Научная статья на тему 'Роль профессионального подъязыка в обучении военному переводу'

Роль профессионального подъязыка в обучении военному переводу Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

198
38
Поделиться
Журнал
Язык и культура
ВАК
ESCI
Область наук
Ключевые слова
ВОЕННЫЙ ПОДЪЯЗЫК / ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ / ВОЕННАЯ ЛЕКСИКА / КВАЛИФИКАЦИОННЫЕ ТРЕБОВАНИЯ / ФОНОВЫЕ ЗНАНИЯ / КОМПЕТЕНЦИЯ / MILITARY SUBLANGUAGE / PROFESSIONAL COMMUNICATION / MILITARY VOCABULARY / QUALIFICATION REQUIREMENTS / BACKGROUND KNOWLEDGE / COMPETENCE

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Шевченко Михаил Александрович, Игнатов Артём Андреевич, Гураль Светлана Константиновна

Исследуется военный подъязык как средство профессиональной коммуникации. Рассматриваются система военного подъязыка, основные характеристики, его влияние на формирование военного дискурса, а также его роль в обучении военных переводчиков при использовании профессионально-ориентированного подхода.

Похожие темы научных работ по языкознанию , автор научной работы — Шевченко Михаил Александрович, Игнатов Артём Андреевич, Гураль Светлана Константиновна,

The role of professional sublanguage in teaching military interpreting

Military sublanguage is researched as a means of professional communication. The system of military sublanguage is reviewed, along with its main features, influence on the formation of military discourse, and also its role in the teaching of military interpreters using the competence-based approach.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Роль профессионального подъязыка в обучении военному переводу»

УДК 81’373.45

DOI 10.17223/19996195/32/15

РОЛЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПОДЪЯЗЫКА В ОБУЧЕНИИ ВОЕННОМУ ПЕРЕВОДУ

М.А. Шевченко, А. А. Игнатов, С.К. Гураль

Аннотация. Исследуется военный подъязык как средство профессиональной коммуникации. Рассматриваются система военного подъязыка, основные характеристики, его влияние на формирование военного дискурса, а также его роль в обучении военных переводчиков при использовании профессионально-ориентированного подхода.

Ключевые слова: военный подъязык; профессиональная коммуникация; военная лексика; квалификационные требования; фоновые знания; компетенция.

Введение

К сожалению, существует достаточно распространенное заблуждение о том, что задачи лингвистического обеспечения в вооруженных силах могут успешно решаться при помощи людей без специального образования, при условии уверенного владениями ими одним или несколькими иностранными языками. На самом деле, практика привлечения гражданских специалистов в качестве военных переводчиков перестала соответствовать требованиям, предъявляемым к лингвистическому обеспечению военной деятельности еще в начале прошлого века, с появлением современных на тот момент методов ведения боевых действий и множества образцов вооружения и военной техники. Во время Первой мировой войны появилась отдельная военная специальность - военный переводчик, а сам военный перевод стал приобретать соответствующие институциональные качества и характеристики.

Перевод определяется Г.М. Стрелковским [1] как вид речевой деятельности, удваивающий компоненты акта коммуникации и имеющий целью передать сообщение в случаях, когда коды, которыми пользуются источник и адресат, не совпадают. Под кодами в данном случае подразумеваются языки, на которых говорят коммуниканты. Но существует также и другой код - институциональный, предназначенный для профессионального общения между военнослужащими. Очевидно, что данный код является следствием статусной ориентированности институционального дискурса. В.И. Карасик [2] определяет институциональный дискурс как специализированную клишированную разновидность общения между людьми, которые могут и не знать друг друга, но должны общаться в соответствии с нормами данной социальной группы. Как правило, специалист, который не обладает знаниями и компе-

Роль профессионального подъязыка

165

тенциями, как раз и предопределяющими институциональность военного подъязыка, не способен качественно выполнять поставленные перед ним переводческие задачи. Таким образом, в подготовке военных переводчиков должна быть несколько иная, на наш взгляд, иерархия компетенций, где главенство конкретно языковых умений (например, навыков устной и письменной речи или лексико-грамматических компетенций) не оспаривается, но в значительной мере дополняется экстралингвистическими знаниями. Для обеспечения коммуникативного акта в рамках военного подъязыка переводчик обязан учитывать те особенности, которые характеризуют общение как строго институциональное: статусно-ролевые отношения коммуникантов, высокая терминологичность, четкость и структурированность речи. Другими словами, как в институциональном дискурсе в целом, так и в конкретно военном подъязыке, перевод должен быть контекстно-ориентированным.

