября 1927 г. На съезде среди прочих присутствовали «архиепископ Лубенский» (уже так — с повышением) Феофил и «епископ Винницкий» Сергий (по всей видимости, Иваницкий). «Архиепископ Днепропетровский» Иоанникий не присутствовал, но приветствовал съезд телеграммой. «Архиепископ» Феофил наряду с членами ВВЦС был избран в Президиум съезда, туда же вошел еще и близкий ему представитель «Харьковской епархии» протоиерей Александр Кривомаз (его подпись стоит под документами № 4, 7 и 8). Обсуждение вопроса об Украинской Церкви состоялось в последний день работы съезда (видимо, чтобы вдруг не переругались до того, как будут решены остальные вопросы). Слово для доклада было предоставлено «архиепископу» Феофилу. Примечательно, что доклад его был на украинском языке. В изданном затем протоколе заседания много места для пересказа этого доклада не нашлось: «Архиепископ Феофил излагает краткую историю Украинской Православной Церкви, начиная от дней возникновения ее в Киевской Руси (можно было бы еще с проповеди Апостола Андрея начать. — свящ. А. М.). В настоящее время, по мнению докладчика, православное течение на Украине возглавляется только Священным Собором Православных Епископов Украины, который является исполнительным органом Всеукраинского Церковного Собора 1918 г. <.> Он просит Врем[енный] Высш[ий] Церк[овный] Совет признать его единственным высшим каноничным церковным органом на Украине, с предоставлением ему полной самостоятельности в делах внутреннего управления и организации»33. После Булдовского с содокладом выступил «епископ Винницкий». Ему в протоколе отвели всего четыре строчки, отметив, что он присоединился к просьбе «архиепископа Лубенского».

32 См.: Иоанн (Снычев), митр. Церковные расколы.. С. 77-81.

33 Второй Московский съезд староцерковников, признающих Высший Временный Церковный Совет, бывший в Москве в Донском монастыре 15-18 ноября 1927 года. М., [1928]. С. 13.

С третьим содокладом об Украинской Церкви выступил сам председатель ВВЦС архиепископ Григорий (украинец, между прочим). Его выступление в изданном протоколе было изложено достаточно подробно (заняло две с половиной страницы). «Вопрос об автокефалии Украинской Церкви принадлежит компетенции будущего Всеукраинского Церковного Собора, — резюмировал председатель ВВЦС. — Если Всеукраинский Церковный Собор пожелает этой автокефалии, и ее благословит Всероссийский Поместный Собор и признают остальные автокефальные поместные Церкви, — тогда это будет действительная и святая автокефалия, а не та мнимая и фальсифицированная, какую ныне усердно подсовывают неумеренные и неискренние ревнители Украинской религиозной и гражданской самостоятельности. Пока же остается принятая Украинским и Всероссийским Собором 1918 г. автономия»34. Трудно удержаться от замечания, что архиепископ Григорий, хотя и был тогда запрещенным в священно-служении раскольником, об украинской автокефалии рассудил весьма здраво. Ему, однако, пытался возразить булдовец Кривомаз: «Конституция Украинской Православной Церкви и ее взаимоотношения с Церковью Российской должны покоиться на следующих основаниях: Украинская Церковь автокефальна во внутренних делах, и Врем[енный] Высш[ий] Церк[овный] Совет имеет право лишь внешних сношений по делам Церкви Украинской, или разрешения дел, имеющих внешнее значение». На это Григорий (Яцковский) ответил: «Съезд в принципе ничего не может иметь против автокефалии для Украинской Церкви, но она должна быть проведена через Поместный Собор». Тогда Булдовский, согласно протоколу, сказал: «Сейчас мы просим только о том, чтобы съезд признал каноничным Священный Собор Православных Епископов Украины». Кривомаз же не удержался и вставил: «Сам Патриарх Тихон признал за Украинской Церковью право на автокефалию и благословил богослужение на Украинском языке». Закрывая тему, председатель ВВЦС объявил, что «на Пленуме Собора Епископов, стоящих на платформе Врем[енного] Высш[его] Церк[овного] Совета, 18 ноября с. г. постановлено ввести представителей Украинской Православной Церкви: Архиепископа Феофила Лубенского и Архиепископа Иоанникия Днепропетровского в состав Малого Собора Епископов Российской Православной Церкви»35. («Малым Собором» на съезде был наименован ВВЦС.) Если обратиться к публикуемым ниже документам № 10 и 11, то нетрудно заметить, что «Пленум Собора Епископов» всего лишь озвучил решение, принятое в Секретном отделе ОГПУ еще в феврале 1927 г. В отношении же устройства Православной Церкви на Украине, а также в Белоруссии и Закавказье, съезд единогласно признал «право Церквей означенных республик на автокефалию, каковая может им быть предоставлена чрез Всероссийский Православный поместный Собор»36. Поскольку в реалиях конца 1927 г. на скорое проведение такого Собора надеяться было трудно, вопрос об украинской автокефалии фактически снимался с повестки дня.

34 Второй Московский съезд староцерковников... С. 16.

35 Там же.

36 Там же. С. 18.

Несколько слов о дальнейшей судьбе «главных героев» публикации — Соколовского и Булдовского. Первый из них после рассмотренных событий на Украине долго не задержался. Видимо, его фигура стала там настолько одиозной, а отношения его с другими лубенскими деятелями столь испорченными, что решено было его оттуда убрать. В конце 1920-х гг. Соколовский был возведен гри-горианами в сан «митрополита» и переведен на «Ульяновскую кафедру» на место «митрополита» Виссариона (Зорина), который, в свою очередь, отбыл в Москву и возглавил ВВЦС вместо «митрополита» Григория (Яцковского). В Ульяновске Соколовский особой активности не проявлял, почти все григорианские храмы епархии за время его «правления» были закрыты (впрочем, подобной участи не избегали тогда и храмы других юрисдикций). В ноябре 1937 г. «митрополит» Иоанникий (Соколовский) был арестован и в январе 1938 г. расстрелян в г. Куйбышеве (Самаре)37.

Булдовский после удаления конкурента Соколовского переместил центр своей деятельности в столицу УССР Харьков и именовался «архиепископом Харьковским и Ахтырским, митрополитом всея Украины» (вообще, редко кто из активных раскольников того времени не увенчивал себя «митрополичьим» титулом). К концу 1930-х гг. в результате политики власти, направленной на полную ликвидацию религиозных организаций в СССР, от «соборно-епископской» группировки Булдовского практически ничего не осталось, хотя сам он все же в годы «Большого террора» каким-то образом уцелел и к 1941 г. проживал в Харькове как частное лицо. В период немецкой оккупации «митрополит» Феофил (Булдовский) вновь развернул активную деятельность на Левобережной Украине, войдя в юрисдикцию так называемой «Украинской Автокефальной Православной Церкви», возглавляемой «митрополитом» Поликарпом (Сикорским). К слову сказать, как и в 1920-е гг., ведущую роль в епархиальном управлении Булдовского играл протоиерей Александр Кривомаз (только взаимодействовал он уже не с ГПУ, а с гестапо). После окончательного взятия Харькова Красной армией «митрополит» Феофил пытался войти в юрисдикцию Патриарха Сергия и даже получил в ноябре 1943 г. вызов в Московскую Патриархию и собирался выехать в Москву, но был арестован органами НКГБ. В январе 1944 г. в харьковской тюрьме престарелый Булдовский скончался38. Обращение его в Московскую Патриархию не осталось безответным, хотя если он и узнал ответ, то точно ему не обрадовался. Приговор Святейшего Сергия гласил: «Взыскание, наложенное церковным судом на Булдовского, остается в силе: Булдовский не имеет на себе архиерейского сана и отлучен от Церкви»39.

