Научная статья на тему 'Семен Новгородов и развитие журналистики Якутии'

Семен Новгородов и развитие журналистики Якутии Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
875
143
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
С. А. НОВГОРОДОВ / ЖУРНАЛИСТИКА ЯКУТИИ / ПУБЛИЦИСТИКА / СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ / ЭТНИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА ЯКУТОВ / ПЕРВЫЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ / S. A. NOVGORODOV / JOURNALISM IN YAKUTIA / PUBLICISM / SOCIAL-CULTURAL TRANSFORMATION / THE ETHNIC CULTURE OF YAKUT PEOPLE / THE FIRST PERIODICALS

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Сидоров Олег Гаврильевич

В статье рассматривается публицистическая деятельность известного якутского просветителя, лингвиста С. А. Новгородова, его вклад в журналистику. Автор выявляет связь публицистики С. А. Новгородова с этнической культурой якутов и рассматривает ее как явление, вызванное социокультурной трансформацией якутского общества на фоне демократизации общественной жизни, в период когда зарождалась письменность на якутском языке и возникли первые периодические издания.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Semyon Novgorodov and the Journalism Development in Yakutia

The publicistic activity of the well-known Yakut enlightener, linguist S. A. Novgorodov, his contribution into journalistic are observed. The author determines the connection of publicism of S. A. Novgorodov with the ethnic culture of Yakut people and observes it as a phenomenon, caused by social-cultural transformation of Yakut society on the background of public life democratization, in the period when the writing system of Yakut language was arising and the first periodicals appeared.

Текст научной работы на тему «Семен Новгородов и развитие журналистики Якутии»

Оп. 73. Д. 3. Л. 117; Д. 298. Л. 275; ФНА РС(Я). Ф. 3. Оп. 207. Д. 354. Л. 7 и др.

15. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 123. Д. 605. Л. 2.

16. Там же. Оп. 122. Д. 171. Л. 103.

17. Там же. Л. 103-110.

18. Российский государственный архив экономики (далее - РГАЭ). Ф. 9476. Оп. 1. Д. 1129. Л. 109, 110.

19. Там же. Л. 109.

20. Там же. Л. 92, 93.

21. Там же. Д. 1226. Л. 39.

22. Там же. Д. 1129. Л. 92.

23. Там же. Л. 118.

24. Архив Территориального органа ФСГС по РС (Я). Документ «О ручном размоле зерна в хозяйствах колхозников».

25. ФНА РС (Я). Ф. 3. Оп. 215. Д. 41. Л. 88.

26. НА РС (Я). Ф. 70. Оп. 73. Д. 1840. Л. 59.

27. ФНА РС (Я). Ф. 3. Оп. 215. Д. 41. Л. 7.

28. Левицкий Е. М. Экономико-статистическое исследование воспроизводства населения Сибири и Дальнего Востока на основе таблиц продолжительности жизни. - Новосибирск: Изд-во Сиб. отд-ния АН СССР, 1962. - 142 с.

4-И-г4-г

УДК 070 (091) (571.56) О. Г. Сидоров

СЕМЕН НОВГОРОДОВ И РАЗВИТИЕ ЖУРНАЛИСТИКИ ЯКУТИИ

В статье рассматривается публицистическая деятельность известного якутского просветителя, лингвиста С. А. Новгородова, его вклад в журналистику. Автор выявляет связь публицистики С. А. Новгородова с этнической культурой якутов и рассматривает ее как явление, вызванное социокультурной трансформацией якутского общества на фоне демократизации общественной жизни, в период когда зарождалась письменность на якутском языке и возникли первые периодические издания.

Ключевые слова: С. А. Новгородов, журналистика Якутии, публицистика, социокультурная трансформация, этническая культура якутов, первые периодические издания.

O. G. Sidorov

Semyon Novgorodov and the Journalism Development in Yakutia

The publicistic activity of the well-known Yakut enlightener, linguist S. A. Novgorodov, his contribution into journalistic are observed. The author determines the connection of publicism of S. A. Novgorodov with the ethnic culture of Yakut people and observes it as a phenomenon, caused by social-cultural transformation of Yakut society on the background of public life democratization, in the period when the writing system of Yakut language was arising and the first periodicals appeared.

