Научная статья на тему 'Сколько было кыпчаков? (к вопросу о достоверности сведений источников о количестве населения западноевразийских степей)'

Сколько было кыпчаков? (к вопросу о достоверности сведений источников о количестве населения западноевразийских степей) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
353
85
Поделиться
Ключевые слова
ЗАПАДНОЕВРАЗИЙСКИЕ СТЕПИ / КЫПЧАКИ / ЧИСЛЕННОСТЬ / МОБИЛИЗАЦИОННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ / ВОЙСКО / КОЧЕВНИКИ / ВОИНЫ / WEST-EURASIAN STEPPE / KIPCHAKS / STRENGTH / POPULATION / MOBILIZATION CAPABILITIES / ARMY / NOMADS / WARRIORS

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Пилипчук Ярослав Валентинович

Данная статья посвящена исследованию вопроса о численности кыпчаков и в целом населения кыпчакских степей (Дешт-и-Кыпчак) в XI-XIII вв. Целью работы является получение относительно достоверных данных о численности населения в разных кыпчакских ханствах. Для большей объективности был использован сравнительный анализ, благодаря которому автор сопоставил данные о количестве кыпчаков с численностью более ранних или поздних кочевников. Многие численные данные более ранних эпох относительно населения этого региона завышены, поскольку хронисты и географы сообщали заведомо преувеличенные цифры. Статистические данные XIX в. не релевантны, поскольку условия жизни кочевников намного улучшились по сравнению с прежними эпохами. Невозможно применять среднее арифметическое при характеристике населения западноевразийских степей, поскольку размеры отдельных родов, племен и племенных союзов отличались. Все оценки численности кочевых народов имеют гипотетический характер и очень приблизительны. По нашим данным, наибольшие ханства могли насчитывать от 150 до 200 тыс. чел. населения, отдельные племена от 10 до 50 тыс. чел., а общее население Дешт-и-Кыпчак от Дуная до Иртыша должно было составлять около 1 млн. чел.

How Many Kipchaks? (On the question of the reliability of the data provided by written sources on population of West-Eurasian steppes)

This article questions on the number of Kipchak and population of Dasht-i-Qipchaq. The subject of this study is population of Qipchaq steppe in 11 th-13 th centuries. The aim is to obtain a relatively reliable data on the population in different Qipchaq Khanates. To ensure more objectivity, comparative-historical method was used by which the author has compared the number of Qipchaqs with the number of earlier or later nomads. Much of the statistics of earlier eras about population of this region are inflated by the chroniclers and geographers and deliberately exaggerated figures were reported. Statistical data of the 19 th century are not relevant, since the conditions of nomadic life have improved significantly compared to previous eras. The arithmetic mean of the population can't be applied for characterizing population of West-Eurasian steppes, as the size of individual clans, tribes and tribal unions differed. All estimates of the size of nomadic tribes are hypothetical in nature and are very approximate. The greatest Khanate could have between 150 to 200 thousand people. Some tribes could have between 10 to 50 thousand. Population of Dasht-i-Qipchaq from the Danube to the Irtysh total led about 1 million people.

Текст научной работы на тему «Сколько было кыпчаков? (к вопросу о достоверности сведений источников о количестве населения западноевразийских степей)»

№5. 2014

Я. В. Пилипчук

Сколько было кыпчаков?

(К вопросу о достоверности сведений источников о количестве населения западноевразийских степей)

Keywords: West-Eurasian Steppe, Kipchaks, strength, population, mobilization capabilities, army, nomads, warriors.

Cuvinte cheie: stepele vest-eurasiatice, cTpceaci, numar, capacitati de mobilizare, armata, nomazi, razboinici.

Ключевые слова: западноевразийские степи, кыпчаки, численность, мобилизационные возможности, войско, кочевники, воины.

Ya. V. Pylypchuk

How Many Kipchaks? (On the question of the reliability of the data provided by written sources on population of West-Eurasian steppes)

This article questions on the number of Kipchak and population of Dasht-i-Qipchaq. The subject of this study is population of Qipchaq steppe in 11th—13th centuries. The aim is to obtain a relatively reliable data on the population in different Qipchaq Khanates. To ensure more objectivity, comparative-historical method was used by which the author has compared the number of Qipchaqs with the number of earlier or later nomads. Much of the statistics of earlier eras about population of this region are inflated by the chroniclers and geographers and deliberately exaggerated figures were reported. Statistical data of the 19th century are not relevant, since the conditions of nomadic life have improved significantly compared to previous eras. The arithmetic mean of the population can't be applied for characterizing population of West-Eurasian steppes, as the size of individual clans, tribes and tribal unions differed. All estimates of the size of nomadic tribes are hypothetical in nature and are very approximate. The greatest Khanate could have between 150 to 200 thousand people. Some tribes could have between 10 to 50 thousand. Population of Dasht-i-Qipchaq from the Danube to the Irtysh total led about 1 million people.

Ya. V. Pylypchuk

Cat de multi cipceaci erau? (Despre veridicitatea informatiilor cu privire la numarul populatiei stepelor vest-eurasiatice, parvenite din izvoare scrise)

Prezentul articol reprezinta o tentativa de estimare a numarului total de cTpceaci din stepele vest-eurasiatice Tn sec. XI—XIII §i a numarului populatiei din Da§t-i-CTpceac. Scopul acestui studiu este obtinerea unor date relativ veridice despre numarul populatiei din diversele hanate cTpceace. Autorul a utilizat analiza comparativa, care a permis compararea numarului cTpceacilor cu cel al nomazilor mai timpurii sau mai tarzii. Multe date statistice cu privire la populatia epocilor mai vechi din regiunea studiata sunt prea Tnalte, cronicarii §i geografii sporind intentionat datele despre populatia de aici. Datele statistice din sec. XIX nu sunt relevante, din cauza ca, conditiile de viata ale nomazilor au devenit mult mai bune fata de epocile premergatoare. Utilizarea mediei aritmetice pentru estimarea numarului populatiei din stepele vest-eurasiatice este imposibila, dimensiunile diferitor formatiuni gentilice, triburi §i uniuni de triburi variind de la caz la caz. Toate estimarile numarului populatiei comunitatilor stepice sunt ipotetice §i foarte aproximative. Hanatele cele mai mari puteau contine 150—200 mii locuitori. Triburi aparte puteau numara de la 10 la 50 mii locuitori. Populatia totala a Da§t-i-CTpceac putea Tnsuma Tn jur de 1 milion locuitori.

Я. В. Пилипчук

Сколько было кыпчаков? (К вопросу о достоверности сведений источников о количестве населения западноевразийских степей)

Данная статья посвящена исследованию вопроса о численности кыпчаков и в целом населения кыпчакских степей (Дешт-и-Кыпчак) в XI—XIII вв. Целью работы является получение относительно достоверных данных о численности населения в разных кыпчакских ханствах. Для большей объективности был использован сравнительный анализ, благодаря которому автор сопоставил данные о количестве кыпчаков с численностью более ранних или поздних кочевников. Многие численные данные более ранних эпох относительно населения этого региона завышены, поскольку хронисты и географы сообщали заведомо преувеличенные цифры. Статистические данные XIX в. не релевантны, поскольку условия жизни кочевников намного улучшились по сравнению с прежними эпохами. Невозможно применять среднее арифметическое при характеристике населения западноевразийских степей, поскольку размеры отдельных родов, племен и племенных союзов отличались. Все оценки численности кочевых народов имеют гипотетический характер и очень приблизительны. По нашим данным, наибольшие ханства могли насчитывать от 150 до 200 тыс. чел. населения, отдельные племена — от 10 до 50 тыс. чел., а общее население Дешт-и-Кыпчак от Дуная до Иртыша должно было составлять около 1 млн. чел.

© Stratum plus. Археология и культурная антропология. © Я. В. Пилипчук, 2014.

Одним из актуальных вопросов истории кыпчаков является вопрос об их количестве — войск и населения, в Дешт-и-Кыпчак. До сих пор в историографии не было отдельных работ, посвященных исследованию этой проблемы. В существующих работах высказывались отдельные соображения относительно количества кыпчаков на части территорий Дешт-и-Кыпчак. Среди их авторов нужно упомянуть о С. А. Плетневой, В. Спинее, Н. Беренд, А. Палоци-Хорвате (Плетнева 1990; Spinei 1986; 2003; 2008; 2009; Berend 2001; Paloczi-Horvath 1989). Задачами предлагаемого исследования является сбор данных и реконструкция приблизительной численности населения на территориях Дешт-и-Кыпчак. Для получения более объективных данных необходимо сравнить численность кыпчаков с другими кочевниками западноевразийских степей.

Сведения о численности

кыпчаков в письменных источниках и историографии

Следует поставить под сомнение утверждения в российской и венгерской историографии о 40 тыс. чел. как об обычном размере кыпчакского племени (Плетнева 1990: 96, 114—115; Berend 2001: 71). На основании сведений «Картлис Цховреба» и хроники Рогерия о 40 тыс. кыпчаков С. А. Плетнева предположила, что средний размер орды насчитывал 20—40 тыс., при этом она считала, что преобладали орды в 40 тыс. Из соображений, что орд в Восточной Европе было 12—15, С. А. Плетнева определила численность кып-чаков в 600 тыс. чел. (Плетнева 1990: 114— 117).

