Научная статья на тему 'Сарымамбаш-Кермен - укреплённая резиденция XIV-XVШ вв. Беков яшлавских-сулешевых'

Сарымамбаш-Кермен - укреплённая резиденция XIV-XVШ вв. Беков яшлавских-сулешевых Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
172
33
Поделиться
Ключевые слова
АРХЕОЛОГИЯ / ГОРОДИЩЕ / САРЫМАМБАШ-КЕРМЕН / БЕКИ / ЯШЛАВСКИЕ / ЗОЛОТАЯ ОРДА / КРЫМСКОЕ ХАНСТВО / РЕЗИДЕНЦИЯ / XIV В. / XVIII В. / ARCHAEOLOGY / FORTIFIED SETTLEMENT / SARYMAMBASH-KERMEN / BEKS / YASHLAVSKY / THE GOLDEN HORDE / CRIMEAN KHANATE / RESIDENCE / 14TH CENTURY / 18TH CENTURY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Мыц Виктор Леонидович

В статье представлены результаты изучения фортификации городища Сарымамбаш-Кермен в Крыму. Имеющиеся в распоряжении автора данные позволяют высказать предположение о том, что городище Сарымамбаш-Кермен построено беками Яшлавскими не ранее 60-80-х гг. XIV и использовалось ими в качестве укреплённой резиденции до первой трети XVIII в. Сохранившиеся оборонительные сооружения указывают на то, что крепость предназначалась для защиты от нападений противника не обладающего средствами активного штурма крепостей. Особенности фортификации данного памятника отсутствие башен, узкий и не глубокий ров, толстая, но низкая заградительная стена, видимо, прикрытая с внешней стороны турлучным парапетом обмазанным глиной указывает на то, что она могла служить защитой только от стремительной атаки конницы, но не предназначалась для долговременной обороны.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Мыц Виктор Леонидович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Sarymambash-Kermen - a fortified 14th-15th century residence of Yashlavsky-Suleshevy beks

The paper features the results of studying the fortifications of Sarymambash-Kermen fortified settlement in the Crimea. The available data allows to suggest that Sarymambash-Kermen fortified settlement was built by Yashlovsky beks not earlier than the 1360-80s and used as their fortified residence until the first third of the 18th century. The surviving defencive structures indicate that the fortress was designed for protection against the attacks by an enemy who did not possess the means for active fortress attacks. The fortification of this monument characterized by the absence of towers, a narrow and shallow moat, a thick but low barrier wall, apparently covered from the outside with a stick banister coated with clay indicates that it could only serve as a defence against swift attacks of the cavalry, but was not intended for long-term defence.

Текст научной работы на тему «Сарымамбаш-Кермен - укреплённая резиденция XIV-XVШ вв. Беков яшлавских-сулешевых»

УДК 904 «04/14» https://doi.Org/10.24852/pa2018.2.24.190.203

САРЫМАМБАШ-КЕРМЕН - УКРЕПЛЁННАЯ РЕЗИДЕНЦИЯ XIV-XVШ ВВ. БЕКОВ ЯШЛАВСКИХ-СУЛЕШЕВЫХ

© 2018 г. В.Л. Мыц

В статье представлены результаты изучения фортификации городища Сарымам-баш-Кермен в Крыму. Имеющиеся в распоряжении автора данные позволяют высказать предположение о том, что городище Сарымамбаш-Кермен построено беками Яшлавскими не ранее 60-80-х гг. XIV и использовалось ими в качестве укреплённой резиденции до первой трети ХУШ в. Сохранившиеся оборонительные сооружения указывают на то, что крепость предназначалась для защиты от нападений противника не обладающего средствами активного штурма крепостей. Особенности фортификации данного памятника - отсутствие башен, узкий и не глубокий ров, толстая, но низкая заградительная стена, видимо, прикрытая с внешней стороны турлучным парапетом обмазанным глиной - указывает на то, что она могла служить защитой только от стремительной атаки конницы, но не предназначалась для долговременной обороны.

Ключевые слова: археология, городище, Сарымамбаш-Кермен, беки, Яшлавские, Золотая Орда, Крымское ханство, резиденция, XIV в., ХУШ в.

Городище Сарымамбаш-Кермен1 расположено в междуречье рек Альмы и Бодрак, в Юго-Западном Крыму. Находится в 1,5 км к юго-востоку от с. Тру-долюбовка (бывший Бодрак) в долине р. Бодрак и формирует крутой правый берег в среднем течении реки (рис. 1: 1). Впервые о памятнике упоминает П.И. Кеппен (1793-1864), который вместе с кратким описанием приводит и схематический план крепости (Кеппен, 1837, с. 318-319). П.И. Кеппен предполагал, что это одно из укреплений, построенных в I в. до н. э. Палаком и другими сыновьями скифского царя Скилура (Кеппен, 1837, с. 318)2. В свя-

1 Прямой перевод с тюркского затруднителен, т.к. представляет собой сложносоставной топоним, где «сары» - «желтый», «баш» - «голова», «кермен» -«крепость». Иногда памятник на топографических картах обозначен просто -«Кермен», т.е. «крепость».

2 Первоначально высказанное в 30-е гг. XIX в. П.И. Кеппеном предположение в значительной степени предопределило интерпретацию истории памятника последующими исследователями. Поэтому привожу его полностью: «Сарымамбаш-Кале,называемоетакже Сарымамбаш-Кермен,естьодно изукреплений, которые конечно принадлежат к старейшим в Тавриде. Должно думать, что оно из числа тех, которые в начале первого века до Р.Х., во дни Митридата Евпатора, были построены Палаком и другими сыновьями Скифского Царя Скилура. Оно находится на земле деревни Мангуш, расстоянием на полчаса пути к СВ. от этого селения и на ЮВ. от деревни Бодрак. Это опять край горы (А), пересеченной стеной (EG), которая от крепостных ворот (Б), до одного скалистого края (Е), была длиною в 150, а до другого в 220 шагов. Ныне эта стена совершенно развалилась, так что материал, служивший для ее построения, образует уже род вала, шириною сажени в три, поросшего густым кустарником, что одно только препятствует переправляться через него верхом. Оконечность укрепленного мыса (С) лежала против реки Бадрака; из яров же, находящихся по обе стороны этого отрожия,

зи с этим В.Н. Юргевич (1818-1898) считал возможным локализовать на данномместепозднескифскоеукрепле-ние Хавон (Юргевич, 1889, с. 24-25). Н.Л. Эрнст (1889-1956) также относил городище к числу скифских памятников и планировал в 1927 г. провести на Сарымамбаш-Кермене раскопки.