Key words: S. A. Novgorodov, journalism in Yakutia, publicism, social-cultural transformation, the ethnic culture of Yakut people, the first periodicals.

СИДОРОВ Олег Гаврильевич - зав. кафедрой журналистики филологического факультета СВФУ Е-шаП: ilin_s@mail.ru

7 S

В конце XIX-начале ХХ вв. завершается период социокультурной трансформации якутского общества на фоне демократизации общественной жизни. Одним из важнейших факторов этого поворота в жизни якутского общества является зарождение письменности на якутском языке и появление периодической печати. Якутская интеллигенция

активно участвует в интеллектуальной жизни

Российской империи, якутская культура становится частью мировой и русской культуры в целом и Сибири в частности.

Это время вошло в историю якутской культуры как время ренессансного развития, как время, оказавшее влияние на формирование самосознания народа. Именно в эти годы традиционные национально-культурные и духовные ценности

становятся фундаментом дальнейшего культурного

развития народа саха. Огромное влияние на эти процессы оказывают первые частные общественнополитические периодические издания. Отсчет начала такой массовой печати мы ведем с выхода первого номера общественно-политической и литературной газеты «Якутский край» - «Саха дойдута». Первый номер выходит 1 июля 1907 г. на русском и якутском языках в сотрудничестве политических ссыльных и передовой якутской интеллигенции и становится событием в жизни якутского общества [1, 2].

Проводником социокультурных трансформаций в обществе становится плеяда блестящих представителей якутской интеллигенции. К ним относится и Семен Андреевич Новгородов (13 февраля 1892 г. -28 февраля 1924 г.). В его деятельности как просветителя, ученого-лингвиста важное место занимает журналистская работа, публицистические произведения.

Высокую оценку и характеристику деятельности С. А. Новгородова дает доктор исторических наук, профессор В. Н. Иванов: «С. А. Новгородов был одним из крупных идеологов демократической, трудовой национальной интеллигенции и к реализации своих идей шагал в удивительном соответствии со злободневными потребностями жизни - он был человеком больших, перспективных дел» [3, с. 94].

Как известно, С. А. Новгородов в 1912 году начинает сотрудничать с редакцией журнала «Саха сангата» («Голос якута»). Как отмечает один из исследователей деятельности С. А. Новгородова доктор филологических наук Е. И. Коркина, «Принимает участие в создании первого общественнополитического и литературно-художественного журнала на якутском языке «Саха сангата», выходившего в 1912-13 гг. На страницах журнала напечатал свои записи и несколько обработанных им народных песен» [4, с. 55].

Один из авторитетных исследователей языка якутских периодических изданий доктор филологичес-

ких наук П. А. Слепцов отмечал, что в номерах журнала «Саха сангата» было опубликовано около 30 оригинальных и переводных художественных текстов и образцов устного народного творчества. При этом он подчеркивает, что «этот весьма пестрый по содержанию и художественному уровню материал и в языковом отношении является далеко не равноценным» [5, с. 63]. В то же время П. А. Слепцов из всех фольклорных произведений особо отмечает работы С. А. Новгородова: «Среди текстов выделяются

образцы народных песен, собранные и опубликованные С. А. Новгородовым. «Лето», «Песня о Татте» (записана со слов знаменитого певца Ильи Платонова-Ырыа Ылдьаа), «Песня про голодный год» в наше время неоднократно переиздавались, стали хрестоматийными и представляют собой классические образцы народно-поэтического искусства» [5, с. 63].

Заметим, что это были не собственно оригинальные произведения Новгородова, а изложение творчества народных сказителей. Здесь Семен Андреевич выступает, скорее, как собиратель фольклора. В этих произведениях, записанных С. А. Новгородовым, П. А. Слепцов отмечает богатство языка: «Народная поэма «Песнь о сотворении матери-земли» густо оснащена всем богатством фольклорных изобразительных и поэтических средств: пышными эпическими формулами, сравнительными оборотами, ритмикосинтаксическими, лексическими, смысловыми («психологическими») параллелизмами, различными видами аллитераций. Это, по существу, очень развернутое олонхо - «пейзажное «описание земли, прославление ее величия и неиссякаемого ее изобилия.