А. Тортика принимает эту цифру с существенными оговорками. Он считает ее реальной для всего населения восточноевропейских степей. Исследователь отмечает, что среднее число — это всего лишь допущение, и указывает на разные размеры отдельных родов казахов. Племя могло состоять из 30—40—50 тыс. чел., а племенной союз или кочевой народ — насчитывать 100—200—300 тыс. чел. (Тортика 1999: 159, 167—168). Каганат мог насчитывать 200—500 тыс., а кочевая империя — 1—1,5 млн. Даже если учесть, что Дешт-и-Кыпчак занимал территорию будущего Улуса Джучи (Золотой Орды), то ее кочевое население вряд ли насчитывало более 1,5 млн. При этом следует иметь в виду, что речь идет о периоде, когда государство было единым, племена не враждовали между собой, а единая экономика и огромная территория позволяли минимизировать последствия

№5. 2014

джутов. Для кыпчаков эта цифра должна была составлять около 1 млн., даже учитывая, что восточноевропейские степи были продуктивнее, чем центральноазиатские и внутриазиат-ские. При этом 1 млн. — это все население, включая и подвластное.

Нужно учитывать также исследования А. О. Добролюбского и В. А. Иванова. В Северо-Западном Причерноморье не половцы, а огузы и печенеги составляли большинство населения. О том же свидетельствуют данные о кыпчаках в Зауралье и Заволжье: местное население было в большинстве своем огузами и печенегами. И в вождестве лу-коморцев и Шаруканидов было зафиксировано местное огузо-печенежское население. Все кочевое население евразийских степей оценивается в 4,5 млн. с допустимой погрешностью в 0,5—1 млн. (Добролюбский 1986: 54—65; Иванов 2006: 492—503).

Д. А. Расовский считал, что войско, ко -торое в 1091 г. пришло на помощь роме-ям против печенегов и которым руководили Боняк и Тугоркан, насчитывало 40 тыс. человек. Псевдо-Роман Диоген получил помощь от Тугоркана, который привел к самозванцу 12-тысячное войско. 7 тыс. кыпчаков тогда погибли, а 3 тыс. попали в плен (Расовский 1939: 106—107; Васильевский 1908; Комнина 1965: VIII, 4—6).

Рассматривая некоторые конкретные примеры, получим меньшие цифры. В эпизоде с Иваном Ростиславичем «Берладником» и ханом Башкордом можно допустить, что летописец несколько преувеличил силы кыпчаков. Башкорду приписывается управление многими кыпчаками. Иван Ростиславич был его союзником, но отказался выдавать ему крестьян, которых кыпчакский правитель хотел взять в плен. Берладников было немного в степях, но если бы кыпчаков было много, то что им мешало воспользоваться численным превосходством, перебить берладников и взять в плен бежавших от них крестьян? Имея такие силы, они вполне могли взять и город Ушицу (Ипатьевская 1962: 497—498). Таким же преувеличением является информация о 20 тыс. воинов Башкорда в 1159 г. В 1156 г. же сказано о многих кыпчаках. Аналогичная фраза была и о кыпчаках под 1164 г. (то есть в 1163 г.) (Ипатьевская 1962: 485, 500—502, 524; Расовский 1939: 123—125).

Д. А. Расовский указывал, что в битве на Стугне Тугоркан руководил войском в 10 тыс. Количество воинов в битвах, когда кыпчаки были во вспомогательных отрядах, ограничивается несколькими сотнями, как это было в битве на Вягре в 1097 г. (Лаврентьевская

№5. 2014

1962: 277—279; Ипатьевская 1962: 252—256; Новгородская первая 1950: 19, 203; Расовский 1939: 109).

В 1170 или 1171 г. кыпчаки подошли к Корсуню и стали грабить окрестные села, забирая в плен мужчин и женщин. На обратном пути кыпчаков атаковала дружина Михалка (брата Глеба Юрьевича) в составе ста русинов и 1,5 тыс. берендеев. Летописец указывал, что кыпчаков было 7 тыс. Битва была ожесточенной, но Михалко победил кыпчаков (Лаврентьевская 1962: 358—361; Ипатьевская 1962: 555—559).

В 1109 г. боярин Дмитрий Иворович взял 1000 веж кыпчаков. С. А. Плетнева считала, что каждая вежа включала 35—40 чел., то есть большую семью. Но такие большие семьи не были характерны для кочевников той эпохи. Обычно семья у них насчитывала 4—8 человек. К тому же выражение «1000 веж» могло быть метафорой большого количества кочевников. В тюркских языках термин «сан» мог обозначать тысячу или десять тысяч. Термин же «сансыз» обозначал неисчислимые множества. По данным Ипатьевской летописи, с Оселуком пришло 7 тыс. кочевников. Неизвестно, имел ли летописец в виду всех кыпчаков или только воинов (Ипатьевская 1962: 260, 290—291; Плетнева 1990: 114—115). В 1068 г. силы половцев были оценены в 12 тыс. против 3 тыс. русинов. В Лаврентьевской летописи вместо определенной цифры, содержавшейся в Ипатьевской летописи, было указано, что кыпчаков было много. По оценке Д. А. Расовского, на Прилук в 1084 г. напал отряд в 8 тыс. кыпчаков (Ипатьевская 1962: 161; Лаврентьевская 1962: 167—172, 248; Расовский 1939: 103).

Исследователи оценивали кыпчакские отряды под Адрианополем в 1205 г. в 14 тыс. воинов. Источник же — Робер де Клари — сообщал, что кыпчаков было много. Никита Хониат указывал, что скифы, то есть кыпчаки, были очень многочисленными. Жоффруа де Виллардуэн же воздержался от любых количественных оценок (Клари 1986: СХ11; Виллардуэн 1993: гл. 354—361; Хониат 1862: 377—382; Расовский 2012: 234).

О походе Тюпрака и Камосы в 1127 г. указано, что кыпчаков участвовало 7 тыс. В 1132 и 1203 гг. в войсках Священной Римской империи были вспомогательные отряды кыпчаков. При этом при описании событий 1203 г. в хронике «Деяния Гальберштадских епископов» кыпчаки упомянуты только как ЬагЬагае. Они были частью войск венгерского короля Имре, которые вместе с чехами напали на Тюрингию. Об этих событиях сооб-

щал и Арнольд Любекский, который писал только о чехах и венграх (Ипатьевская 1962: 290—291; Расовский 1933: 46—47; 1939: 115—116; Майоров 2011: 147). В аналогичном случае в 1158 г. венгры отправили на помощь кайзеру несколько сот венгерских мусульман (Расовский 1933: 46—47). В 1135 г. кыпчакские наемники напали на Вислицу (Анналы Трашки 2013). Вряд ли кыпчакских наемников в этих трех операциях было больше, чем несколько сот в каждом конкретном случае.

Обычно утверждается, что в Грузию мигрировало 40 тыс. кыпчаков. Маттеос Урхаэци упоминал о 15 тыс. кыпчаков в составе грузинского войска во время Дидгорской битвы. Однако этой информации не добавляют достоверности сведения о войске сельджуков численностью в несколько сот тысяч человек и войске грузин в 40 тыс. чел. (Golden 1984: 73). Ибн аль-Асир упоминал, что 200 кыпча-ков пребывало в авангарде грузинского войска (Ибн аль-Асир 1940: IX—Xl). Грузинские источники сообщали о 40 тыс. кыпчаков в грузинском войске и 5 тыс. монаспа. Исследователи предполагали, что вместе с семьями мигрантов могло быть 200—225 тыс. (Golden 1984: 62). Д. А. Расовский указывал, что орда Отрока насчитывала 40—50 тыс. человек (Расовский 1939: 113). С. А. Плетнева предполагала, что в Грузию мигрировали 40 тыс. воинов, в том числе 5 тыс. элитных воинов, но вместе с семьями кыпчаков было около 230—240 тыс. (Плетнева 1990: 96). И. Джавахишвили писал, что в Грузию переселилось 40 тыс. семей кыпчаков (см. Мургулия 1971: 44; Папаскири 1982: 94). Его гипотезу поддержали Ш. Месхия, С. Малакатия, Р. Метревели. Но М. Думбадзе, А. Киквидзе, З. Анчабадзе считали, что переселилось 45 тыс. кыпчакских семей. По М. Мургулия, войско кыпчаков в Грузии насчитывало 50 тыс. воинов (Мургулия 1971: 44). Согласно гипотезе И. Джавахишвили, кыпчаки расселились в Картли. С. Еремян считал, что кыпчаки жили в районе Арича и Агарцина. Ш. Месхия придерживался мнения, что кыпчаков, кроме Картли, расселили еще в Нижнем Картли, в Сомхити (Папаскири 1982: 95—97).

Второй пример — миграция кыпча-ков в Венгрию. О количестве переселенцев, учитывая противоречивую информацию письменных источников, исследователи сделали разные предположения. Рогерий сообщал о переселении 40 тыс. кыпчаков (Магистр Рогерий 2012: 19). Матфей Парижский писал о 20 тыс. мигрироваших кыпча-ков (Матузова 1979: 154—155, 212—213,

215—216). По версии П. Голубовского,

A. Ш. Кадырбаева и С. А. Плетневой, в Венгрию переселилось 40 тыс. кыпчаков (Голу -бовский 1884: 234; Кадырбаев 1997: 56; Плетнева 1990: 179). А. Палоци-Хорват считает, что количество мигрантов достигло 70—80 тыс. (Paloczi-Horvath 1989: 60—61). И. Дьорффи предположил, что мигрировало 240 тыс. куманов, то есть 40 тыс. семейств. Е. Шюц утверждает, что в Альфёльд переселилось 40 тыс. человек или семейств.

B. Спиней утверждает, что среди мигрантов было 40 тыс. воинов (Spinei 2003: 427).

Нужно все-таки учитывать, что кума-ны (кипчаки), кроме Венгрии, мигрировали в Болгарию, Крым, на Кавказ и Русь. Даже если учесть, что в Венгрию переселилось семь племен, то мигрантов было не больше 100 тыс. Скорее всего, их было около 70 тыс., а воинов было 14 тыс. По средневековым меркам это было большое войско.

Н. Беренд полагает, что количество переселенцев, указанное в хрониках, — 40 тыс. — было не реальным отражением действительности, а шаблоном средневековой европейской исторической традиции, который обозначал большое количество «варваров» и который использовался по отношению к варварским народам 2001: 71).

