Научная статья на тему 'Роль П. Бажова и К. Боголюбова в изучении творчества Д. Н. Мамина-Сибиряка (1930-е годы)'

Роль П. Бажова и К. Боголюбова в изучении творчества Д. Н. Мамина-Сибиряка (1930-е годы) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
347
76
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
П. БАЖОВ / К. БОГОЛЮБОВ / Д. МАМИН / МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД / P. BAZHOV / K. BOGOLYUBOV / D. MAMIN / METHODOLOGICAL APPROACH

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы —

В статье представлена роль П. Бажова и критика К. Боголюбова в издании и изучении наследия Д. Н. Мамина-Сибиряка. Именно они в тридцатые годы определили методико-методологический подход, позволявший показать не только актуальность и идейно-художественную ценность произведений Д. Мамина, но и необходимость их введения в контекст социалистической культуры. В статье анализируются издания Д. Мамина, вышедшие на Урале в начале тридцатых годов.D. N.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Mamin-Sibiriak is the popular Ural's writer. The Ural's writers wrote about him a little. Up to 1930-th. In the article is written, how P. Bajov and K. Bogolubov had issued and studied creativity of the writer. P. Bajov and K. Bogolubov invented the methodological approach of the study of creativity of the writer. In the article is given the analysis of works D. N. Mamin-Sibiriak, which were printed in the Ural in 1930's.

Текст научной работы на тему «Роль П. Бажова и К. Боголюбова в изучении творчества Д. Н. Мамина-Сибиряка (1930-е годы)»

ПОЭТИКА ЛИТЕРАТУРЫ

УДК 821.161.1 «19»

О. В. Приловская1

Роль П. Бажова и К. Боголюбова в изучении творчества Д. Н. Мамина-Сибиряка (1930-е годы)

В статье представлена роль П. Бажова и критика К. Боголюбова в издании и изучении наследия Д. Н. Мамина-Сибиряка. Именно они в тридцатые годы определили методико-методологический подход, позволявший показать не только актуальность и идейно-художественную ценность произведений Д. Мамина, но и необходимость их введения в контекст социалистической культуры. В статье анализируются издания Д. Мамина, вышедшие на Урале в начале тридцатых годов.

D. N. Mamin-Sibiriak is the popular Ural’s writer. The Ural’s writers wrote about him a little. Up to 1930-th. In the article is written, how P. Bajov and K. Bogolubov had issued and studied creativity of the writer. P. Bajov and K. Bogolubov invented the methodological approach of the study of creativity of the writer. In the article is given the analysis of works D. N. Mamin-Sibiriak, which were printed in the Ural in 1930’s.

Ключевые слова: П. Бажов, К. Боголюбов, Д. Мамин, методологический подход.

Key words: P. Bazhov, K. Bogolyubov, D. Mamin, methodological approach.

К творчеству Д. Мамина одной из первых обратилась редактор детской литературы Свердлгиза К. Рождественская: она подготовила сборник «Избранные рассказы» (Свердловск, 1933 г.), адресованный школьникам среднего возраста. Но решающую роль сыграл П. Бажов, который в то время еще не был автором известных сказов и работал редактором Свердловского отделения Гослестехиздата. Он уловил востребованность творчества Д. Мамина и предложил публикацию нескольких произведений Д. Мамина для библиотек леспромхозов. Издательство поручило П. Велину подготовку издания очерков «Бойцы», а П. Бажову - романов «Горное гнездо», «Три конца» и повести «Охонины брови». Все эти книги вышли из печати в 1934 году.

Но если П. Велин ограничился обычным редактированием «Бойцов», то П. Бажов поступил иначе. Он понимал, что интерпретация творчества Д. Мамина дореволюционными критиками устарела и неприемлема для современного читателя, что необходимо аналитически представить «певца Урала» и обосновать правомерность его включения в культурный оборот. Иными словами, нужен филологический анализ с позиций соцреализма, но сам П. Бажов не мог этого сделать, хотя был опытным партийным журналистом и хорошо знал творчество Д. Мамина.

1 Приловская Ольга Владимировна, Уральский государственный университет имени А.М. Горького (УрГУ).