Песня «День и ночь - и сутки прочь» ... в языковом отношении - это прекрасный образец поэтической импровизации, с ее красочной образностью и смелыми сравнениями, метафорами, напоминающими язык современной поэзии... Образцы С. А. Новгородо-ва отличаются законченностью форм, богатством, выразительностью и обработанностью языка, что свидетельствует о некоторой литературной отделке» [5, с. 63-64].

Деятельность С. А. Новгородова в качестве исследователя фольклора подробно освещена в работе

В. В. Илларионова и Т. В. Илларионовой «Работы по якутскому фольклору лингвиста Семена Новгородова», опубликованной в 2010 г. на якутском языке [6].

В данной статье рассматриваем его публицистические работы, изданные в якутской и сибирской периодической печати в 1916-1919 гг. Общеизвестно, что всего таких его произведений было 6 (из них 2 статьи, первоначально опубликованные в Иркутске, были перепечатаны в газете Областной земской управы «Якутское земство») [7]. Далее приводим уточненный список публицистических работ

С. А. Новгородова в хронологическом порядке.

1. Основные задачи якутской интеллигенции:

статья // Якутские вопросы. - 1916. - 10, 14, 17

сентября.

2. Новое издание «Краткого русско-якутского словаря» Э. К. Пекарского: рецензия // Якутские вопросы. - 1916. - 21, 24 сентября.

3. 10 марта в якутском сознании: статья // Вестник Якутского комитета общественной безопасности. - 1917. - 12 марта.

4. Среди якутов // Вольная Сибирь. - 1918. - 7, 10, 14 апреля.

5. Якуты и университет. (О кафедре якутологии в Иркутском государственном университете) // Мысль. - 1919. - 20 февраля.

6. Якутология (К вопросу о месте, занимаемом якутским языком в урало-алтайской семье языков) // Мысль. - 1919. - 5 марта.

7. Якуты и университет. (О кафедре якутологии в Иркутском государственном университете) // Якутское земство. - 1919. - 23 марта.

8. Якутология (К вопросу о месте, занимаемом якутским языком в урало-алтайской семье языков) // Якутское земство. - 1919. - 5 мая.

При составлении списка опирались на известные работы исследователей творчества С. А. Новгородова, то есть в список вошли работы, бесспорно принадлежащие перу Семена Андреевича. Следует заметить, что трудность определения авторства и составления списка газетных статей начала ХХ в. заключается в том, что большинство из них подписывались инициалами или псевдонимами. С. К. Дмитриев [8, 9], Е. И. Коркина [10, 11], Ю. И. Васильев [12] при уточнении авторства основывались на автобиографии С. А. Новгородова и на свидетельствах его современников. Но, на наш взгляд, в публицистическом творчестве С. А. Новгородова есть «белые пятна», требующие более пристального изучения. Это связано, подчеркнем еще раз, с тем, что многие статьи в периодической печати того времени, подписывались инициалами или псевдонимами. Например, еще в 1960 году С. К. Дмитриев предположил, но не развил дальше мысль о том, что публикация в журнале «Саха сангата» статистического обзора о состоянии просвещения в Якутской области, подписанная инициалами «СН» принадлежит С. А. Новгородову [8, с. 19]. Совсем еще молодым человеком

С. А. Новгородов понимал важность развития

просвещения и мы можем предположить, что именно в годы сотрудничества в журнале он начал свою

исследовательскую работу, которая позже станет делом всей его жизни.

Как видно из приведенного выше списка,

сотрудничество С. А. Новгородова с газетами не ограничивалось только якутскими, и подтверждение

тому мы находим в его «Автобиографии»: «Я

принужден был перейти на нелегальное положение и добывать средства к существованию сотрудничеством в иркутских газетах». Цитирую по сборнику

фотоматериалов и документов «Лингвист Семен Андреевич Новгородов» [13, с. 18]. Далее он подробно описывает свою работу в журнале «Саха сангата» в качестве, по его выражению, «сотрудника-ре портера». В автобиографии, написанной в 1922 году, С. А. Новгородов делает упор на свою деятельность именно как на языковеда, собирателя фольклора.