Публикуемые документы проливают свет на некоторые малоизвестные страницы истории лубенского и григорианского расколов. В то же время они

37 См.: Никитин Д. Н. Иоанникий (Соколовский) // Православная энциклопедия. Т. 25. С. 114-115.

38 См.: Багдасарова Ж. Р., Петрушко В. И. Булдовский // Православная энциклопедия. Т. 6. С. 358-361.

39 Распоряжение Патриарха Московского и всея Руси об именующем себя «митрополитом» Феофиле Булдовском // Журнал Московской Патриархии. 1943. № 4. С. 9.

очень ярко иллюстрируют зависимость этих легализованных раскольнических группировок от органов ГПУ-ОГПУ. Харьковские чекисты с легкостью задерживают громкий «Протест» лубенского «Собора епископов» в адрес ВВЦС «впредь до окончательного выяснения создавшейся обстановки». Московский Секретный отдел в ответ разъясняет «коллегам», что «вопрос о введении арх[иепископа] Иоанникия в члены ВВЦС был разрешен положительно (и, кстати, при нашем настоянии) в связи с тем обстоятельством, что в свое время Украинское ГПУ

об этом нас просило». «В целях внесения согласованности во взаимоотношения Украинской автокеф[альной] церкви с ВВЦС, — дают указание украинскому ГПУ московские чекисты, — целесообразнее будет собору представить для введения в состав ВВЦС, кроме Иоанникия, второго кандидата в лице Феофила. Последний при нашем участии будет утвержден». И действительно, так и происходит.

Все публикуемые документы выявлены в одном деле, хранящемся в фонде секретного делопроизводства Центрального архива ФСБ РФ, — «Доклады, сообщения о контрреволюционной деятельности духовенства и сект (по ГПУ Украины)». Это весьма объемное (на 836 листах) дело содержит большое количество документов как ведомственного (ГПУ-ОГПУ), так и церковного происхождения, причем не только украинских, но и московских. Введение наиболее интересных документов из него в научный оборот было начато публикатором в прошлом году40 и планируется быть продолженным.

При публикации документов сохранены их стилистические особенности, в том числе и использование заглавных и строчных букв. В документах, составленных или перепечатанных сотрудниками ОГПУ, прослеживается характерное для советских органов написание священных имен («вышний», «божий», «христов»), но в то же время наблюдается довольно бессистемное буквоупотребле-ние в словах «Собор», «епископы» и т. п. Явные опечатки (немногочисленные) исправлены без оговорок. Пунктуация приведена к современным нормам. Воспроизведены имеющиеся в документах подчеркивания. Курсивом выделены рукописные фрагменты документов (приписки, подписи и пометы), один из документов (№ 10) — полностью рукописный.

Вступительная статья, публикация и примечания священника Александра Мазырина

40 См.: «Требование заполнения анкеты сексота необязательно». Инструкция ГПУ Украины по организации групп «Живой Церкви» / Вступ. ст., публ. и примеч. свящ. А. Мазырина // Вестник ПСТГУ. II. 2011. Вып. 5 (42). С. 111-123.

№ 1. Прошение Заместителю Патриаршего Местоблюстителя митрополиту Сергию (Страгородскому) от духовенства и мирян г. Луганска

дать разъяснения по ряду вопросов и ответы митрополита Сергия на них

27 февраля 1926 г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ПАТРИАРШЕМУ МЕСТОБЛЮСТИТЕЛЮ СЕРГЕЮ, МИТРОПОЛИТУ НИЖЕГОРОДСКОМУ

Духовенства и представителей церковных советов патриаршей церкви в г. Луганске

ПРОШЕНИЕ.

Сыновне просим Ваше высокопреосвященство дать архипастырские разъяснения и указания на нижеследующие вопросы:

1) Представляли ли архипастыри православной автономной украинской церкви Вашему высокопреосвященству на утверждение свое определение о главарях Лубенского раскола?

Представители* и я присоединился к решению архипастырей.

2) Имеет ли каноническую преемственность вновь образовавшийся в Москве В.В.Ц.С. или это самочинное сборище, подобное «Лубенскому собору»?

Подобное Лубенскому собору.

3) Состоит ли в данный момент митрополит Михаил канонической главою православной автономной украинской церкви?

Состоит.

4) Имеют ли основание слухи, что в сем году состоится поместный собор патриаршей церкви? Если да, то какие лица и духовные организации участвуют в подготовительных к Собору работах?

Не имею никаких данных.

5) Действительно ли аннулировано данное Вам митрополитом Петром полномочие по управлению всей православной русской церковью, как о том гласит заметка в «Известиях» от 9/ІІ—26 г. № 321? Если аннулировано, то кому передано?

Ввиду условности резолюции местоблюстителя2, я не счел себя вправе сложить полномочия и до сих пор подписываюсь за патриаршего местоблюстителя Сергий, м[итрополит] Нижегородский.

М[есто] П[ечати] Митрополита Нижегородского Сергия.

Петропавловской церкви: Настоятель пр[отоиерей] Петр Михай-

лов, прот[оиерей] Иван ГОЛОВНЕВ, прот[оиерей] Петр КОРНЕЕВИЧ, председатель] сов[ета] И. ГОРБОВ, цер[ковный] стар[оста] П. СЕМЕНОВ, Г. НОВАКОВИЧ.

* Так в тексте. По смыслу правильно: «представляли».

119

Преображенской церкви: Св[ященник] Борис Федоровский, прот[оиерей] Иван ТАМБАЕВ, церк[овный] ст[ароста] В. ЖДАНОВ, И. ПЕНКИН.

Воскресенской церкви: Председатель] сов[ета] Анастасия Ильевича*, церк[овный] ст[ароста] Р. Овсянко.|

Троицкой церкви: прот[оиерей] Ефимий ЗАЙЦЕВ, диакон Григорий СО-ЛОДИЛОВ, пред[седатель] сов[ета] С. КУЛИКОВ, Церк[овный] стар[оста] С. РУДЬ.

1926 года. 27 февраля н[ового] с[тиля]. г. Луганск.

ВЕРНО: [подпись неразборчива]

ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 535. Заверенная копия с копии. Машинопись. Подпись заверителя — автограф.

№ 2. Прошение Экзарху Украины митрополиту Михаилу (Ермакову) от духовенства г. Луганска дать разъяснения по ряду вопросов и ответы митрополита Михаила на них

27 февраля 1926 г.

ЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВУ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕМУ МИТРОПОЛИТУ КИЕВСКОМУ3 МИХАИЛУ — ЭКЗАРХУ ВСЕЯ УКРАИНЫ

Духовенства патриаршей церкви в гор. Луганске ПРОШЕНИЕ.

Сыновне просим Ваше преосвященство дать архипастырские разъяснения и указания на нижеследующие вопросы:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1) Имеет ли каноническую преемственность вновь образовавшийся в Москве ВЦС или это самочинное сборище, подобное «Лубенскому собору»?

Это самочинное сборище; никто их не уполномачивал принимать на себя обязанности ВЦС**.

М[итрополит] МИХАИЛ.

