Научная статья на тему 'Русская народная сказка как отражение духовной культуры нации'

Русская народная сказка как отражение духовной культуры нации Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
3576
416
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВОЛШЕБНАЯ СКАЗКА / ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА / ЭТНИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА / ФОЛЬКЛОРНАЯ ТРАДИЦИЯ / ПОЭТИКА СКАЗКИ / КАРТИНА РУССКОГО БЫТА / ГЕРОИЧЕСКИЙ ОБРАЗ РУССКОГО БОГАТЫРЯ / УСТАРЕВШИЕ СЛОВА / ЭПИТЕТЫ / A FAIRY TALE / SPIRITUAL CULTURE / ETHNIC CULTURE / FOLK TRADITION / THE POETICS OF FAIRY TALES / PICTURE OF RUSSIAN LIFE / THE HEROIC IMAGE OF THE RUSSIAN HERO / OBSOLETE WORDS / EPITHETS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Брейгер Ю. М.

В работе говорится об особенностях передачи духовной культуры и быта народа в русских волшебных сказках. Описаны различные выразительные средства, создающие образы сказочных героев, русской природы, быта русского народа.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

RUSSIAN FOLK TALE AS A REFLECTION OF SPIRITUAL CULTURE OF THE NATION

The paper refers to the transmission characteristics of spiritual culture and life of people in the Russian fairy tales. We describe the various means of expression, creating images of fabulous heroes, of Russian nature, of life of the Russian people.

Текст научной работы на тему «Русская народная сказка как отражение духовной культуры нации»

интеграцию трех моделей - социальной, психологической и лин-гво-прагматической. Каждый тип коммуникативных умений сопрягается с одной из них: к структуре социальной модели относятся правила человеческого взаимодействия, обеспечивающие связи внутри социальной системы; психологическая модель строится на основе регулирующей роли психологического контекста взаимоотношений субъектов коммуникации в каждой конкретной коммуникативной ситуации; лингво-прагматическая модель включает нормативный, коммуникативный и этический аспекты речевой культуры.

Формирование коммуникативной компетентности студентов направления «Педагогическое образование» целесообразно осуществлять через систему дисциплин по выбору, каждая из которых соответствует одному из аспектов общения - коммуни-

кативному, перцептивному, интерактивному. Содержание каждой дисциплины должно разрабатываться, во-первых, с учетом ин-тегративности речевой коммуникации, во-вторых, с учетом выявленных коммуникативных «лакун» обучающихся. Это позволит вооружить студентов компетенциями в трех областях: в профессиональной культуре речи они овладеют фундаментальными знаниями в конкретной профессиональной сфере, умениями вести профессиональный диалог и управлять им; в коммуникативной культуре - усовершенствуют речевую культуру, культуру мышления, эмоциональную культуру; в коммуникативном поведении - овладеют паралингвистическими средствами общения. Овладение коммуникативной компетентностью создаст будущему педагогу условия для успешной карьеры, позволит стать конкурентоспособной личностью в лингвоактивной профессии.

Библиографический список

1. Федеральный государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования по направлению подготовки 050100 Педагогическое образование [Э/р]. - Р/д: httpV/минобрнауки.рф.

2. Гойхман, О.Я. Речевая коммуникация: учебник / О.Я. Гойхман, Т.М. Надеина. - М., 2008.

3. Караулов, Ю.Н. Русский язык и языковая личность. - М., 2010.

4. Пивонова, Н.Е. Языковая личность и проблема коммуникативной компетентности // Речевые и письменные коммуникации: учебнометодическое пособие. - СПб., 2005.

5. Селевко, Г.К. Энциклопедия образовательных технологий: в 2-х т. - М., 2006. - Т.1.

6. Хачатурян, Н.Н. Особенности коммуникативной компетентности студентов различных специальностей / Н.Н. Хачатурян, К.Н. Кошко [Э/р]. - Р/д: de.dstu.edu.ru.

7. Чурсина, А.Д. Формирование коммуникативно-познавательных умений у студентов средствами новых информационных технологий: автореф. дис. ... канд. пед. наук. - Челябинск, 2002.

