Научная статья на тему 'Сетевое общество как аспект социальной реальности'

Сетевое общество как аспект социальной реальности Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
146
12
Поделиться
Ключевые слова
новая социальная реальность / вызовы / угрозы / сетевое общество / сетевые структуры / социально политические отношения / New social reality / challenges / threat / network society / networ k structures / socio political relations

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Михайленок Олег Михайлович

В начале нового столетия, характеризуемого процессами глобализации, информатизации и сетевизации общества, роста рисков и вызовов технико экономического, социально политического и культурного развития, актуализируется задача исследования различных аспектов формирования механизмов, способных адекватно и эффективно обеспечивать общественно политическую безопасность и стабильность. Понятие сетевого общества имеет приоритетное значение для характеристики новой социальной ре альности. Весьма актуальными в ближайшее время станут проблемы, связанные с рисками безопасности общества (в частности, России) в сетевом социальном пространстве. Мы испытываем острый кризис научных идей, дефицит новых методов и средств постижения как глоб альных, так и не менее важных локальных проблем, которые лавинообразно возникают в ходе становления новой социальной реальности.

Похожие темы научных работ по социологическим наукам , автор научной работы — Михайленок Олег Михайлович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Network society as an aspect of social reality

At the beginning of the new century there was an increasing continuous concern for obtaining the mechanism, which could be implemented in order to ensure sociopolitical security and stability properly and effectively. It should be noted that the research in the problem area was of paramount importance due to the processes of globalization, information technology, upward tendency in the ca se of network society, growing risks and challenges of technical, economic, socio political and cultural development. The concept of the network society is highly valuable for this article, since it may shed some light on the comprehensive understanding of modern social reality. Moreover, the problems connected with risks of public safety in network social space are going to arouse intense interest among society (especially, in Russia). At present we experience an acute crisis of scientific ideas, the lack of new methods and means of understanding of both global and not less significant local problems that continue to arise as an avalanche during the formation of a new social reality.

Текст научной работы на тему «Сетевое общество как аспект социальной реальности»

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНСТИТУТЫ, ПРОЦЕССЫ И ТЕХНОЛОГИИ

О. М. Михайленок

DOI 10.24411/2658-428Х-2019-547 УДК 321.02

https://orcid org/0000-0002-8379-359X

Сетевое общество как аспект социальной реальности

Для цитирования: Михайленок О. М. Сетевое общество как аспект социальной реальности // Социально-политические исследования. - 2019. - № 4 (5). - С. 5-23

В начале нового столетия, характеризуемого процессами глобализации, информатизации и сетевизации общества, роста рисков и вызовов технико-экономического, социально-политического и культурного развития, актуализируется задача исследования различных аспектов формирования механизмов, способных адекватно и эффективно обеспечивать общественно-политическую безопасность и стабильность. Понятие сетевого общества имеет приоритетное значение для характеристики новой социальной реальности. Весьма актуальными в ближайшее время станут проблемы, связанные с рисками безопасности общества (в частности, России) в сетевом социальном пространстве. Мы испытываем острый кризис научных идей, дефицит новых методов и средств постижения как глобальных, так и не менее важных локальных проблем, которые лавинообразно возникают в ходе становления новой социальной реальности.

Ключевые слова: новая социальная реальность, вызовы, угрозы, сетевое общество, сетевые структуры, социально-политические отношения.

POLITICAL INSTITUTIONS, PROCESSES AND TECHNOLOGIES

O. M. Mikhaylenok

Network society as an aspect of social reality

At the beginning of the new century there was an increasing continuous concern for obtaining the mechanism, which could be implemented in order to ensure sociopolitical security and stability properly and effectively. It should be noted that the research in the problem area was of paramount importance due to the processes of globalization, information technology, upward tendency in the case of network society, growing risks and challenges of technical, economic, socio-political and cultural development. The concept of the network society is highly valuable for this article, since it may shed some

© Михайленок О. М., 2019

Сетевое общество как аспект социальной реальности

5

light on the comprehensive understanding of modern social reality. Moreover, the problems connected with risks of public safety in network social space are going to arouse intense interest among society (especially, in Russia). At present we experience an acute crisis of scientific ideas, the lack of new methods and means of understanding of both global and not less significant local problems that continue to arise as an avalanche during the formation of a new social reality.

Key words: New social reality, challenges, threat, network society, network structures, socio-political relations.

В начале нового столетия, характеризуемого процессами глобализации, информатизации и сетевиза-ции общества, роста рисков и вызовов технико-экономического, социально-политического и культурного развития, актуализируется задача исследования различных аспектов формирования механизмов, способных адекватно и эффективно обеспечивать общественно-

политическую безопасность и стабильность.

Уже в первые десятилетия XXI века начали происходить необыкновенно масштабные, глобальные изменения, темпы которых превосходят все, что мы наблюдали до сих пор. Эти изменения характеризуются все большей сложностью, многообразием и неоднозначностью, неопределенностью результатов. Очевидно также, что новая реальность в значительно большей степени подвержена рискам и опасностям. Люди стремятся к тому, чтобы сделать мир, справедливее, гуманнее и безопаснее, однако эксперты разрушают эти надежды, утверждая, что число опасностей и острых проблем, грозящих стабильности общества в условиях новой социальной реальности не только не

уменьшится, но будет возрастать экспоненциально. Безопасность общества в целом и каждого отдельного человека будет определяться тем, сможет ли человечество справиться с чрезвычайно сложными глобальными, системными и универсальными проблемами, являющимися источниками угроз и рисков новой социальной реальности.

Специфика современного мира такова, что он характеризуется множеством параметров, а его элементы находятся между собой в сложных взаимодействиях и взаимозависимостях. Это затрудняет их теоретический анализ, а также возможность использования метода социального прогнозирования в целях определения перспектив дальнейшего развития человечества в целом.

Говоря о характере новой социальной реальности как в России, так и в глобальном масштабе, нельзя забывать, что современный социум представляет собой Общество риска (Ульрих Бек), которое характеризуется тем, что система производства материальных и социальных благ не может рассматриваться без присущего этой системе воспроизводства

6

О. М. Михайленок

опасностей, угроз, рисков, причем также системных [4].

В глобальном обществе риска социально-политические отношения также демонстрируют амбивалентную динамику. Это касается различных аспектов и составляющих этих отношений.