Основные темы его статей: вопросы образования, просвещения, письменности. Эти идеи, которые проходят через всю последующую публицистическую деятельность С. А. Новгородова, были изложены в его первой статье «Основные задачи якутской интеллигенции». В ней автор как раз и ставит эти задачи:

«... я вижу необходимость упорной коллективной работы в следующих направлениях: 1) в отношении упорядочения умственного и вообще духовного развития якутского народа; 2) в направлении поднятия материального благосостояния якутского народа; сюда относятся, например, великой для нас важности вопросы сельского хозяйства; 3) в отношении улучшения технических и санитарных условий помощи якутскому населению; 4) в смысле закрепления уже достигнутых нами законных прав и в направлении приобретения новых. Для большего успеха в каждой из этих областей деятельности необходимо и как можно большее и лучшее знание по различным отраслям соответствующих наук. ... Что касается правильной организации коллективной деятельности, то здесь необходимо, по возможности, верно определить, кто из участников общей работы к чему наиболее пригоден. Для осуществления этой цели весьма подходящие, например, периодические издания на якутском языке широкого направления. Они не должны быть непременно газетой или журналом: скорее, более желательной формой их являются сборники, выходящие по мере развития работ, а не наспех к условному сроку. В первых же периодических изданиях на якутском языке, хотя бы в сборниках, необходимо уделить достаточно места всесторонней разработке вопросов родиноведения. ... Итак, дорогие собратья, побольше самой широкой работы и притом как можно более систематической!» [13, с. 30-31].

В последующем Семен Андреевич начинает реализовывать эти направления работы в своей деятельности.

Якутская интеллигенция с энтузиазмом встретила Февральскую революцию 1917 г., С. А. Новгородов не стал исключением. Он был избран членом исполкома бюро Комитета общественной безопасности (КОБ)

г. Якутска. В статье «10 марта в якутском сознании» он писал: «Якут в этот светлый и радостный день всеобщей весны чувствует себя свободным и равноправным членом российского государства, впервые подавшего ему, якуту, как прочим представителям угнетенных племен, братскую руку... Народ надеется, что будет создан государственный строй, основанный на самых широких демократических началах, вполне обеспечивающих самобытное процветание отдельных племен и национальностей, населяющих необъятную Россию» [11, с. 28].

С. А. Новгородов продолжает публицистическую деятельность. В 1918 году большая по объему статья «Среди якутов» была опубликована в газете «Вольная Сибирь», издававшейся в 1918 г. в Петрограде. «Вольная Сибирь» - общественно-политическая газета Союза сибирских областников. Сибирское обозрение в газете вел Иван Иванович Майнов. Альманах под таким же наванием выходил в г. Праге в 1926-1935 гг. Издавал Иван Александрович Якушев (1884-1935), известный деятель сибирского областничества, председатель Сибирской областной думы (1918), председатель общества сибиряков в Чехословакии.

Особый интерес представляют статьи С. А. Новгородова, вышедшие в сибирской газете «Мысль», позже перепечатанные в «Якутском земстве» и ставшие достоянием якутян.

«Мысль» - ежедневная общественно-политическая газета, издавалась в г. Иркутске. Первый номер вышел 18 февраля 1919 г. Редакторы: А. И. Сартаков, с № 11 от 1 марта - И. Л. Смирнов. Издатель: книгоиздательство «Сеятель». Печаталась в Иркутской губернской земской типографии.

В редакционной статье так определены цели и задачи: «Мы - государственники. Наша цель -создание свободной, демократической России. Наша задача - всемерно способствовать созданию единой, сильной Российской Демократической Республики. Нашими лозунгами являются лозунги народовластия. Мы боремся с врагами демократии и народовластия словом. Грубой силе и насилию мы противопоставляем наше сознание своей правоты, нашу глубокую уверенность в творческие силы народа, демократии. Нашими врагами одинаково являются и большевики, борющиеся с народовластием, и порожденная ими реакция. И полагая, что задачей демократической, независимой прессы должна быть открытая борьба с этими врагами народовластия, идущими и слева, и справа, мы с одинаковой силой будем направлять свои удары как в сторону ленинско-троцкого большевизма, так и в сторону большевизма реакции. Мы знаем, что на нашем пути громоздятся большие, порой неразрушимые препятствия, но это не останавливает нас в нашей работе: мы верим в демократию. Мы

верим, что темные тучи, нависшие над страной, однажды рассеются. Мы верим в солнце свободы...» [14].