На данном этапе развития исторической науки нужно отказаться от практики вычисления и использования некоего среднего арифметического для подсчета количества евразийских кочевников. Цифра 40 тыс. — не больше чем фигура речи. Это идеальная конструкция, имеющая мало отношения к реальности. Рассмотрим конкретные примеры и сравним сведения о кыпчаках с данными о более ранних кочевниках.

Количество кочевого населения западноевразийских степей в докыпчакское время

Иордан сообщал об огромном множестве воинов-гуннов и их союзников в битве на Каталаунском поле. Куда ближе к реальности должна быть оценка Иорданом войска гуннов в битве при Недао. Количество погибших гуннов оценено им в 30 тыс. Скорее всего, их войско всего насчитывало 30 тыс., что означает 150 тыс. человек кочевого населения. 165 тыс. погибших с обеих сторон в битве на Каталаунских полях — это существенное преувеличение Иордана. Такие потери в бою войска не несли за день и в индустриальную эпоху, не говоря уже о времени античности и средневековья. Ведь вспомним,

№5. 2014

что обеспечение 10 тыс. гуннов в Иллирике вызвало паралич для балканских провинций Римской империи. Что уже говорить о больших проблемах для Венгрии после переселения туда гораздо большей массы кыпчаков. Количество 30 тыс. гуннов, возможно, охватывает все гуннские племена, поскольку Руя и Аттила объединили их в единой конфедерации племен (Иордан 2001: 217, 260—263; Томпсон 2008: 207—208, 215; Никоноров, Худяков 2004: 187).

Есть отрывочные сведения источников о численности кутригуров и оногуров. Для кутригуров в период до аварского завоевания византийские источники сообщали разные данные. По Прокопию Кесарийскому, для похода 551 г. в Паннонию против лангобардов гепиды наняли 12 тыс. кутригуров. По данным Агафия, для похода 559 г. хан Заберган использовал 7 тыс. В походе 568 г. против Византии аварский каган использовал 10 тыс. воинов-кутригуров (Комар 2004: 172).

А. Комар считает возможным говорить о населении кутригуров в количестве 30—50 тыс. человек. Приблизительно те же цифры ранее озвучил А. Тортика в качестве всего населения причерноморской степи в этот период (Комар 2004: 172).

Михаил Сирийский, живший спустя несколько столетий, определял количество болгар Аспаруха в 10 тыс. человек. Общее количество трех частей булгар, в которые он включил и хазар, он оценивал в 30 тыс. Этим цифрам вряд ли можно доверять, а сведения Иосифа и Феофана о болгарах и хазарах лишены конкретики (Рашев 2006: 41; Артамонов 2001: 132—133, 135—136, 157—158, 180—181; Коковцев 1932; Тортика 1999: 156).

В отношении населения в Аварском каганате, в том числе и болгар, нет достоверных данных. А. Тортика считает, что коче -вое население Аварского каганата составляло 150—200 тыс. человек. Указанные Менандром два тумена (20 тыс. авар) в 558 г. — это преимущественно мужчины в войске, оторвавшемся от тюркютов. Силы откочевавших от тюркютов к аварам племен забендер и тар-ниах А. Тортика оценивает в 10 тыс. воинов. Авары сообщали византийцам, что их пришло два тумена. Нужно учитывать, что от орды аваров откололись кутригуры Алцека и Кувера. С Алцеком ушло 9 тыс. кутригуров. Думаю, что речь идет обо всем населении, а не только о воинах. От резни кутригуров, устроенной франками в Баварии, во владения лангобардов ушло только 700 человек, и, вероятно, это были только воины (Артамонов 2001: 153, 157—158; Тортика 1999: 155, 164).

№5. 2014

Для того чтобы составить представление о том, насколько большими могли быть племена, нужно привлечь и данные о венграх. В арабских источниках сказано о 20 тыс. воинах-венграх (Марвази 2006: 708; Ибн Русте 2006: 703). Из сочинения Константина Багрянородного мы знаем, что венгерских племен было семь, и с ними еще одно хазарское племя (кабары). Если учесть коэффициент соотношения населения к войску, то 20 тыс. воинов должны были предполагать 100 тыс. человек всего населения. Нужно учитывать, что часть земель, пригодных для кочевания и при гуннах, и при аварах, и при венграх, была населена иными этническими группами (Константин Багрянородный 1991: гл. 37; Тортика 1999: 158).

О. Прицак считал, что войско печенегов составляло 400 тыс. чел. Печенеги в Х в., по данным Константина Багрянородного, делились на 40 округов (родов) и 8 фем (племен). Каждый округ О. Прицак считал ту-меном. Племена и роды могли быть разных размеров. Относительно печенегов в 1048 г. Иоанн Скилица считал, что они составляли 13 округов и в общей сложности насчитывали 800 тыс. чел. Для каждого округа О. Прицак считал нормой 72 тыс. 727 чел. Общее количество печенегов исследователь определял в количестве 2,8—3 млн. человек. Анна Комнина сообщала о мириадах погибших печенегов. Это сознательное преувеличение, как и сведения о войске кыпчаков, которое привел во Фракию самозванец псевдоРоман Диоген. Насколько можно доверять подобным сведениям? Вряд ли Константин Багрянородный, Иоанн Скилица или Анна Комнина самолично побывали среди кочевников. Они представляют читателям обобщенную картину.

Сведения в письменных источниках об огузах также неконкретны: говорится об их великом множестве. Михаил Атталиат сообщал о 600 тыс. огузов, что, безусловно, является существенным преувеличением. Ведь многие огузы были увлечены Сельджукидами в Иран, на Ближний Восток и в Анатолию, где были образованы сельджукские султанаты. Огузы-торки были только частью всей общности огузов, при этом не исключено, что меньшей. Неимоверного множества печенегов и огузов, описанного в источниках, Степь попросту не прокормила бы, поскольку ее ресурсы ограничены и различаются по регионам (РгЙБак 1976: 18—21; Комнина 1965: VIII, 4—6, Х, 2—4; Константин Багрянородный 1991: гл. 37; Агаджанов 1969: 159—160; Васильевский 1908: 28—31).

О численности населения

отдельных кыпчакских вождеств

Чтобы составить представление о мобилизационном потенциале отдельных вож-деств, необходимо использовать данные о ко -личестве кочевников, в том числе и пребывавших в Степи позднее, на отдельных территориях. Для этого мы выделяем несколько территориальных комплексов: Подунавье и Причерноморье, Северный Кавказ и Северо-Восточное Приазовье, Приуралье и При-аралье, Центральный Казахстан и Прииртышье.

Подунавье и Причерноморье

Два кыпчакских вождества существовали вблизи Карпат. Одно из них находилось на территории Куманской епископии. Исследователи указывают, что христианство с Бортцом и Мемборком приняло 15 тыс. чел. Наверняка это было все население этого кыпчакского вождества. Нужно учитывать, что на этой территории также проживали еще и бродники и влахи. Вождество орунгутов в Бэрэганской степи вряд ли имело больше населения, чем вождество Бортца, и это племя вряд ли насчитывало больше чем 10 тыс. человек (Брше1 2008: 418—419, 422, 425).

Нужно отметить, что через сто с небольшим лет в районе вблизи Прута существовал золотоордынский улус под командованием Алтамыша. Его войско должно было насчитывать 1—2 тыс. Для победы над ним было достаточно пограничных контингентов венгерских секеев (Вашари 2010: 24—25).

Данные относительно Буджакской орды у разных авторов отличаются. Одни наблюдатели оценивали количество ее воинов в 8—10 тыс. По сведениям Боплана, количество воинов у буджакских татар достигало 15 тыс. Количество же жителей Орды достигало 20—30 тыс. Дмитрий Кантемир указывал, что в 1568 г. в Буджаке жило 30 тыс. татар. В указе султана Ахмеда I от 1608 г. сообщалось о 5—10 тыс. буджакских татар. В посольском донесении из Стамбула в Париж указывалось о 15 тыс. татар. Таким образом, 15 тыс. — это максимальная цифра, 5 тыс. — минимальная. Вряд ли население Буджака превышало 40 тыс. человек (Яворницький 1990: 239; Тасин 2013: 168).

Силы правителей из Поднепровья и Крыма должны были превышать силы кочевников Буджака. Так, крымский хан Девлет-Гирей II при Молодях управлял войском в 40 тыс. че-

ловек, но еще были ногайцы и черкесы. Максимальное количество воинов — 60 тыс. Летописные 150 тыс. и 20 тыс. янычар являются существенным преувеличением. Да и 100 тыс., указанные в дипломатической переписке, также неправдоподобны (Пенской 2012: 153—155). Часть кочевого населения Крыма к XVII—XVIII вв. осела и жила в городах Старый Крым, Карасубазар, Бахчисарай, Гезлев, Кырк-Ор. Войско, которым командовал сам хан, могло насчитывать максимум 40—60 тыс. воинов. По мнению исследователей, всё население Крымского ханства с вассальными ногайскими ордами могло насчитывать от 250—300 тыс. до 450—600 тыс. человек. Интересно, что летописные источники приводили для владений Мамая численность в 300 или 400 тыс. воинов, что было очень сильно завышено. Ю. Селезнев указывал, что под властью Мамая находилось 9 ту-менов, и он теоретически мог собрать войско в 90 тыс. Однако вполне возможно, что в походе могло участвовать от 18 до 30 тыс. воинов (Пенской 2010: 57—59; Селезнев 2011: 162—166).

