Научная статья на тему 'Систематизация ценностей деловой культуры России'

Систематизация ценностей деловой культуры России Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
708
131
Поделиться
Ключевые слова
НАЦИОНАЛЬНАЯ ДЕЛОВАЯ КУЛЬТУРА / ЦЕННОСТИ КУЛЬТУРЫ / ТИПОЛОГИЯ ДЕЛОВОЙ КУЛЬТУРЫ / NATIONAL BUSINESS CULTURE / CULTURAL VALUES / BUSINESS CULTURE TYPOLOGY

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Зябриков Владимир Васильевич

Культурные координаты России в рамках единой типологии, ранее предложенной автором коллективизм и эмоциональность использованы для систематизации элементов деловой культуры: совместных ценностей, паттернов поведения и артефактов. Позиционирование российской культуры в рамках азиатского (восточного кластера) подтверждено тестом «Круги времени» Коттла, а также результатами социологических опросов, выделивших в качестве приоритетных семейные ценности.

Похожие темы научных работ по социологическим наукам , автор научной работы — Зябриков Владимир Васильевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Classification of the Russian business culture values

Russian prominent cultural features within the unified typology previously suggested by the author before collectivism and emotionality are used for classification of business culture elements: collective values, behavior patterns and artefacts. Positioning of the Russian culture within the Asian (Oriental) cluster is proven by T. Cottle's Circles Test, as well as by results of sociological surveys that revealed the domination of family values.

Текст научной работы на тему «Систематизация ценностей деловой культуры России»

ИССЛЕДОВАНИЕ

Зябриков В.В.1

1 Санкт-Петербургский государственный университет

Систематизация ценностей деловой культуры России

АННОТАЦИЯ:

Культурные координаты России в рамках единой типологии, ранее предложенной автором - коллективизм и эмоциональность - использованы для систематизации элементов деловой культуры: совместных ценностей, паттернов поведения и артефактов. Позиционирование российской культуры в рамках азиатского (восточного кластера) подтверждено тестом «Круги времени» Коттла, а также результатами социологических опросов, выделивших в качестве приоритетных семейные ценности.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: национальная деловая культура, ценности культуры, типология деловой культуры

JEL: A14, M14, Z10

ДЛЯ ЦИТИРОВАНИЯ:

Зябриков, В.В. (2015). Систематизация ценностей деловой культуры России. Креативная экономика, 9(9), 1191-1204. doi: 10.18334/се.9.9.1923

Зябриков Владимир Васильевич, доцент экономического факультета Санкт-Петербургского государственного университета (zyabrikov@mail.ru)

ПОСТУПИЛО В РЕДАКЦИЮ: 22.08.2015 / ОПУБЛИКОВАНО: 30.09.2015 ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП: http://dx.doi.Org/10.18334/ce.9.9.1923 (с) Зябриков В.В. / Публикация: ООО Издательство "Креативная экономика"

Статья распространяется по лицензии Creative Commons CC BY-NC-ND (http://creativecommons.Org/licenses/by-nc-nd/3.0/) ЯЗЫК ПУБЛИКАЦИИ: русский

Введение

Исследование российской деловой культуры затруднено наличием многочисленных субкультур, тем не менее, существуют и общие черты, характеризующие российскую деловую культуру в целом, независимо от регионального аспекта. Их определению и посвящена настоящая статья.

К сожалению, большинство работ по культурной тематике носит описательный характер, отсутствует общепринятая типология деловой культуры, хотя многие авторы разными терминами называют по сути одни и те же типы культуры, а потому трудно сформировать обоснованные рекомендации по совершенствованию деловой культуры. Так же, как в медицине пришла пора «доказательной медицины», в рамках которой необходимо обосновывать, что больной выздоровел благодаря (а не вопреки) прописанным лекарствам, так и в теории деловой культуры приходит время применять системный подход для объединения разрозненных гипотез, методы сравнительного анализа для повышения степени объективности исследуемых закономерностей.

Поэтому основной целью написания настоящей статьи стала систематизация теоретических положений по исследованию культуры, которая открывает перспективы определения специфики российской деловой культуры и русского стиля менеджмента, определение траектории культурного развития России. Точная культурная самоидентификации российского бизнеса даст возможность осуществить импорт опыта развития бизнеса (обмен опытом) из стран с близкой культурой — «культурных соседей» России, что должно гармонизировать процесс заимствования россиянами зарубежного опыта управления без утраты своего культурного своеобразия.

