Научная статья на тему 'Русское библиологическое общество в Петрограде в первое послереволюционное пятилетие, 1917–1921 гг.'

Русское библиологическое общество в Петрограде в первое послереволюционное пятилетие, 1917–1921 гг. Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
608
148
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Русское библиологическое общество / русская библиография / история библиографии 1917–1921 гг. / библиология / высшее книговедческое образование / history of bibliography in 1917–1921 / Russian Bibliological society / Russian bibliography / Bibliology / bibliological higher education

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Михеева Галина Васильевна

Русское библиологическое общество, возникшее в Петербурге еще в 1899 г., продолжило свою деятельность в 1917–1921 гг. Среди важнейших его достижений в этот период были создание и деятельность Комиссии по описанию русских журналов XIX в. и участие в организации Книжной палаты. Продолжились научные поиски для дефиниции термина «библиология». Общество стояло у истоков Организации первых курсов книговедения в нашей стране, ставших основой высшего книговедческого образования.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Russian Bibliological Society in Petrograd in the fi rst fi ve years after October revolution, 1917–1921

Russian Bibliological society that emerged in Saint-Petersburg in 1899, continued its activities in 1917–1921. Among it’s most important achievements in this period were the establishment and activities of the Commission on the description of Russian magazines 19th century and participation in the organization of the Book Chamber. It continued scientifi c research for the defi nition of the term «Bibliology». The Society stood at the origins of the First Book Science courses in the country, became the basis of bibliological higher education.

Текст научной работы на тему «Русское библиологическое общество в Петрограде в первое послереволюционное пятилетие, 1917–1921 гг.»

УДК 01(091)(470)"1917/1921

Г. В. Михеева

Русское библиологическое общество в Петрограде в первое послереволюционное пятилетие, 1917-1921 гг.

Русское библиологическое общество, возникшее в Петербурге еще в 1899 г., продолжило свою деятельность в 1917-1921 гг. Среди важнейших его достижений в этот период были создание и деятельность Комиссии по описанию русских журналов XIX в. и участие в организации Книжной палаты. Продолжились научные поиски для дефиниции термина «библиология». Общество стояло у истоков Организации первых курсов книговедения в нашей стране, ставших основой высшего книговедческого образования.

Ключевые слова: Русское библиологическое общество, русская библиография, история библиографии 1917-1921 гг., библиология, высшее книговедческое образование

Galina V. Mikheeva

Russian Bibliological Society in Petrograd in the first five years after October revolution, 1917-1921

Russian Bibliological society that emerged in Saint-Petersburg in 1899, continued its activities in 1917-1921. Among it's most important achievements in this period were the establishment and activities of the Commission on the description of Russian magazines 19th century and participation in the organization of the Book Chamber. It continued scientific research for the definition of the term «Bibliology». The Society stood at the origins of the First Book Science courses in the country, became the basis of bibliological higher education.

Keywords: Russian Bibliological society, Russian bibliography, history of bibliography in 1917-1921, Bibliology, bibliological higher education

Оживление общественной жизни в стране, вызванное Февральской революцией, коснулось и существовавших в России библиографических обществ. Активно действовало существовавшее в Москве старейшее Русское библиографическое общество1.

В период 1917-1921 гг. продолжал функционировать и второй объединяющий библиографов научно-теоретический центр - Русское библиологическое общество, возникшее в Петербурге еще в 1899 г. В числе его организаторов были известные книговеды, литературоведы, историки, библиографы и библиофилы - А. М. Ловягин, Н. М. Лисовский, А. И. Браудо, В. И. Саитов, А. И. Малеин, С. А. Венгеров и др. Общество ставило своей целью «содействие объединению работающих по вопросам книговедения и теоретической выработке и практическому применению мер для облегчения обозрения всех родов литературных произведений, а также изучение книжного дела в его прошлом и на-стоящем»2. Понятие «библиология» толковалось в Обществе весьма противоречиво. Так А. М. Ловягин то противопоставлял «научную библиографию» (библиографоведение) «практической библиографии» (т. е. составлению каталогов, указателей, списков и т. д.), то отождествлял это понятие «с историей литера-

туры в обширнейшем смысле этого слова»3. Это приводило к тому, что библиографическая деятельность Общества была нечетко определена. Подобное нечеткое определение «библиологии» сохранилось в Обществе и в дальнейшем. Так, в отчетах за 1915-1916 гг. отмечалось, что научная деятельность Общества не ставилась в определенные рамки из тех соображений, «что еще не настало время для точного отграничения библиологии от других смежных дисциплин»4.