Поэтому он обратился к К. Боголюбову, который в то время уже выступал как литературный критик и читал курс истории русской литературы в Урало-Сибирском коммунистическом университете. К. Боголюбов написал вступительные статьи к романам «Горное гнездо», «Три конца», к повести «Охонины брови», а сам П. Бажов составил комментарии и написал статью «Объяснения некоторых непонятных слов» (к роману «Три конца» и повести «Охонины брови»).

В начале вступительной статьи к роману «Горное гнездо» К. Боголюбов дает идеологическое обоснование издания романов Д. Мамина. Он пишет об итогах очередного съезда партии: в них отмечены «победы» в борьбе за построение бесклассового общества и определены планы на вторую пятилетку, в которых вопросы культуры будут играть особую роль. В частности, социалистическая культура должна осваивать литературное наследство, созданное человечеством, «брать из него самое лучшее, самое ценное», и в этом плане произведения Д. Мамина заслуживают «не только внимания, но и изучения». Тем более, что на его произведения самое серьезное внимание обращал В. Ленин. И далее К. Боголюбов переходит к методологическому обоснованию изучения Д. Мамина, опираясь на книгу В. Ленина «Развитие капитализма в России». В. Ленин отмечал своеобразие произведений писателя, где «рельефно выступает особый быт Урала, близкий к дореформенному, с бесправием, темнотой и приниженностью привязанного к заводам населения, с добросовестным, ребяческим развратом «господ», с отсутствием того среднего слоя людей (разночинцев, интеллигенции), который так характерен для капиталистического развития всех стран, не исключая России» [2: 4]. Именно этот социально-политический аспект, указанный В.Лениным, должен стать, по мнению К. Боголюбова, определяющим при изучении «художника - реалиста» Д. Мамина, широкой и уверенной кистью которого написаны потрясающие картины пореформенного и предреволюционного Урала.

Во второй части статьи К. Боголюбов знакомит советского читателя с биографией Д. Мамина и кратко рассказывает о наиболее значимых страницах жизни писателя.

В третьей части статьи К. Боголюбов отмечает у Д. Мамина искреннюю «ненависть к капиталистическим хищникам», «симпатию к угнетенным массам». Боголюбов подчеркивает, что «в оценке общечеловеческих явлений для него (Мамина) основанием служило не классовое, а общечеловеческое». И пишет, что писатель «не был политическим борцом, не был и пассивным отображателем».

В четвертой части К. Боголюбов выделяет несколько наиболее значимых произведений в творчестве Д. Мамина. «Приваловские миллионы» критик представляет как роман, в котором «изображен конфликт между личностью и стихийными силами исторического процесса» [2: 6]. По мнению критика, деньги и золото в романах

писателя «играют роль какой-то самостоятельно движущей силы, роковым образом определяющей и отношения людей и их психику», особенно заметен «товарный фетишизм» в романах «Золото» и «Дикое счастье». А роман «Хлеб» критик называет «книгой гнева и боли», в которой показан переход от стадии мелкого накопления к крупным буржуазным формам отношений капитала к сельскому хозяйству.

В пятой части статьи К.Боголюбов говорит о романе «Горное гнездо» как о самом крупном произведении Д. Мамина, в котором «вдумчивый анализ социальных отношений позволяет писателю показать гнилость не только крепостнической, но и капиталистической системы хозяйствования на уральских заводах» [2: 7]. По мнению К. Боголюбова, в романе автор изобразил «закулисную сторону заводской частной жизни», а в композиционном отношении роман богат яркой портретной галереей. Для создания образа Демидова (в романе Лаптев) писатель проследил жизненный путь исторической личности и изучил его родовое древо. Герой Лаптев - это «меткая и злая карикатура на магнатов капитала», а «царица Раиса» - это приспособившаяся к новой экономической обстановке интеллигентка, потерявшая весь свой внешний лоск и превратившаяся в «умного и потому еще более опасного зверя» [2: 9]. Рабочих Д.Мамин описывает дифференцированно: есть среди них «заводские мастеровые», «рудниковые рабочие», «транспортные», «черномазые углежоги», и старики, в которых по согнутым в дугу спинам, подгибающимся коленям и дрожащим корявым рукам можно было сразу «узнать бывших огненных и рудниковых рабочих». Описание портретов героев у Мамина не отвлеченное, «не просто паспортизация отдельных примет - это результат долгих наблюдений, глубокого изучения, освещенный самой искренней симпатией автора к обездоленным труженикам» [2: 12]. Критик отмечает также социальную функцию изображения природы у писателя: «природа у Мамина если и служит фоном, то таким фоном, на котором только резче выступают уродства социальных отношений» [2: 13]. Среди особенностей реализма Мамина критик замечает чуткость к деталям, которые помогают создать «социальное содержание образа», и представить реальную конкретику.

