Научная статья на тему 'Синтез медиакритики и медиаобразования в процессе обучения школьников и студентов в странах бывшей Югославии'

Синтез медиакритики и медиаобразования в процессе обучения школьников и студентов в странах бывшей Югославии Текст научной статьи по специальности «Массовая коммуникация. Журналистика. Средства массовой информации (СМИ)»

CC BY
50
13
Поделиться
Ключевые слова
МЕДИАОБРАЗОВАНИЕ / МЕДИАКРИТИКА / СИНТЕЗ / ШКОЛЬНИКИ / СТУДЕНТЫ / МЕДИАГРАМОТНОСТЬ / МЕДИАТЕКСТ / СТРАНЫ БЫВШЕЙ ЮГОСЛАВИИ

Аннотация научной статьи по массовой коммуникации, журналистике, средствам массовой информации, автор научной работы — Мурюкина Е. В.

В статье рассматриваются вопросы, связанные с историей развития медиакритики в странах бывшей Югославии, характеристикой ее основных функций, специфических видов. Рассмотрен также синтез медиакритики и медиаобразования в процессе обучения школьников и студентов в странах СФРЮ.

Текст научной работы на тему «Синтез медиакритики и медиаобразования в процессе обучения школьников и студентов в странах бывшей Югославии»

Медиаобразование за рубежом

Синтез медиакритики и медиаобразования в процессе обучения школьников и студентов в странах бывшей Югославии*

Е.В. Мурюкина кандидат педагогических наук, доцент, Таганрогский институт имени А.П. Чехова

Аннотация: В статье рассматриваются вопросы, связанные с историей развития медиакритики в странах бывшей Югославии, характеристикой ее основных функций, специфических видов. Рассмотрен также синтез медиакритики и медиаобразования в процессе обучения школьников и студентов в странах СФРЮ.

Ключевые слова: медиаобразование, медиакритика, синтез, школьники, студенты, медиаграмотность, медиатекст, страны бывшей Югославии.

* исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда (проект №14-18-00014) в НОУ ВПО «Таганрогский институт управления и экономики». Тема проекта: «Синтез медиаобразования и медиакритики в процессе подготовки будущих педагогов».

Media Education in the World

Synthesis of media criticism and media education in the learning process of pupils and students in the countries of the former Yugoslavia

Dr. Elena Muryukina, Anton Chekhov Taganrog Institute,

Abstract. ^e article discusses issues related to the history of the development of mediacriticism in the countries of the former Yugoslavia, the characteristics of its basic functions, specific species, and the synthesis of mediacriticism and media education in the learning process of pupils and students in the countries of former Yugoslavia. Keywords: media education, media criticism, synthesis, students, media literacy, media text, former Yugoslavia.

Социалистическую Федеративную Республику Югославию (СФРЮ) перестала существовать как самостоятельное государство в 1990-е годы. Так, в 1991 году из ее состава вышли Македония, Хорватия и Словения; в 1995 году Югославию покинула республика Босния и Герцеговина, образовав отдельное федеративное государство. В начале 2006 года из состава Малой Югославии (Сербии и Черногории) вышла Черногория, после чего Югославия фактически и юридически перестала существовать. После затяжного вооруженного конфликта, возникшего между сербами и албанцами, в начале 2008 года объявил о своем выходе из состава Сербии бывший автономный район Косово и Метохия (Косовский край).

Таким образом, сегодня на территории, принадлежавшей бывшей Югославии, существует шесть независимых государств: Сербия, Босния и Герцеговина, Словения, Македония, Черногория, Хорватия. В настоящее время вооруженных конфликтов на территории бывшей СФРЮ нет. Однако напряженность отношений между отдельными странами Балканского полуострова сохраняется и сейчас.

Такая сложная геополитическая, социальная, этническая обстановка в странах бывшей Югославии, безусловно, нашла отражение в медиакритике. Медиакритики стран бывшей СФРЮ часто опираются на политическую и идеологическую составляющие, на позицию, которую занимает та или иная страна по отношению к ЕС, США, России [Трифкович, 2014].