Стоит отметить, что контекстной ориентированности в подготовке военных переводчиков уделяется недостаточное внимание. Очевидна крайняя несбалансированность в формировании всего набора контекстно-ориентированных компетенций: как правило, предпочтение отдается изучению «сухой» терминологии, нежели коммуникативным видам заданий или, например, ситуационному моделированию. На наш взгляд, такая диспропорциональность не только неэффективна, но и в перспективе способна помешать развитию речевых навыков.

Методология исследования

В современной науке существует понятие «English for specific purposes» - «Английский для специальных целей» - это язык профессионального общения специалистов в какой-либо области [3].

Согласно А.А. Кисляковой [4], язык, обслуживающий сферу профессионального общения, определяется как язык профессиональной коммуникации, язык для специальных целей, специальный язык, подъязык специальности. Соответственно, военный перевод включает в себя множество компонентов, одним из которых является военный подъязык, его основу, в свою очередь, составляет военная лексика. Под ней подразумеваются военные термины, аббревиатуры, прецизионные слова и ситуационные клише [5]. Как было отмечено выше, военный термин - это устойчивая единица синтетической или аналитической номинации, закрепленной за соответствующим понятием в понятийно-функциональной системе определенной сферы военной профессии [4].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Военная лексика составляет основу явления военного дискурса. Поэтому для осуществления эффективной коммуникации в рамках военного дискурса владение военной лексикой является одной из наиглавнейших компетенций военного лингвиста, который должен в со-

166

М.А. Шевченко, А.А Игнатов, С.К. Гураль

вершенстве владеть военной лексикой, понимать узус военных текстов, уметь подбирать правильный эквивалент при переводе военных терминов, обладающих полисемией или вовсе не имеющих прямых аналогов в русском языке [6].

В частности, знание и грамотное применение военной терминологии являются основным отличием военного переводчика от гражданского специалиста. Как языковая система военная терминология состоит из военных терминов. Военный термин - это устойчивая единица синтетической или аналитической номинации, соотнесенная в своем значении с определенным референтом - соответствующим понятием в понятийно-функциональной системе определенной сферы военной профессии, а само значение соотнесено со значениями других терминов в лексической системе языка [5].

Термины в военном переводе, как и в любом специальном, являются главным языковым средством передачи действительности. С появлением новых способов и методов ведения боевых действий, развитием военной науки и техники, а также расширением международного военного сотрудничества появляется множество новых военных терминов, благодаря чему военный подъязык постоянно развивается. Кроме того, происходят постоянные взаимные заимствования как из общелитературного языка в языки профессиональной коммуникации, в том числе и военный подъязык, так и в обратном направлении. Языки специальностей аналогичным образом взаимодействуют между собой. Необходимо также отметить, что военный подъязык характеризуется очень большим числом заимствований из иностранных языков, причем «донором», как правило, является язык страны с наиболее развитыми и успешными вооруженными силами. Так же и в литературном языке большинство заимствований происходит из языков наиболее развитых в культурном, экономическом и военном плане государств. Соответственно, мы считаем целесообразным рассматривать военный подъязык как часть языковой постоянно развивающейся системы [7]. Соответственно, военный подъязык не может рассматриваться как замкнутая система значений, для его понимания необходимо включать в рассмотрение не только семиотические параметры, но и онтологические, коммуникативные, социокультурные [8].

Несмотря на вышесказанное, одной из главных характеристик военного подъязыка служит его «клишированность» - четкое регламентирование и структуризация. Объяснений данному факту несколько - от банальной необходимости до минимума сократить время на передачу и восприятие команды в боевых условиях до стремления воинских коллективов к максимальному сохранению воинских традиций и ритуалов. Соответственно, от военного переводчика требуется не только владение чисто языковыми компетенциями и знание текущих воен-

Роль профессионального подъязыка

167

ных реалий, но и знание «исторических условий формирования военной лексики» [9], причем речь не только о стране изучаемого языка, но и об отечественной военной истории. Необходимо также отметить, что из-за предельной иерархичности любой военной организации официальный военный дискурс имеет статусно-ориентированный характер и детерминирован ситуацией (например, общение между подчиненным и начальником), в связи с этим коммуниканты обязаны придерживаться определенного речевого кода, достаточно жестко регламентированного. В противоположность этому не стоит забывать и о такой важной составляющей военного подъязыка, как военный сленг, очень обширный лексический слой, находящийся вне пределов литературного языка, охватывающий практически все сферы военной жизни [10].