К. Боголюбов справедливо говорит, что «Мамин не может быть назван и писателем-областником, писателем для одного района -изображаемые им процессы имели не только уральское, но и общероссийское распространение и значение» [2: 6], что все творчество Д. Мамина - утверждение общечеловеческих истин, показанных на региональном материале.

В критико-биографическом очерке к роману Д. Мамина «Три конца» К. Боголюбов выделяет этот роман как произведение большой художественной ценности, в котором представлена широкая панорама

горнозаводского быта на переломном этапе реформы в 1861 году. Сам Д. Мамин с большим увлечением работал над этим романом с осени 1887 г., до мая 1890 г. Большинство критиков называют «Три конца» летописью горнозаводского Урала. Действительно, по охвату событий и лиц «Три конца» представляют собой исключительное литературное явление. В романе дана история крушения посессионной горнозаводской промышленности. «Три конца» - это три основные группы горнорабочих рабочих типичного уральского завода. Гонимые нуждой, они пришли сюда с трех разных «концов» - «одни с Украины, другие из Тульской губернии, а третьи жили здесь издавна, это раскольники, крепостные крестьяне» [4: 6]. Роман построен на историческом материале и рассказывает о событиях, произошедших на Висимо-Шайтанском заводе: падение крепостного права, ожидание воли, поиск новых земель, возвращение путников обратно на завод. Уральское заводское население представлено «во всей его пестроте»: рабочие, крестьяне, буржуазия и заводская администрация, «кержаки» и «мочегане», вплоть до заводских разбойников. Читатель найдет здесь широкую картину заводского быта: «огненная работа», сенокос, борьба, кержацкое моленье, кабацкая попойка, и все это на фоне живописной уральской природы. Д. Мамин интересуется не только экономическим положением рабочего, его отношением к заводским властям и заводских властей к нему, но и «яркими бытовыми штрихами» и «психологией» героев. Среди персонажей романа можно выделить мастера Никитича - «фигуру», «нарисованную» с большой симпатией, старика Самойлу Евтихыча, героя «патриархальной старины», заводоуправителей-самодуров Луку Назарыча и Голиковского и др.; интересны также контрастные женские образы Аглаиды, старицы Енафы и конечно Нюрочки Мухиной. И все же главная сила романа «Три конца» в художественно-исторической неповторимости, именно поэтому произведение заслуживает пристального внимания, и К. Боголюбов настоятельно советует уральскому читателю внимательно прочитать «посвященные его дедам страницы большого и чуткого писателя, который дал такие красочные и яркие картины прошлого Урала» [4: 14].

Повесть «Охонины брови» - прекрасный материал для понимания идеологии Д. Мамина: писатель осуждает жестокость, он против насилия, против «крови». В предисловии к повести «Охонины брови» К. Боголюбов говорит о художественной ценности произведения, замечает новации в реалистической манере письма Д. Мамина: автор «ввел романтический элемент в описание «роковой» любви Белоуса и Гермогена, романтизировал образ Охони» [3: 3]. Главная ценность повести - правдивая характеристика эпохи, по которой «можно восстановить основной ход исторических событий, расстановку общественных сил накануне и во время пугачевщины» [3: 4]. Д. Мамин пользовался документальными материалами по истории

