Научная статья на тему 'Результаты береговых наблюдений белухи ( Delphinapterus leucas) в водах Чукотки'

Результаты береговых наблюдений белухи ( Delphinapterus leucas) в водах Чукотки Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

CC BY
281
83
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БЕЛУХА / БЕРЕГОВЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ / ЧУКОТСКИЙ ПОЛУОСТРОВ / БЕРИНГОВО МОРЕ / ЧУКОТСКОЕ МОРЕ / МИГРАЦИИ / ПРИБРЕЖНЫЕ СКОПЛЕНИЯ / ЗИМОВКА / DELPHINAPTERUS LEUCAS / BELUGA WHALE / ASHORE OBSERVATION / CHUKCHI PENINSULA / BERING SEA / CHUKCHI SEA / MIGRATION / RESIDENT STOCK / WINTERING

Аннотация научной статьи по биологическим наукам, автор научной работы — Соловьёв Борис Андреевич, Загребин Игорь Александрович, Глазов Дмитрий Михайлович, Литовка Денис Игоревич, Косяк Анатолий Васильевич

Проанализированы результаты береговых наблюдений за белухами в водах, омывающих Чукотский полуостров, в 1999–2012 гг. Данные собраны инспекторами национального парка «Берингия» на 12 наблюдательных пунктах, расположенных на берегах Чукотского и Берингова морей и Берингова пролива. Показано, что отдельного прибрежного скопления белухи в западной части Чукотского моря не существует. Предполагается возможная зимовка белухи в Беринговом проливе и прилежащих к нему южных районах Чукотского моря. Сделаны выводы о различиях в подходах белух у северного и южного прибрежий Чукотки.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по биологическим наукам , автор научной работы — Соловьёв Борис Андреевич, Загребин Игорь Александрович, Глазов Дмитрий Михайлович, Литовка Денис Игоревич, Косяк Анатолий Васильевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Results of ashore observations on beluga whale ( Delphinapterus leucas) in Chukotka waters

Results of ashore observations on beluga whale conducted by inspectors of Beringia National Park from 12 observation points along the coasts of the Bering and Chukchi Seas in 1999–2012 are analyzed. The observations do not confirm any resident stock of beluga whales in the western Chukchi Sea; they winter regularly only in its southern part and in the Bering Strait. Differences in the beluga whales runs to the northern and southern coasts of Chukchi Peninsula are defined.

Текст научной работы на тему «Результаты береговых наблюдений белухи ( Delphinapterus leucas) в водах Чукотки»

2013

Известия ТИНРО

Том 174

УДК 599.535(268.56) Б.А. Соловьёв1, 2, И.А. Загребин3, Д.М. Глазов2, Д.И. Литовка4, А.В. Косяк3*

1 Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, 119234, г. Москва, Ленинские горы, 1;

2 Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, 119071, г. Москва, Ленинский проспект, 33;

3 Национальный парк «Берингия», 689251, Чукотский автономный округ, пос. Провидения, ул. Набережная Дежнёва, д. 35, кв. 2;

4 Чукотский филиал Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра,

689000, Чукотский автономный округ, г. Анадырь, ул. Отке, 56

РЕЗУЛЬТАТЫ БЕРЕГОВЫХ НАБЛЮДЕНИЙ БЕЛУХИ (DELpHINApTERus LEucas) В ВОДАХ ЧУКОТКИ

Проанализированы результаты береговых наблюдений за белухами в водах, омывающих Чукотский полуостров, в 1999-2012 гг. Данные собраны инспекторами национального парка «Берингия» на 12 наблюдательных пунктах, расположенных на берегах Чукотского и Берингова морей и Берингова пролива. Показано, что отдельного прибрежного скопления белухи в западной части Чукотского моря не существует. Предполагается возможная зимовка белухи в Беринговом проливе и прилежащих к нему южных районах Чукотского моря. Сделаны выводы о различиях в подходах белух у северного и южного прибрежий Чукотки.

Ключевые слова: белуха, Delphinapterus leucas, береговые наблюдения, Чукотский полуостров, Берингово море, Чукотское море, миграции, прибрежные скопления, зимовка.

