Научная статья на тему 'Российский консерватизм на рубеже XX-XXI вв.'

Российский консерватизм на рубеже XX-XXI вв. Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
265
43
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Токтамысов С. Ж.

В статье представлен обзор современного российского консерватизма на рубеже XX-XXI вв. Рассматриваются попытки формирования новой консервативной идеологии. В работе предпринят анализ различных типов консерватизма. Делается акцент на наличие различных политических традиций, определяющих его своеобразие. Показаны попытки использования «консервативного бренда» различными политическими силами.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE RUSSIAN CONSERVATISM ON A BOUNDARY OF XX-XXI CENTURIES

The main subject of the article is the review of the modern Russian version of conservatism at the end of XX-XXI centuries. The author describes the attempts to create new conservative ideology. In it article the author studies the different types of Russian conservatism. He focuses on the different political traditions. «The conservative brand» attract various political forces, sometimes opposite to each others.

Текст научной работы на тему «Российский консерватизм на рубеже XX-XXI вв.»

РОССИЙСКИЙ КОНСЕРВАТИЗМ НА РУБЕЖЕ ХХ-ХХ1 ВВ.

С. Ж. ТОКТАМЫСОВ

Кафедра истории России Российский университет дружбы народен

1Г?19НУ Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10-1

В статьи представлен обчор современного российского консервитичма на рубеже XX-XXI ни. Рассматриваются попытки формирования новой консервативной идеологии. В работе предпринят атипп различных типов конеерватичма. Делается акцент ни наличие различных политических традиций, определяющих его своеобразие. Покачаны попытки использования «консервативного (фонда» рачличнымн политическими силами.

Смена идеологических и научных приоритетов в начале 1990-х гг. привела к значительному увеличению количества работ, посвященных отечественной консервативной мысли. Тем не менее проблема определения сущности 'пого течения общественно-политической мысли продолжает и сегодня оставаться открытой. При анализе различных работ о современном консерватизме складывается впечатление, что в понятие консерватизм каждый исследователь стремится вложить собственное понимание, увидеть в консерватизме то содержание, которое хочет увидеть, причем в рамках материала, составляющего предмет его научного интереса.

Это приводит к тому, что само понятие «консерватизм» становится аморфным и лишенным четкой содержательной основы. Не случайно 'жеперт фонда Карнеги А. Рябов отмечал еще в 2000 г., что «все усилия, имевшие целью выстроить новую политическую мифологию на образе дореволюционной России оказались абсолютно безрезультатными. В обществе пе нашлось слоев, способных такую мифологию воспринять»1. В результате, по мнению многих экспертов, главной консервативной силой в постсоветской России становится Коммунистическая партия. А. Рябов отмечает, что «еще достаточно долго знаменем российского консерватизма будет КПРФ... Для современной России реальной традицией является советская традиция - и в политическом, и в социальном, и в идеологическом плане. Именно поэтому КПРФ объективно является консервативной партией. Другого консерватизма у нас сейчас нет и, видимо, быть не может». По мнению президента фонда «Российский общественно-политический центр» А. Салмина, «к консервативной практике ближе всего КПРФ - партия ностальгии. Избиратели коммунистов психологически больше всего напоминают консервативные электораты западных стран. Что делать, если нашим прошлым была революция, а дореволюционная Россия с влиятельной Церковью, крепкой семьей, защищенной собственностью - для большинства сегодня образ отвлеченный. Коммунисты начинают приписывать все эти ценности советской эпохе, даже церквам поклоны бьют, впрочем - не крестясь»2.

Распад СССР и либеральные преобразования начала 1990-х гт. вызвали к жизни первую «консервативную волну». Своеобразие консервативной реакции состояло в

том что, была предпринята попытка объединения двух непримиримых политических сил - национальных патриотов, видящих свои идеалы в дореволюционной России, и коммунистов. В новых условиях эта силы попытались сплотиться для борьбы против общего врага *- либерального правительства и президента Ельцина, чей курс отрицал как традиции дореволюционной государственности, так и опыт советского периода.