В 1946 г. Горный отряд Тавроскиф-ской экспедиции (рук. Е.В. Веймарн) осуществлял в данном районе разведки. Е.В. Веймарном (1905-1990) на Сарымамбаш-Кермене была обнаружена средневековая керамика. Однако начальник экспедиции П.Н. Шульц (1900-1983), основываясь на характере бутовой кладки оборонительной стены, отнес время существования укрепления к «таврской поре» (т.е. УШ-Ш вв. до н. э. - В.М.) (Шульц, 1947, с. 65-66).

один (ЕВ) называется Папас-Баир, другой же (GD) Джидаэр-Дере. Водою обитатели Сарымамбаша могли пользоваться из находящегося тут фонтана. Внутри укрепленного места приметны следы жилищ» (Кеппен, 1837, с. 318-319).

Рис. 1. План-схема долины р. Бодрак. 1 -укрепление на плато Сарымамбаш-Кермен.

Fig. 1. Layout of the valley of the Bodrak river. 1 - fortification on the Sarymambash-Kermen plateau.

Расхождение во мнениях исследователей в определении датировки памятника вызвало необходимость дополнительного изучения городища на г. Сарымамбаш-Кермен. В ходе визуального обследования памятника, осуществленного автором в 1978 г. (Мыц, 1979, с. 7-10, рис. 14-18)3, был получен подъемный материал, как тогда казалось, не выходящий за хронологические рамки XIV-XV вв.4 Тем не менее в середине 80-х гг. прошлого века И.А. Баранов (1946-2001) в своем очерке «Памятники раннес-редневекового Крыма», не приводя каких-либо доказательств, время возникновения крепости на плато Сары-мамбаш-Кермен отнес к V веку н. э. (Баранов, 1986, с. 236).

Укрепление занимает оконечность широкого мыса, вытянувшегося с северо-востока на юго-запад на правом берегу р. Бодрак и господствующего над этой частью речной долины. Максимальная высота возвышенности составляет немногим более 400 м над уровнем моря. Мыс, на котором находится городище, имеет естественный уклон от 1 до 3°. Понижается с востока-юго-востока (402,4 м) на запад-

3 В августе 2017 г. мне удалось побывать на укреплении Сарымамбаш-Кермен и поэтому пользуюсь современным представлением о состоянии памятника.

4 Хотя наиболее ранние находки относятся к IX-XI вв.

северо-запад (382,3 м). С юго-востока плато ограничено глубокой балкой Папас-Баир («Монашеский лес»), с северо-запада - оврагом Джидаэр-Де-ре. Со стороны балки Джидаэр-Дере в мыс врезается устье балки, по которому выше по склону и на протяжении 220 м был вырыт ров (рис. 2).

Оборонительная стена, сложенная из разномерного бута сарматского известняка и диорита, отгораживает с востока в самом узком месте трапециевидную часть мыса (рис. 2). Толщина стены достигает 4,20 м. Сохранилась в высоту 1,70-2,10 м. Сложена из двух облицовочных кладок, пространство между которыми было плотно заполнено щебнем, бутом и землей. Лицевые кладки сооружены на глине (?) и установлены под углом 85-87°. Высота стены, судя по размерам развала, достигающего 8,0 м, не превышала 3,0 м. Вероятно, с внешней стороны поверх стены был устроен парапет с «мерлонами» (общая высота около 2,0 м?), за которым могли укрыться защитники. Данная надстройка, по-видимому, состояла из турлучной деревянной конструкции, обмазанной

Рис. 2. План укрепления Сарымамбаш-Кермен.

Fig. 2. Layout of the Sarymambash-Kermen fortification.

глиной. Кроме того, с внешней стороны и лицевые поверхности стены покрывались глиняной обмазкой. На эти особенности устройства кладки указывают натеки и отложения желто-красной глины у основания стены и в донной части рва.

Перед стеной располагается ров, глубина которого в настоящее время составляет 1,70-1,75 м, ширина -

з,50-4,0 м. Земля, вынутая при сооружении рва, использовалась при сооружении оборонительной стены, т.к. вал перед рвом отсутствует. Общая протяженность стены составляет 327 м. Она тянется с юго-востока на северо-запад, доходит до одного из ответвлений оврага Джидаэр-Дере, глубоко врезавшегося в плато, и поворачивает под углом 120 к северу

и, огибая склон оврага, преграждает доступ в укрепление. Длина этого участка 96 м. От поворота до воротного проема протяженность стены составляет 108 м. Таким образом, воротный проем делит оборонительную линию на два неравных участка: северо-западный - суммарная протяженность 204 м и юго-восточный - 121 м. В 121 м от обрыва балки Папас-Ба-ир находится проем ворот шириной 2,80 м. Ров перед воротами полностью заполнен землей, а засыпь с боковых сторон облицована тщательно уложенным крупным бутовым камнем с относительно ровными гранями.

На юго-западной оконечности крепостной площадки находился фонтан, который питала линия водопровода, состоящего из керамических труб. Вода поступала из каптированного источника, расположенного примерно в 1,5 км к востоку в верховьях балки Папас-Баир. В 60-е гг. ХХ в. при строительстве дороги к карьеру по разработке диорита линия водопровода оказалась разрушенной и фонтан перестал функционировать5.

Размеры крепостной площадки составляют 345^325 м, площадь укрепления 7,8 га. На территории огороженной стенами видны следы ру-инированных построек (здесь фиксируется 62 каменных развала от домов) средневекового городища. Юго-западная часть поселения на 1/3 распахана. Из разрушенных при вспашке жилых и хозяйственных построек происходит собранный на памятнике подъемный материал (рис. 3; 4).

При осмотре памятника в 1978 г. на распаханном участке были собраны керамические находки, из которых в коллекцию отобрано 18 фрагментов сосудов (Мыц, 1979, с. 28-30, к.о. №№ 69-86, рис. 15-18). В целом материал хронологически относился к двум периодам: 1) 1Х-Х вв. и 2) XIII-XV вв. Впоследствии памятник интерпретировался мной как укрепленное поселение и датировался XIII или XIV-XV вв. (Мыц, 1991, с. 15, 23, 127).