Привлечем данные по ногайским ордам в Буджаке и на Кубани, Едисан, Едичкуль и Крымского ханства. Численность населения Едичкульской орды оценивалась в 20 тыс. дымов, то есть кибиток. Максимально эта ногайская орда могла выставить около 20 тыс. воинов. Обычные размеры войска должны были быть скромнее. Джамбуйлукская орда насчитывала 5 тыс. кибиток. Едисанская орда насчитывала 40 тыс. кибиток и была самой большой из всех ногайских орд Северного Причерноморья. Буджакская орда выставляла войско в 8—10 тыс. Таким образом, общее количество войска в этих ордах в 1625 г. оценивалось в 50 тыс. всадников, а в 1760 г. — в 60 тыс. В 1766 г. в трех ордах, кроме Буджака, было 65 тыс. кибиток. Уже эти подсчеты указывают на то, что искать среднее арифметическое для кочевников не стоит, количество населения было разным в разных ордах, да и отличалось также в разные эпохи. Всего, по подсчетам Д. Скальковского, в Крыму и в ногайских степях обитало 560 тыс. населения. При этом нужно учитывать не только упомянутые четыре ногайские орды и Крым, но также и ногайцев Кубани (Яворницкий 1990: 236—245; Тунманн 1991).

Но в отношении численности ногайских орд есть и более скромные оценки. Между Днепром и Доном, включая Прикубанье, по данным Д. Скальковского, жило 120 тыс. ногайцев. Прикубанские ногайцы из трех улусов вместе насчитывали 10 тыс. семей, что

№5. 2014

означает общее население в 50 тыс. Между Кубанью и Доном жило 30 тыс. ногайцев. В Северном Приазовье их было не больше. Но нужно учитывать, что в их территории не входили Крым, Ставропольская возвышенность, Эргени, Нижний Дон. Эти территории были заняты крымскими татарами, донскими и терскими казаками, а также калмыками (Тортика 1999: 160).

Вернемся к кыпчакам. Если их сравнивать с ногайскими ордами и Крымским ханством, то мы сможем сравнить только часть племен. Некоторые владения оказались за границами владений тюркских государств в новое время. Вождество Ит-оглы, известное в славянских источниках как «лукомор-ские половцы», должно быть наибольшим на западе евразийских степей. В его состав должны были входить часть землей Едисана, Джамбуйлук и Крым. Население владений «приднепровских половцев» было не больше Едичкуля. При этом в источниках есть разделение местных кыпчаков на бурдж-оглы и улаш-оглы. При описаниях нападения кып-чаков на Левобережье указывается максимум 7 тыс. воинов. Общее количество населения в районе — 35 тыс. человек для бурдж-оглы — представляется более реальным. При исследовании количества населения нужно учитывать, что кыпчакские вожди, видимо, часто воевали между собой, потому что обычаи похищать невест и скот должны были приводить к баранте со стороны обиженых соседей. Как отмечал Н. Назаров, взаимная вражда рода с родом и племени с племенем была обычна для среднеазиатских народов (Назаров 1968).

При сравнении Едисана с кыпчакскими вождествами следует учитывать, что его территорию в конце XII в. делили между собой два вождества — кыпчаков дурут и кыпчаков ит-оглы. Максимальный размер вожде -ства дурутов вряд ли превышал половину населения Едисана. То есть цифры (20 тыс.), приведенные Матфеем Парижским и Роджером Бэконом, могли свидетельствовать о максимальном размере вождества Котяна и ко -личестве его воинов. Но Котян должен был понести потери в ходе войны с токсо-ба и монголами, и количество его людей, переселившихся в Венгрию, естественно, должно было быть меньше. Вождество же Боняка должно было объединять кыпчаков Бэрэганской степи, Буджака и части Едисана. Вспомним, что приблизительно на этой территории в IX веке жили венгры, чьи силы насчитывали 20 тыс. воинов (Матузова 1979: 212—213).

№5. 2014

Степи Кавказа и Приазовья

Говоря о численности кыпчаков этого региона, ее можно попробовать сопоставить с данными о кочевниках на этой территории в предшествующие эпохи. Сколько насчитывалось аорсов в Волго-Донье и на Северном Кавказе? Страбон исчисляет их войско под командованием царя Спадина в размере 200 тыс. Но тогда, соответственно, 1 млн. населения — это огромное преувеличение. И. Петров предполагал, что население Великой Булгарии достигало 800 тыс. — 1 млн. чел. Такое население для государств региона просто нереально. Куда более реально 200 тыс. чел. всех аор-сов (Плетнева 1990: 149; Скрипкин 2004: 21; Тортика 1999: 157). В Прикубанье кочевали сираки, войско которых насчитывало 20 тыс. (Тунманн 1991; Скрипкин 2004: 22; Лысенко 2003: 43—53).

Для сравнения привлечем также данные о савирах и хазарах. Феофан указывал максимальную численность воинов савиров — 20 тыс. под 521 г. Прокопий Кесарийский упоминал 3 тыс. савиров-наемников в персидском войске в 531 г. В 550—556 гг. на стороне персов воевало 12 тыс. савиров. В то же время в 555 г. на стороне византийцев воевало 2 тыс. наемников савиров. Иоанн Малала определял количество савиров в 100 тыс. По позднему «Дербенд-наме» у хазар в 721—722 гг. было 40 тыс. воинов. Под 737 г. Ибн аль-Асир сообщал о 40 тыс. хазар во главе с Хазар-тарханом. Сведения Йакуби о 50- или 100-тысячном войске хазар, вероятно, завышены. Данные о 300 тыс. воинов-хазар у Ибн аль-Асира и Балазури в 730—731 гг. — это многократное преувеличение сил врага.

Исследователь А. Тортика пришел к мнению, что хазар в VIII в. должно было быть не более 200 тыс. Такую же численность он предполагал для булгар. Это население довольно большого региона — от Крыма и до При-кубанья. Ядро Великой Булгарии под руководством Кубрата в Прикубанье и Восточном Приазовье насчитывало 40—50 тыс. населения. От 30 до 50 тыс. оногуров должны были уйти с Аспарухом на Дунай. В Приазовье и Прикубанье должно было проживать 80—100 тыс. чел. (Тортика 1999: 154—159).

Для Хазарского каганата в качестве максимальной численности кочевого населения можно допустить 300—400 тыс. человек, а всего подвластного населения в 400—500 тыс. Хазары могли мобилизовать против арабов воинов со степей Северного Кавказа и Нижнего Поволжья. Цифра Ибн Халдуна о 50 тыс. тюрков, не пустивших монголов через Дербент,

выглядит сильно завышенной. Дербентские кыпчаки не имели хазарского потенциала (Насави 1996: 77, прим. 17; Артамонов 2001: 99—102, 180—181, 283—287, 293—294, 296—297, 303—304; Жития... 1998; Тортика 1999: 164).

А. Тортика предполагает, что кыпча-ки могли насчитывать на Северном Кавказе 230—250 тыс. Он же считал, что кыпчаки не имели конкурентов в борьбе за территорию. Однако в летописях указано, что печенеги и торки воевали около Саркела с кыпча-ками, после чего бежали на Русь. Кроме того, нужно отметить соперничество между отдельными группами кыпчаков, в частности, между кыпчаками Отрока и «дербентскими кыпчака-ми» (Тортика 1999: 154—159).

Обратимся к более позднему времени. Орда кубанских ногайцев насчитывала 10 тыс. семей (Тунманн 1991). Согласно некоторым данным, калмыкский тайша Хо -Урлюк привел 50 тыс. калмыцких кибиток. В 1630 г. калмыков было 280 тыс. Но в 1741 г. калмыков было уже 228 тыс. 741 чел., — видимо, население уменьшилось вследствие междоусобной борьбы в Калмыкском ханстве. Максимальное количество калмыков на Северном Кавказе, Доне и Волге насчитывало 100 тыс. кибиток. Во время ликвидации Калмыкского ханства общее население государства насчитывало 350 тыс. чел. И 30 тыс. кибиток калмыков в 1771 г. откочевало через казахские степи в владения Империи Цин. По мнению А. Тортика, в низовья Волги в XVII в. перекочевало не больше 150 тыс., а максимально их было 210 тыс. Резко возросшее количество калмыков в XIX в. было аномалией, вызванной мирной жизнью и улучшившейся медициной. Степь была перегружена населением, а калмыкам не хватало пастбищ. В доиндустриальную эпоху количества населения должно было быть в разы меньше. Максимально Донбук-Омбо выставлял 40 тыс. чел. При этом калмыки ходили в походы также отрядами из 7 тыс., но обычно максимально выставляли 20—30 тыс. То есть, их мобилизационные возможности относительно сопоставимы с хазарами или савирами (История калмыцких ханов 2003; Викторин 2006; Левшин 1996: II, 5; Скрипкин 2004: 22; Тортика 1999: 163).

Территория «дербентских кыпчаков» покрывала территорию Калмыкского ханства. «Дербентских кыпчаков» возможно сравнить по численности с савирами, хазарами, калмыками, которые контролировали прикаспийские земли. Относительно владений Шаруканидов, то в них должно было состоять четыре орды,

известных по археологическим источникам, а также неучтенное С. Плетневой объединение кыпчаков-ельтукове. При этом во владениях Шаруканидов должно было находиться несколько племен, как минимум, шесть-семь. При переселении в Грузию должна была мигрировать только часть кыпчаков-токсоба, которые были главными в вождестве Шаруканидов. Представляется возможным, что 15 тыс. кыпчаков, упомянутых у Маттеоса Урхаэци, — это общее количество кыпчаков, мигрировавших в Грузию. Воинов из их числа должно было быть не более 3 тыс. Представляется возможным, что в битве при Дидгори принимало участие несколько сот кыпчаков (по аналогии с битвой на Вягре), которые составляли элиту кыпчакского воинства. Кыпчаков должны были расселить на опустошенных сельджуками территориях, которые, впрочем, не были такими уж большими. Таким образом, 40 тыс. чел., упомянутых в грузинской летописи, — это общее количество воинов с владений Шаруканидов в XI—XII вв., а 200 тыс. насчитывало население всей орды под руководством Шарукани-дов (Жития... 1998; Golden 1984: 73).