8. Костромин, С. Коммуникативная компетентность педагога как фактор успешности его диагностической деятельности // Психологическая наука и образование. - 2007. - №3.

9. Морева, Н.А. Тренинг педагогического общения: учеб. пособие. - М., 2003.

10. Андреева, Г.М. Социальная психология: учебник. - М.,1994.

11. Тищенко, В.А. Классификация коммуникативных умений студентов [Э/р]. - Р/д: http://www.zpu-joumal.ru/zpu/e-publications/2007

12. Савичев, С.С. Проблема развития коммуникативной компетентности студентов высшей школы // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. — 2010. - № 5. - Т. 12.

Bibliography

1. Federaljnihyj gosudarstvennihyj obrazovateljnihyj standart vihsshego professionaljnogo obrazovaniya po napravleniyu podgotovki 050100 Pedagogicheskoe obrazovanie [Eh/r]. - R/d: http://minobrnauki.rf.

2. Goyjkhman, O.Ya. Rechevaya kommunikaciya: uchebnik / O.Ya. Goyjkhman, T.M. Nadeina. - M., 2008.

3. Karaulov, Yu.N. Russkiyj yazihk i yazihkovaya lichnostj. - M., 2010.

4. Pivonova, N.E. Yazihkovaya lichnostj i problema kommunikativnoyj kompetentnosti // Rechevihe i pisjmennihe kommunikacii: uchebno-metodicheskoe posobie. - SPb., 2005.

5. Selevko, G.K. Ehnciklopediya obrazovateljnihkh tekhnologiyj: v 2-kh t. - M., 2006. - T.1.

6. Khachaturyan, N.N. Osobennosti kommunikativnoyj kompetentnosti studentov razlichnihkh specialjnosteyj / N.N. Khachaturyan, K.N. Koshko [Eh/r]. - R/d: de.dstu.edu.ru.

7. Chursina, A.D. Formirovanie kommunikativno-poznavateljnihkh umeniyj u studentov sredstvami novihkh informacionnihkh tekhnologiyj: avtoref. dis. ... kand. ped. nauk. - Chelyabinsk, 2002.

8. Kostromin, S. Kommunikativnaya kompetentnostj pedagoga kak faktor uspeshnosti ego diagnosticheskoyj deyateljnosti // Psikhologicheskaya nauka i obrazovanie. - 2007. - №3.

9. Moreva, N.A. Trening pedagogicheskogo obtheniya: ucheb. posobie. - M., 2003.

10. Andreeva, G.M. Socialjnaya psikhologiya: uchebnik. - M.,1994.

11. Tithenko, V.A. Klassifikaciya kommunikativnihkh umeniyj studentov [Eh/r]. - R/d: http://www.zpu-journal.ru/zpu/e-publications/2007

12. Savichev, S.S. Problema razvitiya kommunikativnoyj kompetentnosti studentov vihssheyj shkolih // Izvestiya Samarskogo nauchnogo centra Rossiyjskoyj akademii nauk. — 2010. - № 5. - T. 12.

Статья поступила в редакцию 04.06.12

УДК 821.161.1' 0.09 Breyger J.M. RUSSIAN FOLK TALE AS A REFLECTION OF SPIRITUAL CULTURE OF THE NATION. The paper refers to the transmission characteristics of spiritual culture and life of people in the Russian fairy tales. We describe the various means of expression, creating images of fabulous heroes, of Russian nature, of life of the Russian people.

Key words: a fairy tale, spiritual culture, ethnic culture, folk tradition, the poetics of fairy tales, picture of Russian life, the heroic image of the Russian hero, obsolete words, epithets.

Ю.М. Брейгер, соискатель ВолГУ, г. Волгоград, E-mail: julia.breyger@mail.ru

РУССКАЯ НАРОДНАЯ СКАЗКА КАК ОТРАЖЕНИЕ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ НАЦИИ

В работе говорится об особенностях передачи духовной культуры и быта народа в русских волшебных сказках. Описаны различные выразительные средства, создающие образы сказочных героев, русской природы, быта русского народа.