В настоящее время предлагавшаяся ранее датировка этого материала

5 Данная информация была получена мной в 1978 г. от местного лесника. Именно наличие примерно в 30 м от оконечности плато непересыхающего родника послужило причиной устройства здесь (на площади около 2 га) огородов и посадки питомника в виде березовой рощи.

явно нуждается в уточнении. Например, два фрагмента от высокогорлого кувшина с плоской ручкой (рис. 3: 1, 2) можно датировать в широких пределах IX-XI вв. Место производства данного типа сосудов локализуют в Таматахе, где они составляют 50% всего состава керамики (Чхаидзе, 2008, с. 161-173, рис. 75: 88-91). Однако, несмотря на многочисленность находокэтих сосудов на территории средневековых памятников Северного Причерноморья и многочисленности, посвященных им публикаций (Плетнёва, 1963, с. 133; Антонова и др. 1971, с. 91-92, рис. 20-21; Роман-чук, Сазанов, Седикова, 1995, с. 64, рис. 30-31, № 138; Sazanov, 1997, p. 97, fig. 4.44; Хапаев, 2016, с. 472, табл. А. 3 и др.), следует признать, что до настоящего времени так и не удалось создать их классификационную шкалу, разработать морфологию сосудов и возможные варианты их хронологического развития (Чхаидзе, 2008, с. 167, рис. 91).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

К следующей хронологической группе XII-XIII вв. относится обломок прямого венчика с овальной ручкой и дно кувшина-амфоры с внутренней бугристой поверхностью (рис. 2, 3, 7). Обычно данные сосуды сформованы из плотной светло-красной глины с большой добавкой известковой крошки и бурых частиц, что придает черепку пестрый характер. Поверхность покрыта тонким слоем светло-серого ангоба. В свое время А.Л. Якобсоном было высказано предположение, что данный тип амфор генетически восходит к высо-когорлым кувшинам с плоскими ручками X-XI вв. (Якобсон, 1979, с. 113, рис. 69: 6, 7). Однако в ходе раскопок последних десятилетий не удалось

Рис. 3. Фрагменты керамики X-XV вв. с укрепления Сарымамбаш-Кермен. Fig. 3. Fragments of 10th -15th century ceramics from the Sarymambash-Kermen fortification.

получить подтверждающих это предположение фактов. Единственное, что можно утверждать, так это то, что эти амфоры производились в поздне-византийском Херсоне с рубежа XII-XIII (?) вв. Финальной фазой их существования являются 70-90-е гг. XIII в., т.к. они встречены в слоях тотальных пожаров памятников (Херсон, Эски-Кермен, Бакла, Мангуп, Тепе-Кермен, Исар-Кая, Алустон, Сугдея и проч.), погибших в это время (Мыц, 2016, с. 69-101).

Неполивная кухонная и столовая керамика представлена фрагментами красноглиняных икоричневоглиняных кувшинов и горшков (рис. 3: 4-6, 8, 9). Из этой группы вполне определенно можно датировать серединой - второй половиной ХГУ-ХУ в. (Мыц, 1991, с. 100; Тесленко, 2014, с. 502,

рис. 13) только обломок венчика тонкостенного корич-невоглиняного горшка, украшенного тремя врезными горизонтальными линиями (рис. 3: 4). Красноглиняная поливная керамика в конце 70-х гг. прошлого столетия датировалась по устоявшейся (под влиянием работ А.Л. Якобсона, Д.Л. Талиса, Е.А. Паршиной, А.И. Роман-чук и др.) к тому времени традиции ХШ-ХУ вв. (рис. 4: 1-6). Этому не противоречат и современные данные. Врезной орнамент, выполненный по белому ангобу одинарной линией в виде дугообразных линий, имитирующих листья растений, появившись на поливных сосудах XIII в. (Якобсон, 1979, рис. 84: 2-4), особое распространение получают в XIУ-XУ вв. в художественном оформлении изделий мастерских золотоордынских городов. Весьма близкие по характеру декора красно-глиняные поливные сосуды (блюда, тарелки, чаши) происходят из окрестностей Солхата (Крамаровский, Гу-кин, 2004, табл. 2/2001, № 38, табл. 20/2002, № 8,9, табл. 25/2002, № 8), Чембало (Адаксина, Мыц, Ушаков, 2010, с. 186. рис. 96, к.о. 95, с. 268, рис. 198, к.о. 105) и др.

Особняком от данной группы стоит обломок венчика чаши, изготовленной из светло-розовой глины (рис. 4: 7). Изделие покрыто по белому ангобу ярко-зеленой поливой. Подгла-зурная роспись выполнена в виде пятен темно-зеленого и коричневого тонов, а графический рисунок нанесен одинарной линией в форме сет-

ки из штрихов и спиралей. Сосуды с подобным украшением характерны для османского времени. Они датируются XVI-XVII или серединой

XVII - началом - первой половиной

XVIII в. Встречаются на Балканах (Плетньов, 2004, с. 132-133, табл. 43, №№ 330,331; табл. 89, №№ 785-791), в Стамбуле (Hayes, 1992, p. 280-281, fig. 107)и Крыму (Тесленко, Лысенко, 2004, с. 269, рис. 18: 2, 3; Тесленко, 2012, с. 241, рис. 10: 4).

Об активной жизни на территории городища Сарымамбаш-Кермен в османское время свидетельствуют и материалы, собранные на памятнике в конце 80-х гг. ХХ в. В 1988 г. (по заказу отдела архитектуры Крымобли-сполкома) осуществлялась инструментальная съемка крепости6. В ходе этих работ Ю.С. Ворониным (19482007) был собран подъемный матери-

Рис. 4. Фрагменты поливной керамики XIV-XVII вв. с укрепления Сарымамбаш-Кермен.

Fig. 4. Fragments of 14th -17й century glazed ceramics from the Sarymambash-Kermen fortification

ал, среди которого оказались обломки керамической водопроводной трубы, железные подковы, четырехгранные кованые гвозди, фрагменты бронзовых изделий, столовой, кухонной неполивной и поливной керамики, а также тарных сосудов. Все эти предметы в основном относятся к XVI-XVIII вв. Среди поливной керамики следует отметить наличие массивных толстостенных чаш XVI-XVII вв. с пестрой пятнистой бесформенной расцветкой под прозрачной кроющей поливой, а также блюд, тарелок и кувшинов XVII-XVIII вв., покрытых по плотному белому ангобу монохромной темно-зеленой поливой. Тарная керамика представлена коричневоглиняными «урнами» (Волоков, 2005, с. 484-485, рис. 1-3) с овальными в сечении горизонтальными ручками7. Кроме того, по сообщению Ю.С. Воронина, на памятнике было найдено пять монет. Из них две монеты Золотой Орды XIV-XV (дирхем хана Узбека - 13131342 гг. - с надчеканкой «хан», что свидетельствует об обращении моне-

6 Съемку в М 1:200 выполняли Е.Чекалкин и В.Семёнов. На чертежах съемки крепость датирована XVI в.