Характеризуя в целом деятельность Русского библиологического общества, И. Картавцов отмечал, что «в первый период деятельности об[щест]во поставило себе довольно широкие задачи, с[о] значительным уклоном в сторону истории литературы, несколько отвлекшим его от чисто библиологической работы. Об[щест]во принимало деятельное участие в разработке официальной системы регистрации произведений печати, существовавшей в России до революции. Оно издавало „Литературный вестник" (1901-[19]04), с 1908 [г.] до революции - „Доклады и отчеты", а затем (с 1922 г. - Г. М.) - „Библиографические листы"»5.

В составе Общества постоянно возникали и столь же быстро исчезали разнообразные секции (историко-литературная, филологическая, археологическая, историко-географическая).

23

Г. В. Михеева

Остановимся лишь на тех событиях и направлениях деятельности Общества, которые приходятся на первое послереволюционное пятилетие.

Одной из задач, которую Общество поставило себе еще в дореволюционный период, было «составление указателя к русским периодическим изданиям»6. Этим должно было заниматься Справочное бюро Общества, сотрудники которого давали письменные и устные справки по журналам членам Общества и другим лицам, расписывали периодические издания по определенным правилам7.

В 1917 г. инициативу организации коллективной работы по описанию всех журналов, газет, альманахов и сборников XIX в. взял на себя частный Петроградский историко-литературный кружок, в состав которого входили: А. Д. Александров, С. Д. Балухатый, В. В. Буш, Л. К. Ильинский, В. Н. Княжнин, В. Е. Евгеньев-Максимов, Ю. Г. Оксман, А. С. Поляков, В. С. Спиридонов, А. Г. Фомин и А. А. Шилов. «Душой» этого кружка был Поляков, и с легкой руки Ильинского он был назван «поляковским»8.

14 апреля 1917 г. в Русском библиологическом обществе члены этого кружка прочитали следующие доклады: Л. К. Ильинский - «Необходимость изучения и описания русских журналов», А. Г. Фомин - «Программа описания русских журналов», А. С. Поляков - «Программа исследования журналов», А. А. Шилов - «Из истории русской журналистики. Неосуществившийся библиографический журнал Мельгунова (1830 г.)»9. В результате обсуждения докладов была образована специальная комиссия по описанию русских журналов XIX в. В нее вошли все члены кружка, к которым присоединились и многие члены Русского библиологического общества. В итоге состав комиссии был таков: Л. К. Ильинский (председатель), А. А. Шилов (секретарь); члены Комиссии: А. Д. Александров, С. Д. Балухатый, Н. Г. Богданов, С. М. Бонди, В. В. Буш, Э. А. Вольтер, Е. В. Гогель, П. А. Горчинский, П. К. Замков, Е. Г. Кислицына, М. К. Клеман, В. А. Краснов, Н. М. Лисовский, А. И. Лященко, А. Г. Максимов, А. И. Малеин, И. М. Малышева, Ю. Г. Оксман, А. В. Паллизен, А. С. Поляков, В. С. Спиридонов, А. Г. Фомин, Н. В. Яковлев10. Как видим, состав комиссии был очень представительным, большинство из ее членов - настоящие или будущие известные литературоведы и библиографы, многие из которых вошли в число сотрудников вскоре созданной Книжной палаты, впоследствии работали в Научно-исследовательском институте книговедения.

