Научная статья на тему 'Склонность к антивитальной направленности поведения у юношей и девушек'

Склонность к антивитальной направленности поведения у юношей и девушек Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
1145
467
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АНТИВИТАЛЬНАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ ПОВЕДЕНИЯ / ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ / ЮНОШИ И ДЕВУШКИ / СДЕРЖИВАЮЩИЕ ФАКТОРЫ / СОЦИАЛЬНАЯ ТРЕВОГА КАК СТРАХ ОЦЕНИВАНИЯ / АЛТАЙСКИЙ КРАЙ / ANTI-VITAL FOCUS OF BEHAVIOR / GENDER PECULIARITIES / BOYS AND GIRLS / STRENGTHENING FACTORS / SOCIAL ANXIETY AS FEAR OF EVALUATION / ALTAI TERRITORY

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Сагалакова Ольга Анатольевна, Труевцев Дмитрий Владимирович, Сагалаков Анатолий Михайлович

Исследуется склонность к антивитальной направленности поведения среди девушек и юношей в возрасте 15-21 года. Изучены гендерные особенности сдерживающих факторов антивитальной направленности поведения и механизмы усиления таковых в контексте возраста молодежи Алтайского края. Определен сегмент выборки девушек и юношей, склонных к причинению себе вреда при накоплении напряжения, проанализированы механизмы актуализации антивитальной направленности поведения в контексте социальной тревоги как страха оценивания в коммуникативных ситуациях.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по психологическим наукам , автор научной работы — Сагалакова Ольга Анатольевна, Труевцев Дмитрий Владимирович, Сагалаков Анатолий Михайлович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

A TENDENCY TO THE ANTI-VITAL FOCUS OF BEHAVIOR IN BOYS AND GIRLS

The tendency to anti-vital focus of behavior among boys and girls of the age 15-21 is investigated. Gender peculiarities of constraints of anti-vital focus of behavior and strengthening factors in the context of the youth’s age in Altai Territory are under study. The segment of the selection of girls and boys who are prone to self-harm in the accumulation of stress is identified; the mechanisms of actualization of anti-vital focus of behavior in the context of social anxiety as fear of evaluation in communicative situations are analyzed.

Текст научной работы на тему «Склонность к антивитальной направленности поведения у юношей и девушек»

UNIVERSUM:

ПСИХОЛОГИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ

• 7universum.com

СКЛОННОСТЬ К АНТИВИТАЛЬНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ ПОВЕДЕНИЯ

У ЮНОШЕЙ И ДЕВУШЕК

Сагалакова Ольга Анатольевна

канд. психол. наук, доцент кафедры клинической психологии, ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет »,

Россия, г. Барнаул E-mail: olgasasalakova@mail. ru

Труевцев Дмитрий Владимирович

канд. психол. наук, заведующий кафедрой клинической психологии, ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет»,

Россия, г. Барнаул E-mail: truevtsev@gmail. com

Сагалаков Анатолий Михайлович

д-р физ.-мат. наук, профессор кафедры общей и экспериментальной физики,

заслуженный работник высшей школы РФ, ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет»,

Россия, г. Барнаул E-mail: amsagalakov@mail. ru

Сагалакова О.А., Труевцев Д.В., Сагалаков А.М. Склонность к антивитальной направленности поведения у юношей и девушек // Universum: Психология и образование : электрон. научн. журн. 2015. № 5 (15) . URL: http://7universum.com/ru/psy/archive/item/2135

A TENDENCY TO THE ANTI-VITAL FOCUS OF BEHAVIOR

IN BOYS AND GIRLS

Sagalakova Olga

Candidate of Psychological Sciences, Associate professor of Clinical Psychology Chair, Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Professional Education

“Altai State University ”, Russia, Barnaul

Truevtsev Dmitry

Candidate of Psychological Sciences, Head of Clinical Psychology Chair, Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Professional Education

“Altai State University”, Russia, Barnaul

Sagalakov Anatoly

Doctor of Physical and Mathematical Sciences, Professor of General and Experimental

Physics Chair, Honorary Figure of Russian Higher Education, Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Professional Education

“Altai State University”, Russia, Barnaul

АННОТАЦИЯ

Исследуется склонность к антивитальной направленности поведения среди девушек и юношей в возрасте 15—21 года. Изучены гендерные особенности сдерживающих факторов антивитальной направленности поведения и механизмы усиления таковых в контексте возраста молодежи Алтайского края. Определен сегмент выборки девушек и юношей, склонных к причинению себе вреда при накоплении напряжения, проанализированы механизмы актуализации антивитальной направленности поведения в контексте социальной тревоги как страха оценивания в коммуникативных ситуациях.