В одной из своих статей в газете «Мысль» С. А. Новгородов выступает с требованием открытия кафедры якутского языка при Иркутском государственном университете. Статьи подписаны псевдонимом на латинице - Saga, а статья «Якутология» показывает его хорошую эрудированность в вопросах сравнительного языкознания. Он в ней высказал мысль о большой близости якутского языка к языку орхоно-тюркских памятников, которая получила подтверждение в работах последующих исследователей якутского языка.

В статье «Якуты и университет» С. А. Новгородов поднимает не только тему, обозначенную в заголовке, и включения в программу Иркутского университета нового предмета - якутологии, но и пишет следующее: «Иркутский университет, казалось бы, должен был в состоянии давать также окончательное научное разрешение проблем о дальнейшем существовании таких племен, как урянхайцы и карагазы, камасинцы и кеты, черневые и минусинские татары (сагайцы, каргинцы - потомки бирюссов Палласа, бельтиры и койбами), качинцы, аманы и теленгиты, енисейские остяки, самоеды и юраки, туханские якуты и долганы, колымские, амшиские и многия, многия др.» [15]. Здесь упоминается Петер Симон (Пётр-Симон) Паллас - знаменитый немецкий и русский учёный-энциклопедист, естествоиспытатель, географ и путешественник XVIII-XIX вв.

В статье Семен Андреевич выступает не только от имени якутов, но и всех малочисленных народов Сибири и Дальнего Востока. Автор приводит свои веские доводы и обоснование для реализации своего предложения: «И, конечно, актом допущения преподавания якутского языка как постоянного предмета своей программы Иркутский университет увеличил бы свою и без того немалую притягательную силу для учащейся якутской молодежи. Напомним, что когда в Петроградском университете была в 1915-1916 академич. году открыта кафедра якутского языка, то все 100 % студентов-якутов факультета восточных языков аккуратно посещали эти необязательные для них лекции».

Статья находит отклик. В «Автобиографии» Семен Андреевич упоминает полемику вокруг его статьи: «В начале 1919 г. мне пришлось полемизировать с проф. Иркутского гос. университета В. И. Огородниковым по вопросам якутоведения и якутологии» [13, с. 19]. Заметим, что статью

B. И. Огородникова - ответ на статью «Якуты и университет» Новгородова - перепечатала газета «Якутское земство», как и статьи самого

C. А. Новгородова.

Кто такой В. И. Огородников? Огородников Владимир Иванович (1886-1938) - профессор русской истории, сибиревед, организатор науки. Родился 16 (28) мая 1889 г. в с. Пустополье Вятской губ. Окончил в 1910 г. историко-филологический факультет Казанского университета. Приват-доцент, доцент Казанского университета по кафедре русской истории. В 1918 году прибывает в Иркутск по приглашению властей для организации первого в Восточной Сибири университета. С 22 октября 1918 г. по 3 декабря 1919 г. избирался деканом историко-филологического факультета Иркутского университета. При нем были открыты три отделения: славяно-русское, историческое и восточное. В апреле 1920 г. избран председателем исторического отделения гуманитарного факультета, в августе - председателем Восточного отделения того же факультета. В марте 1920 года В. И. Огородников был назначен Ученым руководителем архивного дела Восточной Сибири, а в мае того же года утвержден заведующим Иркутским губернским управлением архивного дела. Прослужил в этой должности до июня 1921 года, затем был откомандирован в Читу. С сентября 1921 г. избран ректором Государственного института народного образования в Чите, а с переводом института во Владивосток - ректором Дальневосточного государственного университета (1923-1925 гг.). С поста ректора вынужден был уйти под давлением со стороны партийных и государственных структур. Позже В. И. Огородников назначается заместителем директора Арктического института в городе Петропавловске-Камчатском. В мае 1933 года был арестован по так называемому делу «Автономная Чукотка» и осужден на 10 лет лагерей. В 1938 году

В. И. Огородников был переведен в «Севжелдорлаг» Архангельской области. Здесь и оборвалась жизнь ученого-историка 22 сентября 1938 года. Реабилитирован в 1956 г. Автор таких трудов, как: «Очерк истории Сибири до нач. XIX в.», «Русская государственная власть и сибирские инородцы в XVI-XVIII вв.», «Из истории покорения Сибири. Покорение Юкагирской земли», «Туземное и русское земледелие на Амуре в XVII в.» [16, с. 347- 348.; 17, с. 106-108].