С 6 мая 1917 г. комиссия приступила к работе. В течение года состоялось четыре ее заседания. В ходе заседаний был выработан план, уточнены объем и методы работы, после детального критического обсуждения принята инструкция для описания журналов, составленная по поручению комиссии Фоминым. Немаловажное значение имело и то, что ее сотрудниками был произведен учет всех работ по описанию журналов за первую четверть XIX в. Ощутимым результатом деятельности комиссии явилось издание в 1918 г. «Литературно-библиологического сборника»11. Он был опубликован по предложению Ильинского в целях ознакомления с деятельностью «поляковского» кружка научной общественности и провинциальных библиографов и привлечения их к участию в этой работе. В связи с этим во второй части сборника были помещены программные статьи комиссии: «К вопросу об описании русских журналов» Л. К. Ильинского12, «Программа описания русских журналов» А. Г. Фомина13, а также инструкция для проведения этих работ. Кроме того в сборнике были помещены статьи Б. Мод-залевского «К истории педагогической журналистики»14 и Л. К. Ильинского «Что такое „повременная печать"?»15, опубликованы протоколы заседания комиссии, список ее членов, перечень расписанных журналов первой четверти XIX в. и намеченных к описанию16.

Обреченность на неудачу этого начинания Русского библиологического общества отмечалась в рецензии У. Г. Иваска, который писал, что работа Комиссии «лишний раз рисует ту незавидную участь, на которую обречены у нас почти все начинания на коллективных началах», вызывая сомнение в том, «сделает ли Комиссия Русского библиологического общества хотя бы половинную долю того, что сделано усилиями одного А. Н. Неустроева в отношении повременных изданий и сборников XVIII столетия»17. Его сомнения оказались пророческими: деятельность Комиссии прекратилась с началом Гражданской войны и более не возобновлялась.

В 1917 г. вышел последний, четвертый выпуск новой серии «Докладов и отчетов» Общества, содержавший отчет о его деятельности за 1915-1916 г. и краткие сообщения о рефератах и докладах, прочитанных в те же годы18. Годом позже, в 1918 г., вышел последний выпуск «Библиологического сборника», редакторами которого были А. И. Лященко и В. Ф. Боцяновский19. Сборник выходил тематическими выпусками с 1915 г. и содержал материалы по истории библиографических организаций и библиотековедения в России, биобиблиографические очерки, освещающие

24

Вестник СПбГУКИ • № 3 (24) сентябрь • 2015

Русское библиологическое общество в Петрограде...

деятельность крупных отечественных исследователей книги XX в., отдельные статьи. Так, в вышедшем в 1918 г. сборнике были помещены очерки о видных книговедах и библиографах: К. Г. Залемане, К. И. Рубинском, А. М. Белове, А. Б. Ламбиной, А. И. Перщет-ском, Н. М. Петровском, А. В. Багрии, Н. А. Гаст-фрейде. Приведены также материалы по истории Библиотеки Академии наук. Обществом планировалось также с 1918 г. приступить к изданию серии «Деятели книги», отражавшей биографии и автобиографии известных книговедов и библиофилов. Готовился первый выпуск этой серии, посвященный А. М. Ловя-гину20, однако этот проект так и не был реализован.

Среди других проектов Общества - организация Института социальной библиографии, или Социально-библиографической академии. Это учреждение должно было заняться регистрацией всех важнейших социологических явлений21 (проект, далекий от книжного дела и библиографии). Социо-библиологический институт должен был выполнять «популяризацию социологических знаний, библиографизацию всех новых явлений в области изучения социальных наук, всех правительственных и важнейших общественных мероприятий в социальной жизни». Поэтому сотрудники института должны были «следить за текущей литературою и наносить на карточки сведения, входящие в вышеприведенные рубрики». Планировалось печатать «наиболее существенные из собранных... материалов, по которым можно судить о направлении, намечаемом социальной жизнью в России, о способах решения социальных вопросов в местном и общероссийском масштабе, о большей или меньшей интенсивности происходящей работы по пересозданию всего прежнего уклада социальной жизни»22. Русское библиологическое общество ходатайствовало перед Наркомпросом об ассигновании полмиллиона рублей на нужды Института23. И хотя просьба не была удовлетворена, 11 октября 1918 г. состоялось открытие этого «эфемерного» учреждения24, не имевшего ни средств, ни штатов, ни четкой программы своей деятельности. Институт просуществовал недолго (до марта 1919 г.) и оставил свой след в виде выпуска «Социо-библиологического вестника», по сути не имевшего отношения к библиографии25.