Приуральеи Приаралье

Конфедерация канглов также состояла из нескольких племен. По версии П. Голдена, их было пять племен. Даже если не считать Шаньметгумали и барат (возможно, дурут), это все равно объединение нескольких племен. Антропонимия канглов демонстрирует присутствие в их составе еще двух племен: байаут и эймюр. Для сравнения, по китайским данным, войско владения Яньцай (Алания), которое находилось в том же регионе, насчитывало 100 тыс., а население должно было насчитывать 500 тыс. При этом в китайских источниках отмечалось, что Яньцай (Алания) граничит с Римской империей и Канцзюем, то есть в состав владений алан входили не только земли будущего Младшего жуза, но и будущие калмыкские и ногайские степи. Но вряд ли китайцы имели объективное представление о войске аланов, тем более что их страна находилась далее, чем Канцзюй и Усунь, а послов в Китай аланы не отправляли. Китайцы могли просто иносказательно сказать, что аланы — очень сильный народ (Голден 2013: 31—38; Боровкова 2001: 100; 2005: 76; Кюнер 1961: I, 7).

Огромные просторы Ногайской орды от Волги до верхнего течения Ишима и от Нижней Сырдарьи до Камы могли иметь от 720 до 960 тыс. населения. Но, кроме ко-

№5. 2014

чевого, у ногайцев было и оседлое население. Т. Султанов считал, что в государстве ко -чевых узбеков, занимавшем восточный Дешт-и-Кыпчак и юг Западной Сибири, жило 1 млн. 240 тыс. или 1 млн. 360 тыс. чел. Кроме того, Казахское ханство Касима насчитывало приблизительно 1 млн. При этом нужно учитывать, что ханство Касима включало также Семиречье, которое не входило в состав Дешт-и Кыпчак. Когда ногайцы откололись от казахов (в количестве 600 тыс.), то казахский хан Тахир руководил 400 тыс. людей. При этом на Семиречье должно было приходиться 300 тыс. Однако такое население для Восточного Дешт-и-Кыпчак явно является преувеличенным. Тюрки же обозначали ногайцев словом «сансыз» (многочисленные) (Трепавлов 2002: 493—499).

Что касается конкретных сил казахов, воевавших с калмыками, то в 1723 г. против калмыков выступило 15 тыс. войска Абу-л-Хайра, а в 1724 г. в походе участвовало 10—13 тыс. воинов. Абу-л-Хайр обещал в 1723 г. двинуть на калмыков 40 тыс. воинов. Калмыки могли максимально им противопоставить 18 тыс. В 1724 г. в поход на калмыков двинулось 10 тыс. казахов и каракалпаков . И. Тевкелев считал, что казахи Младшего и Среднего жуза могли выставить 130 тыс. воинов и в резерве столько же. Но сведения И. Тевкелева, как и сведения китайских источников о Канцзюе и Алании, вряд ли можно считать достоверными, эти сообщения являлись «пылью в глаза» доверчивым гостям (Бобров 2012: 7—8; Ханыков 1852; Тортика 1999: 161).

Вождеству канглов приблизительно должен был соответствовать Младший жуз. Хан Младшего жуза Нурали обещал выставить 30 тыс., но в поход отправлялись отряды из нескольких тысяч воинов. Максимальная численность местных казахов на рубеже XIX—XX вв. — 1 млн. 100 тыс. По данным П. Кеппена, численность населения этой территории была меньше и составляла 650 тыс. Младший Жуз казахов состоял из четырех племен (Левшин 1996: III, 1; Тортика 1999: 161).

Все население конфедерации канглов должно было быть в пределах 150—200 тыс. чел., а войско — в районе 30—40 тыс. Куда более релевантны и объективны сведения о войсках казахов в XVIII в.

Центральный Казахстан и Прииртышье

Согласно одним китайским данным, войско Канцзюй насчитывало 80—90 тыс., а со-

№5. 2014

гласно другим — 120 тыс. Л. А. Боровкова считала, что население Канцзюя могло насчитывать от 400—450 до 600 тыс. населения. Думаем, что эти цифры существенно завышены, и не исключено, что послы Канцзюя и Усуни завышали количество своих воинов и могущество своих государств, чтобы с более выгодных позиций вести переговоры с китайцами. Сами китайские послы вряд ли воочию видели описанное войско. В связи с этим возможно предположить, что войско Канцзюя было вполне сопоставимо с силами казахов в более позднее время, то есть реально было 30 тыс., а теоретически — в районе 70 тыс., но это при поголовной мобилизации (Кюнер 1961: I, 7; Боровкова 2001: 99—100; 2005: 83; Маркварт 2002).

В XVIII в. Средний жуз, по оценкам И. Г. Андреева, мог теоретически выставить 70 тыс. воинов, однако для этого каждая кибитка должна была выставить по два-три человека. Всего насчитывалось 32 790 кибиток. При этом русский источник указывал количество казахов в каждой волости. Абылай реально мог выставить 30 тыс. воинов. Мобилизационный максимум — это 70 тыс., значит, население в Среднем жузе приблизительно соответствовало конфедерации йеме-ков. Нужно сказать, что И. Тевкелев указывал, что Средний жуз — наиболее многолюдный из всех жузов. Для сравнения у казахов в этом регионе было шесть племен плюс те-ленгуты и кыргызы (Андреев 1998; Тевкелев 2005).

Китайские источники о владении Усунь сообщали, что во время династии Хань количество войска насчитывало несколько десятков тысяч, то есть, цифры, сопоставимые с казахами Старшего жуза. Один из усунь-ских вождей, ушедший в Канцзюй, увел вместе с собой 80 тыс. населения (Кюнер 1961: I, 2; Боровкова 2001: 105—106; 2005: 82—83). П. Кеппен оценивал население Старшего жуза в 100 тыс. При этом нужно учитывать, что Семиречье входило в состав империи Цин, то есть, по крайней мере, часть населения этого региона не была учтена русскими (Тортика 1999: 161).

А. Левшин предполагал, что всего казахов было 2,5—3 млн. Младший Жуз, по его мнению, насчитывал 1 млн. 100 тыс., Средний Жуз — 1 млн. 350 тыс. Количество кибиток 190 и 210 тыс. соответственно. По сведениям же казахских исследователей, в Младшем Жузе было 1 048 537 чел., а в Среднем жузе 1 561 681 чел. Такая численность стала возможной в XIX в. в условиях мира и стабильности. С другой стороны, рост численности

привел к обнищанию кочевников, поскольку им недоставало пастбищ. Нагрузка на степь была излишней. Кочевники были вынуждены оседать. Население же в XVI—XVIII вв. должно было быть значительно меньшим за счет потерь от войн и эпидемий. П. Кеппен указывал, что 540 тыс. казахов было в Среднем жузе, а 650 тыс. в Малом жузе (Левшин 1996: III, 1; Тортика 1999: 161). Понятно, что ограничения логистики не позволяли собрать в одном месте более 60 тыс. воинов. Казахи максимально собирали 30 тыс. Да и степное войско таких размеров было редкостью (Тевкелев 2005: 305—318).

Кыпчаки, называемые в Лаврентьевской летописи «половцы емякове», а в мусульманских источниках известные как йемеки, могли располагать таким же войском, как казахи и Канцзюй. Эта конфедерация должна была состоять из нескольких племен и в общей сложности насчитывать ок. 150—200 тыс. населения.

Выводы

Итак, сопоставление данных о количестве кыпчаков, указанных в источниках, со сведениями о других кочевниках в другие исторические периоды на разных территориях показывает, что вычисление некоего среднего арифметического для размеров объединений кочевников неправомерно и невозможно. Разные вождества в разное время и на разных территориях насчитывали разное количество воинов и населения. Реконструировать их численность можно только гипотетически. Большие вождества кыпчаков теоретически могли выставить количество воинов в несколько десятков тысяч человек. Однако практически войска кочевников, как правило, ограничивались несколькими тысячами воинов. В войнах, где кыпчаки играли вспомогательную роль, численность кыпчакского контингента насчитывала всего несколько сот, максимум, тысячу элитных воинов. «40 тыс. кып-чакских воинов» — это штамп европейской исторической традиции, описывающей войска варваров. От 150 до 200 тыс. человек должно было насчитывать население наибольших вождеств — ханства Шаруканидов, канглов, йемеков. Естественно, что вовсе не обязательно, чтобы число было круглым. Количество населения варьировало в каждом отдельном вождестве. Все кочевое населения Дешт-и Кыпчак от Иртыша до Дуная должно было, по нашему мнению, составлять порядка 1 млн. человек.

№5. 2014

Литература

Агаджанов С. Г. 1969. Очерки истории огузов и туркмен Средней Азии. Ашхабад: Илым.

Андреев И. Г. 1998. Описание Средней Орды киргиз-кайсаков. Алматы: Гылым.

Анналы Трашки. 2013. Перевод: Досаев А. С. URL: http:// www.vostlit.info/Texts/rus17/Ann_Traski/ frametext.htm. Дата обращения 15.01.2013.

Артамонов М. И. 2001. История хазар. 2-е изд. Санкт-Петербург: Лань.

Бакунин В. 1939. Описание истории калмыцкого народа. Ч. 1. Красный архив 94 (3), 189—255.

Бобров Л. А. 2013. Узенинская битва (1724 г.): предпосылки, ход, результаты. Научный Татарстан 2. Казань, 5—17.

Боровкова Л. А. 2001. Царства Западного края в II—I веках до н. э. (Восточный Туркестан и Средняя Азия по сведениям Ши Цзи и Хань Шу). Москва: Институт востоковедения РАН; Крафт +.