Solovyev B.A., Zagrebin I.A., Glazov D.M., Litovka D.I., Kosyak A.V. Results of ashore observations on beluga whale (Delphinapterus leucas) in Chukotka waters // Izv. TINRO. — 2013. — Vol. 174. — P. 149-157.

Results of ashore observations on beluga whale conducted by inspectors of Beringia National Park from 12 observation points along the coasts of the Bering and Chukchi Seas in 1999-2012 are analyzed. The observations do not confirm any resident stock of beluga whales in the western Chukchi Sea; they winter regularly only in its southern part and in the Bering Strait. Differences in the beluga whales runs to the northern and southern coasts of Chukchi Peninsula are defined.

* Соловьёв Борис Андреевич, аспирант, инженер, e-mail: solovyev.boris@gmail.com; Загребин Игорь Александрович, и.о. директора, e-mail: beringiapark_chu@mail.ru; Глазов Дмитрий Михайлович, ведущий инженер, e-mail: dglazov@yandex.ru; Литовка Денис Игоревич, старший научный сотрудник, e-mail: d-litovka@yandex.ru; Косяк Анатолий Васильевич, заместитель директора, e-mail: beringiapark_chu@mail.ru.

Solovyev Boris A., post-graduate student, engineer, e-mail: solovyev.boris@gmail.com; Zagrebin Igor A., acting director, e-mail: beringiapark_chu@mail.ru; Glazov DmitryM., leading engineer, e-mail: dglazov@yandex.ru; Litovka Denis I., senior researcher, e-mail: d-litovka@yandex.ru; KosyakAnatoly V., deputy director, e-mail: beringiapark_chu@mail.ru.

Key words: beluga whale, Delphinapterus leucas, ashore observation, Chukchi Peninsula, Bering Sea, Chukchi Sea, migration, resident stock, wintering.

Введение

Значительную часть своего миграционного цикла белуха Delphinapterus leucas проводит в прибрежных водах (Клейненберг и др., 1964; Sergeant, Brodie, 1969; Lydersen et al., 2001), в связи с этим она традиционно добывается коренными малочисленными народами Севера и Дальнего Востока России. В настоящее время промысел белухи не имеет прежнего значения, тем не менее ежегодно коренным жителям Чукотки выдается квота на добычу 160 голов белухи в Чукотском и Беринговом морях.

По данным научного подкомитета Международной китобойной комиссии (International Whaling Commission — IWC) в чукотских водах наблюдаются белухи 5 популяций. Белухи анадырской и западночукотской популяций встречаются в летнее время соответственно в Анадырском заливе (к западу от зал. Креста) и западной части Чукотского моря. При этом отмечена недостаточность достоверных свидетельств существования западночукотской популяции. Белухи трёх других популяций, образующих летние скопления на востоке Берингова моря, в восточной части Чукотского моря и моря Бофорта, по-видимому, посещают Берингово море и прибрежье Чукотского полуострова только в зимний период: это животные летних скоплений на востоке Берингова моря, восточной части Чукотского моря и моря Бофорта*.

Современные знания о распределении белух в водах, омывающих Чукотский полуостров, базируются преимущественно на результатах опросов местных жителей (Клу-мов, 1939; Клейненберг и др., 1964; Mymrin, Huntington, 1999; Кочнев, 2003) и береговых наблюдений, выполненных в 1994-1996 гг. (Melnikov et al., 2001). Некоторые данные были получены в результате попутных наблюдений при учётах гренландского кита Balaena mys-ticetus в 1999-2000 гг. (Melnikov et al., 2001), телеметрических исследований в 2001-2003 гг. (Suydam et al., 2001; Литовка и др., 2002) и весенних авиаучётных работ в 2005-2006 гг. (Литовка и др., 2006). Однако накопленные данные из-за фрагментарности и методических ограничений предоставляют возможность в основном для построения гипотез о характере пространственного перераспределения белухи в годовом миграционном цикле.