Ключевые слова: волшебная сказка, духовная культура, этническая культура, фольклорная традиция, поэтика сказки, картина русского быта, героический образ русского богатыря, устаревшие слова, эпитеты.

На основе проведенных исследований нами выявлены фольклорные особенности русских сказок на лексическом и синтаксическом уровнях, выделены лексико-семантические средства, с помощью которых в сказочном дискурсе создается колорит древней Руси, раскрывается внутренний мир народной сказки во всем богатстве его значений.

Фольклорная сказка передает не только героические народные образы и сюжеты, но и духовную культуру нации. Представление русского народа об окружающем мире, события, связанные с историей Руси, находят свое отражение в русском фольклоре и, в частности, в волшебных сказках. В сказке открывается мир наших предков во всех его особенностях (быт, традиционные занятия и ремесла, народные праздники и обряды). Б.А. Рыбаков отмечает, что «Религиозная сущность обрядов-игр давно уже выветрилась, символическое звучание орнамента забылось, волшебные (т.е. созданные волхвами-волшебниками) сказки утратили свой мифологический смысл, но даже бессознательно повторяемые потомками формы архаичного языческого творчества представляют огромный интерес, во-первых, как яркий компонент позднейшей (Х1Х-ХХ вв.) крестьянской культуры, а во-вторых, как неоценимая сокровищница сведений о многотысячелетнем пути познания мира нашими отдаленными предками» [1, с. 782].

Духовная культура и быт русского народа выражается в сказках с помощью разных художественных средств, что нашло отражение в своеобразии русской фольклорной традиции. Рассмотрим, прежде всего, особенности структурной организации русского сказочного текста. На синтактико-стилистическом уровне характерно употребление устоявшихся традиционных зачинов, которые сразу же настраивают слушателя на сказочный лад, сосредотачивают его внимание, например: жили - были, в некотором царстве, в некотором государстве, и другие. Традиционные концовки подводят итог повествованию, повествуют о «воцарении» положительного героя и наказании вредителя: «Тут царь разгневался, приказал воеводу плетьми прогнать, а Ивана обвенчал с Марьей-красой - долгой косой тем же вечером». Наиболее распространенные виды награды, которые получает главный герой - это женитьба на царевне и получение богатства (царства, наследства), что также находит отражение в концовке: «Тут царь узнал всю правду истинную, приказал генерала казнить, Марью-царевну выдал за Семена-малого юныша и сделал своим наследником». Наградой может быть и преображение героя, как в сказке «Сивка-бурка», где Ивануш-ка-дурачок за свою скромность, ловкость, силу и сноровку получает в жены Елену Прекрасную и преображается внешне: «Умыли Иванушку, причесали, одели, и стал он не Иванушкой-ду-рачком, а молодец-молодцом, прямо и не узнаешь!». Для концовок характерны фольклорные сказочные формулы: «И стали они жить-поживать, добра наживать», «И я там был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало», «Стали они жить-поживать да горя не знать», «И устроили они пир на весь мир», «Тем и сказке конец...», « ...тем и сказка кончается», «Тут и сказке конец, а кто слушал - молодец», «Веселым пирком да за свадебку». Иногда сказочник дает свою оценку повествованию, выражая свое отношение к героям: «Знамо Господь покарал за великую жадность!».

Следует отметить большое количество слов с уменьшительно-ласкательным значением: дитятко, Фролушка, рады-раде-хоньки, лебедушка, ребятушки, матушка, батюшка, мамушки и нянюшки, Морозушко, лапушка; лексики, традиционно описывающей красоту природы; трава-мурава, заповедные луга. Для сказочного дискурса характерны также старинные формы приветствий: «Многодетно здравствуй, государь!», «Исполать вам, добрые молодцы!» (Исполать - Хвала, слава).

Образность и красочность народной речи передается в русских сказках поговорками, небылицами, присказками: «Земля слухом полнится», «Двум смертям не бывать, а одной не миновать», «Куда иголочка, туда и ниточка», «Утро вечера мудренее», «Тебе не видать Марьи Моревны как ушей своих», «Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается», «Ни в сказке сказать, ни пером описать».