Поскольку основные реалии вооруженных сил (ВС) всех государств в целом схожи, военная терминология, как и любая специальная терминология, в большой степени унифицирована. Знание военных реалий как иностранных армий, так и ВС РФ жизненно необходимо для военного переводчика. Соответственно, в квалификационные требования к военно-профессиональной подготовке специалистов по направлению «Лингвистическое обеспечение военной деятельности» закладываются соответствующие профессиональные компетенции, например «Способность выполнять задачи военно-профессиональной деятельности с использованием специальной терминологии и фоновых знаний о международном военном и военно-техническом сотрудничестве РФ и иностранных государств, способность организовывать свою деятельность на основе знаний о назначении, организационно-штатной структуре, боевых возможностях, тактике действий подразделений, частей и соединений ВС РФ и армии страны изучаемого языка, включая подготовку, ведение боя и особенности организации управления в бою, а также знаний о структуре и задачах центральных органов военного управления ВС РФ» [6] и т.д.

Военная терминология обладает набором общих свойств, которые не зависят от какого-либо конкретного языка, а характеризуют военный язык в целом. В частности, Г.М. Стрелковский выделяет среди них однозначную функциональную соотнесенность (в пределах конкретной области применения), номинативность (независимость от контекста), системную обусловленность и стилистическую нейтральность

[1]. Соответственно, обучение военному подъязыку является основой методики обучения военных переводчиков не только в России, но и за рубежом [10, 11].

Тем не менее в вооруженных силах любой страны есть свои национальные особенности, отраженные в соответствующей терминологии. Особую важность подобные реалии и понятия приобретают в случае, когда определить их терминологические соответствия в разных

168

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

М.А. Шевченко, А.А Игнатов, С.К. Гураль

языках практически невозможно. В таком контексте компетенция военного лингвиста будет определяться двумя факторами. Во-первых, правильный выбор эквивалента в языке перевода по большей части зависит от умения грамотно оперировать имеющимся запасом фоновых знаний. Во-вторых, основным условием для успешной реализации этих самых фоновых знаний и приведения наиболее близкого терминологического соответствия являются знание механизмов переводческих трансформаций и способность применять их на практике. Переводческие трансформации определяются исследователями по-разному [1315]. Мы предлагаем использовать определение, данное Л.С. Бархударовым [13], интерпретирующего переводческие трансформации как многочисленные и качественно разнообразные преобразования, которые используются для достижения переводческой эквивалентности вопреки расхождениям в формальных и семантических системах двух языков. В целом анализ определений термина «переводческая трансформация» у большинства авторов сводится к некому преобразованию, т. е. изменению с сохранением формы.

Рассмотрим работу данных преобразований на примере одного из наиболее распространенных затруднений в деятельности военного лингвиста - проблему нахождения соответствий в системах воинских званий различных государств. Используя реалии современных Вооруженных сил Великобритании, обратим внимание на воинское звание brigadier. Англо-русский словарь дает нам такие два эквивалента, как бригадир и бригадный генерал [16]. При переводе данного термина проблема может заключаться либо в выборе наиболее уместного соответствия среди двух представленных, либо в предложении нового варианта. Попытка найти эквивалент в системе воинских званий ВС РФ также не дает определенных результатов, поскольку данное воинское звание не имеет точных соответствий ни с одним из воинских званий как среди старшего, так и высшего офицерского состава российской армии. Совершенно очевидно, что в данном случае речь идет о переводческих трансформациях.

Результаты исследования

На основании классификации, предложенной В.Н. Комиссаровым [15], мы считаем, что наиболее уместной здесь является лексикосемантическая замена. Это способ перевода лексических единиц оригинала путем использования в переводе единиц, значение которых не совпадает со значениями исходных единиц, но может быть выведено из них с помощью определенного типа логических преобразований. В частности, мы предлагаем применить такой вид переводческой трансформации, как модуляция (смысловое развитие). Ее принцип за-

Роль профессионального подъязыка

169

ключается в замене слова или словосочетания иностранного языка единицей переводного языка, значение которой логически выводится из значения исходной единицы [15].