Один из актуальных аспектов связан с тенденцией развития сетевой структуры социума и соответственного изменения характера социально-политических отношений в нем.

Понятие сетевого общества имеет приоритетное значение для характеристики новой социальной реальности. Анализ основных элементов сетевых структур и их влияния на изменение облика всего общества представлены в работах известного испанского социолога Мануэля Кастельса [13, 14].

Не вызывает сомнения и тот факт, что такие характеристики современного общества как «глобальное», «информационное» и «сетевое» связаны между собой не случайно, а по существу [28].

«На формирование современной концепции сетевого общества оказали влияние идеи философов Ж. Де-леза и Ф. Гваттари, как уже было сказано, а также положения еще одного недавно возникшего подхода -концепции глобализации. Последнее неудивительно, так как информатизация, в особенности распространение сети Интернет является важнейшей технологической предпосылкой как глобализации, так и процесса становления сетевого обще-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ства. Более того, сама глобализация выступает важнейшей стороной се-тевизации (хотя с позиции концепции глобализации взаимосвязь этих явлений можно рассмотреть и в обратном порядке)» [27].

Так или иначе, понятие сети в настоящее время все более претендует на роль универсальной метафоры: сетевая экономика, сетевая логика, сетевые структуры, сетевой интеллект, сетевой график и т. д.

В самом общем виде понятия «сеть», «сетевые структуры» используются в современном научном знании для обозначения совокупности объектов, взаимодействующих друг с другом по линиям связи, информационным каналам [18, с. 45].

В стремительно глобализирующемся мире вся социально-экономическая, политическая и культурная структура пронизывается информационными каналами, которые в совокупности с акторами и составляют сети. По мнению теоретиков сетевых структур, для сетей характерны связность и децен-трализованность.

Что касается социальных сетей, то их децентрализация характеризуется наличием в системе одновременно множества активных центров или лидеров, а также примерно равными статусами, социальными рангами и т. п. индивидов или групп, которые образуют данную сеть.

Вообще, что касается социального аспекта сетевого подхода, то Джеймс Барнс, который ввел в оборот этот термин, определил соци-

Сетевое общество как аспект социальной реальности

7

альную сеть как «социальную структуру, состоящую из группы узлов, которыми являются социальные объекты (люди или организации), и связей между ними (социальных взаимоотношений)» [23].

К сетевым структурам можно отнести средства связи, масс-медиа, сети вещания, Интернет, транснациональные корпорации, торговые сети, зоны покрытия телекоммуникационных систем сотовой связи, сети газо- и нефтетранспортных систем, сети агентов влияния и религиозные организации, в том числе этнические сообщества, НПО и политические сети, и, конечно, разведывательные сети и спецслужбы различных государств, а также сектантские и террористические сети.

В более широком контексте в качестве сетевых структур могут рассматриваться и такие сферы общественной деятельности как правозащитная, образовательная, функционирование различных некоммерческих фондов, центров распределения грантов; к ним можно отнести и совокупность научных, социологических, политологических образований, общественные организации разных видов. Сети образуют также города, школы, библиотеки, театры и т. д.

К общим чертам сетевых образований относятся отсутствие «верха» или «низа», в них неразличимы центр и периферия, главное и второстепенное, магистральные и маргинальные маршруты, все это при-

чудливо и непредсказуемо связывается, пересекается, меняется [1, 11].

Или же можно сказать, что сетевой структуре присущи горизонтальная организация, отсутствие единого центра, равноправие участников, относительная открытость входа-выхода, адаптивность к изменениям внутренней и внешней среды, способность к самоорганизации и саморегуляции [17, 28].

В то же время сетевые модели характеризуются, как уже говорилось, тем, что маршрутизация таких объектов как информация, знания, политические позиции, идеологии, экономические факторы, деньги или товары может осуществляться стихийно, непредсказуемо, почти хаотически [1, 11]. Именно эти характерные черты демонстрируют сетевые образования.

Поэтому, по мнению специалистов по сетевым структурам, сети менее организованы, в них менее выражен рассудочный компонент, что присуще традиционным схемам организации общественной жизни: иерархически построенным социумам, государствам, науке, экономике, праву, политическим, экономическим и производственным сферам.

Сторонники сетевизации общественных отношений утверждают, что сетевая модель общества позволяет в значительной степени отказаться от тех иерархических структур, которыми человечество жило до последнего момента и по инерции продолжает жить до сих пор. По их мнению, именно овла-

8

О. М. Михайленок

дение средствами управления такими сетевыми структурами, функционирующими на грани хаоса и порядка, станет высшим достижением в сфере общественного управления, которое выходит за рамки государственных границ, экономических и юридических ограничений.

В целом, по мнению экспертов, сетевые структуры характеризуют особенности постиндустриальной стадии цивилизационного развития; они приходят на смену сакральных общественных иерархий традиционного общества и рационализированных образований в обществе модерна (государств, правительств, политических институтов, производственных структур) [2].

Автор концепции социального пространства Поль Бурдье считал, что сетевое начало охватывает все структуры современного общества, и это существенно изменяет взгляды на общественное бытие и мир в целом. Безусловно, общество все больше пронизываемое сетями различного масштаба можно по существу считать сетевым [5, с. 574].

Самоорганизация социального пространства в качестве результата порождает сетевую социальную структуру как, по мнению экспертов, современную и перспективную форму активизации деятельности индивида и его влияния на общественную динамику.

Мануэль Кастельс подчеркивал, что сетевое общество характеризуется доминированием социальной

морфологии над социальным действием; сетевая вовлеченность индивида или группы имеет существенное значение, влияя на характер эволюции власти и общественных перемен [28].

Можно согласиться с тем, что на протяжении веков коммуникация и информация были фундаментальными источниками власти и оппозиции власти, господства и подчинения, стабильности и социальных изменений. С понятиями властных отношений тесно коррелирует понятие политических отношений как взаимодействия социальных групп, личностей, социальных институтов по поводу устройства и управления обществом.

Вообще, сегодня становится все более очевидным, что различные общественные организмы начинают демонстрировать уменьшение роли политических институтов в формировании общественного сознания и, соответственно, усиление влияния коммуникативных факторов, в первую очередь, средств массовой информации.