Уже в декабре 1991 г. происходит организационное оформление Российского общенародного союза (РОС), лидер которого С. Бабурин стремился соединить «демократию, народовластие и патриотизм». В идеологии РОС присутствовали консервативные гшементы, прежде всего явно выраженное государственничество, внимание к национальной специфике, хотя в целом ее политическую платформу можно определить как «державный социал-демократизм», В феврале 1992 г. был создан Русский Национальный Собор (РИС), стоявший на отчетливо консервативных позициях. РИС' задумывался как представительный орган русского народа, объединяющий лучших представителей национальной интеллигенции. В его состав вошли писатели В. Распуган, В. Белов, академик И. Шафаревич, кинорежиссер С. Говорухин. Нго лидером стал генерал-майор КГБ А. Стерлигов, заявивший, что Собор принимает в качестве своей программы проповедь «Творением добра и правды» владыки Иоанна, митрополита С.-Петербургского и Ладожского, одного из виднейших консервативных идеологов того времени. Тогда же возникло и Российское народное собрание, объединившее ряд русских националистических и государственно-патриотических организаций. Среди его коллективных членов были и демократические организации, перешедшие в оппозицию Ельцину (Конституционно-демократическая партия М. Астафьева, Российское христианско-демократическое движение В. Аксючица).

Символом объединения левых и правых сил стало создание в октябре 1992 г. Фронта национального спасения (ФИС), организации, декларировавшей преодоление исторического раскола между «красными» и «белыми». Одним из главных идеологов ФНС выступил писатель, главный редактор газеты «День» А. Проханов. Проханов пытался обосновать тезис о естественности соединения «красной» и «белой» идей, отражающих разные стороны русского духа. «Трагедия “красно-белого” противоборства должна быть преодолена в сверхусилии. “Красное” - социальная справедливость для отдельного, проживающего век человека. И “белое” - национальная справедливость для неповторимого в своей бесконечной судьбе народа... Идеология национального спасения - идеология примирения... Социальная правда и национальная красота соединят патриотов...»3.

Валено отметить, что далеко не вся оппозиция могла назвать себя консерваторами. Соотношение националистических, социалистических и консервативных элементов в идеологии этих организаций иногда распределялось отнюдь не в пользу последних. Русский национализм, определявший лицо почти всех «национально-правых» организаций и их лидеров, иногда принимал весьма радикальный характер. Наиболее ярко это отразилось в идеологии движения «Русское национальное единство». В программных документах РНЕ объявлялось, что организация основывается «не на политической, социальной или религиозной основах, а на общности происхождения — кровном родстве и на общности по национальному характеру - родстве по духу» . Подобные идеологические установки имели мало общего с российской традицией. Культурно-религиозная составляющая национальной самоидентификации у русских всегда доминировала над этнической.

Многие процессы внутри оппозиционного лагеря в 1992-1993 гг. становятся понятны, если взглянуть на них с точки зрения теории «консервативной революции». Взгляды большинства членов «красно-белой» оппозиции вполне вписываются в идеологию «'третьего пути», объединяющую правые и левые компоненты. Именно этот подход был характерен для оппозиционеров, группирующихся вокруг газеты «День» и журнала «Элементы». Сотрудничество Проханова с Д. Дугиным, активным адептом концепции «третьего пути» сыграло определенную роль при формировании идеологии «право-левой» оппозиции.

Заметный консервативный уклон в данный период прослеживается и в идеологии КПРФ. Зюганов при разработке идеолоши «национального возрождения» пытался связать дореволюционную и советскую Россию, видя общий смысл в формулах «Москва --Третий Рим», «православие самодержавие народность» и в борьбе «за народное счастье» в ходе Октябрьской революции'. Эти идеологические новшества будут все более закрепляться, обогащаясь геополитическими теориями, напоминающими концепции «неоевразийцев» и европейских «новых правых». Принятая в 1995 г. партийная программа базировалась во многом на консервативной идеологической основе, формулировала «русскую идею» как идею «глубоко социалистическую»*'.

Интересна проблема взаимоотношении церкви и консервативного движения. Церковь • традиционный институт, сохраняющий неизменную связь с русским прошлым. Именно она выступает «падмириым» онлотхм конеервалшных ценностей, именно к ней, так или иначе, апеллируют общественно-политические силы, которые можно назвать консервативными. Но РПЦ придерживалась «нейтралитета» по отношению к политическому процессу, в ряде своих документов оговорив невозможность поддержки той или иной политической силы и 'тем более участия в политической борьбе. Этот подход был закреплен в принятых Архиерейским собором 2000 г. «Основах социальной концепции РГИД». Эго не означало полного отказа 1 Церкви от активной социальной позиции. Одним из примеров сотрудничества РПЦ с консервативными силами являет-ся деятельность Всемирного Русского Народного Собора. Созданный в 1993 г., он стал местом встречи представителей общественных сил, объединенных, несмотря на различия в своих политических взглядах, вниманием к проблемам национального возрождения.