ABSTRACT

The tendency to anti-vital focus of behavior among boys and girls of the age 15—21 is investigated. Gender peculiarities of constraints of anti-vital focus of behavior and strengthening factors in the context of the youth’s age in Altai Territory are under study. The segment of the selection of girls and boys who are prone to self-harm in the accumulation of stress is identified; the mechanisms of actualization of anti-vital

focus of behavior in the context of social anxiety as fear of evaluation in communicative situations are analyzed.

Ключевые слова: антивитальная направленность поведения, гендерные особенности, юноши и девушки, сдерживающие факторы, социальная тревога как страх оценивания, Алтайский край.

Keywords: anti-vital focus of behavior, Gender peculiarities, boys and girls, strengthening factors, social anxiety as fear of evaluation, Altai Territory.

Публикуется при поддержке гранта РНФ (№ 14-18-01174).

Современная тенденция к увеличению частоты антивитальной направленности поведения среди молодых девушек (как подросткового, так и юношеского возраста), а также непосредственно суицидальной активности диктует необходимость исследования гендерных особенностей антивитальных переживаний и намерений. Следует признать значимым вопрос о том, единые ли механизмы антивитальных переживаний приводят к мыслям о причинении себе вреда среди девушек и юношей, а также каковы сдерживающие факторы, компенсаторный потенциал, характерный для девушек. Необходимо выяснить, с чем связано, что сдерживающие факторы дезактуализируются или не сформированы в современной реальности.

Антивитальная направленность поведения в молодом возрасте

характеризуется таким условием, как бифуркация в реорганизации «психологического поля» личности. Такая направленность поведения потенциально может приводить к парасуицидальной или суицидальной активности и тесно связана с нарушениями когнитивной регуляции аффекта как фундаментального комплексного механизма овладения поведением,

надситуативного реагирования с учетом отдаленных последствий

(Л.С. Выготский, Б.В. Зейгарник, И.А. Кудрявцев, К. Левин, А.Н. Леонтьев, Д.А. Леонтьев, А.Р. Лурия) [1—5]. Аффект в ситуациях повышенного влияния

эмоций на умственную деятельность у молодых девушек и юношей, особенно до 18 лет, может приобретать характер разлитого диффузного состояния, неопосредствованных реакций за счет дисрегуляции психической деятельности, флуктуации или утраты целевого приоритета в его связи с мотивом деятельности, особенно в оценочных ситуациях с потенциально возможным осмеянием, угрозой социальному статусу в группе [6; 7].

Основной целью данного исследования выступает анализ и выявление роли и особенностей клинико-психологических (безнадежность, беспомощность, страх осмеяния, социальная тревога, совладание) и психолого-социальных механизмов антивитальных паттернов (суицидальный и парасуицидальный риск) и жизнестойкости как противоположной направленности личности и поведения в молодом возрасте у юношей и девушек. Важной задачей выступает определение психологических маркеров антивитальных переживаний и антивитального поведения у молодежи разного пола в подростковом и юношеском возрасте, а также паттернов жизнестойкости, позволяющей формироваться адаптивным компенсаторным возможностям личности в трудных жизненных ситуациях, конструктивным совладающим стратегиям.

Овладение собственными эмоциями в ситуации оценивания, регуляция эмоций и поведения в сложных жизненных ситуациях, умение соподчинить сиюминутные побуждения и отдаленные последствия — основа произвольного и опосредствованного реагирования в ситуациях повышенного влияния эмоций на поведение [1; 2; 5—7]. Именно данные механизмы обеспечивают возможность своевременно переключиться и отрегулировать импульсивные намерения, предупредить разлитие аффекта, снять нарастающее напряжение социально адекватными и адаптивными инструментами, не прибегая к саморазрушительным действиям [5—7].

Исследование проведено в 2015 году в Алтайском крае. Эмпирическое исследование антивитальной направленности поведения / жизнестойкости у молодежи в подростковом, юношеском возрасте на границе с ранней взрослостью (от 15 лет до 21 года) в режиме онлайн, опрошено 1163 учащихся юношей и девушек

разных учебных заведений Алтайского края. Абсолютная частота опрошенных юношей (n=736) и девушек (n=427), т. е. 63,3 % выборки составили юноши, а 36,7 % — девушки (№бщее=1163 (100 %)). Несовершеннолетних испытуемых в выборке — 904 человека (77,7 %), испытуемых 18—21 года — 259 человек (22,3 %). Наибольший объем выборки составляют испытуемые в возрасте 16—17 лет. Объем выборки испытуемых в возрасте 18—19 лет — 208 человек (17,88 %). Наименьший объем выборки составили испытуемые в возрасте 20—21 год — 51 человек (4,38 %).

