Научная статья на тему '«Русский вопрос» в системе внешнеполитических отношений Монголии ХХ века'

«Русский вопрос» в системе внешнеполитических отношений Монголии ХХ века Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
265
42
Поделиться
Журнал
Власть
ВАК
Область наук
Ключевые слова
РУССКИЕ / МОНГОЛИЯ / СССР / ДИАСПОРА / ПОЛИТИКА

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Михалев Алексей Викторович

В представленном исследовании анализируется проблема влияния международной политической конъюнктуры на положение русской диаспоры в Монголии.The problem of influence the international political conjuncture to the Russian diaspora position in Mongolia is analyzed in the article.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Михалев Алексей Викторович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему ««Русский вопрос» в системе внешнеполитических отношений Монголии ХХ века»

Алексей МИХАЛЕВ

«РУССКИЙ ВОПРОС» В СИСТЕМЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ МОНГОЛИИ ХХ ВЕКА

В представленном исследовании анализируется проблема влияния международной политической конъюнктуры на положение русской диаспоры в Монголии.

The problem of the influence of the international political conjuncture to the Russian diaspora position in Mongolia is analyzed in the article.

Ключевые слова:

русские, Монголия, СССР, диаспора, политика; Russians, Mongolia, USSR, diaspora, policy.

Проблема влияния внешнеполитических факторов на жизнь русской диаспоры в Монголии XX в. особенно актуальна в рамках программы «Соотечественники». По сей день между -народный контекст политики в отношении русских диаспор XX в. остается практически не изученным, тогда как столетняя история одной из самых крупных русских колоний в Азии содержит в себе огромный социокультурный опыт адаптации людей к условиям постоянных изменений векторов геополитики в регионе.

МИХАЛЕВ Алексей Викторович — к.и.н., доцент Бурятского государственного университета, г. Улан-Удэ mihalew80@mail.ru

Особенности социального состава русской диаспоры в Монголии

Основная особенность изучаемой диаспоры состояла в том, что большинство ее представителей относились либо к крестьянам, либо к забайкальским казакам. В Монголии жили и русские коло -нисты дореволюционного периода (так называемые столыпинские поселенцы)1. В послереволюционный период миграция в Монголию носила преимущественно нелегальный характер. В 1920 -х гг. люди бежали в Монголию, спасаясь от голода, коллективизации, рас -казачивания и репрессий, в поисках работы (на угольные шахты Налайха). В 1921—1934 гг. в Монголию мигрируют и буряты. Позже была установлена четкая демаркационная линия между СССР и МНР. Граница перестает быть формальной, становится хорошо охраняемой, что сводит к нулю миграционный поток.

По оценке монгольского исследователя Н. Цэцэгмы, числен -ность русских в Монголии того периода составляла 10 000 чел.2 Опираясь на материалы воспоминаний и семейных историй, можно сделать вывод о том, что в среде этих людей было немало участни -ков Гражданской войны (со стороны Белого движения), т.е. людей, разыскиваемых советскими властями. Однако говорить о том, что русская община в Монголии полностью состояла из «антисовет -ских элементов», нельзя. Архивные материалы свидетельствуют о том, что в 1920 -х—1930 -х гг. для работы на монгольских предпри -ятиях советских концессий активно привлекались на доброволь ной основе советские специалисты. В 1920 х гг. Советский Союз расширяет спектр институтов присутствия в Монголии: помимо Коминтерна, начинает действовать представительство ВОКС

1 Усова Н.В. Постоянно проживающие в Монголии российские граждане внесли большой вклад в ее развитие // Русские в Монголии. — Улаанбаатар,

2009, с. 131.

2 Цэцэгма Т. Демографическая характеристика русской общины г. Улан-Батора // Русские в Монголии. — Улаанбаатар, 2009, с. 75.

(Всесоюзное общество культурной связи с заграницей). Все эти люди вступали во вза -имодействие друг с другом и с представи телями сообщества вынужденных мигран тов. Отношения между этими группами русскоязычного населения часто несли конфликтный потенциал.

Все это формировало негативный образ русской диаспоры в Монголии, кото -рая плохо вписывалась в идеологические проекты ВКП(б) и МНРП. Однако в итоге она была движущей силой модер низационных процессов в МНР. Русские рабочие трудились на большинстве пред приятий Монголии, строили фабрики, развивали инфраструктуру. Русские кре -стьяне основали один из первых госхозов миллионеров. При этом абсолютное большинство среди русской диаспоры на уровне государства считалось антисовет скими элементами.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Японский фактор (1930-е гг.)

Этот период в истории русской диаспоры связан с политическими репрессиями. Волна репрессий прошла по значитель ной части русских деревень. Основным мифом, легитимировавшим этот террор, был «заговор семеновцев». Семеновцами после Гражданской войны стали называть практически всех представителей белоказачьего движения Забайкалья. Сам атаман Г.М. Семенов скрывался на территории Манчжурии вместе с остатками своих отря -дов и в эмиграции активно сотрудничал с японцами. В 1945 г. он был экстрадирован в СССР и казнен. Как свидетельствуют материалы воспоминаний1, до середины 1920 х гг. на территории Монголии распо лагались базы различных антисоветских повстанческих отрядов. Многие из участ -ников этих формирований осели в МНР и впоследствии были ликвидированы совет скими и монгольскими спецслужбами. Однако контактов с Г.М. Семеновым и японцами большинство из них не имели и существовали автономно.