Развитие культуры является альтернативой примитивно-юридическому подходу к формированию институтов общества. По справедливому утверждению Е.А. Полищук, «стратегия импортирования в чистом виде рыночных институтов, сложившихся на Западе, должна быть заменена выращиванием собственных институтов, соответствующих традиционным российским ценностям» (Полищук, 2005; С. 144). На уровне фирмы проводимая на базе развития деловой культуры интеграция замещает потребность в многостраничных инструкциях, к которым россияне не испытывают никакого почтения.

Проблема позиционирования российской деловой культуры

Старт исследованиям в области национальной деловой культуры дали проблемы с распространением американской деловой культуры на многочисленные филиалы транснациональной компании IBM в конце 1960-х гг., т.е. культурные провалы глобализации, исследованием которых занялся Гирт Хофстеде (Нидерланды). Однако многочисленные оси измерений культуры у Г. Хофстеде привели к многообразию возможных сочетаний культурных кластеров, в рамках которого место российской деловой культуры не определено.

В соответствии с данными «культурного треугольника» английского специалиста Р. Льюиса1, культурными соседями России являются латино-европейские страны: Испания, Италия и Франция. Культура этих стран является в основном полиактивной (с некоторой долей моноактивности), то есть бизнесмены этих стран предпочитают вести несколько видов деятельности параллельно, а не последовательно, а при ведении деловых переговоров обсуждать несколько тем одновременно (синхронно), вместо того, чтобы соблюдать их строгую последовательность.

Подобный вывод делает и заведующий сектором исследования личности Института социологии РАН и заведующий лабораторией сравнительных исследований массового сознания Высшей школы экономики Владимир Магун. В своем интервью, основываясь на результатах объемного социологического исследования, он сказал: «Россияне близки по своим ценностям и к жителям Средиземноморья, в этом смысле Россия - почти средиземноморская страна, не случайно, наверное, в свое время возник лозунг догнать Португалию»2.

Отметим, что недостатком типологии Р. Льюиса является использование только трех центров кластеризации (треугольник Р. Льюиса) вместо необходимых при наличии двух ценностных осей — четырех. Именно четыре центра кластеризации могли бы правильно отразить сущность двумерной классификации Р. Льюиса с осями «проактивность - реактивность», «моноактивность - полиактивность».

В то же время автор настоящей статьи на базе систематизации данных Г. Хофстеде пришел к выводу, что культурными соседями России являются Китай, Южная Корея и т.д., а российская деловая культура относится к азиатскому (восточному) кластеру (Бляхман, Зябриков, 2013).

1 Косов, А. (2003). Знакомьтесь, Ричард Льюис!. Валютный спекулянт, 1, 84-87.

2 Соломонов, Ю. (2014, 22 апреля). Россия и европейские ценности // Независимая газета.

Отмеченное противоречие снимается при помощи универсального набора культур, введенного Ф. Тромпенаарсом3: культура бизнес-инкубатора, семейная культура, культура Эйфелевой башни и культура самонаводящейся ракеты. По данным Ф. Тромпенаарса и Ч. Хэмпден-Тернер, и для латино-европейских (средиземноморских), и для азиатских стран характерна одна и та же культура семейного типа. Они пишут: «Многие компании с культурой типа «семья» существуют в странах, в которых индустриальный прогресс начался поздно: Греция, Италия, Япония, Сингапур, Южная Корея, Испания. В странах, где переход от феодализма к капитализму произошел сравнительно быстро, наблюдается сохранение многих феодальных традиций и моделей отношений»4.

Системный подход предполагает измерение культуры на основе «осей ценностей», имеющих в качестве полюсов альтернативные ценности, а также ранжирование типологий по «глубине» элемента культуры. Приоритет следует отдавать тем типологиям, которые сориентированы на практически неизменный национальный менталитет (Ф. Трампенаарс), а не на изменчивое наблюдаемое поведение (Р. Льюис) или выражаемые ценности (Г. Хофстеде).