Профессор В. Огородников в статье, озаглавленной «Якутоведение в Иркутском государственном университете (По поводу статьи г. Saga)», был вынужден дать подробное разъяснение того, как принималось решение по учебной программе и далее замечал, что «в своих заботах по изучению Восточной Сибири в историко-общественном и филологическом отношениях Иркутский университет не забыл и не мог забыть якутский народ; только порядок изучения якутоведения был установлен им сообразно современным требованиям науки. А так как научное языкознание, вопреки авторитетному разъяснению г. Saga, до сих пор продолжает считать якутский

язык принадлежащим к турецкой группе уралоалтайской семьи языков, то естественно, что язык этот вместе с якутской словесностью был отнесен к разряду турковедения» [18].

Статья заканчивается следующим уверением читателей: «Прочно связанный с Восточной Сибирью и Дальним Востоком как по месту своего нахождения и составу студенчества, так и по источникам денежных средств, молодой Иркутский университет, движимый чувством научного долга перед создавшей его областью, неуклонно пойдет по избранному им пути и будет центром научно-гуманитарной работы по изучению Сибири» [18].

С. А. Новгородов пишет ответ, и редакция газеты «Мысль» публикует его под названием «Якутология (К вопросу о месте, занимаемом якутским языком в урало-алтайской семье языков)». Статья начинается так: «Спешу выразить свою глубокую благодарность г. Огородникову за подробный и исчерпывающий ответ (см. № 6 “Мысли”) на все вопросы, волновавшие меня в связи с разработкой плана преподавания наук на восточном отделении историко-филологического факультета Иркутского государст. университета. Несомненно, содержание этого ответа вызовет особенное удовлетворение и среди всей якутской интеллигенции.

Признавая немалую ценность правильной информации о делах Иркутского университета в смысле его приближения к широким слоям общества и вполне удовлетворяясь намечающейся в местном храме науки постановкой преподавания якутологии, якутоведения и всего турковедения, я ограничусь здесь кратким посильным изложением новейших, еше не попавших в научную печать, выводов алтаистики о месте, занимаемом якутским языком среди родственных ему идиомов. Так как у меня нет ни времени, ни желания полемизировать на страницах газеты с уважаемым проф. Огородниковым, то я не буду останавливаться теперь на других неточностях и ляпсусах, допущенных им в ответной статье относительно ориентолистики вообще» [19].

Завершая свой ответ профессору, Семен Андреевич пишет: «На основании этого удивительного архаизма якутского языка можно было бы вновь выдвинуть гипотезу о том, что этот язык есть прямой лингвистический потомок того праязыка, на котором некогда говорил пра-монголо-турецкий народ, - гипотезу, защищавшуюся одно время отцом якутологии акад. О. Н. Бётлингком, но потом, года через три, почему-то им же отвергнутую. Если бы ак. Бётлингк ныне восстал из гроба, то, может быть, он восстановил бы свою гипотезу, объявив якутов еще лингвистическими предками и финно-самоедов.

Посему приходится высказать легкое сожаление по поводу того, что «только финны и самоеды пока

не входят в круг изучения на восточном отделении», ибо сотрудничество со стороны Томского университета весьма проблематично. Подчеркнутое слово «пока» дает твердую надежду на то, что чувство научного долга, движущее молодым Иркутским университетом, гарантирует тот или иной правильный исход из создающегося положения» [19].

Семен Андреевич показывает настойчивость и принципиальность в этом споре и твердо отстаивает свою позицию, приводя новые аргументы.

В заключение отметим, что на его творчество публициста оказали влияние идеи сибирского областничества и земства. Как просветитель, он продолжил ведущие идеи зародившейся в 1907 году независимой якутской журналистики.

Здесь снова обратимся к оценке В. Н. Иванова: «С. А. Новгородов не замыкался интересами, хотя и очень актуальными, своего народа; он не любовался его достоинствами, больше говорил о его нуждах, о неудовлетворенных потребностях, о спасении его от последствий колониального гнета. Тем более он был далек от противопоставления народов друг другу, ценил их национальные достоинства, их духовные достижения. Именно поэтому он выступал как убежденный сторонник российской ориентации, правда, с понятным уточнением: «Новая Россия» [3, с. 94].