В конце 1930 х гг. репрессии против бурят и русских в Монголии не имели серьезных геополитических оснований. Они носили сугубо превентивный харак тер и были спровоцированы тем, что с 1932 по 1938 гг. на территории Манчжурии японцы стали формировать военные под

1 Шестаков В. Души их во благих водворятся и память их в роде и род // Православная Бурятия, 2011, № 24(247), с. 6-7.

разделения из русских эмигрантов, в боль -шинстве своем забайкальских казаков, старообрядцев и представителей других социальных групп, активно сопротив-лявшихся установлению советской вла -сти. Наибольшую известность получила бригада Асано, сформированная из эми -грантской молодежи и опытных военных, прошедших Гражданскую войну2. В 1939 г. это подразделение нанесло своими дивер сионными действиями существенный урон советско монгольским войскам на Халхин - Голе. Все это склоняет нас к гипо -тезе о том, что репрессии против русских колонистов в Монголии проводились с целью предупредить их возможное высту пление в тылу в случае войны с Японией и Манчжоу го.

В это же время большую часть рус -ских колонистов переселяют из пригра -ничных с СССР аймаков Монголии в Центральный аймак под предлогом рас ширения границ земледелия в связи с коллективизацией. С этого времени боль шая часть русского населения Монголии состоит в государственных хозяйствах (госхозах). Как правило, они, находясь за пределами Родины, не имели паспортов, и госхозы с их учетной системой явля -лись основным инструментом контроля за этой группой населения.

Китайский фактор (1960-е—1970-е гг.)

После разгрома Японии во Второй миро -вой войне и создания КНР в 1949 г. русские эмигранты, жившие в Манчжоу- го, были репрессированы и либо эмигрировали в Южную Америку, либо остались жить на китайской территории. Последние адап -тировались к условиям нового политиче -ского режима в Китае, их потомки живут в этой стране по сей день3. В 1960 - х гг. советско китайские отношения обостри лись. В этом противостоянии мы выде лим два этапа, разграничивающих период почти пятнадцатилетней вражды. Первый связан с событиями на о. Даманский в 1969 г. и прямым советско китайским во

2 Ямпольский В.П. Русские эмигранты на службе Квантунской армии // Военно-исторический журнал, 1997, № 5, с. 60-61.

3 Пешков И.О. Граница на замке постсоветской памяти. Мифологизация фронтирных сообществ на примере русских Трехречья // Миграции и диаспоры в социокультурном, политическом и экономическом пространстве Сибири. Рубежи Х1Х-ХХ и ХХ-ХХ1 веков. - Иркутск : Оттиск,

2010, с. 601-616.

оруженным конфликтом. Второй был обусловлен китайско вьетнамской вой ной 1979 г., в которой СССР открыто под -держивал Вьетнам. Все это определило стратегическое значение Монголии как геополитического буфера между СССР и КНР. На ее территории с середины 1960 х гг. была сосредоточена огром ная группировка Советской армии. Так, Е.И. Лиштованный отмечает: «Китай создавал серьезную напряженность на границах с Монголией. Только за деся тилетие, с 1969 по 1978 гг., китайской стороной в непосредственной близости от монгольских границ более 250 раз проводились военные учения. За этот период Китаем на приграничной терри тории с Монголией было произведено 87 тыс. взрывов, китайские военные более 400 раз нарушали границу с целью сбора разведывательных данных, а также открывали огонь по стадам»1. Положение русских эмигрантов в Монголии серьезно осложнилось. Дело в том, что на протяже -нии 1930-х-1940-х гг. происходил процесс метисации русских, живших в Монголии, с китайцами. Последние были активными участниками торговли с Российской империей, поэтому многие владели рус ским языком, имели русские имена, были крещеными2. В ходе этих смешанных бра ков образовался особый фенотип русского креольского населения Монголии, полу чивший бытовое название «местнорус ские». Кроме того, до конца 1950 х гг. МНР активно привлекала китайскую рабочую силу в сферу строительства. Значительная часть мелкорозничной торговли и услуг в г. Улан - Баторе была представлена китай -скими магазинами, цирюльнями и лавоч ками. После того как в начале 1960 - х гг. руководство Монголии вытеснило их из страны, под пристальное внимание совет ских и монгольских спецслужб попали метисы, номинально считавшие себя рус скими.

В условиях осложнившейся между -народной обстановки местнорусские Монголии постоянно подвергались соци альной эксклюзии и рассматривались как потенциальная «пятая колонна». Их (за

1 Лиштованный Е.И. От великой империи к

демократии: очерки политической истории

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Монголии. - Иркутск: Изд-во ИГУ, 2007, с. 36.

2 Маслов А.И. История образования российской диаспоры в Монголии // Русские в Монголии. -Улаанбаатар, 2009,с.67.