Российская деловая культура в рамках единой типологии

В рамках единой типологии деловой культуры (Зябриков, 2012; Зябриков, 2014) российская деловая культура позиционируется по характеристикам принятия решений как эмоциональная и коллективистская, принадлежащая восточному (азиатскому) кластеру на макроуровне, что соответствует лидерскому (клановому, семейному) типу на микроуровне. Интересно отметить, что в этот кластер входят в основном православные и конфуцианские страны.

При этом российская культура является неоднородной по своему составу, то есть включает в себя большое количество субкультур.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Эмоциональный характер российской культуры подверждают и наблюдения российских социологов. По словам В. Дубицкой, «мы расположены строить теплые, доверительные отношения на уровне социальных взаимоотношений и даже на уровне отношений с ближайшим руководством»5. В таких странах управленческие решения

3 Тромпенаарс, Ф., Хэмпден-Тернер, Ч. (2012). 4 типа корпоративной культуры (С. 366). Минск: Попурри.

4 Там же; С. 325.

5 Медовиков, Д., Механик, А. (2015, 30 марта). Эксперт вместо наемника (С. 48). Эксперт, 14, 45-49.

принимаются обычно на основе интуиции и чувств, мышление имеет преимущественно образный характер, восприятие мира является целостным (холическим, синтетическим), гармоничным.

Следует отметить, что вытекающая из эмоционального характера деловой культуры мифологичность сознания накладывает своеобразный отпечаток на процесс планирования в стране, изменяя первоначальную сущность плана, который из инструмента управления превращается в культурный механизм объединения вокруг поставленных целей (функция «маяка») и воспитания лояльности руководству — «коллективного программирования мыслей» (определение деловой культуры по Г. Хофстеду). План «закрывается» не отчетом и анализом причин расхождения плановых и фактических показателей, что предполагает ответственность за их произвольное завышение, а новым планом, с которым также следует соглашаться, даже если он существенно отличается от исходного.

Впрочем, не только в России, но и в целом в мире стратегическое управление фирмами становится все более эмоциональным, поэтому тип российской деловой культуры облегчает внедрение стратегического менеджмента в практику управления фирмой. На смену принятой ранее в теории менеджмента доктрине целесообразного укрощения эмоций приходит концепция развития эмоционального интеллекта, а развитое интуитивно-чувственное мышление открывает путь к внедрению в России важнейшего инструмента инновационного развития - концепции интеллектуальной организации (Зябриков, 2007).

Следует отметить своеобразие российского коллективизма: он имеет не «горизонтальный» характер с акцентом на чувствах солидарности и самоорганизации, на взаимной готовности добровольно объединяться в коллективы, а скорее «вертикальный» иерархический характер с приоритетом социального целого над интересами личности (по сути, такой коллективизм - это, в первую очередь, «неиндивидуализм»). В жизни россиян огромное значение имеет объединяющая людей идея и вера, рождающая единение (соборность), желание идти за лидером, с которым связывают осуществление идеи. Отметим, что, отказываясь от доминирования личных целей и интересов над общественными, полагая, что общее благо является основой личных достижений6, в ответ россиянин рассчитывает на заботу о себе власти

6 Медовиков, Д., Механик, А. (2015, 30 марта). Эксперт вместо наемника (С. 47). Эксперт, 14, 45-49.

(патернализм) и общественную поддержку «мира» в чрезвычайных обстоятельствах (круговая порука).

Интересно отметить, что россиянин является коллективистом прежде всего по своей самооценке, при этом, как показывают социологические опросы, обобщенный образ «другого россиянина» в его глазах выглядит более индивидуалистическим, чем его собственный7.

Сравним российскую деловую культуру с культурой других стран азиатского (восточного) кластера с помощью теста «Круги времени» Коттла, характеризующего отношение жителей страны к прошлому, настоящему и будущему (круги идут слева направо).

2.Россия

З.Гонконг

ООО ООО

1 .Китай

(Япония)

ООО

Рисунок. «Круги времени» Коттла8, отражающие значимость и взаимосвязь восприятия прошлого, настоящего и будущего (слева направо) для стран восточного (азиатского) кластера и Японии, не входящей в азиатский культурный кластер

(для сравнения)

Главное, что отличает страны восточного (азиатского) кластера -это прерывистость течения времени, то есть отсутствие прямой связи между прошлым, настоящим и будущим. В то же время второй параметр - значимость прошлого, настоящего и будущего — существенно меняется по странам этого кластера. Среди стран восточного кластера есть страны, ориентированные на прошлое (Россия, Гонконг), на будущее (Южная Корея) и страны с равномерным течением времени (Китай).