В современном информационном мире функции журналистики (различных форматов - телевизионного, радийного, печатного, Интернета пр.) сегодня вышли за рамки специфики ее деятельности, которая связана со сбором, переработкой и распространением информации, включив в себя другие виды сложной целенаправленной социальной деятельности в гуманитарной сфере. По мнению А.П. Короченского [Короченский, 2003], для медиакритики актуальны следующие функции (которые находят отражение в работах медиакритиков стран бывшей Югославии - Е.М.):

- информационно-коммуникативная, а именно функция общения. Она проявляется в том, что масс-медиа передают информацию от коммуникатора к аудитории и стремятся к обратной связи со своими зрителями, читателями, слушателями.

- регулятивная, направлена на социальную ориентацию аудитории, способствуя самоопределению и ориентации людей в обществе, выработке ценностного отношения к явлениям действительности и т.д. После распада СФРЮ большинство новоявленных стран ориентировались на

европейские государства, в том числе, в области информационной политики, не задумываясь о собственной информационной безопасности.

Но сегодня ситуация изменилась, и такие страны как Словения, Сербия, Хорватия стремятся к возврату своей культурной самоидентификации, включающей нравственные, эстетические, этические ценности. Поэтому появляются статьи медиапедагогов и медиакритиков о том, что засилье западных медиатекстов (телевизионных, кинематографических, печатных и пр.) проводит политику «навязчивого мультикультурализма» [ТанасковиЬ, 2015] с потерей собственной идентичности. В своем интервью сербский медиапедагог Д. Танаскович вполне четко определяет цель европейской экспансии на Балканы, которая, по его мнению, заключается в том, что «в Европе в настоящий момент ведется не «война идентичностей, а уже эскалация конфликтов ценностно-дезориентирующих людей, стремящаяся к «получению» невменяемой личности» [ТанасковиЬ, 2015].

Анализ теле/радиовещания на территории Словении привел медиакритиков к идентичным выводам: «Иностранные владельцы играют чрезвычайно важную роль на телевизионном рынке Словении. Три крупнейших коммерческих канала принадлежат иностранным компаниям: «Pop TV» (доля аудитории: 27 %), «Kanal A» (9 %), а также «ТВ3» (2%). «Pop TV» и «Kanal A» принадлежат американской компании «Central European Media Enterprises (CME)», в то время как «ТВ3» была учреждена Словенской римско-католической церковью, но продана хорватскому предпринимателю И. Калета, который владеет телеканалами «Nova» в Хорватии и «OBN» в Боснии и Герцеговине. Далее канал «ТВ3» был продан им в 2006 году шведской компании «Modern Times Group (MTG AB)» [Bervar, Gojko, 2009].

На этом фоне найти словенские телевизионные станции (как государственные, так и коммерческие) проблематично. Медиакритики связывают это с рядом обстоятельств, в том числе, с обязательством «придерживаться Директивы «Телевидение без границ», принятой в Европейском Союзе» [Agency, 2009]. Другие факторы заключаются в малой квоте на отечественные аудиовизуальные произведения: «Словения - маленькая страна, и словенский язык практически не используется за ее пределами. Словенская медиапродукция намного дороже, чем идентичные медиатексты из США, Латинской Америки или других стран Европейского Союза. Чтобы соответствовать квотам Европейского Союза, большинство телевизионных станций опирается на дешевые форматы, такие как ток-шоу, студии, интервью и музыкальные клипы» [Basic, Sandra, Lenart 2005].

- просветительская (развивающая, культурно-образовательная), направлена на передачу аудитории накопленного социумом исторического и культурного опыта, научных знаний. Здесь нельзя не заметить, что в медиакритике стран бывшей Югославии заметно осознание того, что медийной аудитории транслируется исторический и культурный опыт, во многом имеющий мало общего с их собственной историей. Но, к сожалению, нормативно-правовая база в телевизионном вещании опирается на Директиву Европейского Союза «Телевидение без границ», которая находит отражение, например, в Словении в статье 92 закона «О средствах массовой информации». В нем перечислены следующие требования для RTV Словения: каналы «ТУ SLO 1» и «ТУ SLO 2» должны отводить не менее 25 % годового эфирного времени для отечественных программ. Общественные вещатели должны резервировать 10% от телепрограммы на медиатексты независимых производителей.