В соответствии с целью и общими сведениями об особенностях исследуемого возрастного периода выборка испытуемых была продиагностирована в отношении следующих параметров в рамках авторского Опросника Антивитальной направленности / жизнестойкости:

1. субъективный образ образовательной среды;

2. возможность самореализации;

3. социальная тревога;

4. страх осмеяния;

5. беспомощность при неудачах, успехе;

6. образ будущего;

7. копинг-стратегии и возможности компенсации в ситуации стресса;

8. депрессивные убеждения;

9. антивитальные переживания и поведение;

10. склонность к ригидности.

Для решения диагностической задачи и измерения данных параметров испытуемые были протестированы на следующие методики:

1. Опросник социальной тревоги и социофобии О.А. Сагалаковой, Д.В. Труевцева, а также отдельные пункты следующих опросников:

2. Опросник антивитальной направленности / жизнестойкости

О.А. Сагалаковой, Д.В. Труевцева;

3. Опросник гелотофобии Р.Т. Пройера, В. Руха в адаптации Е.А. Стефаненко, Е.М. Ивановой, С.Н. Ениколопова);

4. «Многофакторный опросник когнитивно-поведенческих и метакогнитивных паттернов реагирования при социальной тревоге» О.А. Сагалаковой, Д.В. Труевцева;

5. Опросник COPE («совладание», «копинг-стратегии») (К. Карвер, М. Шейер и Дж. Вейнтрауб в адаптации Е.И. Рассказовой, Т.О. Гордеевой, Е.Н. Осина);

6. Опросник суицидального риска А.Г. Шмелева (модификация Т.Н. Разуваевой).

Математико-статистические методы обработки данных: критерий Манна-Уитни, Хи-квадрат критерий, таблицы сопряженности, кластерный и факторный анализ, параметрический и непараметрический корреляционный анализ, однофакторный дисперсионный анализ. Данные обработаны в статистических программах SPSS 22.0, Statistica 10.0.

С целью тестирования учащейся молодежи в исследовании принимали участие испытуемые из 13 школ, училищ и колледжей Алтайского края. Тестирование проводилось онлайн на платформе авторского сайта http://clinicpsy.ru (О.А. Сагалакова, Д.В. Труевцев). Данные генерировались в общую матрицу, далее подвергались математико-статическому анализу, интерпретации результатов [6].

У молодых девушек вне зависимости от возраста (от 15 лет до 21 года) более выражены по сравнению с юношами средние ранговые значения параметров: общая социальная тревога, склонность к ригидности, переживание ненужности, тенденция к избеганию выражения чувств, наличие антивитальных переживаний (потеря перспективы, смысла, пессимизм, переживание бесполезности усилий, бесцветности и бренности жизни) и физического истощения, утомляемости, склонности к избеганию как стратегии совладания со стрессовыми ситуациями. Девушкам более, чем юношам, свойственно искать помощи в ближайшем окружении, наличие потребности в поддержке (рисунок 1).

Девушки более склонны эмоционально реагировать в ситуациях стресса, действовать фиксированно, избегать столкновения со стрессорами, искать

помощи близких в трудных жизненных ситуациях. Для девушек более характерно быстрее отчаиваться, утомляться и переживать по поводу собственной значимости для других. Такие различия в выраженности средних рангов помимо фактических гендерных различий могут быть обусловлены склонностью молодых девушек с большей готовностью и откровенностью отвечать на вопросы, касающиеся эмоционального состояния и поведения в трудных жизненных ситуациях.

■ мужчина ■ женщина

Основной Основной Основной Основной Основной Основной

социальная ригидность ненужность избегание антивитальные ближайшее утомляемость избегание тревога выражения переживания окружение

чувств (помощь)

Рисунок 1. Средние ранги параметров — индикаторов антивитальной направленности поведения у подростков девушек и юношей (критерий Манна—Уитни, при р<0,05). Количество испытуемых юношей (n=736)

и девушек (n=427)

В целом ближайшее окружение девушки воспринимают как более благосклонное и готовое прийти на помощь в отличие от юношей, однако «помощь» может пониматься по-разному. Переживая выраженные негативные эмоции, девушки имеют возможность обсудить их с другими, найти поддержку в микросоциуме, юноши же более склонны решать проблемы, не прибегая к помощи окружающих, что делает их, несмотря на менее выраженные, по сравнению с девушками, параметры антивитальных переживаний и убеждений в собственной ненужности, достаточно уязвимыми перед психологически экстремальными жизненными ситуациями (рисунок 1 и таблица 1).

Таблица 1.