2) Имеют ли основания слухи, что в сем году состоится поместный собор патриаршей церкви? Если да, то какие лица и духовные организации участвуют в подготовительных к собору работах?

Были только разговоры с властью, причем собор предполагался состоять из всех освобожденных из заключения и ссылки архипастырей и других православных деятелей. На такое освобождение надежды пока нет.

М[итрополит] МИХАИЛ.

* Так в тексте.

** Здесь и далее в документе подчеркнуто красными чернилами сотрудником ГПУ.

120

3) Кто из иерархов является в данный момент канонически преемственной главой православной патриаршей русской церкви?

Исполняющий] обязанности] патриаршего местоблюстителя митрополит Нижегородский Сергий.

М[итрополит] МИХАИЛ.

Протоиерей П. КОРНЕЕВИЧ.

- // — - // — П. МИХАЙЛОВ.

- // — - // — Е. ЗАЙЦЕВ.

- // — - // — И. ГОЛОВНЕВ.

- // — - // — И. ДОМБАЕВ*.

Священник Борис ФЕДОРОВСКИЙ.

1926 года Февраля 27-го дня. г. Луганск.

ВЕРНО: [подпись неразборчива]

ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 536. Заверенная копия с копии. Машинопись. Подпись заверителя — автограф.

№ 3. Препроводительная записка ГПУ УССР начальнику 6-го отделения Секретного отдела ОГПУ СССР Е. А. Тучкову

2 апреля 1926 г.

У.С.С.Р.

ДЕРЖАВНЕ

ПОЛІТИЧНЕ

Управління при Кому: НАЧ[АЛЬНИКУ] 6 ОТД[ЕЛЕНИЯ СО] ОГПУ

Раді Народніх Комисарів т. ТУЧКОВУ 2 апреля 1926 г.

№ 028551

м. Харків Куда: г. Москва

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Краткое содержание. О митрополитах СЕРГИИ и МИХАИЛЕ

СО ГПУ УССР при сем препровождает для сведения две копии запросов тихоновских попов Луганского Округа с ответами на последних митрополитов

* Так в тексте. В документе № 1: «ТАМБАЕВ».

121

Сергея Нижегородского и Михаила ЕРМАКОВА* для сведения и принятия соответствующих мер .

ПРИЛОЖЕНИЕ: Упомянутое.

НАЧ[АЛЬНИК] СОГПУ УССР ВГорожан (ГОРОЖАНИН) УПОЛНОМОЧЕННЫЙ] 3 ГР[УППЫ] СКарин (КАРИН)

Внизу листа штамп: «Секретный Отд[ел] Г.П.У. ПОЛУЧЕНО 5 IV 1926 г. Вх[одящий] № 8889».

ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 534. Подлинник. Машинопись на бланке ГПУ УССР с припиской. Подписи В. М. Горожанина и С. Т. Карина — автографы.

№ 4. Обращение «Президиума Собора епископов Украины» к митрополиту Ярославскому Агафангелу (Преображенскому) с признанием его Местоблюстителем Патриаршего Престола и просьбой признания прав «Собора епископов»

Лето 1926 г. (?Г

Его Высокопреосвященству Местоблюстителю Патриаршего престола, Высокопреосвященнейшему АГАФАНГЕЛУ, Митрополиту Ярославскому

Будучи проникнуты чувством глубокого уважения к личности почившего Первоиерарха Русской Правосл[авной] Церкви, Святейшего Всероссийского Патриарха ТИХОНА и следуя его верным заветам, выразившимся в заботах об упорядочении церковной жизни на Украине особыми грамотами о самоуправлении Церкви Украинской, с душевной радостью приветствуем вступление Вашего Высокопреосвященства в управление церковью Российскою и, видя в Вас законного местоблюстителя Патриаршего престола, питаем надежду, что Ваше Высокопреосвященство продолжите благожелательные отношения к Православной церкви Украинской, руководимой ныне, на основании Всеукраинских Киевских Соборов 1918 и 1922 гг.4, Собором Правосл[авных] Епископов Украины, и окажете всемерное содействие к закреплению приобретенных Его каноническим путем прав, в тесном единении Ея со всею Греко-Российской Православной Церковью.

Председатель Собора Епископов: ФЕОФИЛ, Епископ Лубенский и Миргородский Член Президии**** Собора:

* Подчеркнуто красными чернилами сотрудником ГПУ.

** Приписка красным карандашом, сделанная, по-видимому, В. М. Горожаниным.

*** Датируется по историческому контексту.

**** Так в тексте.

ИОАННИКИЙ, Архиепископ Екатеринославский и Донецкий Секретарь прот[оиерей] Ал. КРИВОМАЗ

ВЕРНО: Пет [Петров5]

ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 708. Заверенная копия. Машинопись.

Подпись Петрова — автограф.

№ 5. Обращение «Днепропетровского епархиального управления» к ВВЦС с просьбой включить в ВВЦС представителя от Украины

24 сентября 1926 г.

Днепропетровское Епархиальн[ое] Управ[ление]

Собора Православных Еписк[опов] Украины 1926 года 24 Сентября № 323

(б[ывший] Екатеринослав6)

Св[ято]-Троицкий Кафедральный собор.

В ВРЕМЕННЫЙ ВЫСШИЙ ЦЕРКОВНЫЙ СОВЕТ

Измученные долгими страданиями, опечаленные настроениями* духовной жизни Православной Греко-Российской Церкви, клир и народ Екатеринослав-щины с мольбой устремляет свой взор к тому мужественному евангельскому «малому стаду» св[ятых] иерархов, которые в трудный час испытания, водимые духом святым, составили высокий братский союз под именем временного Высшего Церковного Совета и в единении духа, любви и воли собрались в богоспасаемой Москве — златоглавой, для того чтобы подобно дневному** пророку Бо-жию жезлом своей пламенной веры рассечь «Черное море» человеческих страстей, загрязнившись*** стены Св[ятых] Божиих храмов ложью, клеветой, злобой, ненавистью и принизивших тем духовное настроение благочестивого русского народа. Раны страждущей матери-церкви вопиют о помощи и голос ее скорбящей манит к наболевшему сердцу всех добрых чад своих. Продолжайте же свое историческое дело собирания преданных Церкви сынов и дочерей, оставшихся верными каноническому укладу святого православия и заветам наших благоче-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Г\ **** Т->

стивых предков. Ресница вышняго да утвердит согласную работу Вашу во главе с благостнейшими и благоговейнейшими Владыкой митрополитом Агафанге-лом, которого соборный разум еще в 1917 г. облек доверием как достойнейшего соработника почившего святейшего патриарха Тихона7, и ныне являющегося единственно каноническим преемником по управлению Русской поместной церковью. В нашем голосе объединены чаяния всей паствы Екатеринославской

* Так в тексте. Вероятно, правильно: «нестроениями».

** Так в тексте. Возможно, правильно: «гневному».

*** Так в тексте. Вероятно, правильно: «загрязнивших».

**** Так в тексте. Правильно: «Десница».

в настоящий момент, Епархиальное Управление является лишь ее вербальным толкователем и полномочным представителем и настоящим ходатайствует, в целях взаимной информации и согласованности действий, иметь представителя от украинской церкви в составе Временного Высшего Церковного Совета для общецерковной пользы и божией. Идя вместе со своим архипастырем архиепископом Иоанникием по пути защиты принципов Временного Высшего Церковного Совета, мы хотим слышать Ваш авторитетный голос о нас, ибо отдельные запросы к Вам со стороны тех или иных пастырей нашей епархии вносят лишь путаницу в нашу объединенную семью, неопределенность же ответов лишь бередит и без того не зажившие раны нашей епархии.