В отличие от словенских медиатекстов, европейская аудиовизуальная продукция имеет ряд преимуществ. Для нее предусмотрено «большинство эфирного времени, ежегодного общественного вещания. Коммерческие телеканалы в Словении почти не имеют обязательств по предоставлению общественных услуг. Они не транслируют новости, общественно-политические, образовательные программы, документальные фильмы или религиозные программы. Поскольку закон не обязывает их предоставлять медиатексты для национальных меньшинств на их родных языках, выделять эфирное время для других социальных групп, они не передают такого характера медиатекстов» [Milosavljevic, 2006, р. 146].

- познавательная, подразумевающая изучение материальной и духовной действительности при подготовке медиатекста. В странах бывшей Югославии отмечается резкое ослабление данной функции, особенно в 1990-х - 2000-х годах. Мы связываем это обстоятельство с экспансией западной медиапродукции коммерческого характера. Но в последние годы появляются медиатексты, которые базируются на познавательной функции. Примером может служить творчество Э. Кустурицы, его открытая общественная позиция, которая по многим вопросам, касающимся как новейшей истории стран Балканского полуострова, национального, теологического аспектов, находит отражение в кинематографическом искусстве.

- социально-организаторская - функция побуждения людей к деятельности по преобразованию общества и природной среды. В целом ориентация государств бывшей Югославии на западные страны, опора на их интересы - как в политике, так и в медийном пространстве - не

позволяет говорить о широком распространении такой функции медиакритики как социально-организаторской.

В фильме «Подполье» (1995), получившем Золотую пальмовую ветвь на Каннском фестивале, Э. Кустурица связал прошлое своей страны с эпизодами новейшей истории. Реакция западной критики на картину была неоднозначной. Так, французским журналистом А.Финкелькро (кстати, директором «Вестника Европы») была опубликована статья в газете «Le Monde»: «L'imposture Kusturica» [Finkielkraut, 1995], в которой он обвинял режиссера в просербской пропаганде. Примечательно, что к моменту написания и выхода этой статьи, журналист даже не видел фильма.

Э. Кустурица ответил на страницах газеты «Le Monde» газеты в октябре, когда фильм появился на экранах кинотеатров: «Когда «Le Monde» опубликовала 2 июня, статью А. Финкелькро, я впервые ощутил глубокую печаль, затем великий гнев, и, наконец, какую-то неуверенность. Мне хотелось ответить сразу, но что сказать? Не то, чтобы мне не хватает воображения, но я не нашел слов, чтобы ответить автору статьи, который не видел мой фильм... Я до сих пор не понимаю, почему «Le Monde» опубликовала текст кого-то, кто не видел мой фильм.» [Kusturica, 1995, р.

13].

А. Финкелькро, посмотрев фильм, вновь опубликовал статью, в газете «Libération» [Finkielkraut, 1995], где к своим обвинениям в пропаганде добавил еще одно заявление — об отсутствии у режиссера Э. Кустурицы таланта. «Теперь, когда я видел фильм, я признаю, что я был несправедлив с Эмиром Кустурицей... Этот фильм создает новый вид: онирической (качественное нарушение сознания - прим. автора) пропаганды. ... Кустурица и его идейные соратники гордятся тем, что они политически некорректны. Таким образом, они превращают грязь в золото и грубые манипуляции в блестящие парадоксы» [Finkielkraut, 1995, р. 7].

А.П. Короченским выделяются несколько видов медиакритики: академическая, корпоративная (профессиональная) и массовая, совокупность которых «составляет одно из базовых свойств феномена медиакритики» [Короченский, 2003, с. 39]. Представленные виды находят отражение в медиакритике стран бывшей СФРЮ, но их развитие не равнозначно.