К фольклорным особенностям русских народных сказок мы отнесли и характерный для них вид повтора - удвоение понятий (тавтология), например, в зачине сказки: Жил-был, Жил да был, Жили-были, Жила-была, В некотором царстве, в некотором государстве; Живало-бывало, В царстве-государстве, Не в каком царстве, не в каком государстве. Удвоение понятия используется не только для активизации внимания, но и для эмоционального воздействия. Мы выделили следующие функции таких повторов на основе удвоения понятий: передача устояв-

шихся сказочных зачинов; описание действия: поплакал-попла-кал, потужил-погоревал, спать-почивать, жить-поживать, живет-величается, разболелась-расхворалась, грыз-грыз, су-дят-рядят, придумывают-пригадывают, были-побывали, вида-ли-повидали, целовать-обнимать, заплакал-запечалился, езди-ли-ездили, спит-лежит богатырь, звать-величать, бились-ратились; описание психологического состояния: тоска-печаль, печаль-кручина, один-одинешенек, горько-горько, рады-раде-хоньки, беда-напасть, беда-невзгода; описание исторических и этнических реалий: плита-камень, батюшка-царь; передача архаических наименований: рать-сила, мед-пиво, пир-столованье, бились-ратились, дань-окуп; описание природы: пни-колоды, мхи-болота, трава-мурава; усиление характеристики образа, процесса, качества: служить верой-правдой, путь-дорога, дорога прямохожая-прямоезжая, огонь-жар, любо-дорого, ждет поры-времени, жив-здоров, вкривь да вкось, скорым-скоро, судьба-доля, роду-племени, беда-невзгода.

Для характеристики сказочных персонажей используются постоянные эпитеты, восходящие к фольклорной традиции: красная девица, добрый молодец; сильный, могучий царь, бедная молодица, пригожая вдовица, прекрасная княжна, убогий старик, Иванушка-дурачок и др.

Следует отметить также общую приподнятость сказочной речи в русских сказках. В этой связи, по мнению В.П. Аникина, есть основание для вывода о стилевой структуре волшебных сказок как романтических историй: «Их рассказчики предстают перед нами как увлеченные необычным вымыслом повествования. Передача волшебного мира сочетается с яркими бытовыми картинами: от этого сочетания вымысел обретает бытовую достоверность, а бытовая правда рассказа проникается элементами чуда» [2, с. 161].

Передача своеобразия народного быта и духовной культуры прослеживается по следующим направлениям:

- в устаревших словах [3], например: бабушка-задворенка (от «задворный» - находящийся за двором, позади двора. Зад-ворный человек - дворовой, живший на барском задворке), на-едки (закуски, лакомства), вырыскнул (выскочил), гости (купцы), дань-окуп (окуп = выкуп), девка-чернавка (служанка, выполнявшая черную работу), девушка-покоевка (служанка, в обязанности которой входили уборка покоя - комнаты и прислуживание госпоже), зверь прыскучий (быстрый, стремительный); кабацкая теребень (постоянный посетитель кабака, завсегдатай), кармазинное (ярко-красное) сукно; нанести чести великую поруху (осрамить, опозорить), поленица (в русском былевом эпосе - богатырь (мужчина или женщина), росстани (развилье, распутье где дорога расходится надвое или более) и др.

- в традиционных фольклорных формулах: за тридевять земель, в тридесятом царстве; на море-океане, на острове Буяне; пир на весь мир; за темные леса, высокие горы; молочная река, кисельные берега; веселым пирком да за свадебку; расти не по дням, а по часам; долго ли, коротко ли, близко ли, далеко ли;

- в разговорной и диалектной лексике: напрочь (совсем, окончательно), тужить (горевать, тосковать, скорбеть, печалиться), чаять (думать, полагать, надеяться, ожидать, предполагать), зардеться (вспыхнуть румянцем, покраснеть): «Спрашивает он: - Какая у вас беда-невзгода? О чем весь народ тужит?». «Подъехал к ней Лазарь Лазаревич: - Здравствуй, девица-душа!»;

- в наименованиях сказочных существ (и предметов): Жар-птица, Баба-яга - костяная нога; Сивка-бурка, вещий каурка; избушка на курьих ножках, Идолище семиглавый, Змей-Горы-ныч, Кощей Бессмертный, Чудо-юдо, поганое чудище;

- в традиционных именах сказочных героев и злодеев: Елена Премудрая, Иван-царевич, Василиса Премудрая;

- в описании дома, интерьера: расписные палаты, каменный дворец с золотой крышей, палаты белокаменные; столы дубовые, скатерти бранные; скатерти узорчатые, барский дом, горница, боярский терем, русская печь, изба, русская банька, заваленка, чулан.