Екатеринославское Епархиальное Управление определенно заявляет, что ни о каких разделениях и отделениях не помышляет, без веского голоса Собора. Смотрит на автокефалию нашей церкви Украинской как на меру временную, требующего своего историко-канонического завершения. Ни наш архипастырь, ни мы, его соподвижники на ниве христовой, далеко не разделяем тех узко-националистических стремлений, которые имеют место среди отдельных членов Соборно-епископской ориентации на Украине. Собор и только Собор, водимый духом святым, выразит свое решение по сему вопросу, до коего пребываем в одной семье Греко-Российской церкви.

Поручая себя Вашей святыне, нижайшие послушники:

(следуют подписи членов Епарх[иального] Управ[ления] и общин).

ВЕРНО: Пет

ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 710. Заверенная копия. Машинопись.

Подпись Петрова — автограф.

№ 6. Обращение ВВЦС к «Днепропетровскому епархиальному управлению» с предложением командировать Иоанникия (Соколовского) в Москву для обмена мнениями

12 октября 1926 г.

ВРЕМЕННЫЙ ВЫСШИЙ ЦЕРКОВНЫЙ СОВЕТ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ 12 Октября 26 года № 318

Москва. Донской монастырь.

ДНЕПРОПЕТРОВСКОМУ ЕПАРХИАЛЬНОМУ УПРАВЛЕНИЮ СОБОРА ПРАВОСЛАВНЫХ ЕПИСКОПОВ УКРАИНЫ

В ответ на представление Епархиального Управления Высший Церковный Совет считает своим долгом передать самый искренний привет Днепропетровской Епархии и тем передовым деятелям ее, которые под водительством Высо-

копреосвященнейшего архиепископа ИОАННИКИЯ взяли на себя смелость и подняли большой ответственный и опасный труд вывести святую православную церковь на путь свободного, соборного и, в то же время, правового, легального положения в государстве. Они не побоялись ударов, нареканий, осуждений и прещений со стороны тех, которые видят и ненавидят.

Мы одушевлены желанием, чтобы во главе святой церкви и ее Управления стоял законный патриарший местоблюститель митрополит Агафангел, и вместе с Вами просим об этом.

Мы приветствуем от всей души воззрения на церковную деятельность Днепропетровского Епархиального Управления и Высокопреосвященного архиепископа Иоанникия и направление церковной политики единения при относительной самостоятельности, но не абсолютной автономии Украинской Православной Церкви, ибо такая только система взаимного единения и поддержка может послужить для славы Святой Церкви и не противоречит гражданским предположениям.

Совету желательно видеть архиепископа ИОАННИКИЯ и, если окажется по соображениям Епархиального Управления возможным и необходимым, кого-либо из представителей управления для обмена мнений.

За председателя Совета Арх[иепископ] КОНСТАНТИН Секретарь Прот[оиерей] Павел ПРИЛУЦКИЙ

С подл[инным] верно

председатель] Епарх[иального] Управ[ления] Прот[оиерей] (подпись)

ВЕРНО: Пет

ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 711. Заверенная копия с копии. Машинопись. Подпись Петрова — автограф.

№ 7. Протокол заседания «Президиума Собора епископов Украины» по вопросу о принадлежности Иоанникия (Соколовского) к «Собору епископов Украины»

9 декабря 1926 г. Перевод с украинского

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ПРОТОКОЛ № 1 ПРЕЗИДИУМА СОБОРА ЕПИСКОПОВ УКРАИНЫ

9-го Декабря 1926 года

ПРИСУТСТВОВАЛИ: Председатель Собора еп[ископ] Феофил,

арх[иепископ] ПАВЕЛ, еп[ископ] Макарий; кооптированы секретари: прот[оиерей] Александр КРИВОМАЗ, прот[оиерей] ЛУКЬЯНОВ.

СЛУШАЛИ: Рапорт арх[иепископа] ИОАННИКИЯ по поводу: 1) Освобождения его от обязанностей тов[арища] Председателя Собора епископов Украины и 2) Про оставление вопроса о его принадлежности к Собору епископов Украины до будущей сессии Собора епископов и получения им (арх[иепископом] ИОАННИКИЕМ) директив от Высшей Церковной Всер[оссийской] Власти — неправильным.

Справка 1. Арх[иепископ] Иоанникий в своем рапорте выявляет несоответствующий действительности взгляд Собора Православных епископов Украины на теперешнее автокефальное положение Украинской церкви, заявляя: «Я понял, что Вы (председатель Собора — преосвящ[енный] еп[ископ] Феофил) и, по Вашим словам, все епископы, признающие юрисдикцию собора, смотрят на автокефалию Укр[аинской] церкви как на нечто незаконное*, не требующее утверждения Всеукр[аинского] и Всероссийского] соборов, а также, быть может, и признания со стороны Восточной церкви».

Справка 2. Протокол Временного В.Ц.С. Р.П.Ц. от 22/XI—26 года, из которого видно (см. стр. 38), что на основании несочувствия украинской церкви автокефальной арх[иепископ] ИОАННИКИЙ избирается членом ВВЦС, а также вместо поданного арх[иепископом] Иоанникием рапорта указывает на нарушение каноничных прав по управлению украинской церковью, поскольку собор епископов никаких уполномочий арх[иепископу] Иоанникию в Ноябре 26 года к ВВЦС не давал и поскольку арх[иепископ] Иоанникий упорядочивает свою деятельность в ВВЦС.

Справка 3. 6-й пункт постановлений сессии Собора Епископов от 5/VI—25 г. констатирует принятие арх[иепископа] Иоанникия в состав Собора Епископов всей Украины, эта условность продолжается и поныне, поскольку он до сего времени не подал реабилитирующего по делам службы своей во время нахождения в составе епископов церкви Российской.

Справка 4. Поданная арх[иепископом] Иоанникием Петру КРУТИЦКОМУ докладная записка за № 1609 о снятии с него запрещения богослужения и афиширование в этой записке разрешения Сов[етской] властию на основании правил Святых апостолов 12, 13 и 30-го10 ставят под сомнение его каноническое положение как правомочного архиерея.

ПОСТАНОВИЛИ: Освободить арх[иепископа] ИОАННИКИЯ от обязанностей члена Президиума Собора Православных епископов всей Украины, а вопрос о возможности нахождения его в составе Собора Православных Еписк[опов] всей Украины оставить открытым до следующей сессии Собора Епископов.

Председатель Феофил, епископ Лубенский.

Члены: Арх[иепископ] Павел, епископ Макарий.

Секретари: прот[оиерей] А. КРИВОМАЗ, прот[оиерей] Н. Лукьянов.

С оригиналом верно:

1926 года 3-го Ноября. Епископ ФЕОФИЛ**

* Так в тексте. По смыслу правильно — «нечто законное».

** По-видимому, Феофилом заверен перевод с украинского на русский язык. К чему относится дата 3 ноября, не совсем понятно.

ВЕРНО: П[омощник] Уполномоченного]

С[екретного] О[тдела] Пет (ПЕТРОВ)

ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 806. Заверенная копия с копии. Машинопись. Подпись Петрова — автограф.

№ S. Обращение «Собора епископов Украины» к ВВЦС по вопросам об автокефалии Украинской Православной Церкви и о представительстве от Украины в ВВЦС

9 декабря 1926 г.