Боровкова Л. А. 2008. Народы Средней Азии III—VI веков (по древним китайским и западным источникам). Москва: Институт востоковедения РАН.

Васильевский В. Г. 1908. Византия и печенеги. В: Труды Г. В. Василевского. Т. 1. Санкт-Петербург. URL: http://annales.info/byzant/vasiljevsk/1_01.htm. Дата обращения 15.01.2013.

Вашари И. 2010. Татарские походы венгерского короля Лайоша Великого. Золотоордынская цивилизация 3. Казань: Фан; АН РТ, 22—30.

Викторин В. М. 2006. Российское государство и кочевые народы. В: Кривошеев Ю. В. (ред.). Россия и степной мир Евразии. Санкт-Петербург: СПбГУ URL: http://stepnoy-sledopyt.narod.ru/ history/rgkn/rgkn.htm. Дата обращения 15.01.2013.

Виллардуэн 1993: Виллардуэн Жоффруа де. 1993. Завоевание Константинополя. Заборов М. А. (пер., ст. и коммент.). Москва: Наука. URL: http://www. vo stlit .inf o/Texts/rus 7/Villarduen/f rametext4 .htm. Дата обращения 15.01.2013.

Голден П. Б. 2013. К вопросу о происхождении племенных названий кипчаков. В: Кумеков Б. Е. (глав. ред.). Сборник материалов конференции «Кипчаки Евразии: история, язык и письменные памятники». Астана: Министерство образования Республики Казахстан; Евразийский национальный университет им. Л. Н. Гумилева, 27—45.

Голубовский П. В. 1884. Печенеги, торки и половцы до нашествия татар. Киев: Университетская типография И. И. Завадского.

Добролюбский А. О. 1986. Кочевники Северо-Западного Причерноморья в эпоху средневековья. Киев: Наукова думка.

Жития... 1998: Жития царя царей Давида 1998. Символ 40. URL: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/ Kavkaz/XI/1080—1100/David/fr ametext1.htm. Дата обращения 15.01.2013.

Ибн аль-Асир. 1940. Материалы по истории Азербайджана из «Тарих-ал-камиль» («Полного свода истории») Ибн-ал-Асира. Баку: АзФЭН.

Ибн Русте. 2006. Книга драгоценных ожерелий. История татар 2. Волжская Булгария и Великая Степь. Казань: РухИЛ; Институт истории им. Ш. Мар-джани, 699—707.

Иванов В. А. 2006. Кыпчаки в Восточной Европе. История татар 2. Волжская Булгария и Великая Степь. Казань: РухИЛ; Институт истории им. Ш. Марджани, 492—503.

Иордан. 2001. О происхождении и деяниях гетов. Санкт-

Петербург: Алетейя.

Ипатьевская 1962: Ипатьевская летопись. 1962. Воспроизведение текста издания 1908 г. ПСРЛ 2. Москва: Восточная литература.

История калмыцких ханов 2003. Лунный свет: Калмыцкие историко-литературные памятники. Элиста: Калм. кн. изд-во. URL: http://www.vostlit. info/Texts/Dokumenty/Mongol/Lunnij_svet/text5. phtml?id=12301. Дата обращения 15.01.2013.

Кадырбаев А. Ш. 1997. За пределами Великой степи. Ал-маты: Демеу.

Клари 1996: Клари Робер де. 1996. Завоевание Константинополя. Заборов М. А. (пер., ст. и коммент.). Москва: Наука.

Коковцев П. К. 1932. Еврейско-хазарская переписка в X веке. Ленинград: АН СССР.

Комар А. В. 2004. Кутригуры и утигуры в Северном Причерноморье. Сугдейский сборник. Судак; Киев: Академпериодика, 169—200.

Комнина Анна. 1965. Алексиада. Любарский Я. Н. (пер., вступ. ст., комм.). Москва: Наука.

Константин Багрянородный. 1991. Об управлении империей. Литаврин Г. Г., Новосельцев А. П. (ред.). Москва: Наука.

Кюнер Н. В. 1961. Китайские известия о народах южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. Москва: Издательство восточной литературы.

Лаврентьевская 1962: Лаврентьевская и Суздальская летопись по Академическому списку. 1962. Воспроизведение текста изд. 1926—1928 гг. Карский Е. Ф. (ред.). ПСРЛ 1. Москва: Восточная литература.

Левшин А. И. 1996. Описание кыргыз-казачьих или кыргыз-кайсацских гор и степей. Алматы: Са-нат.

Лысенко Н. Н. 2003. Роксоланы царя Гатала и ревксина-лы царя Тасия (к вопросу о военно-политических союзах сарматских племен). Древности Кубани 19. Краснодар, 43—53.

Магистр Рогерий. 2012. Горестная песнь о разорении венгерского королевства татарами. Санкт-Петербург: Дмитрий Буланин.

Майоров О. 2011. Галицько-волинський князь Роман Мстиславич. Володар, вош, дипломат 1. До вивчення джерел з кторп внутршнъог та зовншнъог полтики. Бша Церква: Олександр Пшонювський.

Марвази 2006: Тахир Марвази. 2006. Природа животных. История татар 2. Волжская Булгария и Великая Степь. Казань: РухИЛ; Институт истории им. Ш. Марджани, 707—709.

Маркварт И. 2002. О происхождении народа куманов. Немирова А. (пер.). URL: http://steppe-arch. konvent.ru/books/markvart1-00.shtml. Дата обращения 15.01.2013.

Матузова В. И. 1979. Английские средневековые источники IX—XIII вв. Тексты, пер., коммент. Москва: Наука.

Мургулия Н. П. 1971. Переселение половцев в Грузию. В: Скаба А. Д. (отв. ред.). Из историиукраинско-грузинских связей. Киев: АН УССР, 40—54.

Назаров Ф. 1968. Записки о некоторых народах и землях средней части Азии. Москва: Наука. URL: http:// az.lib.ru/n/nazarow_f_m/text_1821_zapiski.shtml Дата обращения 15.01.2013.

Насави 1996: Шихаб ад-Дин Мухаммад ан-Насави. 1996.

№5. 2014

Сират ас-султан Джалал ад-Дин Манкбур-ны (Жизнеописание султана Джалал ад-Дина Манкбурны). Буниятов З. М. (изд. критич. текста, пер. с араб., пред., коммент., прим. и указатели). Москва: Восточная литература.

Никоноров В. П., Худяков Ю. С. 2004. Свистящие стрелы Маодуня и Марсов меч Аттилы: Военное дело азиатских хунну и европейских гуннов. Санкт-Петербург: Петербургское Востоковедение; Москва: Филоматис.

Новгородская первая 1950: Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. 1950. Насонов А. Н. (ред. и предисл.). Москва: АН СССР.

Папаскири З. В. 1982. У истоков грузино-русских политических взаимоотношений. Тбилиси: Тбилисский университет.

Пенской В. В. 2010. Военный потенциал Крымского ханства в конце XV — начале XVII в. Восток 2. Москва: Институт востоковедения РАН, 56—66.

Пенской В. В. 2012. Сражение при Молодях 28 июля — 3 августа 1572 г. История военного дела: исследования и источники II. Москва: б. и., 127—236. иИЬ: http://www.milhist. тйэ/2012/08/23/решкоу_1. Дата обращения 23.08.2012.

Плетнева С. А. 1990. Половцы. Москва: Наука.

Расовский Д. А. 1933. Печенеги, торки и берендеи на Руси и в Угрии. Seminarium Kondakovianum (Анналы института Н.П. Кондакова) VI. Praha, 1—64.

Расовский Д. А. 1939. Военная история половцев. Seminarium Kondakovianum (Анналы института Н.П. Кондакова) XI. Praha, 95—127.

Расовский Д. А. 2012. Роль половцев в войнах Асе-ней с Византийской и Латинской империями в 1186—1207 годах. В: Расовский Д. А. Половцы. Черные Клобуки: печенеги, торки и берендеи на Руси и в Венгрии. Москва: ЦИВОИ, 231—237.

Рашев Р. 2006. Великая Болгария. История татар 2. Волжская Булгария и Великая Степь. Казань: РухИЛ; Институт истории им. Ш. Марджани, 36—47.

Селезнев Ю. В. 2011. Сколько всадников мог собрать Мамай? В: Миргалеев И. М. (гл. ред.). Военное дело Золотой Орды: проблемы и перспективы изучения. Материалы Круглого стола, проведенного в рамках Международного Золотоор-дынского форума. Казань, 29—30 марта 2011 г. Казань: Фолиант; Институт истории им. Ш. Мар-джани АН РТ, 162—166.

Скрипкин А. С. 2004. К проблеме определения численности сарматского населения в Нижнем Поволжье. Вестник Волгоградского Государственного университета. Сер. 4. № 1 (21). Волгоград, 20—23.

Тасин Дж. 2013. Татары Добруджи и Буджака. Золото-ордынское обозрение 1. Казань, 164—176.

Тевкелев И. В. 2005. Журналы и служебные записки

дипломата И. В. Тевкелева по истории и этнографии Казахстана (1731—1759). В: Галимга-зинова К. Ш. (гл. ред.). История Казахстана в русских источниках XVI—XIX веков 3. Алматы: Дайк-Пресс.

Томпсон Э. А. 2008. Гунны. Грозные воины степей. Москва: ЗАО Центрполиграф.

Тортика А. А. 1999. Историческая география и население Великой Булгарии (630—660 гг.): методика исследования кочевых обществ Средневековья. Дисс. ... канд. ист. наук. Харьков.

Трепавлов В. В. 2002. История Ногайской Орды. Москва: Восточная литература.

Тунманн И. 1991. Крымское ханство. Симферополь: Таврия.

Ханыков Я. В. 1852. Разные бумаги генерал-майора Тевкелеева об оренбургском крае и о киргиз-кайсацких ордах. Временник Императорского Общества Истории и Древностей Российских 13. Санкт-Петербург, 15—22.