7 Боенко, Н.И. (2005). Экономическая культура: проблемы и тенденции развития (С. 121). СПб: Издательство Санкт-Петербургского университета.

8 Тромпенаарс, Ф., Хэмпден-Тернер, Ч. (2012). 4 типа корпоративной культуры (С. 261). Минск: Попурри.

Как следует из рисунка, для России наиболее значимым является прошлое, несколько меньшее значение имеет настоящее и, наконец, наименее важным представляется будущее. Отметим, что хотя российское настоящее и будущее и не вытекают из прошлого, но история страны и народа страны важна сама по себе. Это отражает консерватизм российской деловой культуры, что придает устойчивость траектории развития деловой культуры, но в то же время затрудняет движение по инновационному пути развития экономики.

На рисунке для сравнения помещены «Круги времени» Коттла и для Японии (не входящей в азиатский кластер, несмотря на свое азиатское расположение), на которой сильно сказалось американское влияние, сдвинувшее круги к центру схемы. Это утверждение подтверждается и данными «культурной карты мира» Р. Инглхарта и К.Вельцеля, демонстрирующей, что деловая культура Японии значительно ближе по своим характеристикам к немецкой, чем китайской или южно-корейской. Интересно отметить, что при разработке первой конституции западного типа японцы взяли за образец конституцию Пруссии.9

Позиционирование Д. С. Лиха чевымрусской культуры

Большинство авторов справедливо полагает, что деловая культура страны в первую очередь определяется культурой ее народа в целом. Особенно остро стоит проблема идентификации русской культуры: в силу ее неоднородности (то есть наличия большого числа субкультур) некоторые авторы договариваются до концепции культурного конгломерата, то есть произвольного набора разнообразных культур, у которых отсутствуют четко выраженные общие черты, что лишает русских предпринимателей опоры на национальные корни.

Выходом из релятивистского культурного тупика является использование исторической концепции академика Д.С. Лихачева, который в своей последней книге «Русская культура» (2000 г.) предложил вернуться к истокам и заменить хорошо известную горизонтальную культурную ось Запад — Восток на вертикальную ось Север — Юг в связи с возникновением Руси по линии Север (Скандинавские страны) - Юг (Болгария, Византия). Д.С. Лихачев также предложил оригинальное название для нашей страны - Скандославия, соединяющее в одном слове Скандинавию и Православие, имеющее

9 Инглхарт, Р., Вельцель, К. (2010). Модернизация, культурные изменения и демократия. Последовательность человеческого развития (С. 99, 103). М: Новое издательство.

греческие корни. Таким образом, исторически русская культура относится к скандинавскому кластеру. По данным В. Дубицкой, и сегодня деловая культура Центральной России близка по своему характеру к культуре таких стран Северной Европы, как Швеция и Финляндия10.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Силу предвидения и плодотворность идей Д.С. Лихачева, продуктивность междисциплинарного подхода к изучению общественных явлений подтверждают ежегодно организуемые членом-корреспондентом Российской академии наук А.С. Запесоцким на базе Санкт-Петербургского государственного университета профсоюзов Лихачевские чтения, проведенные в 2015 году уже в 15-ый раз.

Таким образом, Д.С. Лихачев считал русскую культуру по рождению и направлению желаемого развития типично европейской (западной). Тем не менее, на взгляд автора настоящей работы, нельзя смешивать ответы на два разных вопроса: «где мы находимся?» и «где мы должны находиться с точки зрения истоков происхождения и успешного будущего страны?» (Зябриков, 2013). Несомненно, на характер российской деловой культуры повлияло длительное монголо-татарское господство, придав ей восточный характер, в частности, черты иерархичности11, и переместило на схеме национальных культур из скандинавского кластера в азиатский (восточный).