9/XII—26 г.

ВРЕМЕННОМУ ВЫСШЕМУ ЦЕРКОВНОМУ СОВЕТУ РОССИЙСКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ.

Богомудрые архипастыри!

Собор Православных Епископов Украины, рассмотрев представленную ему Архиепископом Екатеринославским и Донецким ИОАННИКИЕМ копию Вашего журнального постановления от 22/XI—1926 г. № 38:

I. о противоканонической антицерковной деятельности митр[ополита] Нижегородского СЕРГИЯ, митр[ополита] МИХАИЛА, 12 украинских и 15 российских Епископов, примкнувших к ним, и

II. об избрании Архиепископа ИОАННИКИЯ в члены Высш[его] Церковного Совета от Церкви Украинской, с чувством глубокого удовлетворения отмечает факт убеждения ВВЦС в правде Собора Православн[ых] Епископов Украины, выражающейся прежде всего в чисто канонических основах организации Собора Епископов, исходящих как из постановлений Всеукраинского Киевского Собора 1918 года, так и из определения Всероссийского Соб[ора] 1917— 1918 г. г. (Вып. 4, стр. 17, парагр[аф] 6-й)11 о Соборе Епископов Украины как «непрерывно действующем органе Высшего Управления Православной Церкви на Украине», «устраивать который», по вашему справедливому определению, «есть не право, а обязанность украинских Епископов, что это — обычное явление, на которое не требуется разрешения высшей инстанции, напр[имер] Святейшего Патриарха или его Местоблюстителя; что Митрополит МИХАИЛ не имел ни права, ни возможности участвовать в собрании Епископов, как и вообще в церковной жизни (в 1924— 1925 г. г.), т. к. находился вне пределов Украины; что грамота Свят[ейшего] Патриарха за № 145-м дана всей Украинской церкви как самоопределяющейся в своей внутренней жизни единице12, а потому даже отстранение одного лица (Митр[ополита] Михаила ввиду его высылки или, скажем, Арх[иепископа] ИОАННИКИЯ ввиду перемещения в Омск) не аннулировало прав, данных целой области, в данном случае Украинской; что попытка инкриминировать нам постановление об автокефалии Украин[ской] Прав[ославной]

Церкви не имеет ровно никаких оснований, т. к. это постановление есть только повторение состоявшегося в 1922 году 2—4/ІХ определения Киевского Церковного Собрания под председательством Митр[ополита] МИХАИЛА, и значится, в этом деянии виноват прежде всего Митр[ополит] МИХАИЛ, если здесь действительно имеется вина»13. Далее Собор Епископов отмечает свое сочувствие ВВЦС в направлении осуждения противоканонической антицерковной деятельности, направленной против соборности, и необходимой для осуществления соборности легализации в церкви; признает он за каноническим органом Высшего Управления Церкви Российской и право разбирательства дел церковных Украины, приобретающих внешнее (или более широкое) значение.

Собор Правосл[авных] Епископов Украины в то же время считает себя обязанным твердо стоять на том пути, который для Церкви Украинской указан постановлением Киевского Церковного Собрания и Собора Епископов в 1922 году 2—4/ІХ: «стать на путь автокефалии, т. е. полной самостоятельности в делах внутреннего управления впредь до Всеукраинского Поместного Собора»*, каковое состояние не осуждается ни грамотой Св[ятейшего] Патриарха за № 145-м, ни Высш[им] Церк[овным] Советом, что видно из справки 3-й Его журнала. Но Собор Епископов весьма удивлен тем неожиданным оборотом дела, который выразился в избрании Арх[иепископа] ИОАННИКИЯ членом ВВЦС от Церкви Украинской на основании справки о том, что Архиепископ ИОАННИКИЙ «несомненно стоит в своей церковной деятельности на основе положений и определений Соб[ора] 1917—1918 г. г. и автокефалии, т. е. полному отделению (?) Церкви Украинской, не сочувствует», говоря откровенно, пытается (по-видимому, с ВВЦС) отменить постановления Киевского Собора Епископов 1922 г.** и грамоту Патриарха № 145-й. Не говоря уже о том, что автокефальное состояние Церкви Украинской исходит из конституции УССР и государственной национальной политики, от которой всегда зависели те или иные административные деяния церкви, и что естественно является условием нашей легализации, Высш[ий] Цер[ковный] Совет как будто бы решается приостановить исторический ход церковной жизни на Украине, выразившийся в канонически правильной легально существующей организации, санкционированной к тому же грамотой Св[ятейшего] Патриарха № 145 и указом его же № 14614, и тем породить (быть может, и совершенно неожиданно для себя) новый раскол на Украине, поскольку действия Арх[иепископа] ИОАННИКИЯ, который по смыслу журнала № 38 и по способу избрания является, скорее, представителем ВВЦС на Украине, чем представителем Укр[аинской] Пр[авославной] Церкви в ВВЦС, естественно, будут расходиться с Собором Пр[авославных] Епископов Украины, идеологии которого Арх[иепископ] ИОАННИКИЙ, до сих пор член президиума Собора, совершенно неожиданно стал не сочувствовать и тем автоматически выбыл из состава Собора и остается в единственном числе. Собор Прав[ославных] Епископов Украины, приветствуя братское единение церквей в пределах СССР, на пользу Св[ятого] Православия, в то же время совершенно не может согласиться с

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

* Здесь и далее в документе подчеркнуто розовым карандашом сотрудником ГПУ.

** Слова, начиная с «полному отделению», дополнительно подчеркнуты красными чернилами сотрудником ГПУ (или ОГПУ).

тем, чтобы лицо, представительствующее Украинскую Пр[авославную] Церковь в ВВЦС. было избрано или назначено помимо Собора Пр[авославных] Епископов. считая допущенное ВВЦС избрание досадной ошибкой, аналогичной, осужденной им же в журнале № 38 ошибке Митр[ополита] КРУТИЦКОГО Петра. усматриваемой в назначении последнего помимо Собора Епископов Украины Епископа Александровского СТЕФАНА Управляющим Екатеринославской епархией15. Кроме того ВВЦС не может не считаться с тем. что в конституционных постановлениях Всеукр[аинского] Церковного Собора 1918 г. и Собора Епископов Украины 1922 г. такое представительство совершенно не предусмотрено. К тому же. в данном весьма серьезном моменте предполагающегося объединения на Украине православных группировок. когда враждующая часть. побуждаемая самой жизнью. готова стать через автокефалию на путь соборности и легализации16. почему возможно и изменение состава в Соборе епископов. надо более чем когда бы то ни было осторожно отнестись к представительству того или иного лица. дабы не повредить налаживающемуся делу объединения.

Считаем необходимым обратить внимание ВВЦС и на то обстоятельство. что на Украине нет церковной организации. возглавляемой Арх[иепископом] ИОАННИКИЕМ. как думает ВВЦС. что мы усматриваем из его отдельных писем священникам украинских епархий. а есть помимо обновленческих и само-святских течений единственная каноническая легальная православная организация: «Собор Православных Епископов Украины». членом президиума. но не председателем коего состоял до сих пор Архиеп[ископ] ИОАННИКИЙ.

А посему Собор Правосл[авных] Епископов Украины просит Высший Церковный Совет во имя блага церковного проявлять возможно больше осторожности к вопросам внутренней жизни Церкви Украинской. дабы не порождать новых церковных ориентаций в истерзанной и без того от церковной разрухи Украине и тем не приостановить начавшегося уменьшения антагонизма между верующими кругами населения и наступающего общественного спокойствия. что так необходимо и с государственной стороны.