Достаточно обоснованно можно говорить о замещении политической легитимности результатами коммуникативного воздействия на формирование общественного настроя в сетевом обществе [24]. Все больший охват общества сетевыми структурами определяет и усиление воздействий коммуникативных процессов на властные отношения. Современные политические процессы характеризуются борьбой властных и оп-

Сетевое общество как аспект социальной реальности

9

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

позиционных сил за доминирование в коммуникативных сферах на фоне уменьшения роли существующих социально-политических институтов.

«Государственная власть является ничем иным, как сетью коммуникаций. Сетевое общество, мультиплицируя и разнообразя информационные потоки в политической сфере, неизбежно демократизирует устоявшийся порядок отправления власти» [20].

Таким образом, можно с большой долей уверенности утверждать, что политика, как вид деятельности, под воздействием процессов ее сетеви-зации на наших глазах становится существенно иной.

Например, ряд авторов связывают будущее сети с разработкой моделей политических проектов в социальном Интернете. Предполагается, что консолидация избирателей-единомышленников в социальных сетях способна качественно преобразить политический ландшафт [30].

Высказывается также мнение, что социально-политические движения сетевого характера могут стать альтернативой деятельности традиционных, централизованных, бюрократизированных партий. В этом смысле сетевые политические объединения станут в перспективе не только эффективным политическим инструментом, но и внесут радикальные изменения в существующую партийно-парламентскую систему.

Кроме того, столкновение интересов этих объединений будет, как

полагают, проявляться в иных, чем прежде типах и формах конфликтов, как внутригосударственных, так и международных. Эти конфликты будут скорее характеризовать межличностные (или межгрупповые) отношения.

Пока же усиливающаяся слабость традиционных безличных структур (государство, социальные институты) в ходе урегулирования общественных конфликтов приводит к их пролонгации и архаизации [10].

Сторонники сетевой парадигмы утверждают, что, становящаяся все более очевидной неспособность различных социальных институтов, включая государство, разрешать общественные конфликты, уменьшать социальные риски и угрозы, требует поисков сетевых инструментов, которые смогут обеспечить безопасность общества, не за счет достижения закрытости его элементов, а через их открытость.

Необходимость этого, как уверяет часть экспертов, станет неуклонно нарастать число отказов в работе традиционных общественных механизмов, таких, например, как нынешние органы власти, политические партии, различные конструкции гражданского общества.

В частности, еще одной чертой, о которой уже упоминалось, которая характеризует особенности сетевой политики, будет вытеснение существующих политических партий и движений, так называемыми, ситуативными конфигурациями,

10

О. М. Михайленок

объединяющими отдельных политиков или групп их сторонников.

Уже сегодня очевидно, что сетевая публичная политика будет формироваться «не по плану властвующего «архитектора», а в русле интеграции взаимодействия политических акторов, каждый из которых, обладая свойством рефлексии, предлагает свой вариант построения социально-политической структуры в рамках интерактивного политического пространства [26]. Поэтому политические лидеры, политические партии и группы интересов начинают формировать и реализовывать собственную политическую стратегию сетевой политики.

Во всяком случае, эффекты сете-визации как результаты проникновения сетевого общества в публичную политику и воздействия на нее носят многосоставный характер и проявляются в виде изменений на различных ее уровнях, обусловливают появление инновационных механизмов, воспроизводящих ее новый тип - сетевую публичную политику [19, с. 45].

В частности, в форме сетевой социальной морфологии сегодня реализуются тенденции социально-политической децентрализации, что обусловлено колоссальным увеличением масштаба социального поля и числа взаимодействующих субъектов. Можно говорить об инновационном сдвиге, когда иерархическая централизованная вертикаль взаимодействий (в том числе и властных) трансформируется в се-

тевую горизонталь. И конституирующими элементами этой сети являются так называемые энергетические узлы или точки сосредоточения кумулятивной энергии взаимодействия индивидов или их групп.

Как пишет Рэндалл Коллинз «Индивиды суть узлы сетей социального взаимодействия - человеческие тела, где накапливаются эмоциональные энергии, а потоки идей-символов кристаллизуются в виде воображаемых коалиций в разуме» [15]. Вместе с тем, нельзя не видеть, что новая, сетевая реальность, обладая значительным позитивным потенциалом, порождает и целый ряд проблем.

Существенное усиление современных сетевых структур происходит за счет широкого распространения информационных технологий. Сетевые структуры имеют ряд преимуществ по сравнению с традиционной социальной иерархией. Это подвижность и большие возможности адаптации к изменяющимся внешним условиям, но вместе с тем им присущи и такие недостатки, как затрудненная координация функциональности, энтропия ресурсов в ходе решения сложных задач, выходящих за рамки сетевой структуры. И в то же время сетевая организация управления очень эффективна, когда требуется координация элементов сложных интерактивных систем, гибких и подвижных.

Можно согласиться с тем, что информационно-сетевые техноло-

Сетевое общество как аспект социальной реальности

11

гии коммуникативных систем существенно изменят морфологию общественных отношений, которые сегодня еще во многом опираются на традиционные иерархии, но также следует иметь ввиду, что радикальное изменение социальной топологии приведет к неизбежному росту опасностей, рисков и конфликтов в социально-политической сфере, которые в силу природы сетевых структур являются сложно-прогнозируемыми.

Поэтому, по нашему мнению, весьма актуальными в ближайшее время станут проблемы, связанные с рисками безопасности общества (в частности, России) в сетевом социальном пространстве.

Раскрывая суть современных социально-политических трансформаций, известный польский социолог Петр Штомпка доказывает, что любые изменения в этой сфере, несомненно, характеризуемые как модернизация - это культурные травмы, и вводит в научный оборот понятие «социальной травмы». По его мнению, развитие и модернизация общества неизбежно связаны с ростом рисков и угроз, в частности связанных с потерей ориентации в социальном пространстве в результате разрушения прежних ценностей, норм, идеалов, представлений о социальной реальности [29].

Новые социокультурные реалии, несомненно, связаны с неопределенностью и рисками. Отныне приходиться жить без устойчивых ори-

ентиров, долговременных факторов порядка, общепризнанных авторитетов. Крепнет убеждение в том, что эти новые социокультурные реалии перестают быть однозначно «хорошими» или «враждебными». Их амбивалентность предполагает не только очевидные блага, но подчас скрытые опасности и риски. В целом, неоднородность общества, амбивалентность социальных практик и эволюции культур свидетельствуют о нелинейном и гетерогенном характере социального пространства и времени.