Ценности современной российской деловой культуры

Следует отметить, что национальная деловая культура представляет собой как бы проекцию национальной культуры страны (культуры народа) на бизнес-плоскость, а не ее составную часть. По справедливому утверждению Виктории Дубицкой, «крайне редко удается создать корпоративную культуру, которая сильно отличается от национальной»12. Поэтому неудивительно, что деловая культура характеризуется практически теми же признаками, что и национальная культура страны. Следует согласиться с утверждениями Рональда Инглхарта и Кристиана Вельцеля, что деловую культуру в первую очередь определяют культурно-исторические факторы: религиозные традиции общества, колониальное прошлое и зона распространения

10 Медовиков, Д., Механик, А. (2015, 30 марта). Эксперт вместо наемника (С. 49). Эксперт, 14, 45-49.

11 Боенко, Н.И. (2005). Экономическая культура: проблемы и тенденции развития (С. 162). СПб: Издательство Санкт-Петербургского университета.

12 Медовиков, Д., Механик, А. (2015, 30 марта). Эксперт вместо наемника (С. 45). Эксперт, 14, 45-49.

общего языка. Они пишут: «Различия в ВВП на душу населения и структуре занятости оказывают серьезное воздействие на преобладающие мировоззренческие принципы, однако историко-культурное влияние представляется более значительным»13.

Российские исследователи, изучающие российскую культуру в последние годы, единодушно относят семейные ценности к важнейшим для россиян. По опросам россиян семейные ценности неизменно входят в тройку важнейших ценностей. Так, в 90-ые годы XX века, по исследованию Боенко Н.И., это (в порядке убывания важности): материальное благополучие, семья и здоровье; в начале XXI века, по данным Лапина Н.И., - это порядок (то есть безопасность и равенство граждан), семья и общество14 и, наконец, по опросу, проведенному по инициативе автора настоящей статьи А. Мухаметдиновой в 2015 году по ранжированию перечня российских ценностей, отобранных Русской Православной Церковью, - это 1) семья, 2) патриотизм, 3) культура и традиции.

Семья входит и в тройку важнейших мотивов российских бизнесменов, в силу которых они ведут предпринимательскую деятельность. В 1992 г. по опросам Н.И. Боенко15 это были (в порядке убывания): материальный достаток, творческая деятельность и семья, а в 1999 г., по данным Л.Е. Душацкого (Душацкий, 1999): семья, личная безопасноть и экология. По данным социологических опросов, Н.И. Боенко сделала вывод о преобладании в России лидерского (семейного, кланового) типа деловой культуры: «В постсоветской действительности все еще господствует лидерский тип организаций с гипертрофией единоначалия и стремлением высших руководителей вмешиваться едва ли не во все дела и на всех уровнях».16

Все это подтверждает характеристику российской деловой культуры в соответствии с единой типологией деловой культуры как лидерской (семейной, клановой), эмоциональной и коллективистской. Последние годы нарастает тенденция индивидуализации поведения россиян, причем интересно, что они скорее оценивают окружающих людей как индивидуалистов, чем себя. Происходит вынужденная индивидуализация поведения под влиянием внешних условий. Однако

13 Инглхарт, Р., Вельцель, К. (2010). Модернизация, культурные изменения и демократия. Последовательность человеческого развития (С. 100). М: Новое издательство.

14 Боенко, Н.И. (2005). Экономическая культура: проблемы и тенденции развития (С. 102). СПб: Издательство Санкт-Петербургского университета.

15 Там же; С. 130.

16 Там же; С. 160.

при используемом ментальном подходе для формирования единой типологии в качестве оценки коллективного характера российской деловой культуры используется результат самооценки россиян, то есть того, какими они хотели бы себя видеть, а не наблюдения изменчивых стереотипов их поведения.

Проблемы трансформации российской деловой культуры

Важной проблемой является выбор культурной траектории развития России. Так, А. Агеев (Агеев, 2012) справедливо отмечает необходимость решения проблем российской деловой культуры, состоящих в сильной зараженности бизнесменов «коммерческой патологией», то есть игнорированием всех проблем, не имеющих отношения к получению прибыли, а также «силовом перекосе», то есть стремлении решать экономические проблемы с помощью силового принуждения, пример которого, к сожалению, подает государство. Верно отмечена А. Агеевым и чрезмерная закрытость российских фирм и российской экономики в целом, в которой основным критерием выбора делового партнера стал культурный признак «свой - чужой».

Важнейшую роль в культурной трансформации играют агенты перемен. Сторонниками перемен первоначально становятся представители элитных групп (элитная культура), затем происходит пространственное распространение культурных новаций - они охватывают широкие массы населения (массовая культура), и лишь затем происходит расширение культуры во временном континууме, многократно реализуясь на практике в виде паттернов (стереотипов поведения), и они внедряются в менталитет народа (традиционная культура)17.