В 1916 г. Русским библиологическим обществом был разработан также проект учреждения Российского книжного фонда26, в котором бы собирались спасенные от гибели книги и документы многих частных книжных собраний в годы Первой мировой войны. Однако

Государственный книжный фонд в целях спасения книжных коллекций, пострадавших в годы Гражданской войны, впоследствии был создан в составе Книжной палаты в 1917 г. при этом использовался проект Общества.

В сложные послереволюционные годы, несмотря на отсутствие помещения и средств, Общество продолжало свою деятельность, и никак нельзя согласиться с М. В. Машковой, обвинившей его в свое время в «сознательном и нарочитом уклонении от современности и живых тем»27. Так члены Общества приняли активное участие в организации работы Книжной палаты28, в спасении архива Департамента полиции, в обсуждении и рецензировании всей выходившей в те годы книговедческой и библиографической литературы. Регулярно, раз в три недели проходили заседания Общества - то в Книжной палате, то в трудовой школе им. В. Г. Белинского и других школах. В 1918 г. на этих заседаниях были заслушаны доклады А. Ф. Кони, С. А. Венгерова и др. по вопросам литературы и библиографии. В 1919 г. одно из заседаний было посвящено 20-летнему юбилею Общества. В том же году А. Л. Бем познакомил слушателей с положением книжного дела на Украине, А. С. Поляков и В. С. Спиридонов выступали с докладами на историко-литературные темы29. Ряд заседаний был посвящен разного рода юбилейным датам писателей, поэтов, деятелей книги и библиографии (И. А. Гончарова, И. С. Тургенева, Н. А. Некрасова, И. И. Лажечникова, М. Н. Загоскина, В. Ф. Одоевского, П. Д. Боборыкина, А. И. Малеина, Ф. Д. Батюшкова, П. О. Морозова, С. А. Венгерова, Н. М. Лисовского и др.). В связи с юбилеем Ф. М. Достоевского в 1921 г. Общество даже выпустило однодневную газету «Достоевский: одноднев. газ. Рус. библиол. о-ва. 30 окт. 1821 - 30 окт. (12 нояб.) 1921» (Пг., 1921. 34 с.), содержащую воспоминания А. Ф. Кони и В. Н. Перетца, статьи В. С. Спиридонова, Л. К. Ильинского, А. И. Малеина, А. С. Долинина, В. В. Виноградова; библиографию о Достоевском за послереволюционные годы, составленную Г. В. Никольской. Критика отметила, что газета получилась «интересная и разноо-бразная»30.

Продолжались научные поиски для дефиниции термина «библиология», что нашло отражение в докладах А. М. Ловягина «Библиология как наука», А. С. Полякова «Книговедение как научная дисциплина и ее методы» (1920 г.) и М. Н. Куфаева «Проблемы философии книги» (1921 г.). Большое место на заседаниях Общества отводилось критико-библиографическим

25

Г. В. Михеева

обзорам литературы по самой разнообразной тематике. К числу несомненных заслуг Общества следует отнести и его ведущую роль в организации первых в стране курсов книговедения31.

В октябре 1919 г. Русское библиологическое общество совместно с Российской книжной палатой планировало организацию подобных краткосрочных курсов по книговедению32. В организационное бюро по устройству курсов вошли С. А. Венгеров, А. И. Мале-ин, Л. К. Ильинский, А. С. Поляков, А. Г. Фомин. Цель курсов - «дать общую теоретическую подготовку по книжному делу людям, желающим посвятить себя службе в библиотеках, книжных магазинах и в учреждениях, изучающих книгу...»33. В отличие от библиотечных курсов, где во главу угла ставилось библиотечное дело, библиотечные процессы, вопросы комплектования, обработки и хранения литературы, обслуживания читателей, на этих курсах главным было изучение книжного рынка, удовлетворение тематических запросов пользователей, поиск конкретной книги. Не были обойдены вниманием и «вопросы библиографической техники», под которыми понималась теория и практика библиотечной систематизации и библиографирования, т. е. составление библиографического описания. На курсах также, в соответствии с представлениями Н. М. Лисовского о книговедении34, были выделены три группы предметов: 1) по книгопроизводству; 2) по книгораспространению; 3) по библиографии. В курсах последней группы предполагалось знакомство с методологией и историей библиографии с существующими библиографическими трудами и справочными пособиями по разным отраслям. Занятия на курсах должны были проводиться в вечернее время три раза в неделю и были рассчитаны на полтора месяца.