7 В 2002 г. Ю.С. Воронин передал мне копию инструментальной съемки крепости Сарымамбаш-Кермен в М 1:200 и показал коллекцию находок 1988 г., собранных на этом памятнике. В коллекции находилось 72 артефакта (подковы, гвозди, детали бронзового сосуда, фрагменты керамики и опись монет).

ты в начале XV в., пул Джанибека -1342-1357 гг., - чеканенный в Сарае ал-Джедид в 1350-х гг.), и три Крымского ханства XVI-XVIII вв. (акче Девлет Гирея I - 1550-1577 гг., Адиль Гирея - 1666-1671 гг., 3-е правление Каплан Гирея I - 1730-1736 гг.).

Таким образом, собранный на памятнике в 70-80-е гг. ХХ в. подъемный материал датируется в очень широких пределах: от рубежа IX-X до 30-х гг. XVIII в. Поэтому время жизни на плато Сарымамбаш-Кермен условно (и предположительно) можно разделить на три хронологических периода: 1) «византийский» - IX-XIII вв.; 2) «золотоордынский» - XIV-XV вв.; и 3) «крымско-татарский» -XVI-XVIII вв.

Первоначально причины возникновения укрепления определялись мной следующим образом: после гибели в конце XIII в. крепости и поселения на Бакле часть населения вынуждена была в XIV в. уйти в более безопасные горные районы. Для защиты от нападений татар и строится укрепленное поселение Сарымамбаш-Кермен (Мыц, 1979, с. 7-10). Однако в настоящее время данная точка зрения нуждается в кардинальном пересмотре.

Согласно сложившейся еще в XIX в. историографической традиции (Хартахай, 1866, с. 220; Завадов-ский, 1885, с. 77-83; Лашков, 1895, с. 83-89; Смирнов, 2005, с. 126-127; Зайцев, 2009, с. 209; Умеров, 2013, с. 71-72), в Юго-Западном Крыму, в основном на территории долин рек Булганака и Альмы, после завоевания в XIII в. Таврики монголами, расположился бейлик беков Яшлавских (Сулешевых)8. До монгольского заво-

8 П.С. Паллас, совершивший поездку по Крыму в 1793-1974 гг. , отмечал, что

евания на данной территории якобы проживали аланы, столицей которых являлся город Кырк-Ер.

Ф.Ф. Лашков (1858-1917), предметно занимавшийся в 80-90-х гг. XIX в. изучением крымско-татарского землевладения, следующим образом локализовал местоположение владений беков Яшлавских: «бейлик яшлавских занимал ту местность, где и нынче находятся селения, называющиеся по имени беев Яшлавских. Это часть Дуванкойской и Мангушской волости с селениями Кучук (Малый) Яшлав и Биюк (Большой) Яшлав. Принимая во внимание свидетельство родословной, можно полагать, что яшлавские в указанной местности занимали все пространство между городом Кырком (ныне Чуфут-Кале) и рекой Альмой», ибо их предок Абак бей, перекочевав со своим родом в Крым, поселился, согласно родословной, «в Яшдаге (иначе Яшлаве), т.е. на полянах в молодом лесу, между городом Кырком и рекой Альмой» (Лашков, 1895, с. 83). Однако некоторые ярлыки, выдаваемые бекам Яшлавским, указывают на то, что их бейлик не ограничивался р. Альмой, а простирался на запад до р. Бельбек. Например, ярлык, выданный главе рода Шаган-бею в 1723/4 г. Саадет IV Гереем (1717-1724) свидетельствует о том, что беки Яшлавские получали по 100 акче «.. .от полной бочки вина, доставленной с р. Альма или Бельбе-

«Яшлаув, прежде очень значительный и довольно многочисленный род, живший вокруг Бахчисарая; старший из них также носил имя бея. Надо думать, что именно для бывших яшлаув-беев воздвигли две из могильных часовен (дюрбе - В.М.), видных в Эски-Юрте» (Паллас, 1999, с.151).

ка в ханские города» (Лашков, 1895, с. 88-89).

Впервые упоминания владений беков Яшлавских отмечены в ханских ярлыках XVI в. Так, в ярлыке от 1530 г., выданном ханом Саадет I Ги-реем (1524-1532) некоему Ибрагиму Эфенди, отмечается, что принадлежащий ему участок земли простирается «от могилы «хан-коган» по южной стороне до Большой горы при деревне Яшлав и до Улу-Буруна...до киш-лы Яшлав Казык-бея...» (Лашков, 1895, с. 85). Но самыми значимыми (и надо полагать доходными) являлись права Яшлавских на город Кырк-Ер. В ярлыке, выданном Бахадыр I Гире-ем (1637-1641) в 1637 г., беки Яшлав-ские названы «древнейшими владетелями города Кырка» (Смирнов, 2005, с. 126).

Ф.Ф. Лашков определял бейлик, как «удел, которым каждый из представителей шести бейских поколений: Ширинов, Барынов, Мансуров, Аргинов, Сиджиутов и Яшлавов владел на правах политического главы» (Лашков, 1895, с. 79). Л.И. Рославцева заключает: «Владения «каждого бей-лика были строго определены. Бей-лик имел собственную столицу, двор, устроенный по типу ханского, совет -«диван» (Рославцева, 2003, с. 181)9.

Имеющиеся источники указывают на то, что на протяжении XVI-XVШ вв. беки Яшлавские занимали разные по значению позиции в системе управления Крымским ханством. Судя по всему, наибольшего могущества

9 Следует признать, что до настоящего времени мы не имеем ясного представления о местоположении центров шести бейликов крымских беев и характере их застройки.