- в описании национальной одежды и национальной кухни: красный кафтан, соболья шуба, сарафаны пестрые, напитки медовые, хлеб-соль, каравай, лапти;

- в описании русского национального героя, его боевых доспехов и действий: буйна голова, писаный красавец, добрый молодец, богатырские доспехи, боевая палица, дубины тяжелые, добрый конь богатырский, мечи булатные, меч-кладенец, сбруя ратная, смертный бой, пудовая палица; калена стрела, копье долгомерное;

- в описании национальных занятий и обычаев: колоть дро-

ва, топить русскую печь, ходить за водой к реке (к колодцу), поить-кормить скот, дрова и воду в избу носить, мести избу, купаться в русской бане.

Исторический колорит древней Руси передается с помощью многих лексических и лексико-синтаксических средств. Изобразительные средства, употребляемые в русских волшебных сказках, создают выразительную картину быта русского народа и героических подвигов русских богатырей. Яркие эпитеты используются сказочниками для передачи героизма главных героев, их богатырской силы, стремления к справедливости. Являясь символом героизма и справедливости, богатырь в сказках часто обладает гиперболизированными характеристиками, что передается многочисленными эпитетами и сравнениями. Так, молодой богатырь Еруслан рос не по дням, а по часам, будто тесто на опаре подымался, а его отец, Еруслан Лазаревич, был настолько силен, что обычный конь не мог его выдержать: «А вот коня по мне у нас в конюшне не нашлось. Всех до одного испытал. Выведут конюхи какого, брошу на холку руку - сразу на колени упадет». Герой так описывает битву с врагом: Стал я их бить, как траву косить. Характерна внешность героя-бо-гатыря: «а сила у него была непомерная», «могучие плечи», «плечо богатырское».

Благодаря присутствию эпитетов в народной волшебной сказке создаются яркие, запоминающиеся сказочные образы не только положительных главных героев, но и антагонистов, в том числе враждебных волшебных чудовищ. Главный герой побеждает трехглавого морского змея, у которого все три пасти разинуты, зубы оскалены, шестеро глаз злобой горят.

Героический образ богатыря создается не только описанием его внешнего вида и его битвы с врагом, но и его боевых доспехов, его коня. Как правило, конь у богатыря - волшебный, добрый конь богатырский. У Еруслана Лазаревича он даже носит имя «Орош Вещий». Типична лексика, номинирующая доспехи русских богатырей: доспехи ратные, боевая палица, меч острый, мечи булатный, меч-кладенец, сбруя ратная, палица; копье долгомерное, шлем. Бой, который ведет герой -смертный.

Средства художественной изобразительности являются основой для создания и других сказочных образов. В русских сказках мы встречаем многочисленные описания женской красоты, для этого используются эпитеты, образные сравнения и другие приемы. Женская красота вызывает восхищение и уважение, отсюда и обращение к девушке: девица-душа, девица-красавица; в сказках ее называют красной девицей-душой, глаза у нее с поволокою, брови черные, соболиные, идет, как лебедушка плывет! Но встречается и другой образ женщины - это не только красавица, но и богатырь. Царь-девица, которую повстречал Еруслан Лазаревич, отличается яркой красотой: Глаза у поле-ницы соколиные, брови черного соболя, личико белое, румяное, из-под шлема спадают косы русые до пояса. Но ее также называют поленицей, что в русском былевом эпосе означало

Библиографический список

«богатырь» (мужчина или женщина). И герой увидел, что она сидит на коне «как влитая», а на голове шлем.