Поскольку скорость российских реформ существенно превышает скорость адаптации населения к ним, то в выигрышном положении оказываются группы с неустойчивой системой ценностей, именно они и становятся агентами перемен. Стихийная трансформация российских ценностей в перестроечное и постперестроечное время поставила группы населения с высоким уровнем культуры и образования, имеющие устойчивую систему ценностей, в невыгодное положение, поскольку они медленнее, чем прочие, адаптируются к новой

17 Гольц, Г.А. (2002). Культура и экономика России за три века, XVШ-XX вв.: Том 1. Менталитет, транспорт, информация (прошлое, настоящее, будущее) (С. 412). Новосибирск: Сибирский хронограф.

расстановке приоритетов в системе ценностей. Это не только аморально, но и непродуктивно.

Акцент на эгоизме не соответствует коллективистскому характеру российской деловой культуры. Поэтому ставка на людей безразличных к общественному благу с неустойчивой системой ценностей как на агентов социальной трансформации не может обеспечить устойчивое поступательное (без возвратных движений) развитие экономики и общества, поскольку у них происходит «расщепление личных и ролевых интересов»: они заинтересованы в основном в личном успехе и не создают прогрессивных образцов поведения.

Устойчивое развитие страны могут обеспечить только высокообразованные люди с устойчивой системой ценностей, а потому систему российских совместных ценностей следует определить и сделать достоянием общественности. Один шаг в этом направлении автор и пытался сделать, написав настоящую статью.

Оси ценностей: рациональность — эмоциональность, индивидуализм — коллективизм, однородность — неоднородность, а также тест «Круги времени» Коттла, позволяют систематизировать элементы российской деловой культуры (табл.).

Заключение

1. Ядром деловой культуры является система ценностей: подразумеваемых (менталитет) и явно выражаемых (совместные ценности), тесно связанных с паттернами (стереотипами поведения). Перечень российских совместных ценностей весьма стабилен, ведущую роль в нем играют семейные ценности, а культурная трансформация происходит не за счет появления новых, а за счет смены рангов (значимости) уже существующих ценностей.

Формировать корпоративную культуру в разрез ценностям национальной деловой культуры - значит обречь фирму на провал в долгосрочной перспективе.

2. По данным социологических опросов, проведенных в период с 90-ых годов XX века по настоящее время, семейные ценности неизменно входят в тройку важнейших ценностей россиян в целом и российских бизнесменов в частности, что подтверждает сделанный ранее автором настоящей статьи на базе сравнительного анализа данных вывод о том, что российская деловая культура является культурой лидера (семейной, клановой).

Таблица

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Элементы российской деловой культуры18

Менталитет Совместные ценности Паттерны Артефакты

Коллективизм. Соборность -общественное и духовное начало Сотрудничество. Справедливость Общительность. Хоровое пение. Очереди. Застолье Куполообразные церкви. Тульский самовар

Эмоциональность. Доброта. Добродушие. Сердечность. Мифологичность сознания Ориентация на людей и отношения, а не на дело. «Чувство долга». Воинская доблесть Гостеприимство. Легковерие. Страсть к имитации. Задушевные беседы. Ностальгия. Старый новый год. Склонность к крайним решениям. Штурмовщина. Персонализация неудач Эрмитаж, Большой театр

Неоднородность. «Всеединение человеческое» Универсальность Культурные конфликты Спутник

3' I 1 и и «_»

. Точное позиционирование российской деловой культуры в рамках восточного (азиатского) кластера позволяет разбить черты национального характера предпринимателей на универсальные, присущие любому предпринимателю любой страны (активность, целеустремленность, настойчивость и т.д.), специальные, присущие бизнесменам стран конкретного кластера (для восточного (азиатского) кластера — это эмоциональность, коллективизм), и, наконец, специфические, отличающие бизнесменов конкретной страны от бизнесменов других странам ее кластера (для России - это более важная роль прошлого страны по отношению к настоящему и будущему).