Председатель Собора Епископов Епископ Феофил

Секретарь протоиерей Александр КРИВОМАЗОВ

верно: Петров

ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 805—805 об. Заверенная копия с копии.

Машинопись. Подпись Петрова — автограф.

№ 9. Обращение ГПУ УССР к начальнику Секретного отдела ОГПУ СССР Т. Д. Дерибасу с просьбой указаний о политике в отношении лубенского «Собора епископов»

25 января 1927г.

СЕКРЕТНЫЙ

Серия «К»

Кому: НАЧ[АЛЬНИКУ] СО ОГПУ тов. ДЕРИБАСУ

Куди: Гор. Москва

Короткий зміст.

25 янв[аря] 1927 О группировке Лубенского Собора епископов

Как известно, в феврале месяце с[его] г[ода]17 активом нелегально существовавшего в то время «Собора» тихоновского епископата был составлен акт об отлучении от церкви епископов, состоящих членами Лубенского Собора. Акт был подписан 12-ю Украинскими епископами, экзархом Украины Митрополитом Михаилом и утвержден Заместителем местоблюстителя патриаршего престола митрополитом Сергием Нижегородским.

Указанный акт был немедленно распространен тихоновцами среди верующих масс и рядового духовенства с призывом уйти от «еретиков». В результате этого акта, сопровождаемого усиленной агитацией среди верующих, влияние группировки Лубенского Собора епископов на верующие массы резко понизилось. Особенно сказалось это на авторитете епископата группировки, в частности был значительно подорван авторитет архиепископа Иоаникия*, управляющего Днепропетровской епархией.

Рядовое духовенство и актив верующих этой епархии, оставшиеся в подчинении архиепископа Иоаникия и после акта об его отлучении, стали требовать от архиепископа Иоаникия подачи апелляции к епископам Российской церкви по поводу неканоничности указанного выше акта тихоновского епископата.

С целью реабилитации себя Лубенским Собором в марте месяце была послана к ВВЦС (Высший Всероссийский Церковный Совет18) специальная делегация в составе 3-х человек для протеста против неканонических действий тихоновского украинского епископата. Делегацией никаких положительных результатов от ВВЦС по этому вопросу добиться не удалось.

В ноябре месяце с. г. Днепропетровское Епархиальное Управление вновь завязывает тесную переписку с деятелями ВВЦС, прося последних высказать свое окончательное суждение по поводу акта «13-ти». В ответ на это ВВЦС предложило архиепископу Иоаникию выехать в Москву. При поездке нами даны были ему указания, дабы в переговорах с ВВЦС он говорил только от своего имени и

У.С.С.Р.

ДЕРЖАВНЕ

ПОЛІТИЧНЕ

Управління при

Раді Народніх Комисарів

№ 007304

м. Харків

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

* Такое написание имени здесь и далее в документе.

130

персонально о себе, совершенно не затрагивая и уклоняясь от обсуждения вопросов, касающихся взаимоотношений собора епископов и ВВЦС.

В первых числах декабря с. г. архиепископ Иоаникий из Москвы вернулся и привез с собой прилагаемое при сем журнальное постановление ВВЦС за № 3819.

Указанное постановление ВВЦС активными деятелями Лубенского Собора епископов принято крайне недоброжелательно. Основными пунктами постановления, вызвавшими это недовольство, являются пункты:

а) о несочувствии архиепископа Иоаникия, а, следовательно и ВВЦС, вопросу об автокефалии Украинской церкви и

б) вопрос о введении архиепископа Иоаникия в члены ВВЦС как представителя от украинской церкви.

(Эти два пункта в постановлении нами подчеркнуты).

Своим заявлением о «несочувствии» автокефалии украинской церкви архиепископ Иоаникий нарушил одно из основных положений, на основании которых и был организован Собор Епископов в Лубнах.

В силу этого его дальнейшее пребывание в Соборе епископов ставится под вопрос.

На созванном в экстренном порядке заседании Президиума Собора архиепископ Иоаникий за отказ от автокефалии, основного положения собора, был освобожден от обязанностей члена Президиума. Вопрос о его дальнейшем пребывании в Соборе оставлен временно открытым до ближайшей сессии Собора. Попутно с этим Президиумом был выработан протест на имя ВВЦС по поводу его журнального постановления за № 38. В протесте Лубенский Собор Епископов указывает на ошибочность суждения ВВЦС по вопросу об автокефалии Украинской церкви. Этот вопрос, как указывается в протесте, является основным положением создания Собора в Лубнах. Поскольку ВВЦС оспаривает правильность этого положения, то тем самым ставится под вопрос и дальнейшая связь Лубенского собора епископов с ВВЦС.

Вторым пунктом своего постановления «О введении архиепископа Иоани-кия в состав ВВЦС как представителя Украины» ВВЦС, как говорится в протесте, допустил также грубую ошибку.

Представитель от Украины может быть выделен только Собором епископов Украины, а не ВВЦС. Архиепископа Иоаникия в члены ВВЦС от Украины никто не выделял, и, следовательно, этот вопрос ВВЦС обсуждаться не мог. Этим пунктом постановления ВВЦС вмешивается во внутреннюю жизнь автокефальной Украинской церкви. А потому Собор просит ВВЦС отменить указанный пункт как ошибочное постановление Собора. Обращение Собора к ВВЦС прилагается. Наиболее важные места в протесте нами подчеркнуты.

Из создавшегося положения, в связи с постановлением ВВЦС об архиепископе Иоаникии, дальнейшая деятельность последнего может свести[сь] к трем основным положениям:

1. ВВЦС отменяет «спорные» пункты своего постановления, и архиепископ Иоаникий остается в составе Собора Епископов Украины*. —

* Подчеркнуто красными чернилами сотрудником ГПУ.

131

2. Архиепископ Иоаникий выходит из состава Собора епископов и остается работать в ВВЦС. Однако в этом случае необходимо принять во внимание следующие два момента:

а) Удаление Иоаникия из состава Собора Епископов и оставление его для работы на Украине, в виде представителя ВВЦС, вызовет откол от Собора епископов части приходов, слепо идущих за Иоаникием, вне зависимости от его ориентации. Этот уход вызовет, таким образом, на первых порах значительное ослабление группы Собора Епископов, усилив тем самым влияние тихоновцев.

б) С другой стороны, по имеющимся у нас данным, часть тихоновцев Днепропетровской епархии не прочь перейти к Собору епископов в случае удаления из состава его одиозной фигуры в лице Иоаникия. Если эти данные подтвердятся, то Собор епископов по уходе Иоаникия из состава Собора ничего не проиграет, а, наоборот, укрепится.

При рассмотрении вопроса об оставлении архиепископа Иоаникия на Украине как члена ВВЦС для дальнейшей работы необходимо иметь в виду прежде всего «одиозность» Иоаникия среди духовенства Украины. Вследствие этого не исключается возможность, что архиепископ Иоаникий, будучи членом ВВЦС от Украины, не только не усилит влияния ВВЦС на Украинское духовенство, но, наоборот, возможно, оттолкнет его от последнего.

Попутно с этим необходимо указать, что пребывание архиепископа Иоани-кия на Украине как представителя ВВЦС будет служить некоторым тормозом развития влияния группировки Собора Епископов на Украине. Это в конце концов поведет к еще большему обострению взаимоотношений между ВВЦС и Собором Епископов.