Рискогенность современного мира становится все более осознанной. К этому нас склоняют не только ужасные технологические катастрофы, поражающие воображение, и не только острые экологические проблемы как результат недостаточно сбалансированной хозяйственной деятельности человечества как в целом в масштабе планеты, так и в ее отдельных регионах. Риски и опасности современного общества возникают также и на уровне социальных структур, групп, межличностных отношений. Все сферы человеческой деятельности сегодня связаны со значительными рисками. Понимание этого и дало основание Ульриху Беку ввести в научный оборот термин «общество риска».

Вместе с тем в массовом сознании, наряду с ощущением угрозы риска в жизненно важных сферах, появляется понимание значения риска, присущего состояниям не-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12

О. М. Михайленок

определенности и нелинейного развития, поскольку, по Илье Приго-жину, они чреваты возникновением порядка из хаоса, в общественном плане - новых параметров развития и функционирования институтов рыночного регулирования, появлением оригинальных структур гражданского общества, радикальным обновлением политических систем, наконец, более полной реализацией свободы личности [25]. С риском связан свободный выбор возможностей и альтернатив дальнейшего развития, определяющий также и неизбежность ответственности за реализованные шаги. Риск, несомненно, присущ творческой, инновационной деятельности, без него просто невозможно дальнейшее развитие общества.

Вместе с тем, по мнению Мануэля Кастельса, базовая институциональная структура информационного общества воплощает в себе именно сетевую логику [28].

Эта сетевая логика, характеризующая глобальное информационное общество также связана с продуцированием рисков, которые в последнее время становятся объектом исследований. Их результаты свидетельствуют не только об информационной, но и о коммуникативной природе рисков. Отмечается, что с этими рисками связана новая фаза «восстания масс», их «осе-тевления» и встраивания в глобальный механизм манипулирования и контроля [28].

Значимая составляющая структуры информационных рисков -риски внутри сетевых структур, представленных, например, Интернетом и социальными сетями. Очевидно, что сетевые структуры обладают возможностями, которые сами по себе ни опасны, ни безопасны. Возникновение рисков или их отсутствие определяется способом использования сети, поэтому, собственно, с природой сетей связаны лишь потенциалы рисков.

Возникновение реальных опасностей и рисков, в частности, связано с существованием беспорядочно возникающих маргинальных сетей и беспорядочных неконтролируемых межсетевых связей, которые в сегодняшней ситуации не принимают никаких регулирующих правил, не стремятся к упорядочению, не поддаются никакому контролю со стороны национальных или наднациональных институционализированных, легитимных агентов.

С другой стороны, следует иметь в виду и альтернативную позицию, заключающуюся в том, что отсутствие контроля, широкая демократичность и абсолютно равноправное участие в сетевых отношениях является лишь видимостью, отчасти симуляцией; мир сетевых отношений не абсолютно горизонтальный, для него характерна также вполне определенная структура и иерархия участников, как и во всей социальной реальности. В частности, утверждается, что и Интернет

Сетевое общество как аспект социальной реальности

13

также имеет свой координационный центр [28].

Сетевизация политики «ведет к созданию общества, о котором практически нельзя составить целостное суждение, в котором все важные политические решения принимаются внутри закрытых, «эксклюзивных», групп, куда нет доступа постороннему» [3, с. 85]. Результатом этого элитарного «анархизма» верхов остальное население полностью подпадает под власть диктатуры экспертных сетей. Иерархия, таким образом, обретает другую форму. Формирующееся «виртуальное общество представляет собой длинный ряд сетевых пирамид - властной иерархии, в которой представители кон-сьюмтариата в основном входят в наименее привлекательные сети, полные информационного мусора, в то время как нетократы образуют сети высших уровней, в которых концентрируется власть и влияние» [3, с. 85]. Классическая иерархическая пирамида уступает место новой, сетевой пирамиде, децентрализованной и проницаемой, но в то же время жесткой и устойчивой.

Так или иначе, многие исследователи проблемы отмечают, что социальные сети, включая их информационно-технологическую составляющую - Интернет, станут фундаментом для всех отношений в обществе.

В этой связи Э. Кастельс пишет: «Представляется вполне естественным, что общественные движения и

политический процесс использовали и будут использовать Сеть во все возрастающей степени с превращением Интернета в главный инструмент деятельности, информирования, вербовки, организации, доминирования и контрдоминирования. Киберпространство становится конфликтной территорией» [22, с. 130].

Конфликты конечно же характеризуют не только киберсеть. Они имеют глубоко социальную природу. Для конфликтологии борьба является источником продолжающейся социальной динамики. Не может быть общества, где царит полная гармония, устойчивость, счастливое состояние всех, где всеобщее согласие нивелирует различие индивидуальных и групповых интересов. Неизбежности социального неравенства в любом обществе сопутствует невозможность полной гармонизации интересов и стремлений его членов. Это столкновение интересов всегда было и будет продолжаться.

Классик современной конфликтологии Р. Дарендорф полагает, что основные конфликты любого общества фокусируются вокруг проблемы власти. Распределение властных рычагов всегда зависит от ситуации в сфере социального неравенства, и разные позиции тех или иных классов и слоев по отношению к власти вызывают столкновения, конфликты, которые влекут за собой изменения в социальной структуре [16].

В отношении изменения социальной структуры следует подчерк-

14

О. М. Михайленок

нуть, что сетевое информационное общество не только способствует формированию новых, динамичных социальных общностей и систем обретения идентичности, но и допускает дезинтеграцию существующих социальных групп, обрекая людей, к ним принадлежащих, терять их символический, социальный и экономический статус. Такая рестратификация, приводящая к социокультурному отторжению неудачных акторов глобальных сетей, часто не принимающими навязываемые формы идентичности, влечет за собой возникновение протестных, фундаменталистских, антиглобалистских и т. д. движений [21].

Как считает С. Гриняев, если существующее постиндустриальное общество сохраняет социально-политическую иерархию в качестве основы общественных отношений, то возникающее новое общество опирается на принципиально иную сетевую модель. Такой переход предполагает радикальную трансформацию экономики, политики, структуры власти, системы обеспечения безопасности и т. д. в направлении поисков инновационных алгоритмов выработки и принятия управленческих решений [9].