Например, академическая медиакритика не получила должного развития в странах бывшей Югославии, что обусловлено, преимущественно, политической конъектурой, не позволяющей развивать эту отрасль журналистики. В тоже время мы наблюдаем тенденцию, которая была характерна для 1990-х годов, когда западные журналисты

критически и назидательно относились к деятельности медийных агентств Сербии, Словении, Хорватии и др.

На европейском сайте журналистов [The European journalism centre] сегодня, как и два десятилетия назад, подвергаются высмеиванию статьи, фото, видеоматериалы балканских журналистов, которые имеют отличное от западного мнение относительно геополитического, социального устройства мира на территории бывшей Югославии. Еще одним достаточно серьезным «камнем преткновения» стали связи некоторых стран бывшего СФРЮ с Россией, попытка восстановить политические, экономические, общественные связи. Боязнь Запада потерять влияние на страны Балканского полуострова, находит отражение как в манипулировании политическими решениями, так и в формировании общественного сознания средствами масс-медиа. Для этого подходят только «идеологически верные» медиатексты, лучше, произведенные в странах западной Европы и США.

Корпоративная медиакритика имеет своей целевой аудиторией профессионалов медиасферы - журналистов, телевизионщиков и т.д. Ее основная задача заключается в достижении максимального соответствия медиатекстов объективным социальным интересам, потребностям аудитории. Корпоративная медиакритика развивается, преимущественно, в тех государствах бывшей СФРЮ, которые ориентированы на интеграцию не только с западноевропейскими странами, но и видят свои перспективы развития в выстраивании отношений с другими государствами. Одно из государств, с которыми у стран Балканского полуострова имеются длительные дружественные связи - Россия. А в современных условиях нагнетания антироссийской истерии усиление влияния последней, с точки зрения Запада, недопустимо.

Во многих медиатекстах (телевизионных, печатных, интернетных и т.д.) Сербии, Словакии, Хорватии можно обнуружить солидарность с политикой, проводимой Российской Федерацией. Это вызывает обеспокоенность западных медийных агентств, которые интерпретируют такие мнения как угрозу западной демократии и пр. Их опасение вызывает и тенденции развития балканских масс-медиа. В подтверждение приведем цитату, в которой дается характеристика словенским масс-медиа: «Для законодательной власти наступили неспокойные времена, в первую очередь потому, что левое правительство начало процесс пересмотра закона «О средствах массовой информации», переработки, например, «права на внесение исправлений в ежегодное финансирование для радио/телевизионных программ. Особое значение имеет пересмотр «Закона

о RTV Словении», который стремится изменить, например, формирование и функции программирования Совета» [Тrendinapodrocju].

Массовая медиакритика адресует свои медиатексты как представителям медиасообщества, так и потребителям медиапродукции. По нашему мнению, сегодня - это наиболее развитый вид в странах бывшей СФРЮ. Так, украинские события последнего года, присоединение Крыма к России, дали возможность сербским и др. медийным агентствам провести параллели с балканской войной. Точка зрения журналистов, медиаканалов на происходящие в Украине события, особенно на юго-востоке, разнится с западной позицией, которая продвигается как единственно верная, на основе которой принимаются санкции в отношении РФ. Примером массовой медиакритики могут служить публикации, телевизионные выступления Д.Трифкович [ТрифковиЬ, 2015], Д.Цонстон [Цонстон, 2015] и др.