данный клан достиг в XVI в., когда представители рода долгое время занимали пост «министра иностранных дел» (Виноградов, 2006, с. 26-74). К середине XVIII в. позиции рода, по-видимому, ослабли. Поэтому Шарль де Пейсонель (1727-1790) относит беков Яшлавских к второразрядным, хотя и отмечает, что Яшлау-бей «в числе других почетных прерогатив имел также привилегию отправлять должность обер-церемонимейстера на всех свадьбах дочерей и других родственников ханских, причем он распоряжался вполне самовластно, с правом даже жизни и смерти над всеми без различия» (цит. по Смирнов, 2005, с. 127).

Наиболее вероятным временем возникновения укрепления Сары-мамбаш-Кермен следует считать 6080-е гг. XIV в. - период длительной смуты («замятни» русских летописей) в Золотой Орде. Например, когда в 1363 г. после разгрома трех татарских орд (Кутлубуги, Хаджи-бега и Тимурбега) на Синей Воде, Ольгерд предпринял поход на «Бело-бережье» (в устье Днепра), наместник Крымского улуса Кутлуг-Тимур приказывает обнести рвом и валом город Солхат (Мыц, 2009, с. 41-42). Сарайские ханы, в основном придерживавшиеся в 60-70-х гг. XIV в. оборонительной тактики, стремясь закрепиться в Сарае ал-Джедид, вынуждены были прибегнуть к возведению оборонительных сооружений и обносят столицу крепостными стенами, а это было делом неслыханным для Золотой Орды, кичившейся своей силой и не признававшей никакой фортификации. Письменные источники свидетельствуют, что еще один крупный городской центр Орды -

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Хаджитархан - окружили стенами (Тизенгаузен, 1884, с. 184). Некоторые татарские беки в 60-х гг. XIV в. начинают возводить для собственной защиты укрепления, сходные по устройству с европейскими замками (Егоров, 1980, с. 195-196).

Не менее тревожными оказались десятилетия конца XIV-XV вв., когда Золотая Орда подверглась разгрому войсками Тамерлана (1395 г.), а затем на территории полуострова идет сложный политический процесс формирования Крымского ханства. После гибели в 1502 г. Большой Орды амбиции Крымского улуса часто порождали конфликты с соседними странами и народами, служившими поводом для нападения на полуостров. Например, адыги, в ответ на действия татар совершали походы в глубинные районы нанося оседлому населению значительный ущерб. Джорджио Ин-териано (в книге, впервые опубликованной в Венеции в 1502 г.) сообщал, что адыги «Ходят даже за Боспор вплоть до Херсонеса Таврического, той провинции, где находится колония Каффа, основанная в древности генуэзцами, Охотнее всего совершают походы в зимнее время, когда море замерзает, чтобы грабить жителей -скифов (крымских татар - В.М.)» (Адыги, 1974, с. 48). В 1518 г. сын Мехмеда I Гирея (1515-1523) Баха-дыр Гирей совершил набег в Кабарду, но был разбит (Кагазежев, 2011, с. 1213). Как сообщает Ибн Ризван, весной 1523 г. в стычке с черкесами под Астраханью погиб хан Мехмед I Гирей (Некрасов, 1990, с. 93). Принято считать, что именно к 20-м гг. XVI в. относятся

события, послужившие основанием для написания адыгской песни «Бахчисарайский поход». Согласно этому эпическому произведению адыгское войско во главе с князем Кабарды Та-лостаном Джанхоевым осадило Бахчисарай и якобы даже предприняло его штурм. Только получив большую дань, адыгские князья возвратились домой (Песня, 1986, с. 51-54).

В самом Крымском ханстве время от времени вспыхивали распри, в которых принимали активное участие все аристократические фамилии. Например, борьба за ханский престол в 1577-1588 гг., получившая в историографии название «династического кризиса Гиреев» (Виноградов, 2010, с. 274-299).

Таким образом, имеющиеся в нашем распоряжении материалы позволяют высказать предположение, что городище в долине р. Бодрак было построено беками Яшлавскими не ранее 60-80-х гг. XIV в. и использовалось ими в качестве укрепленной резиденции до первой трети XVIII в. Сохранившиеся оборонительные сооружения указывают на то, что крепость предназначалась для защиты от нападений противника, не обладавшего средствами активного штурма крепостей. Особенности фортификации данного памятника: отсутствие башен, узкий и неглубокий ров, толстая, но низкая заградительная стена с легким турлучным парапетом (?), обмазанным глиной, - указывают на то, что она могла служить защитой только от стремительной атаки конницы, но не предназначалась для долговременной обороны.

ЛИТЕРАТУРА

1. Адаксина С.Б., Мыц В.Л., Ушаков С.В. Отчёт об археологических исследованиях средневековой крепости Чембало (г. Балаклава) в 2011 г. // Материалы ЮжноКрымской археологической экспедиции. Вып. Х. СПб.-Симферополь: Изд-во ГЭ, 2012. 208 с.

2. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XIX вв. / сост. Горданов В.К. Нальчик: Эльбрус, 1974. 638 с.

3. Антонова И.А., Даниленко В.Н., Ивашута Л.П. и др. Средневековые амфоры Херсонеса // Античная древность и средние века. Свердловск: Изд-во УрГУ 1971. Вып. 7. С. 81-101.

4. Баранов И.А. Памятники раннесредневекового Крыма // Археология Украинской ССР. Т. 3 / Отв. ред. В.Д. Баран. Киев: Наукова Думка, 1986. С. 231-248.

5. Виноградов А.В. Род Сулеша во внешней политике Крымского ханства во второй половине XVI в. // Тюркологический сборник 2005: Тюркские народы России и Великой степи / Отв. ред. С.Г. Кляшторный М.: Восточная литература, 2006. С. 26-74.

6. Виноградов А.В. Русско-крымские отношения в 1570-1590-х гг. в контексте династического кризиса Гиреев // Средневековые тюрко-татарские государства. Вып. 2 / Отв. ред. Б.Р. Рахимзянов. Казань: Ихлас, 2010. С. 274-299.

7. Волков И.В. Крепость Лютик - Сеид-Ислам (предварительное сообщение и керамический комплекс) // Поливная керамика Средиземноморья и Причерноморья X-XVIII вв. / Ред. С.Г. Бочаров, В.Л. Мыц. Киев: Издательский дом «Стилос», 2005. С. 482-490.

8. Егоров В.Л. Золотая Орда перед Куликовской битвой // Куликовская битва / Под ред. Л.Г. Бескровного. М.: Наука, 1980. С. 174-213.