Хониат 1862: Никита Хониат. 1862. История со времени царствования Иоанна Комнина 2 (1186—1206). Чельцов Н. В. (ред.). Санкт-Петербург: С.-Петербургская Духовная Академия.

Храпачевский Р. П. 2009. Золотая Орда в источниках. Материалы для истории Золотой Орды или улуса Джучи 3. Китайские и монгольские источники. Москва: ЦИВОИ.

Яворницький Д. I. 1990. 1сторт запорiзьких козатв 1. Львiв: Сви.

Berend N. 2001. At the gate of Christendom: Jews, Muslims, and «pagans» in medieval Hungary, c. 1000 — c. 1300. Cambridge, UK: Cambridge University Press.

Kovacs Sz. 2005. A Bortz, Cuman chief in the 13th century. Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungari-cae 58 (3). Budapest: Akademiai Kiado, 255—266.

Paloczi-Horvath A. 1989. Pechenegs, Cumans, Iasians. Steppe Peoples in Medieval Hungary. Budapest: Corvina Kiado.

Pritsak O. 1976. The Pechenegs. A case of Social and Economic Transformation. Archivum Eurasiae Medii Aevi, 1975. 1. Lisse: Peter de Ridder Press, 4—29.

Spinei V. 1986. Moldavia in the 11th —14th Centuries. Bucharest: Editura Academiei Republicii Socialiste Romania.

Spinei V. 2003. The Great Migrations in the East and South East of Europe from the Ninth to the Thirteenth Century. Cluj-Napoca: Romanian Cultural Institute; Is-tros Publishing House.

Spinei V. 2008. The Cumanic Bishopric: Genesis and Evolution. In: Curtsa F., Kovalev R. (eds.). The Other Europe in the Middle Ages. Avars, Bulgars, Khazars, and Cumans. Leiden; Boston: E. J. Brill, 413—456.

Spinei V. 2009. The Romanians and the Turkic nomads North of Danube Delta from tenth to the Mid-Thirteenth Century. Leiden; Boston: E. J. Brill.

References

Agadzhanov, S. G. 1969. Ocherki istorii oguzov i turkmen Srednei of access 15.01.2013 (in Russian).

Azii (Sketches of Oguz and Turkmen History in Central Artamonov, M. I. 2001. Istoriia khazar (History of the Khazars). 2nd Asia). Ashkhabad: Ilym (in Russian). ed. Saint Petersburg: Lan' (in Russian).

Andreev, I. G. 1998. Opisanie Srednei Ordy kirgiz-kaisakov (De- Bakunin, V. 1939. In Krasnyi arkhiv (The Red Archive) 94 (3), scription of the Middle Horde of the Kyrgyz-Kaysaks). 189—255 (in Russian).

Almaty: Gylym (in Russian). Bobrov, L. A. 2013. In Nauchnyi Tatarstan (Academic Tatarstan) 2. Annaly Trashki (The Annals of Trashka). 2013. URL: http://www. Kazan, 5—17 (in Russian).

vostlit.info/Texts/rus17/Ann_Traski/frametext.htm. Date Borovkova, L. A. 2001. Tsarstva Zapadnogo kraia v II—I vekakh

№5. 2014

do n. e. (Vostochnyi Turkestan i Sredniaia Aziia po sve-deniiam Shi Tszi i Khan'Shu) (Western Region Kingdoms in 2nd—1st cc. BC (Eastern Turkestan and Central Asia by Shi Tszi Hanshu Accounts)). Moscow: Institut vostokove-deniia RAN; Kraft + (in Russian).

Borovkova, L. A. 2008. Narody Srednei Azii III—VI vekov (po drevnim kitaiskim i zapadnym istochnikam) (Peoples of Central Asia in 3rd—6th cc. (by Ancient Chinese and Western Sources)). Moscow: Institut vostokovedeniia RAN (in Russian).

Vasilevsky, V. G. 1908. In Trudy G. V. Vasilevskogo (G. V. Vasi-levsky's Works). Vol. 1. Saint Petersburg. URL: http:// annales.info/byzant/vasiljevsk/1_01.htm. Date of access 15.01.2013 (in Russian).

Vashari, I. 2010. In Zolotoordynskaia tsivilizatsiia (Civilization of the Golden Horde) 3. Kazan: Fan; AN RT, 22—30 (in Russian).

Viktorin, V. M. 2006. In Rossiia i stepnoi mir Evrazii (Russia and Steppe Worlds of Eurasia). Saint Petersburg: SPbGU. URL: http ://stepnoy-sledopyt. narod. ru/history/rgkn/rgkn. htm. Date of access 15.01.2013 (in Russian).

Geoffrey of Villehardouin. 1993. Zavoevanie Konstantinopolia (On the Conquest of Constantinople). Moscow: Nauka. URL: http://www.vostlit.info/Texts/rus7/Villarduen/frametext4. htm. Date of access 15.01.2013 (in Russian).

Golden, P. B. 2013. In Sbornik materialov konferentsii «Kipchaki Evrazii: istoriia, iazyk i pis'mennye pamiatnikb» (Proceedings of the Conference on the Kipchaks of Eurasia: History, Language and Written Sources). Astana: Minis-terstvo obrazovaniia Respubliki Kazakhstan; Evraziiskii natsional'nyi universitet im. L. N. Gumileva, 27—45 (in Russian).

Golubovsky, P. V. 1884. Pechenegi, torki i polovtsy do nashestviia tatar (Pechenegs, Torks and Polovtsy before the Tatars' Invasion). Kiev: Universitetskaia tipografiia I. I. Zavad-skogo (in Russian).

Dobrolyubskii, A. O. 1986. Kochevniki Severo-Zapadnogo Pri-chernomor'ia v epokhu srednevekov'ia (Nomads of the North-Western Black Sea Area in the Middle Ages). Kiev: Naukova dumka (in Russian).

Zhitiia tsaria tsarei Davida (Life of David, the King of the Kings). 1998. In Simvol (Symbol) 40. URL: http://www.vostlit. info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XI/1080—1100/David/ frametext1.htm. Date of access 15.01.2013 (in Russian).

Ibn al-Athir. 1940. Materialy po istorii Azerbaidzhana iz «Tarikh-al-kamil'» («Polnogo svoda istorib») Ibn-al-Asira (Materials on Azerbaijan History from Tarikh-al-Kamil (Comprehensive History) by Ibn-al-Asir). Baku: AzFEN (in Russian).

Ibn Rustah. 2006. In Istoriia tatar (History of Tatars) 2. Volzhskaia Bulgariia i Velikaia Step' (Volga Bulgaria and the Great Steppe). Kazan: RukhIL; Institut istorii im. Sh. Mard-zhani, 699—707 (in Russian).

Ivanov, V. A. 2006. In Istoriia tatar (History of Tatars) 2. Volzhskaia Bulgariia i Velikaia Step'(Volga Bulgaria and the Great Steppe). Kazan: RukhIL; Institut istorii im. Sh. Mardzhani, 492—503 (in Russian).

Jordanes. 2001. O proiskhozhdenii i deianiiakh getov (De Origine actibusque Getarum /The Origin and Deeds of the Goths). Saint Petersburg: Aleteiia (in Russian).

Ipat'evskaia letopis' (The Hypatian Chronicle). 1962. Polnoe so-branie russkikh letopisei (Full Collection of Russian Chronicles) 2. Moscow: Vostochnaia literatura (in Russian).

Istoriia kalmytskikh khanov (History of Kalmyk Khans). 2003. In Lunnyi svet: Kalmytskie istoriko-literaturnye pami-atniki (Moonlight: Kalmyk Historical and Literary Accounts). Elista: Kalm. kn. izd-vo. URL: http://www. vostlit.info/Texts/Dokumenty/Mongol/Lunnij_svet/text5. phtml?id=12301. Date of access 15.01.2013 (in Russian).

Kadyrbaev, A. Sh. 1997. Za predelami Velikoi stepi (Beyond the Boundaries of the Great Steppe). Almaty: Demeu (in Russian).

Robert de Clari. 1996. Zavoevanie Konstantinopolia (The Conquest of Constantinople). Moscow: Nauka (in Russian).

Kokovtsev, P. K. 1932. Evreisko-khazarskaia perepiska v X veke (Jewish-Khazar Correspondence in 10'h c.). Leningrad: AN SSSR (in Russian).

Komar, A. V. 2004. In Sugdeiskii sbornik (Sugdaia compilation). Sudak; Kiev: Akademperiodika, 169—200 (in Russian).

Anna Komnene. 1965. Aleksiada (Alexiad). Moscow: Nauka (in Russian).

Constantine Porphyrogennetos. 1991. Ob upravlenii imperiei (On the Administration of the Empire). Moscow: Nauka (in Russian).

Kyuner, I. V. 1961. Kitaiskie izvestiia o narodakh iuzhnoi Sibiri, Tsentral'noiAzii iDal'nego Vostoka (ChineseAccounts on Peoples of Southern Siberia, Central Asia and Far East). Moscow: Izdatel'stvo vostochnoi literatury (in Russian).

Lavrent'evskaia i Suzdal'skaia letopis'po Akademicheskomu spisku (Laurentian Chronicle by Academic Version). 1962. Polnoe sobranie russkikh letopisei (Full Collection of Russian Chronicles) 1. Moscow: Vostochnaia literatura (in Russian).

Levshin, A. I. 1996. Opisanie kyrgyz-kazach 'ikh ili kyrgyz-kai-satsskikh gor i stepei (Description of Kyrgyz-Kazakh or Kyrgyz-Kaissak Mounts and Steppes). Almaty: Sanat.

Lysenko, N. N. 2003. In Drevnosti Kubani (Kuban Antiquities) 19. Krasnodar, 43—53 (in Russian).