Массовая медиакритика находит отражение и в телевизионных медиатекстах. Так, на канале «В-ТВ» было показано интервью с В. Веизович, в котором она говорила о необъективности балканских масс-медиа, ставила вопросы о выполнении журналистами своих профессиональных обязанностей, степени их ответственности перед обществом: «Белград - это медиатемнота взглядов, режима, обеспечиваемого правительством. Масс-медиа представляют настолько «кривые изображения», что это не отвечает самым элементарным принципам журналистской профессии. Хочется просто задать вопрос -насколько официальные сербские медиатексты, фотографии соответствуют журналистским характеристикам или их нужно рассматривать в более широком контексте медицины, психиатрии, психопатологии? Присутствует полицейское подавление блоггеров, журналистов, которые не думают так же как правительство. Ужасно, но факт, в 2015 году свобода слова, мнения, поставлена под вопрос, и каждый день мы слышим сказки о правах человека, европейских ценностей т.д.» [ВеизовиЬ, 2015].

Отвечая на вопрос ведущего о степени свободы современных сербских масс-медиа, медиакритик В. Веизович ответила: «Во-первых, эти средства не наши СМИ. Это западные медиа, которые имеют свою позиции в Сербии. То есть сегодня в Сербии реально не существует никого, кто бы мог контролировать эти масс-медиа» [ВеизовиЬ, 2015].

Таким образом, можно констатировать, что среди выделенных А.П. Короченским трех видов медиакритики, наиболее развитым в странах бывшей Югославии можно назвать массовую, поскольку официальные медиатексты созданы в условиях жесткого политического и

идеологического давления со стороны собственного правительства, за которым стоят западноевропейские силы.

В сложившихся условиях развития стран бывшей Югославии синтез медиакритики и медиаобразования [Федоров, 2012, с.480] приобретает особое значение. Сербия - страна с активно развивающейся системой медиаобразования, что подтверждает как поддержка на государственном уровне, так и широкий спектр исследований в этой области, результаты которых позволяют ученым выявить закономерности в современном образовательном пространстве, определить проблемные области и т.д.

Анализ научной литературы [Короченский, 2003; Федоров, 2012; Федоров, Мурюкина, 2013; Bulatovic, Arsenijevic, 2011; Gals at all, 2011] позволил нам выявить спектр задач медиаобразования, выполнению которых способствует использование текстов медиакритиков на занятиях с учениками и студентами:

• развитие аналитического, критического мышления, автономии личности по отношению к медиа;

• защита от вредного влияния СМИ;

• удовлетворение различных потребностей аудитории в области медиа;

• развитие способностей аудитории к политическому, идеологическому анализу различных аспектов медиа, медиакультуры;

• развитие способностей аудитории к восприятию, пониманию и анализу языка медиа;

• развитие способностей аудитории к моральному, нравственному, психологическому анализу различных аспектов медиа, медиакультуры;

• развитие способностей аудитории к анализу медиатекстов в широком культурологическом, социокультурном аспекте;

• подготовка аудитории к жизни в демократическом обществе;

• развитие умений аудитории создавать и распространять собственные медиатексты;

• получение аудиторией знаний по истории медиа, медиакультуры;

• получение аудиторией знаний по теории медиа и медиакультуры.

Например, сербские медиапедагоги Горан и Лилиана Булатович считают, что синтез медиакритики и медиаобразования способен развить аналитическое и критическое мышление, автономию личности по отношению к медиа, способность аудитории к политическому, идеологическому анализу различных аспектов медиа. С учетом сложившейся в Сербии ситуации, связанной с подачей не всегда достоверной информации, медиапедагоги предлагают опираться в большей степени на Интернет-ресурсы. При этом они отводят для учеников активную роль: «пользователь сообщений масс-медиа больше не

114

пассивный наблюдатель. Он участвует активно, способен регулировать содержание медиатекстов, анализирует их, интерпретирует и оценивает. Конвергенция телевидения, СМК и Интернета для пользователя создала одно абсолютно новое пространство, в котором он - активный и творческий участник этой сферы» [Bulatovic, 2011, р. 61].

Наряду с Интернет-ресурсами, сербские медиапедагоги активно используют и радийные, кинематографические, телевизионные медиатексты. «Использование радио, кинематографа, телевидения в медиаобразовательной деятельности сербских медиапедагогов обусловлено проведенными исследованиями, доказывающими их актуальность в школьной и студенческой среде, присутствие в этих каналах масс-медиа образовательных, воспитательных,

культурообразующих потенций» [Федоров, Мурюкина, 2013, с. 72]. Использование таких медиатекстов позволяет, по мнению Д. Дьюрика, формировать «модели поведения, более живые, доступные, со многим количеством деталей, более ясные и определенные, чем другие» [Duric, 1999, p. 20].