Результаты сравнения средних рангов параметров — индикаторов антивитальной направленности поведения у подростков девушек и юношей

по критерию Манна-Уитни

ригидность ненужность избегание выражения антивитальные переживания ближайшее окружение (помощь близких) утомляе- мость избега- ние

U-критерий Манна- Уитни 12928,00 13066,50 12833,00 12666,50 11450,00 11520,00 13044,00

уровень значимости (р) 0,04 0,05 0,03 0,02 0,00 0,00 0,05

С целью разбиения массива данных на категории — паттерны антивитальной направленности личности и поведения / жизнестойкости и определения выборки, входящей в группу риска, матрица данных по ряду опросников была подвергнута кластеризации методом Уорда. В результате кластеризации выявлено три кластера:

1. оптимизм и жизнестойкость;

2. зависимость от оценивания и мониторинг угрозы;

3. беспомощность, антивитальная направленность (таблица 2).

Таблица 2.

Описание кластеров - паттернов реагирования в жизненных ситуациях

Кластер 1. Оптимизм и жизнестойкость Кластер 2. Зависимость от оценивания, мониторинг угрозы Кластер 3. Беспомощность, антивитальная направленность

Позитивный образ будущего, наличие социальной поддержки и уважения в ближайшем окружении, гибкость и социальная смелость, инициативность, открытость новому опыту. Возможность в трудной ситуации получить помощь, быть услышанным Потребность нравиться и быть принятым другими. Выраженная потребность в позитивном оценивании, при котором возрастает самооценка и наоборот. Гибкость, любовь к переменам сочетается с контролем и стратегическим планированием деятельности. Склонность устанавливать контакты, угождать другим с целью получения Негативный опыт в близких отношениях, потеря перспективы, переживание бессмысленности и бесполезности усилий. Затруднены социальные контакты. Склонность решать проблемы в одиночку, переживание обиды и душевных страданий, с которыми трудно справиться. Затруднено обращение за помощью к другому, недоверие. Переживание неоцененности другими, одиночества, заброшенности («никому нет до меня дела»). Пессимистическая оценка перспективы, недостижимости желаемого. Ощущение непреодолимости преград. Ригидность,

и понятым одобрения. Готовность невозможность радоваться достижениям

значимыми другими. пренебречь собственными вследствие пессимизма в области

Наличие цели потребностями достижений. Дисрегуляция эмоций

и увлечений, во избежание конфликта. в ситуации отказа. Дистанцированность,

поддерживаемых Опасение осмеяния страх негативного оценивания (насмешек).

близкими. преодолевается путем Стратегия избегания при субъективной

Переживание мониторинга угрозы, угрозе осмеяния. Антивитальные

удовольствия контроля, попытки переживания могут переходить

от жизни. предупредить неприятные ситуации. в антивитальное поведение. Характерно нарушение опосредования эмоций в стрессовой ситуации, вероятность импульсивного поведения.

По результатам кластерного анализа, а также метода таблиц сопряженности определено, что 12 % выборки выступают группой риска антивитальной направленности личности и поведения, не обладают сформированными компенсаторными механизмами, конструктивными стратегиями совладания в трудных жизненных ситуациях, склонны к переживанию беспомощности, пессимистической оценке перспективы, негативному образу окружающих и будущего, тревоге негативного оценивания и избеганию, импульсивному реагированию в стрессе (рисунок 2).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

и оптимизм, жизнестойкость ■ зависимость от оценивания, контроль ki беспомощность, антивитальность

Рисунок 2. Процентное распределение выборки по кластерам (N=1163)

45 % выборки принадлежат к наиболее адаптивному паттерну — кластеру «оптимизм, жизнестойкость», обладают оптимистическим образом будущего, гибкостью и социальной смелостью, готовностью к конструктивному решению возникающих трудностей, а для 43 % испытуемых свойственна зависимость самооценки от внешнего оценивания, выраженная потребность в одобрении,

гибкость у таких испытуемых сочетается с планированием деятельности, мониторингом возможной угрозы социальному престижу.

■ оптимизм, жизнестойкость ■ зависимость от оценивания, контроль ■ беспомощность, антивитальность

Основной

Основной

Основной

Основной

Основной

Основной

Основной

Основной

Основной

Основной

мужчины

женщины

Рисунок 3. Процентное распределение выборки юношей и девушек, принадлежащих к разным кластерам — паттернам реагирования в жизненных ситуациях (таблицы сопряженности, при р<0,0001)