Общество сетевых структур все шире реализуется во всех сферах деятельности человечества, оно распространяется по планете во всем многообразии своих проявлений, демонстрируя существенные различия в отношении влияния на жизнь людей. Историческая, куль-

турная и институциональная специфика этих трансформаций определяет и баланс их благоприятных возможностей и негативных последствий.

Что касается России, то в целом она пока сознает себя еще в досете-вой реальности. Это выражается и в том, что для многих ученых эти феномены «сетевизации» представляются связанными с локальными, количественными изменениями, не меняющими, по их мнению, фундаментальные принципы общественного устройства.

Некоторые исследователи, даже разделяющие позиции сторонников концепции «постиндустриального» или «информационного» общества и в целом интересующиеся феноменом сетевого общества, зачастую не считают, что сетевая парадигма приобретает центральное значение для социальной науки.

«Несмотря на то, что сетевое общество стало маркером современных трансформационных процессов, глубоко затрагивая структуры современного общества, фундаментальные принципы общественного устройства еще окончательно не погибли под натиском сетевых структур и процессов. Сетевая логика сосуществует одновременно в социальной реальности с другими типами логик (традиционного, индустриального, постиндустриального обществ), отчетливо выделяя сегменты сетевых явлений глобального и локальных масштабов, проецирующихся на все сферы

Сетевое общество как аспект социальной реальности

15

жизнедеятельности, включая политическую» [26, с. 44-45].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Более того, некоторые авторы отмечают возможность неоднозначной оценки перспектив глобальной сетевизации: «Ни откуда не следует, что сетевое информационное общество - более продвинутая парадигма по сравнению с парадигмой модернити; у истории было много «петель» [12, с. 6-7].

Более того, в публикациях представлена и радикально скептическая точка зрения: «Сеть», как тип социальной организации, должна быть и обязательно будет отвергнута (если только у человечества достанет сил пережить этот болезненный и трудный исторический этап). Место и роль сетевых технологий, разработанных специально ради создания глобальной коммуникативной и оперативной среды, и должны ограничиваться таковым предназначением [8].

Однако большинство экспертов высказывает убеждение, что в ближайшее время произойдут серьезнейшие социально-политические изменения во всем общественном организме, перестройка существующих институтов управления и демократии в ходе их приспособления к условиям стремительно надвигающегося сетевого общества.

С учетом этого очевидно, что следует более широко развернуть научные исследования концептуальных подходов и прикладные аналитические разработки в отношении угроз и рисков социально-

политической сферы глобального информационного общества, и на этой основе попытаться выявить базовые элементы системы безопасности общества и стратегии управления рисками.

Российский социум трансформируется в общество риска в значительной степени под влиянием почти непрерывного воспроизводства кризисных ситуаций. При этом нивелируется присущая кризисам периодичность, происходит углубление кризиса и на фоне осознания невозможности найти более или менее скорый выход из него усугубляется ощущение неопределенности. Все это сопровождается эскалацией воспроизводства рисков и угроз безопасности.

Социальный хаос «общества риска», в который втягивается вся система цивилизации, - это состояние сложной нелинейной социальной системы, которая самоорганизуется на пути трансформации старых структур, порождая различного рода риски. В то же время в современную эпоху глобализации постоянным явлением кризисного социума являются экзистенциальные риски в результате того, что техника в городах старая, часто в аварийном состоянии, города являются источниками стрессов, пограничные области часто спорные и конфликтные, экономика в кризисе, стабильность в социуме отсутствует, стихийные катастрофы угрожающи, управление по сути кризисное [6].

16

О. М. Михайленок

Риски и угрозы в социальной сфере имеют многовариантное проявление, часто гибридный характер (сочетают различные способы реализации), внешние угрозы проецируются на внутриэкономическую и политическую ситуацию, и наоборот. Также следует учитывать как традиционные угрозы, так и угрозы «нового поколения», связанные с развитием информационных и коммуникационных технологий.

Несмотря на достаточно многочисленные работы в данной области, можно согласиться с мнением, что вызовы понимания новой социальной реальности, проблемы ее концептуализации в настоящее время осмыслены явно недостаточно. Современное научное сообщество не предложило пока каких-то общепризнанных или хотя бы приемлемых концепций, характеризующих особенности постиндустриального развития и специфику его главных аспектов таких, например, как глобализация, информатизация, сетевая структуризация и др.

Следует отметить, что в контексте российской действительности очевидно, что глобальные тенденции общественного развития в значительной степени относятся и к сфере социально-политических отношений и процессов, среди которых можно выделить собственно политические отношения, то есть, как их часто характеризуют, отношения распределения и использования государственной власти на основе политических интересов, а

также целей, установок, ценностных ориентаций политических акторов.

В этом плане для России остается актуальной задача, которую ставит развитие процессов глобализации и возникновение проблем, нуждающихся для своего решения в согласованных действиях как субъектов международной жизни, так и политических акторов в отдельных государствах, включая Россию. Это задача достижения политического согласия.

В широком смысле слова политическое согласие есть форма взаимодействия и результат коммуникации между субъектами политики, предполагающая сближение по поводу общих политических базовых ценностей и подходов к решению политических проблем и преодоления конфликтов. Политическое согласие является фактором, который обеспечивает стабильность общества, способствуя смягчению социальных противоречий и конфликтов.

Напротив, отсутствие политического согласия следует рассматривать в качестве серьезного препятствия в процессе нейтрализации рисков и разрешения конфликтов, сохранения стабильности социума, развертывания процесса модернизации и формирования гражданского общества. Достижение общественного согласия необходимо для выхода на орбиту устойчивого развития. Многонациональная и многоконфессиональная Россия может достичь этой цели, только обретя

Сетевое общество как аспект социальной реальности

17

гражданский мир и демократический консенсус.

Политический феномен демократической консолидации предполагает достижение согласия большинства граждан, социальных групп, представителей политических и экономических структур относительно стратегического направления развития страны, его целей и средств. В результате такого согласия в обществе возникает возможность конструктивных изменений во всем общественном организме, включая структуру экономических, политических и социальных отношений. Объединение усилий гражданского общества, власти и бизнеса будет способствовать развитию страны, повышению благосостояния всех граждан, независимо от социальной, политической, этнической и религиозной принадлежности.