По существу изложенного просим Ваших срочных указаний.

ПРИМЕЧАНИЕ: «Протест» Лубенского Собора епископов нами задержан впредь до окончательного выяснения создавшейся обстановки.

В левом верхнем углу лицевой стороны листа штамп: «Секретный отд[ел] ГПУ. ПОЛУЧЕНО 281 1927 г. Вх[одящий] № 2962». Правее штампа помета розовым карандашом: «т. Тучкову. 28/1» и неразборчивая подпись.

ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 804—804 об. Подлинник. Машинопись на бланке ГПУ УССР. Подписи К. М. Карлсона и В. М. Горожанина — автографы.

НАЧ[АЛЬНИК] СОУ ГПУ УССР НАЧ[АЛЬНИК] СО ГПУ УССР

К (КАРЛСОН) ВГорожан (ГОРОЖАНИН)

№ 10. Записка начальника 6-го отделения СО ОГПУ Е. А. Тучкова помощнику начальника 6-го отделения СО ОГПУ И. В. Полянскому

2 февраля 1927г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Феофила введут в ВВЦС и Иоанникия.

Дост[аточно] автокефалий.

Уполномоченного?] не надо.

Выводить Иоанникия из состава презид[иума] нецелесообразно. т. Полянскому. Срочно перегов[орить] со мной.

2/ІІ Е[вгений]Т[учков]

ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 803 а. Подлинник. Рукопись фиолетовым карандашом и красными чернилами. Автограф Е. А. Тучкова.

№ 11. Указание Секретного отдела ОГПУ СССР по адресу ГПУ УССР по вопросу об автокефалии Украинской Церкви и о дальнейшей политике в отношении ВВЦС и «Собора епископов Украины»

15 (17) февраля 1927г.

[№] 172346

Секретный Гор. ХАРЬКОВ, ГПУ УКРАИНЫ

17 февраля [192]7 15/11-27 г.

Указания в связи с введением Иоанникия в ВВЦС и протестом собора епископов.

Ознакомившись с Вашим сообщением «о группировке Лубенского собора епископов», СООГПУ считает необходимым высказать нижеследующее:

1) Вопрос о введении арх[иепископа] Иоанникия в члены ВВЦС был разрешен положительно (и, кстати, при нашем настоянии) в связи с тем обстоятельством, что в свое время Украинское ГПУ об этом нас просило.

2) Протест собора епископов СООГПУ считает очень резким по тону и слишком требовательным к ВВЦС по существу. Главная мысль протеста сводится к тому, что украинская церковь должна существовать совершенно независимо. Между тем, как в целях поддержания единства и сплоченности ВВЦС’овского

* В документе указаны две даты: 15 и 17 февраля. По-видимому, первая соответствует дню составления И. В. Полянским экземпляра документа, оставшегося в Москве. Затем документ был должным образом оформлен (отпечатан на бланке и подписан Я. С. Аграновым и Е. А. Тучковым) и со второй датой отправлен в Харьков в ГПУ УССР.

движения, мы считаем весьма целесообразным осуществление такой автокефалии, которая бы сохранила каноническую подчиненность украинской церкви ВВЦС. Но так как до сих пор не существует точного определения прав автокеф[альной] церкви, собору епископов необходимо таковые выработать и представить на рассмотрение ВВЦС.

3) В целях внесения согласованности во взаимоотношения Украинской автокеф[альной] церкви с ВВЦС, попутно с этим*, целесообразнее будет собору представить для введения в состав ВВЦС, кроме Иоанникия, второго кандидата в лице Феофила. Последний при нашем участии будет утвержден.

4) В свою очередь ВВЦС сможет отменить ту часть своего постановления, где он отрицательно высказался по вопросу об автокефалии украинской церкви.

5) Оставление арх[иепископа] Иоанникия в составе членов ВВЦС диктуется тем обстоятельством, что он был в свое время назначен на Украину патриархом Тихоном. Этот факт в глазах тихоновских церковников несомненно имел (и имеет сейчас) большое значение. Точно также в связи с этим обстоятельством СО-ОГПУ считает нецелесообразным исключение Иоанникия как из состава членов президиума собора епископов, так и, по всей вероятности, из самого собора.

ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 803. Машинопись. Подпись И. В. Полянского — автограф. Подлинник.

1 См.: Среди церковников. У тихоновцев // Известия ЦИК СССР и ВЦИК. 1926. 9 февр.

2 Условную резолюцию Патриаршего Местоблюстителя от 1 февраля 1926 г. на докладе членов ВВЦС см.: Акты. С. 436—437.

3 В действительности, Высокопреосвященный Михаил тогда формально оставался митрополитом Гродненским и в звании Киевского митрополита еще утвержден не был (см.: Ма-зырин А., свящ. Вопрос о замещении Киевской кафедры в 1920-е годы // Вестник ПСТГУ. II. 2007. Вып. 3 (24). С. 118-131).

4 В 1922 г. в Киеве состоялся не Всеукраинский Собор, а совещание, на которое прибыло лишь 84 делегата вместо ожидаемых 400 (см.: Феодосий (Процюк), митр. Обособленческие движения. С. 232).

5 Фамилия сотрудника Секретного отдела, заверившего копию, установлена по документу № 7.

6 В июле 1926 г. в честь большевика Г. И. Петровского г. Екатеринослав был переименован в Днепропетровск.

7 Документального подтверждения того, что на Соборе 1917-1918 гг. митрополит Агафан-гел был наделен особыми полномочиями, нет, хотя слухи подобного рода ходили. Так, член Собора С. П. Руднев писал: «В одном из вечерних своих заседаний, на этот раз для публики закрытом, — Собор обсуждал вопрос — как быть, если действительно Патриарх будет лишен

ЗАМЕСТИТЕЛЬ] НАЧ[АЛЬНИКА] СООГПУ НАЧ[АЛЬНИК] 6 ОТД[ЕЛЕНИЯ] СООГПУ

(АГРАНОВ)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

(ТУЧКОВ)

Полянский

Примечания

* Подчеркнуто розовым карандашом.

свободы? Остановились на мысли и приняли — просить Свят[ейшего] Патриарха, чтобы он выдал грамоты нескольким, по его усмотрению и в тайне от всех, епископам, поручая каждому из них предъявить свою грамоту на заместительство Патриарха, если до него дойдет очередь, т. е. если предшествующие иерархи также будут лишены свободы. В тот же вечер Патриарх, подчинившись этому Соборному определению, выдал несколько таких грамот, причем был у нас слух, что первая грамота дана митрополиту Агафангелу. Кажется, впоследствии, когда Патриарх был лишен свободы, этот слух подтвердился, и митр[ополит] Агафангел действительно явился его заместителем» (Руднев С. П. При вечерних огнях: Воспоминания. Харбин, 1928. С. 231).

8 В деле отсутствует.

9 Полный текст «докладной записки» архиепископа Иоанникия митрополиту Петру от

14 апреля 1925 г. см.: Лубенский раскол и «иоанникиевщина» в документах Патриаршей канцелярии. С. 68-69.

10 В указанных Апостольских правилах идет речь о недопустимости принятия в церковное общение «без представительной грамоты» отлученных в «ином граде», а также об извержении и отлучении епископов, получивших церковную власть через «мирских начальников».