Современные балканские медиапедагоги обращаются к медиакритическим текстам, так как они зачастую представляют альтернативную официальной позиции властей информацию. Через сравнение материала по изучаемой проблеме медиапедагоги создают условия, способствующие развитию у аудитории критического и самостоятельного мышление, навыков анализа политического, идеологического контекстов, присутствующих в информации и т.д.

О. Галс, С. Будик, Б. Лунгунов [Gals, 2011] подчеркивают, что масс-медиа принадлежит роль посредника, который моделирует культурный образ - как людей, так и страны в целом: «Информация получена, последние научные открытия приняты, общая культура развита, эстетические и художественные ценности выращены. Поскольку эстетика в масс-медиа получает все более и более существенную роль. Медиатексты -это продукт развития технологической цивилизации и электроники, выступающие в качестве основных факторов заинтересованной национализации и эстетического воспитания детей и молодежи» [Gals, 2011, р. 66].

Особая роль принадлежит и кинематографу, особенно фильмам Э. Кустурицы, поскольку они представляют собой не только культурный феномен, но и способны формировать самоидентичность людей, их сопринадлежность единому историческому, культурному пространству. Сегодня Э. Кустурица - один из национальных героев, который не боится открыто выражать свою гражданскую позицию - как в

кинематографическом творчестве, так и в музыкальной, общественной деятельности. Значимость его мнения настолько высока, что в декабре 2014 года его политические противники готовили покушение на его жизнь. В сербской газете «Ало» говорилось, что к попытке организации покушения были причастны члены вооруженного формирования «Мстители», совершившие военные преступления во время войны в Боснии и Герцеговине.

Выводы. Наше исследование развития медиакритики в странах бывшей Югославии показало, что сегодня здесь не только существует, но и усилилось идеологическое и политическое давление на медийные агентства. Используются и экономические рычаги влияния на содержание медиатекстов. Для небольших стран, которые появились в процессе распада СФРЮ, указанные факторы достаточно весомы, чтобы изменить контекст предоставляемой информации аудитории. Однако несмотря на это, медиакритика в странах бывшей Югославии выполняет медиаобразовательную функцию по отношению к широкой аудитории.

Литература

ВеизовиЙ, В. Интерв]уса. Кад би B92 био Б92!? 2015. http://www.vaselj enska. com/kategorij a/intervju/

Короченский А.П. Медиакритика в теории и практике журналистики. Автореф. дис. ... д-ра фил. наук. СПб, 2003. 41 с.

ТанасковиЙ, Д. Крах наметл>ивог мултикултурализма. 2015.

http://www.vaselj enska. com/intervju/krah-nametlj ivog-multikulturalizma/

ТрифковиЙ, Д. Крим историйки и духовно део Русще, као што ]е Косово део Србще.

2014. http://www.vaselj enska. com/vesti/dragana-trifkovic-krim-istorij ski-duhovno-deo-rusij e-

kao-sto-je-kosovo-deo-srbije/.

Федоров А.В. Медиаобразование // Большая российская энциклопедия. Т. 17. М.: Большая российская энциклопедия, 2012. С. 480.

Федоров А.В., Мурюкина Е.В. Медиаобразование в Сербии // Дистанционное и виртуальное обучение. 2013. № 7. С. 66-75.

Цонстон Д. Србща не треба да трчи у загрла] ЕУ. 21 января 2015. http://www.vaselj enska. com/kategorij a/intervju/.

Agency for Post and Electronic Communications of the Republic of Slovenia (APEK) -Annual Report of 2008 (PDF). 2009. 6 Oct.

Basic Hrvatin, Sandra, Lenart J. Kucic. Monopoli - druzabnaigra z medij. Ljubljana: Maska, 2005.