Следует отметить, что кризисный, рискогенный и конфликтоген-ный характер складывающейся социальной реальности усугубляется ослаблением роли субъективного фактора, культуры и внутренней духовности человека в общественном развитии. В этой связи сегодня все более популярной становится точка зрения, согласно которой преодолеть современный кризис и продвинуться по пути социально-экономического прогресса можно только освоив новую методологию стратегического мышления, изменив взгляды на современный мир.

«Кризис современной цивилизации в глобальном измерении носит одновременно глобальный и пара-дигмальный характер: 1) глобальный, поскольку все основные стороны и сферы человеческой жизнедеятельности фиксируются понятием «глобальные вызовы»; 2) пара-дигмальный, поскольку человечество переживает кризис своих базовых оснований и базовых ценностей своего мироустройства» [6].

Объектами повышенного внимания в рамках обновленного ми-ровозренческого подхода должны стать смысл происходящих изменений, характер и содержание инновационных идей, обозримое качество целей и средств их достижения, реализуемые нормы, законы взаимодействия людей и формирующиеся социокультурные ценности. Не в последнюю очередь заслуживают внимания разнообразие способностей, возможностей и ресурсов, а также ограничения и опасности их использования.

Пока мы вынуждены констатировать, что изменения социальной реальности происходят в опережающем темпе по сравнению с инновационными, прорывными идеями философской и социально-теоретической мысли. Мировое научное сообщество, опирающееся на традиционные подходы и методы исследования, далеко от реализации адекватного интеллектуального обеспечения осмысления сложных и динамичных процессов трансформации современного общества.

18

О. М. Михайленок

Мы испытываем острый кризис научных идей, дефицит новых методов и средств постижения как глобальных, так и не менее важных локальных проблем, которые лавинообразно возникают в ходе становления новой социальной реальности. Это касается также освоенной пока в совершенно недостаточной мере сферы предвидения и нейтрализации рисков, угроз и конфликтов, связанных с последней.

Со стороны представителей экспертного сообщества поступают предупреждения о серьезных угрозах безопасности и стабильности, связанных с характером новой социальной реальности. Причем эти угрозы необходимо нейтрализовать в течение ближайшего времени. «Современный этап общественного развития связан не только с позитивными факторами. Сегодня это все больше осознается как на уровне обыденного мышления, так и в управленческо - властных

структурах различного уровня. Совокупность глобальных проблем современности и порождаемые ими кризисные явления негативным образом отражаются на всех, без исключения, сферах общественной жизни. Лавинообразный характер дестабилизирующих процессов требует немедленного вмешательства государства с целью их нейтрализации» [37].

Очевидно, что сегодня мы находимся в такой критической точке, когда от того насколько быстро будет найден алгоритм стратегических действий, сформулировано определение главных целей, и выработан механизм принятия решений зависит будущее России по крайней мере на ближайшее столетие. Причем мы рискуем сохранением целостности, суверенитета, да и самого существования нашей страны как единого и независимого государства.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Библиографический список

1. Алиева, Н. З., Грицких, О. Ю. Стратегии образования в сетевом обществе [Электронный ресурс] / Н. З. Алиева, О. Ю. Грицких. - URL: http://www.rusnauka. com/33_NIEK_2008/Philosophia/37069.doc.htm. - (Дата обращения: 10.09.19).

2. Аналитический доклад Александра Дугина [Электронный ресурс]. - URL: http://www.infowar.delovoy.com/cgi-bin/iwar/start.cgi?info2=1552&page=9. - (Дата обращения: 10.09.19).

3. Бард, А., Зодерквист, Я. №йкратия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма [Текст] / А. Бард, Я. Зодерквист. - СПб. : Стокгольмская школа экономики в Санкт-Петербурге, 2004. - 252 с.

4. Бек, У Общество риска: на пути к другому модерну [Текст] / У Бек. - М., 2000. - 384 с.

5. Бурдье, П. Социальное пространство: поля и практики [Текст] / П. Бурдье. -СПб., 2005. - 576 с.

Сетевое общество как аспект социальной реальности

19

6. Воронкова, В. Г. «Общество риска» как следствие кризиса современной цивилизации [Электронный ресурс] / В. Г. Воронкова. - URL: http://elib. bsu.by/bitstream/123456789/103105/1/7-11.pdf. - (Дата обращения: 10.09.19).

7. Глотов, В., Костянецкий, Р. Сетевые стратегии как генератор комплекса рисков [Электронный ресурс] / В. Глотов, Р. Костянецкий. - URL: http://www.fedsfm. ru/press/media-review/1694. - (Дата обращения: 10.09.19).

8. Гордеев, К. Сетевое общество - исторический тупик человечества [Электронный ресурс] / К. Гордеев. - URL: http://www.kongord.ru/Index/Articles/ netsochistdock.html. - (Дата обращения: 10.09.19).

9. Гриняев, С. Россия в глобальном информационном обществе: угрозы, риски и возможные пути их нейтрализации [Электронный ресурс] / С. Гриняев. - URL: http://fondiv.ru/articles/3/335/. - (Дата обращения: 10.09.19).

10. Давыдов, А. В. О некоторых социально-политических последствиях становления сетевой структуры общества [Электронный ресурс] / А. В. Давыдов. - URL: http://www.kongord.ru/Index/Articles/sf-davydov.html. - (Дата обращения: 10.09.19).

11. Дугин, А. Сетевое общество и его враги / Профиль. № 3 (559) от 28.01.2008. Сайт «Изборский клуб» [Электронный ресурс] / А. Дугин. - URL: http://izborsk-club.ru/content/articles/2318/. - (Дата обращения: 10.09.19).

12. Зуев, А., Мясникова, Л. Нетократия. Стартовые противоречия сетевого информационного общества [Текст] / А. Зуева, Л. Мясникова // Свободная мысль -XXI. 2005. - № 9. - С. 3-19.

13. Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура [Текст] / М. Кастельс ; пер. с англ. под науч. ред. О. И. Шкаратана. - М. : ГУ ВШЭ, 2000. 608 с.