небольшим исключением) не принимали в КПСС, комсомол и другие советские организации, открывавшие доступ к вер тикальной мобильности. Права и статус советских граждан, равно как и обще гражданские загранпаспорта СССР, им были предоставлены лишь в 1979 г. Нужно оговориться, что и основной массе совет ских колхозников паспорта были выданы примерно в то же время. К концу 1970 - х гг. многие представители русской диаспоры в Монголии были пенсионерами, немало было и ветеранов Великой Отечественной войны, однако правами и льготами, положенными этой категории граждан Советского Союза, они пользоваться не могли. Не будучи допущенными к работе на стратегических объектах МНР, мест -норусские были лишены возможности престижного потребления. После распада СССР значительное число местнорусских Монголии под давлением различных фак торов (экономических, этнических, соци альных) покинуло эту страну - числен ность русской диаспоры в стране сократи лась почти в 10 раз.

Фактор русского мира в XXI в.

В первом десятилетии XXI в. начался процесс возвращения России на «Большой Восток»3, связанный с восстановлением ее присутствия в азиатской сфере влия -ния бывшего СССР. Все это тесно пере -плетается с государственной политикой поддержки русской диаспоры, русского языка и русской культуры, получившей название политики конструирования рус ского мира. По мнению академика РАН В.А. Тишкова, «русский мир - это транс -государственное и трансконтинентальное сообщество, которое объединено своей причастностью к определенному государству [России] и своей лояльностью к его культуре»4. Начиная с нулевых годов, фонд «Русский мир» выделяет гранты, направленные на поддержку соотече -ственников за рубежом, в т.ч. и диаспоры в Монголии. Местнорусские Монголии оказались в центре внимания СМИ и политиков. Разворачивается массовая информационная, социальная и правовая поддержка ветеранов русской диаспоры и

3 Лузянин С.Г. Восточная политика Владимира Путина. Возвращение России на «Большой Восток» (2004-2008 гг.). - М. : АСТ, 2007.

4 Тишков В.А. Русский мир: смыслы и стратегии //www.etnograf.ru/node/92

ветеранов Великой Отечественной войны, живущих в Улан - Баторе. После визита в 2000 г. В.В. Путина в Монголию русским, постоянно проживающим на территории этой страны, было разрешено приобретать в частную собственность жилье.

Начало XXI в. характеризуется восста -новлением прихода Русской православ -ной церкви в Улан - Баторе, которая играет большую роль в поддержании русской идентичности в инокультурной среде. На базе Свято -Троицкого прихода открылась воскресная школа. В ней основам право -славия обучаются как русские, так и мон голы.

По данным на 2000 г., число русских, постоянно проживающих в Монголии (местнорусских), составляет 1 400 чел.1 Все представители данной группы имеют гражданство РФ, право постоянного проживания в Монголии, а также юри дические основания для приобретения частной собственности в этой стране. На территории Монголии ведут активную деятельность российские национально культурные центры: Общество российских граждан в Монголии, Ассоциация рос -сийских соотечественников, Российский центр науки и культуры. Большое значение имеет создание в 2008 г. Россотрудничества (Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубе жом и по международному гуманитарному сотрудничеству): было открыто представи тельство Россотрудничества в Монголии, работающее на базе Российского центра науки и культуры. Современная политика в отношении соотечественников в этой стране институционально представлена достаточно хорошо, однако число пред ставителей русской диаспоры в Монголии с каждым годом уменьшается. Причины не только в естественной убыли, но и в мас штабном возвращении в страну исхода, в

1 Цэцэгма Т. Указ.соч., с. 75—84.

Россию, где уровень жизни значительно выше, чем в принимающем государстве.

Уникальность изучаемой ситуации заключается в том, что на протяжении почти 100 лет она зависит от геополитиче ских процессов в регионе. Политическое противостояние или вектор стратеги -ческого партнерства в равной степени определяют положение людей, в силу разных причин оказавшихся за преде лами Родины. Благоприятная политиче ская конъюнктура начала XXI в., связан -ная с возвращением России на «Большой Восток», побудила значительное число исследователей и политических деятелей обратить внимание на проблему русских в Монголии. Сегодня мы имеем возмож ность наблюдать формирование в России нового политического мышления, сфор -мированного дискурсом о «русском мире». Оно начинает влиять на дизайн государст венной политики в отношении соотече ственников, русского языка и русской культуры за рубежом. При этом русский мир как некая социокультурная реаль -ность в Монголии уже практически исчез, прежде всего под влиянием постсовет ских/постсоциалистических трансформа -ций. Современная диаспоральная поли тика в первую очередь связана с памятью об этом явлении.

Важно и то, как она структурируется и преподносится обществу. Аспект секью ритизации проблемы во властном дис курсе чаще всего оказывается упущен ным. В то же время акцент на данном фак торе кажется нам весьма перспективным, поскольку позволяет понять причины и контексты событий, определявших судьбу русской диаспоры как в Монголии, так и в Северо Восточной Азии в целом.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФв рамках научно-исследовательского проекта РГНФ («Большая игра» в современной Внутренней Азии: проблемы нестабильности и безопасности в регионе»), проект № 12-03-00007а.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.