Испытуемым юношам в большей степени, чем девушкам, характерна зависимость самооценки от внешнего оценивания, характерны попытки предугадать возможные угрозы социальному престижу и предупредить их, контролировать ситуации с целью недопущения осмеяния, составлять план действий с целью мониторинга неприятных последствий участия в ситуациях оценивания, при этом значительно большая часть выборки юношей по сравнению с девушками, склонна воспринимать будущее оптимистично и быть социально смелыми, инициативными молодыми людьми, готовыми преодолевать препятствия (%2=28,12 при р<0,0001). Девушкам более свойственно признавать у себя антивитальные переживания, склонность быстро отчаиваться, переживать беспомощность и бесперспективность. Именно девушки чаще юношей отмечают наличие в своем опыте жестокого обращения по отношению к ним, а также унижений и оскорблений в образовательной среде, что повышает их недоверие к окружающим. Данный паттерн антивитальной направленности характерен как юношам, так и девушкам, однако сравнительный анализ показывает его

большую значимость для выборки девушек вне зависимости от возраста. К данному кластеру принадлежат 45,5 % юношей и 54,5 % девушек.

Готовность к прямым формам антивитального поведения проявилась в степени согласия с рядом пунктов опросника, например, «Чтобы снять напряжение, я могу причинить себе физическую боль», «Иногда я думаю о том, чтобы причинить себе вред». Анализ процентного распределения выборки по разным вариантам ответов на данные пункты позволил выявить часть выборки, наиболее подверженной антивитальным поступкам в актуальной социальной ситуации развития (таблица 4а и 4б). Полностью утвердительно на данные вопросы ответили соответственно 7,5 % и 6,3 %, частичное согласие выразили соответственно 4,4 % и 5,8 %. Таким образом, 11,9 % (сумма % ответов «да» и «скорее да») испытуемых выборки готовы к причинению себе физической боли для снятия напряжения. У 12,1 % выборки возникают мысли о причинении себе вреда.

Однако, значительная доля выборки испытуемых (достоверно значимая ее часть — 81,7 %) ответили отрицательно как на первый, так и на второй вопрос (таблица 3).

Основной

Основной

Чтобы снять напряжение, я могу причинить себе физическую боль (в %)

■ скорее нет и скорее да Ида

нет

Основной Иногда я думаю о том, чтобы причинить себе вред (в %)

Основной Основной .

и нет

■ скорее нет и скорее да нда

а б

Рисунок 4 а и б. Процентное распределение выборки, в разной степени согласной с пунктами — индикаторами антивитального поведения (Хи-квадрат критерий — сравнение с равномерным теоретическим распределением, различия достоверны при p<0,01)

Пики согласия c данными пунктами приходятся на возраст 16—17 лет, что свидетельствует о наибольшей уязвимости подростков данного возраста к антивитальным поступкам.

Таблица 3.

Сравнение эмпирического распределения ответов на пункты опросника с равномерным теоретическим (Хи-квадрат критерий)

Сравнение с равномерным теоретическим распределением Иногда я думаю о том, чтобы причинить себе вред. Чтобы снять напряжение, я могу причинить себе физическую боль.

Хи-квадрат 1993,14 1995,37

Асимптотическая значимость р-уровень <0,0001 <0,0001

Сравнительный анализ частоты ответов на данные пункты среди девушек и юношей показывает, что девушки достоверно более склонны соглашаться с данными пунктами — индикаторами вероятности антивитального поведения, юноши же в большей степени склонны отрицать данные мысли и намерения. Несмотря на достоверные различия, и среди юношей 6,4 % выборки готовы причинить себе физическую боль, чтобы снять напряжение (9,4 % среди девушек), 4,5 % задумываются о том, чтобы причинить себе вред (9,4 % среди девушек) (рисунок 5 а и 5б и таблица 4).

Чтобы снять напряжение, я могу причинить себе физическую боль (в %)

Иногда я думаю о том, чтобы причинить себе вред (в %)

Г Основной Основной

да

| Основной Основной

скорее да

Основной

Основной

скорее да

Основной

Основной

скорее нет

Основной

Основной

скорее нет

Основной

Основной

нет

Основной

Основной

нет

Основной

Основной

ОсновнойОсновнойОсновнойОсновнойОсновнойОсновной

Основной Основной Основной Основной Основной Основной

■ женщины ■ мужчины

женщины ■ мужчины

а б

Рисунок 5 а, б. Процентное распределение выборки девушек и юношей, в разной степени согласных с утверждениями — индикаторами антивитального поведения (таблицы сопряженности)

Различия в склонности соглашаться с пунктами — индикаторами антивитального поведения между юношами и девушками достоверны. Девушкам характерна большая рефлексия над негативными переживаниями, откровенность в признании у себя намерений о причинении себе вреда в кризисных ситуациях жизни, чем юношам (таблица 6).

Таблица 4.