Bervar, G. Zdruzenje ali cepljenje novinarski hmoci, Medijs kapreza, May 2008. 2009, 8 Oct. Bulatovic G.,Bulatovic L., Arsenijevic O. (2011). Digital media in the process of knowledge creation. Knowledge, education, media: proceeding. Novi-Sad: Faculty of Menegement, pp.48-59.

Buric, 0. (1999): Socijalna psihologija obrazovanja. Uciteljski fakultet.Sombor.

Finkielkraut, А. La propagan de oniriqued' Emir Kusturica // Liberation. Paris, 1995, 30 Oct., р7.

Finkielkraut, А. L'imposture Kusturica // Le Monde. 1995. 2 juin, p.16. Kusturica E. Mon imposture // Le Monde. 1995. 26 oct., p.13.

Milosavljevic, M. Medien in Slowenien. In: Huber, Silvia (ed.). Medien in den neuen EU-Staaten Mittel- und Osteuropas: inclusive Beitrittskandidat Türkei, (Schriftenreihe Telekommunikaton, Information und Medien, Band 19). Donau-Universität Krems, 2006, p. 131-150.

The European journalism centre. http://ejc.nl/media_landscapes/.

Reference

ВеизовиЙ, В. Интерв]уса. Кад би B92 био Б92!? 2015. http://www.vaselj enska. com/kategorij a/intervju/

Korochensky A.P. Media criticism in theory and practice of journalism. Ph.D. dis. St. Petersburg, 2003. 41 p.

ТанасковиЙ, Д. Крах наметл>ивог мултикултурализма. 2015.

http://www.vaselj enska. com/intervju/krah-nametlj ivog-multikulturalizma/

ТрифковиЙ, Д. Крим историйки и духовно део Русще, као што je Косово део Србще.

2014. http://www.vaselj enska. com/vesti/dragana-trifkovic-krim-istorij ski-duhovno-deo-rusij e-

kao-sto-je-kosovo-deo-srbije/.

Fedorov, A.V. Media Education // Great Russian Encyclopedia. Vol. 17. Moscow: Great Russian Encyclopedia, 2012. 480 pp.

Fedorov, A.V, Muryukina. E.V. Media education in Serbia // Remote and virtual learning. 2013. № 7, pp. 66-75.

Цонстон Д. Србща не треба да трчи у загрла] ЕУ. 21 января 2015. http://www.vaselj enska. com/kategorij a/intervju/.

Agency for Post and Electronic Communications of the Republic of Slovenia (APEK) -Annual Report of 2008 (PDF). 2009. 6 Oct.

Basic Hrvatin, Sandra, Lenart J. Kucic. Monopoli - druzabnaigra z medij. Ljubljana: Maska, 2005.

Bervar, G. Zdruzenje ali cepljenje novinarski hmoci, Medijs kapreza, May 2008. 2009, 8 Oct. Bulatovic G.,Bulatovic L., Arsenijevic O. (2011). Digital media in the process of knowledge creation. Knowledge, education, media: proceeding. Novi-Sad: Faculty of Menegement, pp.48-59.

Buric, 0. (1999): Socijalna psihologija obrazovanja. Uciteljski fakultet.Sombor. Finkielkraut, А. La propagan de oniriqued' Emir Kusturica // Liberation. Paris, 1995, 30 Oct., р7.

Finkielkraut, А. L'imposture Kusturica // Le Monde. 1995. 2 juin, p.16. Kusturica E. Mon imposture // Le Monde. 1995. 26 oct., p.13.

Milosavljevic, M. Medien in Slowenien. In: Huber, Silvia (ed.). Medien in den neuen EU-Staaten Mittel- und Osteuropas: inclusive Beitrittskandidat Türkei, (Schriftenreihe Telekommunikaton, Information und Medien, Band 19). Donau-Universität Krems, 2006, p. 131-150.

The European journalism centre. http://ejc.nl/media_landscapes/.