Rogerius of Apulia. 2012. Gorestnaia pesn' o razorenii vengerskogo korolevstva tatarami (Carmen Miserabile super Desctruc-tione Regni Hungariae per Tartaros). Saint Petersburg: Dmitrii Bulanin (in Russian).

Majorov, O. 2011. Halyts'ko-volyns'kyj knyaz'Roman Mstyslavych.

Volodar, voin, diplomat (Galician-Volhynian Knyaz Roman Mstislavich. The Ruler, the Warrior, the Diplomat.) 1. Do vyvchennya dzherel z istorii vnutrishn'oi ta zovnishn'oi polityky (Towards Study of Sources on History of Internal and External Politics). Bila Tserkva: Oleksandr Pshonkivs'kyj (in Ukrainian).

Takhir Marvazi. 2006. In Istoriia tatar (History of Tatars) 2. Vol-zhskaia Bulgariia i Velikaia Step'(Volga Bulgaria and the Great Steppe). Kazan: RukhIL; Institut istorii im. Sh. Mardzhani, 707—709 (in Russian).

Markvart, I. 2002. O proiskhozhdenii naroda kumanov (On Kumans' Origins). URL: http://steppe-arch.konvent.ru/books/mark-vart1-00.shtml. Date of access 15.01.2013 (in Russian).

Matuzova, V. I. 1979. Angliiskie srednevekovye istochniki IX— XIII vv. (English Medieval Accounts of 9'h—13'h cc.). Moscow: Nauka (in Russian).

Murguliya, N. P. 1971. In Iz istorii ukrainsko-gruzinskikh sviazei (From History of Ukrainian-Georgian Connections). Kiev: AN USSR, 40—54 (in Russian).

Nazarov, F. 1968. Zapiski o nekotorykh narodakh i zemliakh srednei chasti Azii (Notes on Some Peoples and Lands of Middle Asia). Moscow: Nauka. URL: http://az.lib.ru/n/ nazarow_f_m/text_1821_zapiski.shtml Date of access 15.01.2013 (in Russian).

Shihab ad-Din Muhammad an-Nasavi. 1996. Sirat as-sultan Dzha-lal ad-Din Mankburny (Zhizneopisanie sultana Dzhalal ad-Dina Mankburny) (Life of Sultan Jalal ad-Din Ming-burnu). Moscow: Vostochnaia literatura (in Russian).

Nikonorov, V. P., Khudyakov, Yu. S. 2004. Svistiashchie strely Maodunia i Marsov mech Attily: Voennoe delo aziatskikh khunnu i evropeiskikh gunnov (Maodun's Whistling Arrows and Attila's Martial Sword: Warfare of the Asian Hsiung-nu and European Huns). Saint Petersburg: Peterburgskoe Vostokovedenie; Moscow: Filomatis (in Russian).

Novgorodskaia pervaia letopis' starshego i mladshego izvodov (Novgorod First Chronicle of the Old and Young Versions). 1950. Moscow: AN SSSR (in Russian).

Papaskiri, Z. V. 1982. U istokov gruzino-russkikh politicheskikh vzaimootnoshenii (The Origins of the Georgian-Russian Political Relations). Tbilisi: Tbilisskii universitet (in Russian).

Penskoi, V. V. 2010. In Vostok (Orient) 2. Moscow: Institut vostoko-vedeniia RAN, 56—66 (in Russian).

Penskoi, V. V. 2012. In Istoriia voennogo dela: issledovaniia i istochniki (History of Warfare: Research and Sources) II. Moscow, 127—236. URL: http://www.milhist.info/2012/08/23/ penskoy_1. Date of access 23.08.2012 (in Russian).

Pletneva, C. A. 1990. Polovtsy (Polovtsy). Moscow: Nauka (in Russian).

Rasovsky, D. A. 1933. In Seminarium Kondakovianum (Annaly instituta N. P. Kondakova) (N. P. Kondakov Institute's An-

№5. 2014

nals) VI. Praha, 1—64 (in Russian).

Rasovsky, D. A. 1939. In Seminarium Kondakovianum (N. P. Konda-kov Institute's Annals) (N. P. Kondakov Institute's Annals) XI. Praha, 95—127 (in Russian).

Rasovsky, D. A. 2012. In Polovtsy. Chernye Klobuki: pechenegi, torki i berendei na Rusi i v Vengrii (Polovtsy. The Black Hoods: Pechenegs, Torks and Berendei in Rus' and Hungary). Moscow: TsIVOI, 231—237 (in Russian).

Rashev, R. 2006. In Istoriia tatar (History of Tatars) 2. Volzhskaia Bulgariia i Velikaia Step' (Volga Bulgaria and the Great Steppe). Kazan: RukhIL; Institut istorii im. Sh. Mardzhani, 36—47 (in Russian).

Seleznev, Yu. V. 2011. In Voennoe delo Zolotoi Ordy: problemy i perspektivy izucheniia (Warfare of the Golden Horde: Issues and Perspectives for Study). Kazan: Foliant; Institut istorii im. Sh. Mardzhani AN RT, 162—166 (in Russian).

Skripkin, A. S. 2004. In Vestnik Volgogradskogo Gosudarstvennogo universiteta (Bulletin of Volgograd State University). Series 4. № 1 (21). Volgograd, 20—23 (in Russian).

Tasin, J. 2013. In Zolotoordynskoe obozrenie (Golden Horde Review) 1. Kazan, 164—176 (in Russian).

Tevkelev, I. V. 2005. In Istoriia Kazakhstana v russkikh istochnikakh XVI—XIX vekov (History of Kazakhstan in Russian Sources of 16th—19th cc.) 3. Almaty: Daik-Press (in Russian).

Tompson, E. A. 2008. Gunny. Groznye voiny stepei (Huns. Terrible Warriors of the Steppes). Moscow: ZAO Tsentrpoligraf (in Russian).

Tortika, A. A. 1999. Istoricheskaia geografiia i naselenie Velikoi Bul-garii (630—660 gg.): metodika issledovaniia kochevykh obshchestv Srednevekov'ia (Historical Geography of the Greater Bulgaria (630—660): Research Methodology of Medieval Nomadic Societies). PhD Diss. Kharkov (in Russian).

Trepavlov, V. V. 2002. Istoriia Nogaiskoi Ordy (History of Nogay's Horde). Moscow: Vostochnaia literatura (in Russian).

Tunmann, I. 1991. Krymskoe khanstvo (The Crimean Khanate). Simferopol: Tavriia (in Russian).

Khanykov, Ya. V. 1852. In Vremennik Imperatorskogo Obshchestva

Istorii i Drevnostei Rossiiskikh (Bulletin of the Royal Society for the Russian History and Antiquities) 13. Saint Petersburg, 15—22 (in Russian).

Niketas Choniates. 1862. Istoriia so vremeni tsarstvovaniia Io-anna Komnina 2 (1186—1206) (Historia since the Rule of John II Komnenos (1186—1206)). Saint Petersburg: S.-Peterburgskaia Dukhovnaia Akademiia (in Russian).

Khrapachevsky, R. P. 2009. In Materialy dlia istorii Zolotoi Ordy ili ulusa Dzhuchi 3. Kitaiskie i mongol'skie istochniki (Matei-rals for History of the Golden Horde or Ulus of Jochi 3. Chinese and Mongol Sources). Moscow: TsIVOI (in Russian).

Yavornitsky, D. I. 1990. Istoriya zaporiz'kykh kozakiv (History of Zaporozhye Cossacks) 1. Lvov: Svit (in Ukrainian).

Berend, N. 2001. At the gate of Christendom: Jews, Muslims, and "pagans" in medieval Hungary, c. 1000 — c. 1300. Cambridge, UK: Cambridge University Press.

Kovacs, Sz. 2005. A Bortz, Cuman chief in the 13th century. Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae 58 (3). Budapest: Akademiai Kiado, 255—266.

Paloczi-Horvath, A. 1989. Pechenegs, Cumans, Iasians. Steppe Peoples in Medieval Hungary. Budapest: Corvina Kiado.

Pritsak, O. 1976. The Pechenegs. A case of Social and Economic Transformation. Archivum Eurasiae Medii Aevi, 1975. 1. Lisse: Peter de Ridder Press, 4—29.

Spinei, V. 1986. Moldavia in the 11th —14th Centuries. Bucharest: Editura Academiei Republicii Socialiste Romania.

Spinei, V. 2003. The Great Migrations in the East and South East of Europe from the Ninth to the Thirteenth Century. Cluj-Napoca: Romanian Cultural Institute; Istros Publishing House.

Spinei, V. 2008. The Cumanic Bishopric: Genesis and Evolution. In: Cur^a, F., Kovalev, R. (eds.). The Other Europe in the Middle Ages. Avars, Bulgars, Khazars, and Cumans. Leiden; Boston: E. J. Brill, 413—456.

Spinei, V. 2009. The Romanians and the Turkic nomads North of Danube Delta from tenth to the Mid-Thirteenth Century. Leiden; Boston: E. J. Brill.

Статья поступила в номер 3 февраля 2014 г.

Yaroslav Pylypchuk (Kiev, Ukraine). Candidate of Historical Sciences. "A.Yu. Krymskyi" Institute of Oriental Studies of National Academy of Sciences of Ukraine 1.

Yaroslav Pylypchuk (Kiev, Ucraina). Candidat in §tiinte istorice. „A. Yu. Krymskyi" Institutul de Studii Orientale al Academiei Nationale de §tiinte a Ucrainei.

Пилипчук Ярослав Валентинович (Киев, Украина). Кандидат исторических наук. Институт востоковедения им. А. Е. Крымского Национальной Академии наук Украины. E-mail: pylypchuk.yaroslav@gmail.com

Address: 1 Grushevsky St., 4, Kiev, 01001, Ukraine