Различие в ответах на пункты опросника — индикаторы антивитального поведения среди юношей и девушек (таблицы сопряженности)

Хи-квадрат Пирсона Значимость р-уровень

Чтобы снять напряжение, я могу причинить себе физическую боль 14,239a <0,001

Иногда я думаю о том, чтобы причинить себе вред 19,563a <0,0001

Однако, как в группе юношей, так и девушек, мы определили выборку, которая склонна к причинению себе вреда, физической боли для снятия напряжения. Само по себе согласие с данными пунктами ни в коем случае напрямую не предсказывает вероятность реализации данного поведения в реальности, но может служить индикатором потенциально антивитального поведения, свидетельствовать о возможном возникновении такого намерения в опыте подростка или в мыслях, о том, что подросток допускает такое развитие событий, что он сталкивался или сталкивается с действительно трудными жизненными ситуациями, с которыми ему тяжело справиться самостоятельно.

С целью снижения размерности матрицы данных проведен факторный анализ методом главных компонент, поворот факторов Varimax Normalized (таблица 5). Выявлено 16-факторное пространство паттернов антивитальной направленности / жизнестойкости. Наиболее значимый по собственному значению (6,6) фактор «Антивитальные переживания» включает в себя убеждения о собственной ненужности, бесперспективности, отсутствии определенности в будущем, переживание сильных отрицательных эмоций, затруднений, с которыми трудно справиться самостоятельно. Второй по значимости фактор (собственное значение 3,62) — «Затруднение в социальных контактах, избегание» также характерен

для молодой выборки юношей и девушек, образован убеждениями об отвержении при проявлении инициативы, отсутствием необходимых коммуникативных навыков для установления личных контактов с другими. Третий по значимости фактор (собственное значение 2,8) — «Страх осмеяния (контроль, мониторинг, копинг)» выражает страх молодых людей стать объектом насмешек своих сверстников. С целью предупредить возможную угрозу социальному статусу, насмешки юноши и девушки склонны контролировать свои действия в обществе, осуществлять мониторинг субъективных опасностей (таблица 5).

Таблица 5.

Факторный анализ паттернов антивитальной направленности личности /

жизнестойкости

Наименование фактора (собственное значение) Пункты Опросника антивитальной направленности личности / жизнестойкости

1. Антивитальные переживания (заброшенность, потеря перспективы, смысла) (6,66) В моей жизни есть опыт, когда со мной жестоко обращались близкие люди. В моей жизни есть серьезные разочарования. Порой все, что я делаю, кажется мне бесполезным. Мне кажется, жизнь проходит мимо меня. Временами я чувствую такую обиду и душевную боль, что хочется кричать. Бывает, жизнь кажется мне скучной и бесцветной. Иногда мне кажется, что никому нет до меня дела. Иногда я чувствую себя лишним даже в кругу друзей. В моей жизни есть серьезные трудности, которые я не могу решить. Мое будущее кажется мне очень туманным и неопределенным.

2. Уважение других (2,38) Как правило, окружающие слушают меня внимательно. Я получаю достаточно уважения в школе. В школе я могу высказать свою точку зрения, и меня выслушают.

3. Потребность в одобрении (2,37) Чтобы понравиться другим, я могу пойти на любые поступки. Мне очень важно нравиться почти всем, кого я знаю. Я стараюсь во всем угодить людям, чтобы они ко мне хорошо относились.

4. Страх осмеяния (контроль, мониторинг, копинг) (2,80) Я контролирую себя, чтобы ненароком не попасть в неприятную, досадную ситуацию и не стать из-за этого объектом насмешки. В ожидании важных событий стремлюсь заранее представить последовательность своих действий при том или ином развитии ситуации. Я могу пренебречь своими потребностями и нуждами, только бы не было конфликта. Я могу рассказать о своих трудностях одному из своих родителей (опекунов), и они обязательно помогут.

5. Дисрегуляция эмоций в ситуации отказа (2,16) Мне очень трудно смириться, если мне говорят «нет», когда я хочу чего-то от других людей. Я сильно возмущаюсь, когда люди не делают то, о чем я их прошу. Я выхожу из себя, когда меня задевают или мной пренебрегают.

6. Позитивный образ будущего (2,60) Считаю, что в будущем у меня все будет хорошо. У меня есть цель в жизни. Я полагаю, что у меня будет больше хорошего в жизни, чем у среднего человека.

7. Затруднение в социальных контактах, избегание (3,62) Мне трудно сближаться с другими людьми. Мне тяжело дается общение с другими людьми. Мне проще общаться с людьми в социальных сетях, чем в реальной жизни. Думаю, что, если проявить инициативу и высказать мнение в коллективе, меня никто не станет слушать (не воспримет всерьез). Я стараюсь избегать общественных мероприятий, чтобы уберечь себя от возможных высмеиваний и насмешек.