9. Завадовский А.Г. Сто лет жизни Тавриды: В память празднования столетнего юбилея присоединения Крыма к России 8 апреля. 1783-1883: Вып. 1. Симферополь: Таврическая губернская типография, 1885. 334 с.

10. Зайцев И.В. Крымская историографическая традиция XV-XIX веков: пути развития. М.: Вост. лит-ра, 2009. 304 с.

11. Кагазежев Ж.В. Войны черкесских княжеств с Крымским ханством и западно-грузинскими владениями в 20-30 гг. XVI в. // Вестник Владикавказского научного центра. Т. II. 2011. № 2. С. 12-14.

12. Кеппен П.И. О древностях Южного берега и гор Таврических // Крымский сборник. СПб.: Тип. Императорской Акад. наук, 1837. 409 с.

13. Крамаровский М.Г., Гукин В.Д. Поселение Бокаташ II (Результаты полевых исследований Золотоордынской археологической экспедиции Государственного Эрмитажа в 2001-2003 гг.). Вып. II. СПб.: ГЭ, 2004. 382 с.

14. Лашков Ф.Ф. Исторический очерк крымско-татарского землевладения // Известия Таврической Ученой Архивной Комиссии (ИТАУК). 1895. № 23. С. 71-116.

15. Мыц В.Л. Отчёт об археологических разведках в Горном Крыму в 1978 г. // Архив ИАК РАН, инв. №105/1-6. 19 с.

16. Мыц В.Л. Укрепления Таврики X-XV вв. Киев: Наукова думка, 1991. 158 с.

17. Мыц В.Л. Каффа и Феодоро в XV веке. Контакты и конфликты. Симферополь: Универсум, 2009. 427 с.

18. Мыц В.Л. Завоевание поздневизантийской Таврики монголами: историко-ар-хеологический контекст катастрофы последней четверти XIII века // Stratum plus. 2016. № 6. С. 69-106.

19. Некрасов А.М. Международные отношения и народы Западного Кавказа (последняя четверть XV - первая половина XVI в.). М.:Наука, 1990. 125 с.

20. Паллас П. С. Наблюдения, сделанные во время путешествия по южным намест-ничествам Русского государства в 1793-1794 гг. / Пер. с нем. М.: Наука, 1999. 246 с.

21. Песня о Бахчисарайском походе // Народные песни и инструментальные наигрыши адыгов. Т. 3. Ч. 1. 1986. С. 51-54.

22. Плетнёва С.А. Средневековая керамика Таманского городища // Керамика и стекло древней Тмутаракани / Отв. ред. Б.А. Рыбаков. М.: АН СССР, 1963. С. 5-72.

23. Плетньов В. Битова керамика във Варна XV-XVIII век. Варна: Славена, 2004. 352 с.

24. Романчук А.И., Сазанов А.В., Седикова Л.В. Амфоры из комплексов Византийского Херсона. Екатеринбург: Изд-во УрГУ 1995. 169.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

25. Рославцева Л.И. Система государственного устройства и общественный быт. Период Крымского ханства // Тюркские народы Крыма: Караимы. Крымские татары. Крымсчаки / Отв. ред. С.Я.Козлов, Л.В.Чижова. М.: Наука, 2003. С. 177-183.

26. Смирнов В.Д. Крымское ханство под верховенством Отоманской Порты в 2-х томах. Т. I. Крымское ханство под верховенством Отоманской Порты до начала XVIII века. М. ИД Рубежи XXI, 2005. 542 с.

27. Тесленко И.Б. Керамика из раскопок христианского храма в с.Малый Маяк (бывш. Биюк Ламбат, Южный берег Крыма // Древняя и средневековая Таврика / Археологический альманах. № 28 / Отв. ред. В.В. Майко. Донецк: Донбасс, 2012. С. 225246.

28. Тесленко И.Б. Одна из гончарных традиций Таврики XIV-XV вв. (керамика группы Юго-Западного Крыма) // История и археология Крыма. Вып. I / Отв. ред.

B.В. Майко. Симферополь: Бизнес-Информ, 2014. С. 495-511, 541-560.

29. Тесленко И.Б., Лысенко А.В. Средневековый христианский храм на южной окраине с. Малый Маяк и его археологическое окружение // «О древностях Южного берега и гор Таврических»: Сб. науч. трудов (по материалам конференции в честь 210-летия со дня рождения Петра Ивановича Кеппена). Киев: ИД Стилос, 2004.

C. 260-296.

30. Тизенгаузен В. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. I. Арабские источники. СПб, 1884. 588 с.

31. Умеров Э.С. Административно-территориальной деление Крымского ханства: историография вопроса // V чтения памяти У Боданинского: тез. докл. и сообщений Международной научной конференции (Бахчисарай, 23-27 октября 2013 г.). Симферополь: Антиква, 2013. С. 71-72.

32. Хапаев В.В. Византийский Херсон на рубеже тысячелетий (вторая половина Х - первая половина XI века). Симферополь: Н.Орианда, 2016. 652 с.

33. Хартахай Ф. Историческая судьба крымских татар (статья первая) // Вестник Европы. СПб., 1866, июнь, Т. II. С. 182-239.

34. Чхаидзе В.Н. Таматарха. Раннесредневековый город на Таманском полуострове. М.: ТАУС, 2008. 328 с.

35. Шульц П.Н. Тавро-Скифская экспедиция 1947 г. // КСИИМК. 1949. Вып. 27. М.: АН СССР. С. 56-66.

36. Юргевич В.Н. Псифисы древнего города Херсонеса о назначении почестей и наград Диофанту, полководцу Митридата Евпатора за покорение Крыма и освобождение херсонесцев от владычества скифов // Записки Одесского общества истории древностей (ЗООИД). Одесса, 1889. Т. 16. С. 21-45.

37. Якобсон А.Л. Керамика и керамическое производство средневековой Таврики. Л. 1979. 164 с.

38. Hayes J.W. Excavation at Sarachane in Istanbul. Princeton: The Princeton University Press & Collection, 1992. Vol.2. The Pottery. 1992. 464 p.

39. Sazanov A. Les amphores de l'antiquite Tavride et du moyen age continuite ou rep-ture? Le cas de la mer noire // La Ceramique Medievale en Mediterranee. Actes du VIe congress de I'AIECM2 (Aix-en-Provence, 1995). Aix-en-Provence; Narrations Ed., Aix, 1997. P. 87-102.