С середины 1990-х гг. элементы консервативной идеологии начинают использовать властные и либеральные структуры. На страницах либеральных СМИ появились публикации о «национальной идее», державно-иатржугическая риторика стала активно использоваться президентом Ельциным, заговорившим о «единой и неделимой» Великой России, о реинтеграции евразийского пространства, о необходимости использовать отечественный исторический опыт и опираться на национальные традиции.

Одним из проявлений этой тенденции стала попытка создания нового политического движения консервативного характера. Во главе процесса встал С. Шахрай, основавший Партию российского единства и согласия (ПРЕС). В октябре 1994 г. С. Шахрай и В. Никонов обнародовали «Консервативный манифест», в котором попытались обрисовать черты «консерватизма с российским лицом». В «Манифесте» пересказывались основные постулаты классического консерватизма. В экономической части, ощущалось явное влияние западного неоконсерватизма, с его ориентацией на свободный рынок. Авторы видели свой экономический идеал в обществе, где «перемены, обеспечивающие экономический рост, происходят... сами по себе, без участия власти», признавая, что «до такого идеала нам еще далеко». Уязвимым

местом был вопрос соотнесения всех перечисляемых «постулатов консерватизма» с российскими традициями.

Еще отчетливее это стало заметно в принятой через год программе ГГРЕС, объявлявшей себя «общероссийской консервативной партией - партией российской провинции, деятельность которой базируется на консервативных ценностях российских народов» . Национальная составляющая, один из центральных элементов консерватшшого сознания, в программе абсолютно выхолащивалась, и «консервативные ценности» начинали приобретать то же идеологическое содержание, что и ценности «общечеловеческие». Одна из основ консерватизма, религиозный фактор, у авторов вовсе не был обозначен8.

Тем самым идеология ПРЕС, несмотря па претензии лидеров партии на идейно-политическое выражение принципов российского консерватизма, являла собой идеологию умеренного либерализма или так называемого политического центризма, к которому идеологи власти и пытаются свести консерватизм. Впоследствии эта линия получит развитие в программных документах «партий власти» - НДР и «Единство». ‘Гак, идеологией «Единства» провозглашался консерватизм, под которым понималось стремление к сохранению того лучшего, что было создано в стране па разных 'папах ее развития. По словам одного из идеологов партии Г. Моро, «в нынешних условиях именно консерватизм наиболее реалистично и адекватно оценивает существующее положение вещей, претендуя на действительное отстаивание, а не просто формальное признание (что в первую очередь характерно для либералов) ценностей человеческого существования в реальной политической и социальной практике». Консерватизм, по определению Г. Моро, единственная, не скомпрометировавшая себя идеология современности. Однако предложенная им формула консерватизма — «Постепенность, последовательность, органичность» фактически рассматривала консерватизм как идеологию сохранения социально-политического статус-кво. Все это дало повод ряду исследователей определить данное направление как «псевдоконсерватизм»9.

Центральное место в идеологии большинства национал-патриотических организаций и в теоретических поисках консервативных идеологов занимал «русский вопрос», понимаемый как широкий круг этнополитических и мировоззренческих проблем, связанных с разрушением единства русского парода, вызванного распадом СССР. Еще в 1993 г. был создан Конгресс русских общин (КРО), призванный защищать интересы русских в странах «ближнего зарубежья». В 1994 г. КРО, лидером которого стал Д. Рогозин, совместно с Союзом возрождения России опубликовал «Манифест возрождения России», в котором давался «русский национальный ответ» на ключевые вопросы национально-государственного строительства, воспроизводились основные постулаты русской консервативно-традиционалистской идеологии.

С конца 1990-х гг. общественные настроения сдвинулись в сторону консервативных ценностей. Отторжение радикализма, желание стабилизации, стремление к порядку стали определяющими настроениями в обществе. Подобная политика проявилась в период премьерства Е. Примакова в 1998-1999 гг. Многими отмечалось, что в политической практике Примаков выступал как последовательный консерватор-государственник, однако говорить об идеологическом консерватизме здесь очень сложно. Консерватизм Примакова имел левоцентристский характер и основывался на опыте советского государственного деятеля горбачевского периода. Весьма характерны его мысли о том, что на повестке дня России стоят конвергенция капитализма и социализма, их взаимокорректировка и взаимовлияние, «в результате которых по-

является нечто с уже размытыми характеристиками обеих систем»10. Но в тех условиях любая деятельность, связанная с укреплением государства, расценивалась не иначе, как «консерватизм». Примаков явился и основателем консервативного реализма во внешнеполитической деятельности.