Теперь вернемся к вышеуказанному примеру. На основании результатов, полученных из анализа словарной статьи, можем сделать вывод о том, что речь идет о той военной реалии, значение которой частично все же может передаваться в русском языке, но другими средствами [16]. После подробного изучения и сравнения нами систем воинских званий британской и российской армий представилось целесообразным считать воинское звание brigadier на одну ступень выше звания colonel (полковник), но на одну ступень ниже звания major general (генерал-майор). Следовательно, наша задача заключается в нахождении максимально близкого по значению эквивалента некоторому среднему званию, которое находится в классификации между полковником и генерал-майором. При этом стоит отметить, что воинское звание brigadier находится на стыке двух категорий - старшего и высшего офицерского состава. Это усложняет задачу, поскольку, вслед за известным лингвистом М. Своном, который говорил, что «самое сложное в обучении языку - научить правильно подбирать слова» [17], мы считаем, что принципиально важным в поисках нужного эквивалента необходимо сосредоточить максимальное внимание на локализации термина и отсечении денотатов, иррелевантных для данного контекста. В свою очередь, не совсем ясно, в какую из категорий стоит отнести данное воинское звание. В этой связи мы предлагаем учитывать при переводе такое понятие, как штатно-должностная категория, т.е. воинское звание, предусмотренное для определенной штатной должности. Очевидно, что в термине brigadier морфема -brig- указывает на связь с таким войсковым соединением, как бригада. А для штатной должности командира бригады может быть предусмотрено воинское звание как «полковник», так и «генерал-майор» (в зависимости от организационно-штатной структуры конкретного соединения).

Учитывая вышесказанное, снова обратимся к статье англорусского словаря и двум эквивалентам - бригадир и бригадный генерал. Соответственно, для перевода воинского звания brigadier предлагаем использовать следующую выявленную закономерность: для штатнодолжностной категории «полковник» - термин «бригадир»; а для штатно-должностной категории «генерал-майор» - «бригадный генерал». Таким образом, результат данной трансформации учитывает как национальные особенности британской военной терминологии, так и основные принципы организации частей и соединений ВС РФ. Таким образом, возвращаясь к приведенному выше высказыванию М. Свона, можно перефразировать его так: «Главное для переводчика - умение подобрать правильный эквивалент».

170

М.А. Шевченко, А.А Игнатов, С.К. Гураль

Дискуссия

Естественно, проводить переводческие трансформации гораздо проще при условии обладания переводчиком соответствующими фоновыми знаниями. В случае с военным переводом фоновые знания - это информация об органах военного управления, военно-административном делении, структуре вооруженных сил как Российской Федерации, так и страны изучаемого иностранного языка, системе комплектования вооруженных сил, предназначении, организации и составе видов ВС, родов войск и служб, основных видах вооружения и военной техники, видах и способах ведения боевых действий, тылового и технического обеспечения, положениях тактики, боевого и общевоинских уставов, военной топографии, огневой, строевой и физической подготовке и многое другое. Соответственно, специалист по лингвистическому обеспечению военной деятельности должен владеть следующими компетенциями: способностью организовывать свою деятельность на основе знаний о назначении, организационно-штатной структуре, боевых возможностях, тактике действий подразделений, частей и соединений ВС РФ и армии страны изучаемого языка, включая подготовку, ведение боя и особенности организации управления в бою, а также знаний о структуре и задачах центральных органов военного управления ВС РФ; способностью применять на практике знания о назначении, составе комплекта, технических характеристиках основных вооружений и средств противовоздушной обороны, ракетно-артиллерийского, бронетанкового и стрелкового вооружения, вооружении ВВС и ВМФ страны изучаемого языка, использовать средства связи тактического звена; способностью ориентироваться на местности по карте и без карты, читать топографические карты, выполнять измерения по ним, оценивать тактические свойства местности в районе действия подразделения, определять по топографической карте координаты целей и осуществлять целеуказание; способностью применять штатное стрелковое вооружение; выполнять строевые приемы без оружия и с оружием, проводить строевые смотры подразделений, управлять строями подразделений, действующих в пешем порядке [9].

Данные компетенции формируются на занятиях по соответствующим дисциплинам общевоенной подготовки и практическому курсу военного перевода, что отражено в сборнике учебных программ и тематических планах по дисциплинам. Таким образом, напрашивается вывод, что обучаемые при освоении программы военной подготовки овладевают профессиональным военным подъязыком.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Роль профессионального подъязыка

171

Заключение

Подводя итог вышесказанному, можно с достаточной степенью уверенности утверждать, что при переводе любых военных материалов специалист, не владеющий профессиональным военным подъязыком, будет просто не в состоянии осуществить качественный перевод даже на родной язык, не говоря уже о языке иностранном. Данная выкладка очень легко проверяется эмпирическим путем.

К примеру, проводя занятия со студентами языкового факультета гражданского вуза, обучающимися по программе военной подготовки по дисциплине «Общевоинские уставы Вооруженных сил Российской Федерации», преподаватель учебного военного центра, свободно владеющий английским языком, давал обучаемым задание перевести отдельные статьи устава на английский. Вне зависимости от уровня языковой подготовки, студенты испытывали огромные трудности с переводом, практически никому из них не удалось перевести задание хотя бы отдаленно близко к оригиналу, не только по форме, но и часто по смыслу. Для чистоты эксперимента преподаватель не готовился заранее переводить именно эти статьи, но не испытывал больших проблем при переводе, легко находя и исправляя ошибки студентов. Объясняется данный результат очень просто - преподаватель двадцать лет прослужил в вооруженных силах на различных должностях, в том числе и за рубежом, и за это время автоматически овладел военным профессиональным подъязыком.