8. Решение проблем с кем-то / в одиночку (1,79) Есть учителя, к которым я могу обратиться за помощью, что бы ни случилось. В трудной ситуации я смогу обратиться за помощью к профессионалу (психолог, учитель, телефон доверия) Противоположный полюс: Я стараюсь решать все свои проблемы в одиночку.

9. Антивитальное поведение в стрессе (1,93) Иногда я думаю о том, чтобы причинить себе вред. Чтобы снять напряжение, я могу причинить себе физическую боль.

10. Превосходство (1,40) Обычно я ставлю свои потребности выше потребностей других людей.

11. Пессимизм в области достижений (1,86) Я не ожидаю получить то, чего я действительно хочу. Я не могу радоваться своим достижениям, успехам, так как это просто случайность.

12. Поддержка друзей (1,74) Можно с уверенностью сказать, у меня есть надежные друзья. К моим друзьям я могу обратиться с любым затруднением — они помогут.

13. Переживание ссоры (1,34) У меня были такие конфликты со сверстниками, после которых я долго не могу прийти в себя. Я тяжело переношу ссоры с близкими.

14. Унижение в школе (1,26) Меня унижают и оскорбляют в школе (училище).

15. Беспомощность при неудаче (2,35) Даже когда кажется, что все складывается хорошо, я чувствую, что это ненадолго. Как ни старайся предусмотреть все, что-нибудь почти всегда пойдет не так как надо. В случае неудачи мне трудно начать новое дело Я не могу избавиться от чувства, что что-то плохое может случиться.

16. Трудность избавиться от привычек (1,28) Мне самому очень трудно избавиться от вредных привычек (чрезмерного употребления алкоголя, курения, переедания и др.).

Далее матрица индивидуальных факторных весов была подвергнута корреляционному анализу с показателями суммарной выраженности социальной

тревоги и страха оценивания (по результатам опросника социальной тревоги и социофобии). Наиболее значимые корреляционные связи выраженности социальной тревоги обнаружены с паттернами «Антивитальные переживания», «Страх осмеяния», «Затруднение в социальных контактах, избегание», «Беспомощность при неудаче», а также «Дисрегуляция эмоций в ситуации отказа», «Потребность в одобрении» (рисунок 6).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рисунок 6. Корреляционный анализ факторного пространства паттернов антивитальной направленности личности /жизнестойкости (значимые корреляционные связи)

Данные взаимосвязи свидетельствуют о том, что при выраженной социальной тревоге в молодом возрасте девушкам и юношам свойственна большая вероятность актуализации переживаний, связанных с потерей смысла жизни, бесперспективностью и беспомощностью, выраженным пессимизмом. Неспособность устанавливать социальные контакты, легко и непринужденно вступать в общение с другими, проявлять инициативность, смелость в общении с другими, рисковать социальным статусом, отстаивая точку зрения и выражая чувства в подростковом и юношеском возрасте становится серьезным препятствием на пути удовлетворения значимых для данного возраста потребностей — в принятии, признании и уважении, в первую очередь среди сверстников и значимых других. Неудовлетворенность выраженных социальных

Социальная тревога (коэффиенты корреляции с факторами - паттернами антивитальной направленности / жизнестойкости при р < 0,001 и р <0,01). N=1163.

Основной

Основной

Основной

Основной

Основной

Основной

Основной

Основной

Основной

потребностей вследствие социальной неловкости, страха осмеяния провоцирует переживание «тщетности» усилий, повышает вероятность избегания социальных ситуаций с каждым новым «витком» субъективного неуспеха в общении. Вследствие этого выраженный социальный страх и тревога в общении, блокирующие удовлетворение значимых социальных потребностей, — важнейший предиктор антивитальных переживаний в молодом возрасте.

Сравнительный анализ выраженности паттернов антивитального поведения в молодом возрасте среди юношей и девушек с помощью однофакторного дисперсионного анализа позволяет сделать вывод о том, что для девушек более характерны как антивитальные переживания, так и антивитальное поведение (потеря перспективы и смысла, беспомощность, готовность причинять себе вред), дисрегуляция эмоций при отказе, тяжелое переживание ссор с близкими, беспомощность при неудаче («тяжело начать новое дело после неудачи»). Для юношей более свойственно выраженное чувство превосходства («свои потребности выше других») как непродуктивный способ компенсации страха негативного оценивания, неловкости в установлении личных контактов наряду с потребностями в одобрении, признании и отрицательным опытом унижения в школе, пессимизмом в области достижений («не могу радоваться успеху, так как это случайность»). Для девушек, несмотря на большую склонность к признанию антивитальных переживаний и поведения, характерен несколько более позитивный образ будущего и конструктивный копинг в виде поиска социальной поддержки, получения помощи со стороны близких, однако «помощь окружающих» может пониматься девушками не обязательно в конструктивном ключе, вероятен и поиск «поддержки» в реализации антивитальных переживаний (возможен «коллективный суицид») (рисунок 7).