Показательно, что готовившиеся в то время к выборам в Думу политические силы все чаще стали обращаться к понятию «консерватизм». Как «консерваторов» начинают себя идентифицировать и либеральные силы, группирующиеся вокруг А. Чубайса и Е. Гайдара и объединившиеся в «Союз правых сил» (СПС1,). Попытка консервативной самоидентификации увязывалась с западным вариантом основывающегося на классической либеральной традиции XVII 1-ХIX вв. «неоконсерватизма», экономические установки которого активно использовались «младореформато-рами»11. По мнению ряда наблюдателей, к национальным традициям подобный консерватизм имел весьма слабое о тношение1".

Приход к власти В. Путина в 2000 г. и проведение преобразований, направленных на укрепление государственных структур дало повод ряду исследователей говорить о новом «консервативном» курсе '. Начало правления Путина ознаменовалось заявлениями ряда бывших оппозиционеров из национально-консервативного лагеря о его безусловной поддержке14. В период второго срока Путина консервативный компонент в действиях власти заметно усиливается. Формируется некое подобие доктрины официального консерватизма, выдвигается тезис «суверенной демократии»15.

В течение первого срока правления Путина наметилась тенденция и к формированию «нового консерватизма» как политико-идеологического явления. Она нашла отражение в деятельности «Серафимовского клуба», инициаторами создания которого выступил ряд известных журналистов17. Главным медийным рупором этого направления стал журнал «Эксперт». В меморандуме «Серафимовского клуба» «От политики страха к политике роста», ставилась задача выстраивания «общего чертежа грядущей России», плана ускоренной модернизации и адекватной ему национальной идеи. По сути, этот вариант «нового консерватизма» стал продолжением наметившихся в конце 1990-х тенденций в лагере либералов. Неоконсерваторы гораздо более критично относились к «наследию 90-х годов», чем правые либералы из СПС, но и у тех и у других, как ошечал член Серафимовского клуба А. Привалов, «больше общих позиций, чем поводов для ссор». По его мнению, различие либералов и консерваторов состояло в следующем: «Если вы считаете, что самое важное -создать в стране институт частной собственности, а некий процент нарушений прав собственника печален, но допустим, то вы либерал. Если вы считаете, что становление института частной собственности - это замечательно, но каждый случай нарушения нрав собственника есть уголовное преступление, которое должно караться немедленно, то вы, скорее консерватор»18. В политико-экономической практике это означало вполне определенную программу: сохранение под флагом «консерватизма» постприватизадионного статус-кво. То есть речь шла о «консервации» того, что было осуществлено под флагом либерализма в предыдущее десятилетие.

Своеобразным идеологическим явлением стал «младоконсерватизм», заявивший

о себе в просуществовавшей менее года газете «Консерватор». Основой этой идеологии стала эклектика, т.е. совмещение различных идеологических направлений. Так, левизна, национализм, консерватизм, и антилиберализм (хотя либеральные компоненты в нем также присутствовали) сочетался с зам:етной оппозиционностью по отношению к Путину. В итоге на «младоконсерваторов» быстро навесили привыч-

ный ярлык «фашисты», а один из членов «Серафимовского клуба» М. Соколов публично открестился от самого термина «консерватор»19.

В преддверии думских выборов 2003 г. все заметнее стали активизироваться и «старые консерваторы». В частности, движение «Народная Воля» С. Бабурина объявила, что она строит свою деятельность «на принципах современного русского консерватизма»20.

Борьба за консервативный электорат стада определяющей в ходе думской кампании-2003. «Безусловно, консервативной партией» провозглашала себя «партия Кремля» «Единая Россия»'1, еще более отчетливо преподносила себя в подобном качестве «Народная партия», традиционно действовала на этом поле КПРФ, ЛДПР, появился целый ряд мелких новообразований чина «Евразийской партии», «Руси» и т. п., соревнующихся между собой в большем патриотизме и гоеударственничествс. Возникает Па|к>дпо-па1ржт1чеекий союз «Родина» включающий как консервативные и умеренно-ниционшшешчеекие силы («Народная воля»), так и левый компонент (Социалистическая единая партия России). Лидером данного объединения стал Д. Рогозин, а в состав блока вошли многие знаковые фигур из консервативного лагеря (И. Леонов, А. Крутов, С'. Глазьев, I I. Нарочницкая).

Подводя и тоги, следует констатировать, что консервативное движение в России находится в процессе становления. Его главными проблемами является эклектичность, неорганизованность, чрезмерная подражательность, мифологичность, когда за образец бере тся идеализированный компонент, например, западной традиции, на основе которой конструируется искусственный идеализированный образ. Еще одной проблемой становится все более усиливающаяся терминологическая путаница в отношении самого понятия «консерватизма», которая, возможно, заставит пересмотреть классические понятия консерватизма, либерализма, традиционализма и попытаться дать им новое содержание.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Есть ли будущее у российских консерваторов? // Независимая газета. - 2000. -12 января.