Частое употребление устаревших слов, значение которых уже утрачено в современном языке, позволяет лучше воссоздать сказочное волшебное пространство, поместить героев в волшебное прошлое. Например, многочислены термины, относящиеся к военному делу: витязь, ратник, поленица - устаревшие наименования воинов; также поле брани, палица и другие. Архаичны наименования помещений: горница, опочивальня, покои, хоромы, а также слуг в богатом доме: мамушки, сенная девушка, девка-покоевка, бабушка-задворенка. В сказках встречаются устаревшие, но редко употребительные в современном языке слова, такие как темница (тюрьма), супостат (недруг); но встречаются и лексемы, совсем вышедшие из употребления: ражий (здоровый, крепкий), вырыскнул (выскочил), «нанести чести великую поруху», то есть «осрамить, опозорить». Интересна история выражения «калики перехожие». Оно бытует в былинах и сказках. Так назывались странники, паломники, которые ходили по святым местам и жили подаяниями. Атрибуты этих странников — посох, ветхое платье. Предполагают несколько вариантов происхождения слова «калики»: от «калиги» («калигвы») — назв. обуви странников (лат. caliga — сапог); от «калека» — нищий, увечный; от ит. calico — бедный.

Поэтика русских сказок передается множеством эпитетов, передающих образ света, огня, чистоты, радости: солнечный, золотой, серебряный, светлый, блестящий и др. Особенно много выражений с лексемой «золотой»: конь златогривый, золотые яблоки, золотая клетка, золотая узда; синее море, золотой песок; золотой трон, золотая колесница, золотая казна, золотое блюдо, позолоченная карета, бусы золоченые, крыльцо золотое, соболья шуба вся в золоте, в серебре; Баба-яга -золотая нога; яблочки висят наливные, листья шумят золотые, веточки гнутся серебряные; терем с золотой крышей; перо золотое у селезня; конь - одна шерстинка серебряная, другая золотая; золотой перстень; царевна-краса, золотая коса; золотая коса, непокрытая краса; решетка золотая, сад зеленый.

Таким образом, в русских волшебных сказках широко используются различные выразительные средства, создающие неповторимый образ русского героя, русской природы и мира, которые окружают героев. Художественная ценность русской народной сказки определяется образностью обрисовки как положительных героев, так и вредителей, использованием художественных средств, отражающих русскую этническую культуру. Сказочники используют образные выражения: пословицы. поговорки, «живую» разговорную речь. Русские сказки насыщены колоритными эпитетами, сравнениями, метафорами, гиперболами, фразеологическими оборотами, которые делают их более образными, эмоциональными, колоритными. Сказки имеют устоявшиеся десятилетиями традиционные зачины и концовки. Зачины настраивают слушателя на сказочный лад, концовки же, завершают повествование, часто носят поучительный характер.

1. Рыбаков, Б.А. Язычество древней Руси. - М., 1987.

2. Аникин, В.П. Русская народная сказка. - М., 1984.

3. Большой толковый словарь русского языка. - СПб., 2000.

Источники

1. Русские народные сказки [Э/р]. - Р/д: http://lib.rus.ec/b/122559

2. Волшебные сказки [Э/р]. - Р/д: http://www.ru-skazki.ru/fairy-tales.html.-

Bibliography

1. Rihbakov, B.A. Yazihchestvo drevneyj Rusi. - M., 1987.

2. Anikin, V.P. Russkaya narodnaya skazka. - M., 1984.

3. Boljshoyj tolkovihyj slovarj russkogo yazihka. - SPb., 2000.

Статья поступила в редакцию 04.06.12

УДК 801

Grankova N.N. THE SUBJECT OF EMOTIVELY NEUTRAL AND EVOCATIVELY MARKED SUBSTANDARD VOCABULARY IN THE MODERN GERMAN LANGUAGE. The paper is dedicated to the analysis of the subject matter of emotively neutral and evocatively marked substandard vocabulary. The source of investigation includes the lexicographical literature and the modern texts belonging to the belles-lettres and publicistic styles. The aim of the research is to define the spheres of the actual usage of the linguistic phenomena in question.

Key words: emotively neutral substandard vocabulary, evocatively marked substandard vocabulary, standard vocabulary, jargon, slang, invective, obscene words, vulgarisms.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.