14. Кастельс, М. Галактика Интернет: Размышления об Интернете, бизнесе и обществе [Текст] / М. Кастельс. - Екатеринбург : У-Фактория (при участии Гуманитарного ун-та), 2004. - 328 с.

15. Коллинз, Р. Социология философий. Глобальная теория интеллектуального изменения [Текст] / Р. Коллинз // Сибирский хронограф. - Новосибирск, 2002. - 1282 с.

16. Концепции развития общества [Электронный ресурс]. - URL: http://www. grandars.ru/college/sociologiya/koncepcii-razvitiya-obshchestva.html. - (Дата обращения: 10.09.19).

17. Коробейникова, Л. А., Гиль, А. Ю. Сетевые структуры в условиях глобализации [Текст] / Л. А. Коробейникова, А. Ю. Гиль // Известия Томского политехнического университета. - 2010. - Т. 316. - № 6. - С. 105-109.

18. Лысак, И. В., Косенчук, Л. Ф. Современное общество как общество сетевых структур [Текст] / И. В. Лысак, Л. Ф. Косенчук // Информационное общество. - 2015. - № 2-3. - С. 45-51.

19. Мирошниченко, И. В. Эффекты и результаты сетевизации современной публичной политики [Текст] / И. В. Мирошниченко // Вестник Пермского университета. ПОЛИТОЛОГИЯ. - 2014. - № 4. - С. 42-70.

20. Назарчук, А. В. Сетевое общество и его философское осмысление [Текст] / А. В. Назарчук // Вопросы философии. - 2008. - № 7. - С. 61-75.

21. Несение бремени риска в условиях глобализации - новый фактор социальной рестратификации общества [Электронный ресурс] // Экономическая социо-

20

О. М. Михайленок

логия. - URL: http://studme.org/1838082824903/sotsiologiya/nesenie_bremeni_riska_ usloviyah_globalizatsii_novyy_faktor_sotsialnoy_restratifikatsii_obschestva. - (Дата обращения: 10.09.19).

22. Савин, Л. В. Сетецентричная и сетевая война. Введение в концепцию [Текст] / Л. В. Савин. - М. : Евразийское движение, 2011.

23. Социальная сеть (социология) [Электронный ресурс]. - URL: http://en. wikipedia.org/wiki/Social_networkhttp://wciom.ru/fileadmin/file/monitoring/2010/99/2 010_5(99)_16_Duzhnikova.pdf. - (Дата обращения: 10.09.19).

24. Социальные сети и виртуальные сетевые сообщества: Сб. науч. тр. / РАН. ИНИОН. Центр социал. науч.-информ. исслед. [Текст] / отв. ред. Л. Н. Вер-ченов, Д. В. Ефременко, В. И. Тищенко. - М., 2013.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

25. Социологи о пространстве [Электронный ресурс]. - URL: http://ecsocman. hse.ru/data/337/685/1219/2_razdel_yarskaya_so_str..pdf. - (Дата обращения: 10.09.19).

26. Трансформация социальных сетей в online и offline среде публичной политики: нейтрализация угроз и развитие позитивного потенциала (Основные промежуточные результаты 2013) [Электронный ресурс]. - URL: http://manag. kubsu.ru/index.php/component/content/article/23/603-online-offline. - (Дата обращения: 10.09.19).

27. Трубицын, О. К. Анархический характер концепции сетевого общества [Электронный ресурс] / О. К. Трубицын. - URL: http://www.rusnauka. com/10_DN_2012/Philosophia/2_101624.doc.htm. - (Дата обращения: 10.09.19).

28. Усова, М. В. Сетевые риски в глобальном обществе: социально-философский аспект [Текст] / М. В. Усова // Власть. - 2014. - № 4. - С. 73-77.

29. Штомпка, П. Социальное изменение как травма [Электронный ресурс] / П. Штомпка. - URL: http://ecsocman.hse.ru/data/983/017/1220/1-Shtompka.pdf. -(Дата обращения: 10.09.19).

30. Эйдман, И. Политические социальные сети: «спам» или ключ к победе? [Электронный ресурс] / И. Эйдман. - URL: http://igeid.livejournal.com/38647.html. -(Дата обращения: 10.09.19).

Bibliograficheskij spisok

1. Alieva, N. Z., Grickih, O. Ju. Strategii obrazovanija v setevom obshhestve [Jel-ektronnyj resurs] / N. Z. Alieva, O. Ju. Grickih. - URL: http://www.rusnauka. com/33_NIEK_2008/Philosophia/37069.doc.htm. - (Data obrashhenija: 10.09.19).

2. Analiticheskij doklad Aleksandra Dugina [Jelektronnyj resurs]. - URL: http://www.infowar.delovoy.com/cgi-bin/iwar/start.cgi?info2=1552&page=9. - (Data obrashhenija: 10.09.19).

3. Bard, A., Zoderkvist, Ja. Netokratija. Novaja pravjashhaja jelita i zhizn' posle kapitalizma [Tekst] / A. Bard, Ja. Zoderkvist. - SPb. : Stokgol'mskaja shkola jeko-nomiki v Sankt-Peterburge, 2004. - 252 s.

4. Bek, U. Obshhestvo riska: na puti k drugomu modernu [Tekst] / U. Bek. - M., 2000. - 384 s.

5. Burd'e, P. Social'noe prostranstvo: polja i praktiki [Tekst] / P. Burd'e. - SPb., 2005. - 576 s.

Сетевое общество как аспект социальной реальности

21

6. Voronkova, V. G. «Obshhestvo riska» kak sledstvie krizisa sovremennoj ci-vilizacii [Jelektronnyj resurs] / V G. Voronkova. - URL: http://elib.bsu.by/bitstream/ 123456789/103105/1/7 11.pdf. - (Data obrashhenija: 10.09.19).

7. Glotov, V, Kostjaneckij, R. Setevye strategii kak generator kompleksa ris-kov [Jelektronnyj resurs] / V Glotov, R. Kostjaneckij. - URL: http://www.fedsfm. ru/press/media-review/1694. - (Data obrashhenija: 10.09.19).

8. Gordeev, K. Setevoe obshhestvo - istoricheskij tupik chelovechestva [Jelektronnyj resurs] / K. Gordeev. - URL: http://www.kongord.ru/Index/Articles/ netsochistdock.html. - (Data obrashhenija: 10.09.19).