Девушки менее фиксированы на потребности в признании, в большей степени способны устанавливать контакты с другими людьми, им легче удовлетворять значимые социальные потребности в коммуникации. Однако данный ресурс в современной реальности может «перерождаться», переставая носить статус «сдерживающего». Так, характерны участившиеся в последнее

время среди девушек как попытки, так и завершенные суициды «за компанию»

(когда суицид совершается вместе с другом/подругой), а также «субкультурные» нанесения самоповреждающих действий.

Основной

Основной

Основной

Основной

Основной

-Основной

-Основной

-Основной

ем

■ мужчины

I

I

о

о

женщины

I

с

1)

I

CQ

1)

*

>>>

I

К

&

1)

£

п

о

с

о

1)

f-Q

Рисунок 7. Средние значения паттернов антивитальной направленности / жизнестойкости у девушек (n=427) и юношей (n=736).

Различия достоверны при р<0,05, р<0,001 (ANOVA)

Итак, юноши менее склонны замечать в своих переживаниях антивитальные тенденции, признавать их, а также искать поддержки окружающих, для них важно признание других, и они длительно игнорируют переживания, которые субъективно могут препятствовать получению одобрения референтной группы. Это может приводить к длительному блокированию накапливающегося напряжения, нарастающей потери перспективы и разочарования, тем самым препятствуя своевременной актуализации «сдерживающих» факторов, подспудно ослабляя ресурсы жизнестойкости.

Если для юношей факторами, усиливающими антивитальные тенденции, выступают ситуации унижения в образовательном учреждении, непризнание сверстников, то для девушек — ситуации личных ссор, персонального отказа, отвержения, разлад в близких отношениях, оценивание в узком коммуникативном кругу. Затруднения в социальных контактах и отчаянная потребность в одобрении

и признании, превосходстве в чем-то по сравнению с другими сверстниками у юношей может носить болезненный характер, инвертирующий адекватную иерархию мотивационных стремлений личности и ставящей под угрозу потребность в продолжении жизни в ситуации социального унижения.

Обнаружена тенденция к увеличению антивитальных переживаний и потенциально антивитального поведения среди современных девушек (среди юношей статистика более статична), ослабление опосредствования аффекта в ситуациях длительного напряжения, накопление беспомощности, пессимистической оценки собственных возможностей, а также «перерождения» сдерживающих факторов в виде поиска поддержки в ближайшем окружении, что, безусловно, повышает вероятность суицидального поведения («поддержка антивитальных мыслей»). Общая сформированность сдерживающих факторов и регуляционных, компенсаторных механизмов личности у молодого поколения значительно снижена или искажена, характерна облегченность возникновения антивитальных переживаний и поведения. Существенную роль в формировании антивитальных переживаний и направленности поведения играет социальная тревога и страх осмеяния и переживание беспомощности, пессимизма, тенденция к избеганию значимых социальных ситуаций в молодом возрасте.

Таким образом, наряду с большей, чем у юношей, склонностью признания у себя склонности к возможному причинению себе вреда в трудных жизненных ситуациях, у девушек оказываются более развиты и выражены сдерживающие факторы, компенсаторные механизмы, чем у юношей.

Список литературы:

1. Зейгарник Б.В. Опосредствование и саморегуляция в норме и патологии // Вестн. Моск. ун-та. — Сер. Психология. — 1981. — № 2. — С. 9—15.

2. Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. — М.: Юрид. лит., 1988. — 224 с.

3. Левин К. Динамическая психология: избр. труды. — М.: Смысл, 2001. — 572 с.

4. Леонтьев Д.А. Установка как механизм смысловой регуляции деятельности // Теория установки и актуальные проблемы психологии. — Тбилиси: Мецниереба, 1990. — С. 158—168.

5. Лурия А.Р. Природа человеческих конфликтов. Объективное изучение

дезорганизации поведения человека / под общ. ред. В.И. Белопольского. — М.: Когито-Центр, 2002. — 256 с.

6. Сагалакова О.А., Труевцев Д.В. Нарушение когнитивной регуляции аффекта

в ситуациях социального оценивания при антивитальной направленности поведения [монография]. — Томск: Изд-во Томск. ун-та, 2014. — С. 158

7. Сагалакова О.А., Труевцев Д.В., Сагалаков А.М. Целевая регуляция

деятельности при антивитальной настроенности в контексте дисфункциональных схем и сформированности компенсаторных механизмов личности // Тюменский медицинский журнал. —2014. — Т. 16, № 3. — С. 21—28.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.