В этом и заключается, по нашему мнению, самая большая проблема обучения военных переводчиков в учебных военных центрах -обучить военному подъязыку только при помощи программы военной подготовки, без полного погружения в военные реалии, невозможного в условиях гражданского вуза. Тем не менее достаточно высокие оценки качества подготовки выпускников Томского государственного университета, проходящих военную службу на офицерских должностях, связанных с лингвистическим обеспечением военной службы в Вооруженных силах Российской Федерации доказывают, что данная задача выполнима.

Литература

1. Стрелковский Г.М. Теория и практика военного перевода: Немецкий язык. М. : Воен-

издат, 1979. 272 с.

2. Карасик В.И. О категориях дискурса // Языковая личность: социолингвистические и

эмотивные аспекты. Волгоград : Перемена, 1998. С. 185-197.

3. Tom Hutchinson, Alan Waters. English for Specific Purposes. Cambridge University Press, 2006. Р. 9-15.

172

М.А. Шевченко, А.А Игнатов, С.К. Гураль

4. Кислякова А.А. Военный подъязык в системе литературного языка // Вестник Мос-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ковского государственного лингвистического университета. 2009. № 566. С. 128139.

5. Миньяр-Белоручев Р.К., Остапенко В.П., Ширяев А.Ф. Учебник военного перево-

да: Фр. яз. Спец. курс / под ред. Р.К. Миньяр-Белоручева. М. : Воениздат, 1984. 391 с.

6. Тихонова Е.В., Белов Д.Н. Профессиональная компетентность военного переводчика

(на материале китайского языка) // Молодой ученый. 2015. № 14. С. 525-528.

7. Гураль С.К. Дискурс-анализ в свете синергетического видения. Томск : Изд-во Том.

ун-та, 2009. 176 с.

8. Гураль С.К. Язык как саморазвивающаяся система. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2012.

С. 17.

9. Квалификационные требования по военно-учетной специальности выпускников учебного военного центра при Томском государственном университете. М. : Министерство обороны РФ, 2015. 22 с.

10. Митчелл П.Дж. Английский военный сленг: понятие, способы образования и тематическая классификация // Язык и культура. 2014. № 3 (27). С. 64-73.

11. Митчелл П.Дж., Шевченко М.А. Teaching military linguists: the experience of the British Army // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2014. № 3. С. 141-148.

12. Митчелл П.Дж., Шевченко М.А. Teaching military linguists: the experience of the United States Army // Вестник Московского университета. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2015. № 1. С. 89-94.

13. БархударовЛ.С. Язык и перевод. М. : Междунар. отношения, 1975. 240 с.

14. Гак В.Г. Типология контекстуальных языковых преобразований при переводе // Текст и перевод. М. : Наука, 1988. С. 63-75.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15. Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты) : учеб. для ин-тов и фак-тов иностр. яз. М. : Высш. шк., 1990. 253 с.

16. Судзиловский Г.А., Полюхин В.М., Шевчук В.Н. и др. Англо-русский военный словарь : в 2 т. М. : Воениздат, 1987. Т. 1. 1343 с.

17. Michael Swan. A critical look at the Communicative Approach // F.I.T. Journal. 1985. № 39/1. P. 2-12.

THE ROLE OF PROFESSIONAL SUBLANGUAGE IN TEACHING MILITARY INTERPRETING

Shevchenko M.A., Lieutenant Colonel, Head, Military Linguistics Department, National

Research Tomsk State University (Tomsk, Russia). E-mail: sheffcomms@mail.ru

Ignatov A.A., Lieutenant, Instructor, Military Linguistics Department, National Research

Tomsk State University (Tomsk, Russia). E-mail: ignatooov@gmail.com

Gural S.K., Doctor of Pedagogy, Professor, Head of the English Philology Department, Dean

of the Faculty of Foreign Languages, Tomsk State University (Tomsk, Russia). E-mail:

gural. svetlana@mail.ru

Abstract. Military sublanguage is researched as a means of professional communication. The system of military sublanguage is reviewed, along with its main features, influence on the formation of military discourse, and also its role in the teaching of military interpreters using the competence-based approach.

Keywords: military sublanguage; professional communication; military vocabulary; qualification requirements; background knowledge; competence.

DOI 10.17223/19996195/32/15