Подготовка к занятиям на курсах, однако, растянулась, и в действительности они прошли с 9 мая по 1 июля 1920 г.35

Записались на курсы 264 человека, посещали занятия 90-106 человек в день. На курсах читались лекции по следующим вопросам и предметам:

Вступительные лекции: 1) С. А. Венгеров «О значении библиографии и задачах курсов по книговедению»; 2) С. Ф. Ольденбург «Культурное значение книги».

Книгопроизводство: 3) В. В. Буш «История рукописной книги»; 4) В. В. Буш «История книгопечатания»; 5) И. Д. Галактионов «Типографское дело»; 6) С. А. Венгеров «Издательское дело»; 7) А. Е. Кауфман «Газетное дело»; 8) М. Г. Флеер «Книжная иллюстрация».

Книгораспространение: а) Книжная торговля: 9) П. К. Симони «История русской книжной торговли»; 10) В. Б. Шкловский «Приемы и техника книжной торговли на Западе»; 11) Ю. П. Новицкий «Пути распространения книг в массах (книжные склады и магазины)».

б) Библиотековедение: 12) Н. А. Альме-динген «История библиотек»; 13) В. А. Зеленко «Методы библиотечной работы (библиотека и читатель)»; 14) Я. П. Гребенщиков «Техника библиотечного дела»; 15) А. О. Круглый «Библиотечная система классификации знаний»;

16) И. П. Мурзин «Оборудование библиотек».

Книгоописание (библиография):

17) А. Г. Фомин «Введение в библиографию и методология ее»; 18) А. Г. Фомин «История русской библиографии»; 19) А. И. Малеин «История иностранной библиографии»; 20) А. П. Поляков «Библиография русской повременной печати»; 21) А. С. Поляков «Библиография гуманитарных наук»; 22) Н. Э. Сум «Библиография естественных наук»; 23) А. С. Поляков «Библиография театра»; 24) В. С. Спиридонов «Библиография народной литературы»; 25) О. И. Капица «Библиография детской литературы»; 26) С. А. Переселен-ков «Библиография запрещенных изданий»; 27) А. А. Шилов «Библиография истории революционного движения»; 28) А. С. Поляков «Библиофильство и редкие книги»; 29) В. В. Буш «Обзор описаний рукописей».

30) А. Д. Александров «Статистика печати».

31) А. М. Ловягин «Библиология»36.

Кроме чтения лекций были устроены экскурсии в БАН и одну из массовых библиотек и в две типографии.

Успех этих краткосрочных курсов подал мысль организовать постоянные одногодичные курсы книговедения при Книжной палате37.

Таким образом были заложены основы преподавания в нашей стране одной из основных теоретических дисциплин в подготовке книжных и библиотечных работников.

Как видим, деятельность Русского библиологического общества в рассматриваемый период была активной и весьма плодотворной. Тем не менее следует признать, что в первое послереволюционное пятилетие в ней в основном преобладал историко-литературный уклон, что заслужило вполне справедливую критику со стороны московских библиографов: «Очевидно, библиология в Петрограде понимается как область литературоведения, и, к сожалению, ничто не может наших уважаемых соседей разубедить в ложности этого взгляда»38.

Неоднозначность взглядов на характер деятельности Общества бытовала и в среде самих петроградских библиологов, что неоднократно

26

Вестник СПбГУКИ • № 3 (24) сентябрь • 2015

Русское библиологическое общество в Петрограде...