2 Там же.

3 Проханов А. А ты готов постоять за Россию? // День. - 1992. - № 43.

4 Русские националистические и праворадикальные организации. 1989-1995. Документы и тексты: В 2 ч. - М., 1995, - Ч. II. - С. 487.

5 Зюганов Г А. Драма власти. - М., 1993. - С Л 82-184.

6III Съезд Коммунистической партии Российской Федерации: Материалы и документы. -М., 1995.-С. 103.

7 Коргунюк Ю. Г., Заславский С, Е. Российская многопартийность. -М., 1996. - С. 71.

8 Российская консервативная традиция «по идее, ничем не должна отличаться от существующей на Западе». См.: Шаповал С. Есть ли будущее у российских консерваторов? // Независимая газета. - 2000. - 12 января.

9 См, например: Попова Э. Консервативное наследство // Золотой Лев. - 2006. -10,13 января.

10 Земляной С. Стабилизатор во дни кризиса//Независимая газета. - 1999. -22 мая.

11 Уже несколько позднее один из лидеров СПС Б. Немцов так прокомментировал консерватизм СПС: «...СПС входит в Международный демократический союз. А там состоят, к примеру, Республиканская партия США, Консервативная партия Великобритании, то есть традиционно правоцентристские партии. Это партии либерально-консервативного толка... В экономике они проводят политику низких налогов, делают ставку на малый и средний биз-

нес, на открытую конкуренцию, в том числе и на международных рынках, на интеграцию с европейскими институтами... Мы - консерваторы, поскольку', к примеру, категорически против пересмотра Конституции. СПС выступает против пересмотра налоговой системы ~ экономический консерватизм». См.: Есть и такая партия - СПС // Российская газета. 2002. - 12 ноября.

12 «Отчего же младореформаторам понадобился столь явный терминологический подлог? Не оттого ли, что введением “либеральных ценностей” было на десятилетия вперед дискриминировано само это понятие... Пусть уж потрудятся отстирать прежние либеральные одежды и не скрывать свою не слишком популярную нынче политическую идентичность под маской просвещенного консерватизма». См.: Фтитнш Т. Доверие к традиции II Независимая газета. 2000. 12 января.

11 Ны’.ювЛ. Г. Новый политический консенсус в России. От государства «смуты» к государству «термидора» // Россия и современный мир. 2000. № 3. С. 54.

14 См., например: Дугин А. Евразийство: от философии к политике // Независимая газета. 2001. - 30 мая.

и Термин «суверенная демократия» был выдвинут заместителем руководителя главы Администрации Президента В. Сурковым. Принцип «суверенной демократии» стал программным документом для партии власти «Кдииая Россия».

Можно провести определенную аналогию с американским неоконсерватизмом. Дело в том, что костяк этой группы составили «разочаровавшиеся либералы», группа либеральных журналистов и экспертов, в 11)‘Н)-х годах поддерживавших радикальные экономические реформы, но к началу 2000-х годов перешедших на более консервативные идеологические и внешнеполитические позиции. При этом необходимо отметить, что в экономической сфере они сохранили прежние либеральные (консервативные в западном смысле) взгляды с ориентацией на свободный рынок, относясь к нему как к эффективному инструмента повышения конкурентоспособности российской экономики.

17 М. Леонтьев, А. Привалов, М. Соколов, В. Фадеев.

18 Привалов А. По завету Пьера Безухова // Эксперт. - 2003. - № 1. -- С. 84.

,() См.: Соколов М. Эпитафия слову «консерватор»//http://wwvv.globalms.rU/opinions/l32430/

20 См.: http://www.cikrf.ru/rfsv/zjiar_ volya.htm

21 Большую роль в идеологическом обосновании консервативного поворота сыграли члены «Серафимовского клуба», которые выполняли роль интеллектуального штаба при «Единой России».

THE RUSSIAN CONSERVATISM ON A BOUNDARY OF XX-XXI CENTURIES

S.J. TOKTAMISOV

Department of Russian History Peoples’ Friendship University of Russia 10-1, Miklukho-Maklay Str., Moscow, 117198 Russia

The main subject of the article is the review of the modern Russian version of conservatism at the end of XX-XXI centuries. The author describes the attempts to create new conservative ideology. In it article the author studies the different types of Russian conservatism. He focuses on the different political traditions. «The conservative brand» attract various political forces, sometimes opposite to each others.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.