4. Американская модель капитализма не является единственно возможной, поэтому развитие капитализма в России не предполагает обязательной смены ценностей с коллективистских на индивидуалистические, с эмоциональных на рациональные, то есть, по

18 Лиферов, 2013, С. 126; Алексеевский, В.С. (2001). Введение в российский менеджмент (С. 37-49). Калуга: Манускрипт; Боенко, Н.И. (2005). Экономическая культура: проблемы и тенденции развития. СПб: Издательство Санкт-Петербургского университета; Гольц, Г.А. (2002). Культура и экономика России за три века, XVШ-XXвв.: Том 1. Менталитет, транспорт, информация (прошлое, настоящее, будущее) (С. 409-439). Новосибирск: Сибирский хронограф; Девятов, А., Мартиросян, М. (2002). Китайский прорыв и уроки для России (С. 126-135). М: Вече; Иванова, Т.Ю., Приходько, В.И. (2004). Теория организации (С. 220-222). СПб: Питер; Льюис, Р.Д. (2001). Деловые культуры в международном бизнесе. От столкновения к взаимопониманию. М: Дело.

меткому выражению Р. Инглхарта и К. Вельцеля, «модернизация и американизация - отнюдь не синонимы»19.

Высокие темпы роста экономического роста «новых индустриальных стран» Юго-Восточной Азии, идущих по своему капиталистическому пути, во многом определяется укорененностью в психологии жителей этих стран коллективистских ценностей, а также государственными инвестициями в образование и здравоохранение.

Учитывая общее происхождение и схожесть российской и скандинавской деловой культуры, можно утверждать, что привлекательной для России является также скандинавская модель капитализма, демонстрирующая высокую устойчивость в кризисных условиях.

5. Поскольку в сознании россиян обустройство общественных отношений должно предшествовать во времени индивидуальному и групповому успеху, устойчивое развитие общества могут обеспечить только высокообразованные люди с устойчивой системой ценностей. Для того чтобы гармонизировать процесс общественного развития страны и сделать его управляемым, выровнять шансы на успех всех групп населения, необходимо определить и декларировать обновленную систему ценностей россиян.

ИСТОЧНИКИ

Агеев, А.И. (2012). Культурная революция. Экономические стратегии, 14(5), 1-5.

Бляхман, Л.С., Зябриков, В.В. (2013). Стратегический менеджмент, кооперационная

структура и корпоративная культура фирм нового типа. Проблемы современной экономики, 3, 181-190.

Душацкий, Л.Е. (1999). Ценностно-мотивационные доминанты российских предпринимателей. Социологические исследования, 7, 91-94.

Зябриков, В.В. (2007). Концепция интеллектуальной организации. Проблемы современной экономики, 3, 196-199.

Зябриков, В.В. (2014). Методологические основы типологии национальных деловых культур. Россия и Америка в XXI веке, 2, 12-13.

Зябриков, В.В. (2013). Русская деловая культура в контексте иностранных типологий. В

книге Диалог культур: опасности, смыслы, коммуникации: XIII Международные Лихачевские научные чтения, 16-17мая 2013 г. (С. 467-468). СПб: СПбГУП.

Зябриков, В.В. (2012). Типология национальных деловых культур. В книге Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Прогнозирование инновационного развития национальной экономики в рамках

19 Инглхарт, Р., Вельцель, К. (2010). Модернизация, культурные изменения и демократия. Последовательность человеческого развития (С. 101). М: Новое издательство.

рационального природопользования» (Т. 1; С. 264-281). Пермь: Пермский государственный национальный исследовательский университет.

Лиферов, А.П. (2013). Родимые пятна российской ментальности и культура ведения международного бизнеса. Вестник МГИМО Университета, 5, 123-130.

Полищук, Е.А. (2005). Человеческий капитал в экономике современной России: проблемы формирования и реализации. Ижевск: Издательство ИжГТУ.

Vladimir V. Zyabricov, Associate Professor, Faculty of Economics, Saint-Petersburg State University

Classification of the Russian business culture values

ABSTRACT:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Russian prominent cultural features within the unified typology previously suggested by the author before - collectivism and emotionality - are used for classification of business culture elements: collective values, behavior patterns and artefacts. Positioning of the Russian culture within the Asian (Oriental) cluster is proven by T. Cottle's Circles Test, as well as by results of sociological surveys that revealed the domination of family values. KEYWORDS: national business culture, cultural values, business culture typology