Цель данной работы — оценить значение прибрежных вод, омывающих Чукотский полуостров, в миграционном цикле белухи Северной Пацифики и тихоокеанского сектора Арктики и обобщить имеющиеся представления о ее перемещениях в описываемой акватории. Результаты данного анализа основываются на наблюдениях, выполненных инспекторами национального парка «Берингия», а также на литературных данных.

Материалы и методы

В 1999 г. в национальном парке «Берингия» (до 2013 г. — природно-этнический парк «Берингия») на Чукотском полуострове организована и функционирует сеть береговых наблюдательных пунктов. В обязанности наблюдателей входит документирование основных природных явлений и встреч морских животных, в том числе белух.

Наблюдения выполнялись инспекторами парка начиная с 1999 г. круглогодично по единой методике, разработанной В.В. Мельниковым (2012). Наблюдения велись с берега визуально и с помощью биноклей, при этом дальность обнаружения в хорошую погоду не превышала 10 км. Сеть наблюдательных пунктов организована в 10 береговых поселениях, относительно равномерно распределённых по всему побережью Чукотского полуострова: Нунлигран, Сиреники, Провидения, Новое Чаплино, Янракыннот, Лорино, Лаврентия, Уэлен, Инчоун, Энурмино (рис. 1). В отдельные годы информация собиралась ещё в двух пунктах: Нешкан (2002 и 2005 гг.) и Энмелен (1999, 2000 гг.). Временами сбор данных в том или ином пункте прерывался в связи с болезнью, отпуском инспектора или непогодой.

* International Whaling Commission. Report of the Sub-Committee on Small Cetaceans // J. of Cetacean Res. and Manag. — 2000. — № 2. — P. 235-264.

Рис. 1. Наблюдательные пункты на побережье Чукотского полуострова в 1999-2012 гг.

Fig. 1. Observation points along the coasts of Chukchi Peninsula in 1999-2012

Наблюдатели находились на берегу ежедневно на протяжении большей части светового дня. Необходимо подчеркнуть, что в обязанности инспекторов не входило непрерывное сканирование акватории, однако они жили на берегу, а их работа связана с морем, что позволяло им регулярно осматривать доступный сектор прибрежья в течение дня, собирать и фиксировать встречи животных.

Кроме этого, инспекторы собирали опросную информацию о встреченных животных от других жителей поселений — охотников и рыбаков. Эпизодически наблюдения производились во время выходов в море на лодках и с кромки припайного льда. Обычно же в зимние месяцы, когда ширина припая достигала нескольких километров, инспекторы могли наблюдать животных только в дни, когда ветер взламывал лёд и белухи могли подойти к берегу. На участках с постоянно открытым морем (южное прибрежье полуострова) условия зимних наблюдений всегда были более благоприятными, а результаты учётов морских млекопитающих в течение года — более полными.

Все данные вносились в дневники наблюдений установленного парком образца: каждый день записывались сведения о месте (пункте) и времени наблюдения, погодных условиях, волнении, ледовом покрове, количестве морских млекопитающих и их видовой принадлежности. Для белух, помимо этого, отмечалось количество особей в группе, при возможности определялся половозрастной состав, направление и характер движения группы, особенности её поведения.

Сбор данных о подходах объекта питания белухи — сайки Boreogadus saida — носил факультативный характер: инспекторы отмечали подходы рыбы только в связи с успешной рыбалкой жителей поселения.

Наиболее полные данные для основных 10 пунктов были получены за 2007-2010 гг., поэтому для статистического анализа использовались данные только этих лет.

Для облегчения последующей интерпретации и сравнения полученных результатов с литературными данными все наблюдательные пункты были разделены на три группы:

Северное прибрежье Чукотского полуострова. Наблюдательные пункты от пос. Нешкан до Уэлена, располагаются на косах и мысах.

Восточное прибрежье Чукотского полуострова (Берингов пролив). Наблюдательные пункты от пос. Лаврентия до Провидения, располагаются в заливах, фьордах.

Южное прибрежье Чукотского полуострова (Анадырский залив). Наблюдательные пункты от пос. Сиреники до Энмелена, располагаются на открытом берегу.