«Дубинщины» и пугачевского восстания. Боголюбов подчеркивает, что «история крестьянского революционного движения на Урале в художественной литературе не освещена», поэтому повесть Д. Мамина имеет важное значение: воспроизводит в образной форме отдельные моменты монастырской жизни, а главное «показывает положение крепостных рабочих во второй половине XVIII столетия». События повести относятся к 1773-1774 годам, в центре которых Далматовский монастырь. Точно описан Введенский женский монастырь (в повести «Дивья обитель»), упомянута «сидевшая в затворе вот уже двадцать лет» боярыня из Петербурга (княжна Юсупова, сосланная при Анне Иоанновне «за волшебство»), полностью совпадает с историческими данным портрет игумена Моисея. Однако Боголюбов отмечает, что, «читая описание боевых операций, следует помнить, что Мамин не ставил перед собой задачи написать историю пугачевского движения на Урале. Многое он воспринимал в точности, следуя за документами той эпохи, но многое изменил» [3: 5]. К. Боголюбов советует читателям и будущим писателям обратить пристальное внимание на повесть «Охонины брови», в которой «Мамин-Сибиряк пошел по пути правдивого изображения исторических событий» [3: 8].

Все вступительные статьи понравились П. П. Бажову, он их принял как редактор, видимо, без каких-то принципиальных доработок, потому что К. Боголюбов знал, что такое социально-политическая интерпретация литературы. Боголюбовская аналитика маминских романов и повести «Охонины брови» была новой и стимулирующей [1: 111-123].

Высоко оценивая язык произведений Д. Мамина, считая его колоритным, образно выразительным, П. Бажов понимал, что не вся лексика Х!Х века будет доступна современному читателю, тем более рабочим леспромхозов. Поэтому как редактор он выделил целый ряд слов и историко-культурных понятий и прокомментировал их. П. Бажов также счел нужным дать пояснение некоторых исторических фактов, чтобы читатель, не знакомый с историей, понял их смысл. В целом комментарий к «Охониным бровям» и «Трем концам» необходим, потому что описываются события, достаточно отдаленные по времени [5: 123-131].

Книги Д. Мамина «Горное гнездо», «Три конца», и «Охонины брови», подготовленные к печати редактором П. Бажовым и литературным критиков К. Боголюбовым, стали значительным фактом культурной жизни. Вступительные статьи К. К. Боголюбова с их идеологическим и методологическим подходом, обусловленным ленинской оценкой, явились основой для изучения творческого наследия Д. Мамина вплоть до конца XX века. Объяснения, данные писателем и редактором, помогали пониманию исторических реалий, устаревших лексических единиц и, в конечном итоге, способствовали

включению произведений Д. Мамина в социалистическую культуру. В июле 19б6 года на заседании Ученого совета музея им Д. Н. Мамина-Сибиряка, посвященном обсуждению издания собрания сочинений писателя, К. Боголюбов особо отметил бажовское издание 1934 года в Гослестехиздате: «Там, что особенно мне понравилось, - это принцип отбора материала, народная тема проходит через все четыре тома: «Бойцы», «Горное гнездо», «Три конца», «Охонины брови». П. П. Бажов подобрал, м.б. и субъективно, больше нельзя было, ему не разрешили, четыре книжки и все. И это были первые шаги, и важно еще то отметить, что из года в год выпуск этих изданий увеличивался и, если посмотреть, каким тиражом сейчас выходят маминские издания, мне кажется, они давно уже перешли за миллион» [7: б26].

Список литературы

1. Блажес В.В. Константин Боголюбов и Павел Бажов (из истории литературы Урала 1930-1940 гг.) // Литература Урала: история и современность: сб. ст. - Екатеринбург, 2007. - Вып 3. - Т. 2.

2. Боголюбов К. Д. Н. Мамин-Сибиряк (18б2-1912) // Д.Н. Мамин-Сибиряк. Горное гнездо. - Свердловск, 1934.

3. Боголюбов К. Предисловие // Д. Н. Мамин-Сибиряк. Охонины брови. -Свердловск 1934.

4. Боголюбов К. Три конца. Критико-биографический очерк // Д. Н. Мамин-Сибиряк. Три конца. - Свердловск, 1934.

б. Приловская О. В. П. П. Бажов как редактор Д. Н. Мамина-Сибиряка // Литература Урала: история и современность: сб. ст. - Екатеринбург, 2007. - Вып 3. -Т. 2.

6. Мамин-Сибиряк Д.Н. Три конца. - Свердловск, 1934.

7. Стенограмма заседания Ученого совета музея Д. Н. Мамина-Сибиряка

2 июля 19б6г. // Фонды Объединенного музея писателей Урала. - Свердловск, 1 9б6.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.