Информация об авторе:

Мыц Виктор Леонидович, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник, Государственный Эрмитаж (г. Санкт-Петербург, Россия); vic.mytz@yandex.ru

SARYMAMBASH-KERMEN - A FORTIFIED 14TH-15TH CENTURY RESIDENCE OF YASHLAVSKY-SULESHEVY BEKS

V.L. Myts

The paper features the results of studying the fortifications of Sarymambash-Kermen fortified settlement in the Crimea. The available data allows to suggest that Sarymambash-Kermen fortified settlement was built by Yashlovsky beks not earlier than the 1360-80s and used as their fortified residence until the first third of the 18th century. The surviving defencive structures indicate that the fortress was designed for protection against the attacks by an enemy who did not possess the means for active fortress attacks. The fortification of this monument - characterized by the absence of towers, a narrow and shallow moat, a thick but low barrier wall, apparently covered from the outside with a stick banister coated with clay - indicates that it could only serve as a defence against swift attacks of the cavalry, but was not intended for long-term defence.

Keywords: archaeology, fortified settlement, Sarymambash-Kermen, beks, Yashlavsky, the Golden Horde, Crimean Khanate, residence, 14th century, 18th century.

REFERENCES

1. Adaksina, S. B., Myts, V. L., Ushakov, S. V. 2012. Materialy Iuzhno-Krymskoi arkheo-logicheskoi ekspeditsii (Proceedings of the South Crimean Archaeological Expedition). Saint Petersburg- Simferopol: The State Hermitage Publ. (in Russian).

2. Gordanov, V. K. (comp.). 1974. Adygi, balkartsy i karachaevtsy v izvestiiakh evropeiskikh avtorov XIII-XIX vv (The Adyghe, Balkarians and Karachais in the Works of European Authors of the 13th -19th cc.). Nal'chik: "El'brus" Publ. (in Russian).

3. Antonova, I. A., Danilenko, V. N., Ivashuta, L. P. et al. 1971. In Stepanenko, V. P. (ed.). An-tichnaia drevnost' i srednie veka (Antiquities and the Middle Ages) 7. Sverdlovsk: Ural State University, 81-100 (in Russian).

4. Baranov, I. A. 1986. In Baran, V. D. (ed.). Arkheologiia Ukrainskoi SSR (Archaeology of the Ukrainian SSR) 3. Kiev: "Naukova Dumka" Publ., 231-248 (in Russian).

5. Vinogradov, A. V. 2006. In Kliashtornyi, S. G. (ed.). Tiurkologicheskii sbornik 2005: Ti-urkskie narody Rossii i Velikoi stepi (Collected Papers on Turkic Studies 2005: The Turkic Peoples of Russia and the Great Steppe). Moscow: "Vostochnaia literatura" Publ., 26-74 (in Russian).

6. Vinogradov, A. V. 2010. In Rakhimzyanov, B. R. (ed.). Srednevekovye tiurko-tatarskie gosu-darstva (Medieval Turkic-Tatar States) 2. Kazan: "Ikhlas" Publ., 274-299 (in Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Volkov, I. V. 2005. In Bocharov, S. G., Myts, V. L. (eds.). Polivnaia keramika Sredizemnomor'ia i Prichernomor'ia v X-XVIII vv. (Glazed Ceramics of the Mediterranean and Black Sea in 10th-18th Centuries). Kiev: "Stilos" Publ., 482-490 (in Russian).

8. Egorov, V. L. 1980. In Beskrovniy, L. G. (ed.). Kulikovskaia bitva (The Battle of Kulikovo Pole). Moscow: "Nauka" Publ., 174-213 (in Russian).

9. Zavadovskii, A. G. 1885. Sto let zhizni Tavridy: Vpamiat'prazdnovaniia stoletnego iubileia prisoedineniia Kryma k Rossii 8 aprelia. 1783-1883: Vyp. 1 (One hundred Years of Tauris: In Memory of the Commemoration of the Centennial Anniversary of the Accession of the Crimea to Russia on April 8. 1783-1883: Issue 1). Simferopol': "Tavricheskaya gubernskaya tipografiya" (in Russian).

10. Zaitsev, I. V. 2009. Krymskaia istoriograficheskaia traditsiia XV-XIX vekov: puti razviti-ia (Crimean Historiographical Tradition of the 15th -19th centuries: Development Trends). Moscow: "Vostochnaia literatura" Publ. (in Russian).

11. Kagazezhev, Zh. V. 2011. In Vestnik Vladikavkazskogo nauchnogo tsentra (Vestnik of Vladikavkaz Scientific Centre) 2(2). 12-14 (in Russian).

12. Keppen, P. I. 1837. Krymskii sbornik (Crimean Collection). Saint Petersburg: Imperial Academy of Sciences (in Russian).

13. Kramarovskii, M. G., Gukin, V. D. 2004. Poselenie Bokatash II (Rezul'taty polevykh issle-dovanii Zolotoordynskoi arkheologicheskoi ekspeditsii Gosudarstvennogo Ermitazha v 2001-2003 gg.). Vyp. II (Bokatash II Settlement (Results of Field Studies of the Golden Horde Archaeological Expedition of the State Hermitage in 2001-2003). Issue II). Saint Petersburg: The State Hermitage Museum (in Russian).

14. Lashkov F.F.1895. In Izvestiia Tavricheskoi uchenoi arkhivnoi komissii (Proceedings of the Taurida Learned Archival Commission) 23, 71-116 (in Russian).

15. Myts, V. L. 1978. Otchet ob arkheologicheskikh razvedkakh v Gornom Krymu v 1978 g. (Report on Archaeological Surveys in the Mountainous Crimea in 1978). Simferopol. Scientific Archive of the Institute of Crimean Archaeology, Russian Academy of Sciences. Inv. no. 105/1-61. (in Russian).

16. Myts, V. L. 1991. Ukrepleniia TavrikiX-XVvv. (Fortification of Taurica in the 10'h-15'h Centuries). Kiev: "Naukova dumka" Publ. (in Russian).

17. Myts, V. L. 2009. Caffa i Feodoro vXVv. Kontakty i konfl ikty (Caffa and Theodoro in the 15th Century. Contacts and Confl icts). Simferopol: "Universum" Publ. (in Russian).

18. Myts, V. L. 2016. In Stratum plus. Archaeology and Cultural Anthropology (6), 69-106 (in Russian).

19. Nekrasov, A. M. 1990. Mezhdunarodnye otnosheniia i narody Zapadnogo Kavkaza (posled-niaia chetvert' XV - pervaia polovina XVI v.) (International Relations and Peoples of the Western Caucasus (Last Quarter of 15th-first half of 16th cc.). Moscow: "Nauka" Publ. (in Russian).