В общей сложности на всех наблюдательных пунктах зарегистрировано 395 наблюдений белух (из них в основных 10 пунктах — всего 382, а в период с 2007 по 2010 г. — 164 наблюдения). Отмечено 50287 особей, при этом для подавляющего большинства из них указано направление перемещения и поведение, нет данных только для 20 встреч (рис. 2).

Статистическая обработка производилась с помощью программы R v. 2.14.1 в RStudio v. 0.94.110. При проведении дисперсионного анализа каждая выборка тестировалась на предмет гомогенности, нормальности и независимости. В случае необходимости выборки подвергались трансформации. Уровень значимости для всех тестов определялся как p < 0,05. Также использовались программные среды Microsoft Excel 2010 и Adobe Photoshop CS4.

1

IV 1

*1 vj/'e

° 1 w4 X

_r3l

'Jf * z.

/~\a ( '©

П2 ni \J* \

Н«шми Эмурмммо Иичоум Умсм Лмреитм Лорино Янрмыииот Н Чаплине Промдоия Сиреммкм Нумлмграи

Северное прибрежье Восточное прибрежье Южное прибрежье

Рис. 2. Число встреч белух у наблюдательных пунктов побережья Чукотки в 1999-2012 гг. по месяцам и средний размер встреченных групп: диаметр круга пропорционален среднему размеру групп белух (от 1 до 2000 экз.), цифра рядом означает количество встреч

Fig. 2. Number of the beluga whale sightings from the observation points in 1999-2012, by months and mean size of the beluga groups (circles diameter is proportional to the group size in the range 1-2000 ind.; number of the sightings in each point is shown by nearby figures)

Результаты и их обсуждение

Северное прибрежье. Дисперсионный анализ показал, что существует достоверная зависимость встречаемости животных в акваториях различных наблюдательных пунктов от сезона (р = 0,00001). Так, в северном прибрежье белуха наблюдается в основном поздней осенью — ранней зимой в ноябре-декабре (рис. 2).

Почти все описанные встречи белухи происходили одновременно с подходами сайки (более 70 % случаев в 2001-2010 гг.).

В январе-марте белуха практически не отмечалась. Ширина припая в эти месяцы часто достигала 10 км. Наблюдатели вновь начинали регистрировать белуху в весенние месяцы, когда уменьшалась ширина припая — с конца марта по апрель, как правило, в заприпайных пространствах открытой воды. В эти месяцы белуха здесь значительно более редка и малочисленна по сравнению с ноябрём-декабрём. Большинство встреч отмечалось в районе пос. Уэлен (рис. 2). В летние месяцы (июнь-август), также как и ранней осенью, белуха в северном прибрежье Чукотского полуострова не встречалась.

Животные наблюдаются здесь чаще всего группами небольшого размера: медианный размер групп, отмеченных из пос. Уэлен, равен 20 особям (рис. 2).

Перемещались белухи в северном прибрежье в основном вдоль берега, причём вне зависимости от сезона на восток несколько чаще, чем на запад (рис. 3).

Максимальная продолжительность подходов белух в северном прибрежье не превышала 10 дней в месяц, в среднем около 2 дней. При этом животные находились в относительной близости к берегу на протяжении всего ледового сезона (рис. 4), о чем свидетельствовали подходы сразу после образования трещин и разводьев, даже в январе-марте.

Восточное прибрежье. Несмотря на то что время, затраченное на наблюдения в пунктах на восточном побережье Чукотки, сопоставимо со временем, затраченным в пунктах на северном и южном побережьях (см. рис. 1), белухи здесь практически не отмечались (см. рис. 2).

Редкие встречи фиксировались в прол. Сенявина (пос. Янракыннот) и в бухте Ткачен (пос. Новое Чаплино). Обычно белухи заходили небольшими группами — до 50 особей — и отмечались наблюдателями у кромки припая в зимние и весенние месяцы. Однако зафиксированы случаи подходов крупных стад белух (до 2000 особей), например, 2-3 мая 2006 г. в прол. Сенявина.