9. Grinjaev, S. Rossija v global'nom informacionnom obshhestve: ugrozy, riski i vozmozhnye puti ih nejtralizacii [Jelektronnyj resurs] / S. Grinjaev. - URL: http://fondiv.ru/articles/3/335/. - (Data obrashhenija: 10.09.19).

10. Davydov, A. V. O nekotoryh social'no-politicheskih posledstvijah stanovlenija setevoj struktury obshhestva [Jelektronnyj resurs] / A. V. Davydov. - URL: http://www.kongord.ru/Index/Articles/sf-davydov.html. - (Data obrashhenija: 10.09.19).

11. Dugin, A. Setevoe obshhestvo i ego vragi / Profil'. № 3 (559) ot 28.01.2008. Sajt «Izborskij klub» [Jelektronnyj resurs] / A. Dugin. - URL: http://izborsk-club.ru/content/articles/2318/. - (Data obrashhenija: 10.09.19).

12. Zuev, A., Mjasnikova, L. Netokratija. Startovye protivorechija setevogo in-formacionnogo obshhestva [Tekst] / A. Zueva, L. Mjasnikova // Svobodnaja mysl' -XXI. 2005. - № 9. - S. 3-19.

13. Kastel's, M. Informacionnaja jepoha: jekonomika, obshhestvo i kul'tura [Tekst] / M. Kastel's ; per. s angl. pod nauch. red. O. I. Shkaratana. - M. : GU VShJe, 2000. -608 s.

14. Kastel's M. Galaktika Internet: Razmyshlenija ob Internete, biznese i obshhestve [Tekst] / M. Kastel's. - Ekaterinburg : U-Faktorija (pri uchastii Guma-nitarnogo un-ta), 2004. - 328 s.

15. Kollinz, R. Sociologija filosofij. Global'naja teorija intellektual'nogo izmeneni-ja [Tekst] / R. Kollinz // Sibirskij hronograf. - Novosibirsk, 2002. - 1282 s.

16. Koncepcii razvitija obshhestva [Jelektronnyj resurs]. - URL: http://www. grandars.ru/college/sociologiya/koncepcii-razvitiya-obshchestva.html. - (Data obrash-henija: 10.09.19).

17. Korobejnikova, L. A., Gil', A. Ju. Setevye struktury v uslovijah globa-lizacii [Tekst] / L. A. Korobejnikova, A. Ju. Gil' // Izvestija Tomskogo politeh-nicheskogo uni-versiteta. - 2010. - T. 316. - № 6. - S. 105-109.

18. Lysak, I. V., Kosenchuk, L. F. Sovremennoe obshhestvo kak obshhestvo sete-vyh struktur [Tekst] / I. V. Lysak, L. F. Kosenchuk // Informacionnoe obshhestvo. 2015. № 2-3. S. 45-51.

19. Miroshnichenko, I. V Jeffekty i rezul'taty setevizacii sovremennoj publichnoj politiki [Tekst] / I. V Miroshnichenko // Vestnik Permskogo univer-siteta. POLITOLOGIJa. - 2014. - № 4. - S. 42-70.

20. Nazarchuk, A. V. Setevoe obshhestvo i ego filosofskoe osmyslenie [Tekst] / A. V. Nazarchuk // Voprosy filosofii. - 2008. - № 7. - S. 61-75.

21. Nesenie bremeni riska v uslovijah globalizacii - novyj faktor soci-al'noj restrat-ifikacii obshhestva [Jelektronnyj resurs] // Jekonomicheskaja sociologija. - URL:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

22

О. M. MuxaûrnnoK

http://studme.org/1838082824903/sotsiologiya/nesenie_bremeni_riska_ uslovi-

yah_globalizatsii_novyy_faktor_sotsialnoy_restratifikatsii_obschestva. - (Data obrash-henija: 10.09.19).

22. Savin, L. V Setecentrichnaja i setevaja vojna. Vvedenie v koncepciju [Tekst] / L. V Savin. - M. : Evrazijskoe dvizhenie, 2011.

23. Social'naja set' (sociologija) [Jelektronnyj resurs]. - URL: http://en. wikipe-dia.org/wiki/Social_networkhttp://wciom.ru/fileadmin/file/monitoring/2010/99/2010_5( 99)_16_Duzhnikova.pdf. - (Data obrashhenija: 10.09.19).

24. Social'nye seti i virtual'nye setevye soobshhestva: Sb. nauch. tr. / RAN. INION. Centr social. nauch.-inform. issled. [Tekst] / otv. ped. L. N. Verchenov, D. V. Efremenko, V. I. Tishhenko. - M., 2013.

25. Sociologi o prostranstve [Jelektronnyj resurs]. - URL: http://ecsocman. hse.ru/data/337/685/1219/2_razdel_yarskaya_so_str..pdf. - (Data obrashhenija: 10.09.19).

26. Transformacija social'nyh setej v online i offline srede publichnoj politiki: nejtralizacija ugroz i razvitie pozitivnogo potenciala (Osnovnye promezhutochnye rezu-l'taty 2013) [Jelektronnyj resurs]. - URL: http://manag. kubsu.ru/index.php/component/content/article/23/603-online-offline. - (Data obrash-henija: 10.09.19).

27. Trubicyn, O. K. Anarhicheskij harakter koncepcii setevogo obshhestva [Jelektronnyj resurs] / O. K. Trubicyn. - URL: http://www.rusnauka. com/10_DN_2012/Philosophia/2_101624.doc.htm. - (Data obrashhenija: 10.09.19).

28. Usova, M. V. Setevye riski v global'nom obshhestve: social'no-filosofskij aspekt [Tekst] / M. V. Usova // Vlast'. - 2014. - № 4. - S. 73-77.

29. Shtompka, P. Social'noe izmenenie kak travma [Jelektronnyj resurs] / P. Shtompka. - URL: http://ecsocman.hse.ru/data/983/017/1220/1-Shtompka.pdf. - (Data obrashhenija: 10.09.19).

30. Jejdman, I. Politicheskie social'nye seti: «spam» ili kljuch k pobede? [Jelektronnyj resurs] / I. Jejdman. - URL: http://igeid.livejournal.com/38647.html. - (Data obrashhenija: 10.09.19).

Сетевое общество как аспект социальной реальности

23