приводило к горячим дискуссиям, особенно на отчетно-перевыборных заседаниях Общества39. Подобные обсуждения привели к тому, что 29 декабря 1921 г. была создана специальная комиссия в составе А. И. Малеина, А. М. Ловягина, А. С. Полякова и Л. К. Ильинского для подготовки нового устава Общества40 и определения дальнейшей программы его деятельности, которая с этих пор приобрела все более усиливавшийся книговедческий и библиографоведческий уклон41.

Деятельность Общества закончилась в январе 1931 г., когда «в целях концентрации усилий ленинградских книговедов» Ле-ноблоно принял решение о преобразовании Русского библиологического общества в библиологическую секцию Общества библиоте-коведения42.

Примечания

1 Подробно о деятельности Русского библиографического общества в этот период см.: Михеева Г. В. Деятельность Русского библиографического общества в 1917-1921 гг. // Вестн. СПбГУКИ. 2014. № 3 (20), сент. С. 61-67.

2 ЦГАЛИ СПб. Ф. 1001. Оп. 6. Ед. хр. 280. Л. 21.

3 Русское библиологическое общество // Библиол. сб. 1915. Т. 1, вып. 1. С. 11.

4 Русское библиологическое общество в 19151916 гг. // Доклады и отчеты, 1915-1916 гг. Пг., 1917. Вып. 4. С. 9.

5 Картавцов И. Библиографические общества // БСЭ. 1-е изд. 1930. Т. 6. С. 114. Деятельность Русского библиологического общества в дореволюционные годы подробно освещена в докладе К. И. Шафрановского на Первом Всероссийском библиографическом съезде в 1924 г. (Труды Первого Всероссийского библиографического съезда в Москве, 2-8 декабря 1924 г. М., 1926. С. 12-18) и классическом труде М. В. Машковой (История русской библиографии начала ХХ в., до октября 1917 г. М., 1969. С. 421-431). Послереволюционному периоду его бытования посвящены статьи Л. К. Ильинского (Русское библиологическое общество за годы революции // Библ. обозрение. 1926. Кн. 1. С. 147-156) и И. Ф. Мартынова (Русское библиологическое общество в годы советской власти, 1917-1931 гг. // Книга: исслед. и материалы. 1974. Сб. 29. С. 98-113).

6 Труды Первого Всероссийского библиографического съезда... С. 13.

7 Подробно об этом см.: Машкова М. В. Указ. соч. С. 423-424.

8 Везирова Л. А. Леонид Константинович Ильинский (1878-1934) // Совет. библиогр. 1977. № 6. С. 48. Долгое время единственным источником сведений об А. С. Полякове оставалась статья Л. К. Ильинского «Памяти А. С. Полякова» (Белинский В. Г. Пятидесятилетний дядюшка. Пг., 1923. С. 7-16). В 1992 г. автором настоящей статьи был опубликован биографический очерк, аккумулировавший

все доступные к тому времени и выявленные автором сведения об А. С. Полякове (Михеева Г. В. История русской библиографии, 1917-1921: текущая базисная библиогр. непериод. изд. СПб., 1992. С. 362-363). Позднее из печати вышли подготовленные М. Д. Эльзоном воспоминания

B. Н. Княжнина «Памяти А. С. Полякова» под заглавием «Неизвестные воспоминания об А. С. Полякове» (Историко-библиографические исследования. СПб., 1993. Вып. 3.

C. 92-101), воссоздающие колоритную личность Полякова - одну из примечательных фигур в истории русской библиографии первой четверти XX в. В этой публикации содержатся любопытные подробности о деятельности «поляковского» кружка.

9 Спиридонов В. С. К истории изучения русской журналистики // Инструкция для описания журналов / РАНИОН, НИИ сравнит. изучения лит. и яз. Запада и Востока при ЛГУ. Группа журналистики и критики. 2-е изд., доп. Л., 1928. С. 4.

10 Там же.

11 Литературно-библиологический сборник / под ред. Л. К. Ильинского. Пг., 1918. (Труды комиссии Русского библиологического общества по описанию журналов XIX в.; вып. 1).

12 Там же. С. 79-84.

13 Там же. С. 85-87.

14 Там же. С. 119-130.

15 Там же. С. 107-118.

16 Там же. С. 87-135.

17 Библиогр. изв. 1919. № 1/2. С. 60.