Несмотря на небольшое количество известных опубликованных работ, С. А. Новгородов оставил яркий след в якутской публицистике, затронув в своих произведениях самые насущные вопросы века: вопросы развития письменности, создание

нового алфавита якутского языка, вопросы высшего образования, место и роль якутского языка, изучение языка и культуры, обучение детей на родных языках и др. В его публицистике мы видим неразрывную связь первых независимых периодических изданий Якутии с историей развития просвещения, литературы, культуры, истории, общественнополитических движений. Статьи, посвященные якутологии, можно назвать ярким примером взаимосвязи якутской и сибирской журналистики. И мы, основываясь на этом примере, имеем право утверждать, что якутская периодическая печать в начале ХХ в. становилась составной частью системы периодической печати России и Сибири.

Л и т е р а т у р а

1. Аннотированный каталог периодических изданий Якутии (1864- декабрь 1919 гг.) // Сост. О. Д. Якимов. - Якутск, 1992.

2. Якимов О. Д. Очерки истории печати Якутии (От

формирования предпосылок для возникновения печати до Февраля 1917 года.). - М.: «Гендальф» 1998. -168 с.

3. Иванов В. Н. Якутская интеллигенция в начале XX века и С. А. Новгородов // Пресечение исторических судеб: пароды, люди. - Якутск: АН РС (Я), Институт языка, литературы и истории ЯНЦ СО РАН, МГП «Полиграфист», 1995.

4. Коркипа Е. Семеп Андреевич Новгородов. Жизпь и судьба // Илин. - 1992.

5. Слепцов П. А. Якутский литературный язык. Истоки, становление порм. - Новосибирск: Наука, 1986.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Илларионов В. В., Илларионова Т. В. Липгвист Семеп Новгородов саха фольклоругар улэлэрэ / В. В. Илларионов, Т. В. Илларионова; Саха Республикатын Президенигэр тыл политикатын сэбиэтэ, Саха Республикатын паука уоппа профессиопальпай уерэхтээhиннэ мипистерствота Yерэхтээhин федеральпай агептствота, М.К. Аммосов аатынан Саха государствеппай университета, Саха филологиятын уоппа культуратын факультета. -Дьокуускай: Бичик, 2012.

7. Якутское земство. - 1919. - Февраль-септябрь.

8. Дмитриев С. К. Жизпь и деятельность С. А. Новгородова: (из истории создания якутской письмеппости и печати). - Якутск: Кп. изд-во, 1960.

9. Дмитриев С. К. Новгородов суруга-бичигэ. -Якутскай: Саха сиринээ5и кипигэ изд-вота, 1962. - 46 с.

10. Новгородов С. А. Во имя просвещения родпого

парода. - Якутск: Кп. изд-во, 1991. - 232 с.

11. Новгородов С. А. Первые шаги якутской письмеп-

пости. Статьи и письма. - М.: Наука, 1977. - 272 с.

12. Васильев Ю.-Дьаргыстай. С. А. Новгородов -Иркутскайга // Саха сирэ. - 2007. - 31 января.

13. Липгвист Семеп Андреевич Новгородов: фотографии, документы, статьи / Администрация Президента Респ. Саха (Якутия) [и др. ; сост. Попов С. А. ; вступ. ст. Е. А. Борисова]. - Якутск: Бичик, 2007.

14. Мы государственники... // Мысль. - 1919. - 18 февраля.

15. Saga. Якуты и университет // Мысль. - 1919. - 20 февраля.

16. История Дальневосточного государственного университета в документах и материалах 1899-1939. Сост.: Усталова В. С. и др.; Редкол.: Курилов В. И. (отв. ред.) и др.; Дальпевост. гос. уп-т, Рос. гос. ист. арх. Дальнего Востока - Владивосток : Изд-во ДВГУ, 1999.

17. Четвертые Романовские чтения: материалы пауч. копф. Иркутск, окт. 2007 г. / редкол.: Р. В. Подгайчепко, И. П. Белоус. - Иркутск: Изд-во Иркут. гос. уп-та, 2008. -120 с.

18. Огородников В. Якутоведепие в Иркутском государственном университете (По поводу статьи г. Saga) // Мысль. - 1919. - 23 февраля.

19. Saga. Якутология // Мысль. - 1919 - 5 марта.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.