Северное прибрежье:

N N N

Нунлигран Сиреники

Рис. 3. Направления перемещений белух у некоторых наблюдательных пунктов Чукотки в 1999-2012 гг. Количество наблюдений для каждой из сторон света — по вертикальной оси, заштрихованные зоны соответствуют берегу

Fig. 3. Directions of beluga whale movement in vicinity of the most representative observation points in 1999-2012. Number of observations the movement toward each direction is shown, the coastward directions are shaded

Рис. 4. Среднее количество дней, в которые наблюдатели отмечали белух в течение каждого месяца, для некоторых наблюдательных пунктов Чукотки в 1999-2012 гг.

Fig. 4. Average number of days per each month with beluga whales observations from the most representative points of Chukchi Peninsula in 1999-2012

Интересно отметить сделанное 21 апреля 2006 г. наблюдение: среди льдов находились «совсем маленькие» (возможно, новорождённые) особи в группе из 90 животных. Появление белух в этом районе наблюдатели связывали с подходами наваги или сайки. Здесь, как и в северном прибрежье, белуха никогда не отмечалась в безледовый период (рис. 2, 4).

Южное прибрежье. Белуха наблюдалась здесь в течение всего ледового сезона, а отдельные животные — даже в июне-августе. Основные подходы отмечались в весенние месяцы — в апреле-мае (рис. 2), во время массовой миграции с запада на восток (см. рис. 3). Эти группы были относительно небольшими — медианный размер 50 особей. В пос. Сиреники белух видели чаще и больше, чем в пунктах Нунлингран и Энмелен. Чёткой связи между встречаемостью белухи с подходами ее основных кормовых объектов наблюдателями не отмечалось. Ход белухи обычно был краткосрочен и наблюдался всего 2-4 дня в месяц (см. рис. 4).

Второй пик хода белух отмечался только в пос. Сиреники в декабре-январе, с началом формирования ледового покрова. Белухи чаще всего продвигались вдоль берега на восток, но медианный размер групп был уже значительно больше — 175 особей. Двойной пик хода белух — не случайное явление, связанное в отдельные годы с какой-то особой ледовой обстановкой, а регулярно повторяющееся событие. Однофакторный дисперсионный анализ показал достоверное различие между средними размерами групп, наблюдаемых у пос. Сиреники во время зимнего и весеннего пиков хода белухи (р = 0,0009).

Вдоль южного побережья Чукотского полуострова белухи движутся на удалении от берега от 3 м и более. В отличие от северного прибрежья, здесь мощный припай образовывался редко, что позволяло проводить наблюдения на протяжении всего зимнего сезона.

В настоящее время общая схема миграций белухи в Северной Пацифике и тихоокеанском секторе Арктики представляется следующим образом.

В летний сезон (конец июня — конец сентября) эти животные на относительно короткий срок образуют концентрации у североамериканского побережья: в лагуне Касегалюк, заливах Коцебу и Нортон, в эстуариях рек Юкон и Маккензи, а также в Северном Ледовитом океане среди 8-9-балльных льдов до 80° с.ш. (Norton, Harwood, 1986; Frost et al., 1993; Suydam et al., 2001; COSEWIC ..., 2004*; Мельников, 2012).

Осенью, с началом льдообразования, часть белух смещается из моря Бофорта и восточных районов Чукотского моря в западные, доходя до о. Врангеля и даже заходя

* COSEWIC assessment and update status report on the beluga whale Delphinapterus leucas in Canada. Committee on the Status of Endangered Wildlife in Canada. — Ottawa, 2004. — 70 p. http://www.sararegistry.gc.ca/status/status_e.cfm.

в Восточно-Сибирское море (Кочнев, 2003). В сентябре-декабре с пиком в ноябре белухи начинают регулярно подходить к северному побережью Чукотки с продвижением в район Берингова пролива. Зиму белухи проводят в основном в Беринговом море, а наиболее массовые скопления животных образуются у мыса Наварин и к северу от него (Литовка и др., 2006; Мельников, 2012). Весной (в апреле — начале июня) происходит активная миграция животных к местам летних концентраций через Берингов пролив.