18 Доклады и отчеты: новая серия / Рус. библиол. о-во. СПб., 1917. Вып. 4.

19 Библиологический сборник: изд. Рус. библиол. о-ва. Пг., 1918. Т. 2, вып. 2: Биобиблиографические материалы, собранные Э. А. Вольтером.

20 Новая жизнь. 1918. 16 июня, № 115. С. 4; Библиогр. изв. 1918. № 3/4. С. 103.

21 РО ИРЛИ. Ф. 147. Оп. 1. Ед. хр. 25. Л. 47-48.

22 Социобиблиологический институт // Социобиблиол. вестн. 1919. № 1/3, янв.-март. С. 1.

23 ЦГА СПб. Ф. 2555. Оп. 1. Ед. хр. 163. Л. 3.

24 Петрогр. правда. 1919. 5 марта; Дела и дни. 1920. Кн. 1. С. 518.

25 О социобиблиологическом институте см. также: Леликова Н. К. Становление и развитие книговедческой и библиографической наук в России в XIX - первой трети XX в. СПб., 2004. С. 198.

26 Докладная записка о проекте учреждения Имперского книжного фонда // Доклады и отчеты, 1915-1916 гг. С. 17-20.

27 Машкова М. В. Указ. соч. С. 429.

28 Памятная записка по поводу законопроекта о печати // Доклады и отчеты, 1915-1916 гг. / Рус. библиол. о-во. Пг., 1917. С. 14-16.

29 Русское библиологическое общество // Бирюч петрогр. гос. театров. 1919. Июнь-авг. С. 162.

30 Жизнь. М., 1922. № 1. С. 203. Подп.: И. Н.

31 Подробнее об этих курсах см.: Михеева Г. В. Препо-

27

Г. В. Михеева

давание библиографии в первые послереволюционные годы, 1917-1921 гг. // Вестн. СПбГУКИ. 2013. № 2 (15), март. С. 28-29.

32 Русское библиологическое общество // Библиотечная энциклопедия. М., 2007. С. 910.

33 Курсы по книговедению // Вестн. лит. 1919. № 10. С. 5; Русское библиологическое общество // Бирюч петрогр. гос. театров. 1919. Июнь-авг. С. 163.

34 О теоретических взглядах Н. М. Лисовского подробно см.: Михеева Г. В. История русской библиографии, февраль 1917-1921 гг. СПб., 2012. Ч. 2. С. 446-447.

35 И. Ф. Мартынов ошибочно утверждает, что «занятия на курсах начались в январе 1920 г.» (Мартынов И. Ф. Русское библиологическое общество в годы советской власти, 1917-1931 гг. // Книга: исслед. и материалы. 1974. Сб. 29. С. 110).

36 ЦГАЛИ СПб. Ф. 306. Оп. 1. Ед. хр. 346. Л. 1 -2.

37 Книжная палата в первые годы советской власти,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1917-1920 гг.: материалы, хранящиеся в Ленингр. гос. арх. Окт. революции и социалист. строительства / публ. И. Ф. Мартынова // Совет. библиогр. 1967. № 3. С. 234.

38 Библиогр. изв. 1922. № 1/4. С. 45.

39 Подробнее об этом см.: Мартынов И. Ф. Указ. соч. С. 99-100.

40 Постановления о переработке устава Общества принимались и ранее. Так, еще в марте 1919 г. на заседании Совета Общества было постановлено «пересмотреть устав Общества и изменить его в целях большего соответствия задачам общества с требованиями современной жизни» (Вестн. просвещения. 1919. № 1/3. С. 80), однако это начинание так тогда ничем не кончилось.

41 Летопись Русского библиологического общества // Библиогр. листы / Рус. библиол. о-во. 1922. Л. 1. С. 25-27; Л. 2. С. 26-27; Л. 3. С. 26-26.

42 Мартынов И. Ф. Указ. соч. С. 100-113; РО ИРЛИ. Ф. 147. Оп. 1. Ед. хр. 25. Л. 51; Ед. хр. 105. Л. 75.

28

Вестник СПбГУКИ • № 3 (24) сентябрь • 2015

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.