20. Pallas, P. S. 1999. Nabliudeniia, sdelannye vo vremia puteshestviia po iuzhnym namest-nichestvam Russkogo gosudarstva v 1793-1794 gg. (Observations made during a Journey across the Southern Governorates of the Russian State in 1793-1794). Moscow: "Nauka" Publ. (in Russian).

21. 1986. Narodnye pesni i instrumental'nye naigryshi adygov. T. 3. Ch. 1 (Folk Songs and Instrumental Motifs of the jokes of the Adyghe. Vol. 3. Part 1). Nal'chik (in Russian).

22. Pletneva, S. A. 1963. In Rybakov, B. A. (ed.). Keramika i steklo drevnei Tmutarakani (Ceramics and Glass of Ancient Tmutarakan). Moscow: Academy of Sciences of the USSR, 5-72 (in Russian).

23. Pletn'ov, V. 2004. Bitova keramika viev Varna XV-XVIII vek (Household Ceramics of 15th -18th cc. in Varna). Varna: "Slavena" Publ. (in Russian).

24. Romanchuk, A. I., Sazanov, A. V., Sedikova, L. V. 1995. Amfory izkompleksov Vizantiiskogo Khersona (Amphoras from Byzantine Kherson Complexes). Ekaterinburg: Ural State University (in Russian).

25. Roslavtseva, L. I. 2003. In Kozlov, S. Ya., Chizhova, L. V. (eds.). Tiurkskie narody Kryma: Karaimy. Krymskie tatary. Krymschaki (Turkic Peoples of the Crimea: The Karaims. The Crimean Tatars. The Krymchaks) Moscow: "Nauka" Publ., 177-183 (in Russian).

26. Smirnov, V. D. 2005. Krymskoe khanstvo pod verkhovenstvom Otomanskoi Porty v 2-kh to-makh. T. I. Krymskoe khanstvo pod verkhovenstvom Otomanskoi Porty do nachala XVIII veka (Crimean Khanate under the Supremacy of the Ottoman Porte in 2 volumes. Vol. I. Crimean Khanate under the Supremacy of the Ottoman Porte before the 18th century). Moscow: "Rubezhi XXI" Publ. (in Russian).

27. Teslenko, I. B. 2012. In Maiko, V. V. (ed.). Drevniaia i srednevekovaia Tavrika (Ancient and Medieval Tauris). Series: Arkheologicheskii al'manakh (Archaeological almanac) 28. Donetsk: "Donbass" Publ., 225-246 (in Russian).

28. Teslenko, I. B. 2014. In Maiko, V. V. (ed.). Istoriia i arkheologiia Kryma (History and Archaeology of Crimea) I. Simferopol: "Biznes-Inform" Publ., 495-511, 541-560 (in Russian).

29. Teslenko, I. B., Lysenko, A. V. 2004. «O drevnostiakh Iuzhnogo berega i gor Tavricheskikh»: Sb. nauch. Trudov (po materialam konferentsii v chest' 210-letiia so dnia rozhdeniia Petra Ivanovicha Keppena) ("On the Antiquities of the Southern Coast and the Mountains of the Tauris" (based on the

Proceedings of the Conference commemorating the 210th Anniversary of Peter Ivanovich Keppen). Kiev: "Stilos" Publ., 260-296 (in Russian).

30. Tiesenhausen, V. G. 1884. Sbornik materialov, otnosiashchikhsia k istorii Zolotoi Ordy. T. 1. Izvlecheniia iz sochinenii arabskikh (Collected Works Related to the History of the Golden Horde. Vol. 1. Excerpts from Arab Writings). Saint Petersburg: Typography of the Imperial Academy of Sciences (in Russian).

31. Umerov, E. S. 2013. Administrativno-territorial'noi delenie Krymskogo khanstva: istorio-grafiia voprosa // Vchteniiapamiati U.Bodaninskogo: tez. dokl. i soobshcheniiMezhdunarodnoi nauch-noi konferentsii (Bakhchisarai, 23-27 oktiabria 2013 g.) 5th Readings in Memory of U. Bodaninsky: Abstracts and Reports of the International Scientific Conference (Bakhchisaray, October 23-27, 2013). Simferopol: "Antikva" Publ.,71-72 (in Russian).

32. Khapaev, V. V. 2016. Vizantiiskii Kherson na rubezhe tysiacheletii (vtoraia polovina Kh -pervaia polovina XI veka) (Byzantine Kherson at the Turn of the Millennia (second half of 10th — first half of 11th centuries). Simferopol: "N.Orianda" Publ. (in Russian).

33. Khartakhai, F. 1866. In VestnikEvropy (ВестникЕвропы) II. 182-239 (in Russian).

34. Chkhaidze, V. N. 2008. Tamatarkha. Rannesrednevekovyi gorod na Tamanskom poluostrove (Tamatarkha. Early Medieval Town on the Taman Peninsula). Moscow: "TAUS" Publ. (in Russian).

35. 1949. In Kratkie soobshcheniia Instituta istorii material'noi kul'tury (Brief Communications of the Institute for the History of Material Culture) XXX. Moscow: Academy of Sciences of the USSR, 56-66 (in Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

36. Iurgevich, V. N. 1889. In: Zapiski Odesskogo obshchestva istorii drevnostei (Notes of the Odessa Society of History of Antiquities) 16. Odessa, 21-45 (in Russian).

37. Jakobson, A. L. 1979. Keramika i keramicheskoe proizvodstvo srednevekovoi Tavriki (Ceramics and Ceramic Production of Medieval Taurica). Leningrad: "Nauka" Publ. (in Russian).

38. Hayes J.W. 1992. Princeton: The Princeton University Press & Collection, Vol. 2.

39. Sazanov, A. 1997. In La Ceramique Medievale en Mediterranee. Actes du VIe congress de I'AIECM2 (Aix-en-Provence, 1995). Aix-en-Provence; Narrations Ed., Aix. 87-102.

About the Author:

Myts Victor L. Candidate of Historical Sciences. State Hermitage. Dvortsovaya Naberezhnaya (Embankment), 34, Saint Petersburg, 190 000, Russian Federation; vic.mytz@yandex.ru

Статья поступила в номер 30.04.2018 г.