11 Параграф 6 «Положения о временном Высшем Управлении Православной Церкви на Украине», принятого Собором Украинской Церкви 9 июля 1918 г., гласил: «Непрерывно действующими исполнительными органами Высшего Церковного Управления Православной Церкви на Украине являются Священный Собор всех правящих Епископов Украинских епархий и Высший Церковный Совет». В следующем параграфе было пояснено, что «Священный Собор Епископов созывается не менее одного раза в год» (Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Вып. 4. С. 17-18). Лубенский «Собор епископов» с Собором всех правящих епископов украинских епархий, о котором шла речь в Положении 1918 г., не имел ничего общего.

12 Под «грамотой Святейшего Патриарха за № 145», скорее всего, имеется в виду патриаршее послание к Украинской Церкви от 25 марта 1924 г., в котором, в частности, говорилось, что «автономная украинская церковь, вступившая в 1922 году на путь автокефалии, продолжает находиться в состоянии нестроений и раздоров». По-видимому, лубенский «Президиум Собора епископов Украины» пытался истолковать в свою пользу следующие слова послания: «Положение украинской церкви и отношение ее к церкви великорусской, строй и управление ее будут вырешены на Соборном и правомочном Всеукраинском Православном соборе, до созыва коего считаем за благо назначить в центр Украинской Республики гор. Харьков нашего представителя архиепископа Иоанникия, первейшей задачей которого является в соответствии с конституцией украинской церкви и совместно с архипастырями, пастырями и верующими мирянами Украины умиротворение ее, что крайне необходимо и с государственной стороны» (полный текст послания см.: Следственное дело Патриарха Тихона. С. 657-659).

13 2-4 сентября 1922 г. в Киеве действительно состоялось совещание под председательством Экзарха Украины митрополита Михаила, которое призвало Собор епископов Украины «объявить, что Украинская Церковь отныне стала на путь автокефалии» (см.: Феодосий (Про-цюк), митр. Обособленческие движения. С. 237). Чтобы правильно оценить этот призыв, необходимо принять во внимание, что в тот момент Патриарх Тихон находился под арестом, а на высшую церковную власть претендовали самочинное обновленческое ВЦУ и группа «Живая Церковь». В объявлении автокефалии православные украинские деятели видели тогда, прежде всего, способ оградиться от живоцерковников. Это подтверждается тем, что на том же киевском совещании было принято постановление: «От группы “Живая Церковь” отмежеваться, заявив, что, составляя автокефальную Украинскую Церковь и имея во главе Священный Собор епископов и Митрополита Михаила, мы стоим за оживление церковной жизни в смысле раскрытия внутреннего богатства нашего православия» (Там же. С. 238). Состоявшееся на следующий день, 5 сентября 1922 г., собрание девяти украинских епископов постановило, что «разрешение вопроса об автокефалии принадлежит компетенции Всеукраинского Церковного Собора; до созыва сего Собора все дела церковно-религиозной жизни на Украине окончательно решаются Священным Собором епископов всея Украины» (Там же. С. 239). Впо-

следствии, после освобождения Патриарха Тихона, все украинские епископы, участвовавшие в совещании 1922 г. (за исключением одного уклонившегося в обновленчество), находились в должном по отношению к Всероссийской церковной власти каноническом подчинении и никаких сепаратистских устремлений не проявляли.

14 Видимо, имеется в виду изданный в соответствии с посланием Патриарха от 25 марта 1924 г. указ о назначении архиепископа Иоанникия в Харьков.

15 Из донесения секретного сотрудника ГПУ УССР «Александрова» о положении дел в Екатеринославской епархии в 1925 г.: «Архиепископ Владимир (Соколовский-Автономов. — свящ. А. М.), Екатеринославский и Новомосковский, согласно его просьбы, уволен на покой. Епископ Стефан (Андрианенко) (правильно: Адриашенко. — свящ. А. М.) также уволен на покой. В своем прошении Крутицкому он указывал, что он уходит на покой под давлением Гр[ажданской] Власти. М[итрополит] Крутицкий Петр уволил еп[ископа] Стефана, но впредь до прибытия вновь назначенного в Екатеринослав еп[ископа] Прокопия (Титова), бывш[его] Херсонского и Николаевского, высланного из пределов Украины и проживающего в Москве, поручил Екатеринославскую епархию попечительствовать епископа Стефана (так. — свящ. А. М.). <...> По моему мнению, это только отвод глаз Гражданской Власти, так как м[итрополит] Крутицкий Петр прекрасно знает, что еп[ископа] Прокопия на Украину никогда не пустят, а Стефан попечительствовать будет до второго пришествия, так как он до сих пор продолжает управлять и будет управлять в Екатеринославской епархии» (ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 307. Л. 494).

16 В конце 1926 г. группа украинских православных архиереев во главе с епископом Константином (Дьяковым) вступила в переговоры с ГПУ УССР об условиях легализации. Со стороны ГПУ были выдвинуты следующие требования:

«а) Полная лояльность по отношению к Соввласти.

б) Отмежевание от всех нелегальных течений и группировок и прекращение с ними какой бы то ни было административно-церковной связи, а равно и прекращение поминовения нелегально действующих епископов.

в) Вынесение на съездах требования к Всеукраинскому и Всероссийскому поместному собору о предании церковному суду и осуждению тех заграничных иерархов, кои создали ти-хоновщину как политическую авантюру и использовали церковь в целях борьбы с Соввла-стью.

г) Вынесение на съезде требования к будущему Всеукраинскому собору о необходимости объявления автокефалии Украинской православной церкви».

В ответ на это епископы указали, какие условия приемлемы для них:

«1. Вполне лояльное отношение к гражданской власти.

2. Полное отмежевание от заграничной церковной эмиграции и осуждение ее за политиканствующий образ действий, несовместимый с идеалами пастырства и вредный для блага церкви.

3. Проведение автокефалии Украинской церкви на строго канонических началах с последующим потом отмежеванием от всех нелегальных течений и тех их представителей, кои не пожелают стать на путь легализации».

В конечном итоге весной 1927 г. соглашение было достигнуто (см.: Мазырин А., свящ. Проблема легализации Православной Церкви в СССР в середине 1920-х гг. // Российская история. 2012. № 3. С. 87—88). Только лубенский «Собор епископов» от этого ничего не выиграл, скорее, наоборот.

17 Здесь и далее в документе под «с. г.» имеется в виду 1926 г. В действительности акт об отлучении «главарей» лубенского раскола был составлен украинскими епископами еще в декабре 1925 г.

18 Правильно: Временный Высший Церковный Совет.

19 В деле отсутствует.

Ключевые слова: Русская Православная Церковь, Украинская Православная Церковь, лубенский раскол, григорианский раскол, ВВЦС, собор епископов, автокефалия, ГПУ УССР, Секретный отдел ОГПУ СССР, Иоанникий (Соколовский), Феофил (Булдовский).

“The Council of Bishops Were Very Surprised...” The Documents about the Story of Lubenskiy and Grigorianskiy Divisions and the Role of OGPU in the Development of Relationship between Them

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The publication of priest A. Mazyrin

The author publishes the documents of 1926-1927 from the Central archive of FSB RF illustrating the attitude of the Russian Orthodox Church towards Lubenskiy and Grigorianskiy Divisions, internal contradictions between the dissenters and their dependence on the GPU-OGPU organs.

Keywords: the Russian Orthodox Church, the Ukrainian Orthodox Church, Lubenskiy division, Grigorianskiy division, VVCS, a bishops’ council, autocephaly, GPU USSR, the Secret department of the OGPU.