Полученные нами результаты в общем подтверждают и уточняют эти представления о распределении и миграциях белух данного региона. Практически полное отсутствие белух в северном прибрежье Чукотского полуострова в безледовый сезон свидетельствует в пользу того, что отдельной популяции в западной части Чукотского моря, скорее всего, не существует. Если допустить её существование*, то придётся признать, что либо это единственная популяция в пределах всего ареала, не имеющая своих мест летних концентраций в прибрежье, либо она образует единые прибрежные концентрации с популяцией моря Бофорта (Norton, Harwood, 1986) или восточночукотской популяцией (Frost et al., 1993; International Whaling Commission ..., 2000*), но изолируется от них в зимний период.

Пример сосуществования двух популяций в одних прибрежных местообитаниях летом и разделения их зимой существует в Канаде, где у берегов о. Сомерсет летом собираются белухи, зимующие на севере моря Баффина и на востоке — у западного побережья Гренландии (International Whaling Commission ., 2000*; Richard et al., 2001a).

Маловероятно, что западночукотская популяция не имеет своих летних мест концентраций в прибрежье, а для признания существования ее совместных прибрежных концентраций с популяцией моря Бофорта необходимы генетические доказательства. Без них любые рассуждения о существовании западночукотской популяции белухи представляются нам бессмысленными.

Существует два свидетельства в пользу того, что белухи могут зимовать не только в Беринговом море, как это принято считать (International Whaling Commission ., 2000*; Кочнев, 2003; Литовка и др., 2006), но и в южной части Чукотского моря. Косвенно это следует из размера групп, чаще всего встречающихся в северном прибрежье Чукотского полуострова (медианный размер для Уэлена 20 особей). Г.Г. Матишов и Г.Н. Огнетов (2006), исследуя связь между размерами группы и поведением белух в Белом, Баренцевом и Карском морях, отмечают, что белухи обычно держатся небольшими группами, собираясь в крупные стада для совершения миграций. Для описания этого явления они используют выражение «высокий показатель стадности белухи в миграционный период». В нашем случае только 10 % отмеченных групп насчитывали 100-350 особей и поэтому уверенно могут быть отнесены к мигрирующим на зиму в Берингово море. Это, вероятно, означает, что большинство отмеченных в северном прибрежье Чукотки белух совершает местные кочёвки, а не какие-то длительные сезонные миграции.

Другим свидетельством зимовки белухи в южной части Чукотского моря служат оперативное появление белух в связи с подходами сайки и открывающимися пространствами воды у берега в зимние месяцы, а также подходы зверей в марте сразу после уменьшения ширины припайной полосы. В этом районе существует стационарная за-припайная полынья (Niebauer et al., 1999; Атлас ..., 2011**), кроме того, известно, что белухи не избегают 9-10-балльных льдов (Richard et al., 2001b; Suydam et al., 2001). Всё это позволяет предположить, что значительная часть особей, наблюдаемых в прибрежье пунктов Энурмино, Инчоун и Уэлен, остается зимовать в южных районах Чукотского моря, прилежащих к Берингову проливу.

Значительно большее количество белух, наблюдаемое у пос. Уэлен по сравнению с пунктами Энурмино и Инчоун, свидетельствует о том, что далеко не все животные из восточной части Чукотского моря и моря Бофорта при осенней миграции «дела-

* International Whaling Commission ... (2000).

** Атлас биологического разнообразия морей и побережий российской Арктики. — М. : WWF России, 2011. — 64 с.

ют крюк» через западную прибрежную часть Чукотского моря и восточные районы Восточно-Сибирского моря. По-видимому, большинство белух идёт в Берингово море через Берингов пролив напрямую или мористее, не приближаясь к берегам (Мельников, 2012). Также значительное количество животных перемещается осенью из моря Бофорта через восточную часть Чукотского моря прямо в Берингов пролив, не заходя в западную часть Чукотского моря (Moore, 2000).

Такая же картина наблюдается в Беринговом море: крупные стада, проходящие вдоль берега, регулярно отмечаются только в Сирениках и не отмечаются в Энмелене и Нунлигране.

Возможно, это связано с тем, что зимой ледовая обстановка у Сиреников и Нунли-грана различна: у побережья в районе пос. Сиреники постоянно формируется полынья, которая простирается до о. Святого Лаврентия; в прибрежье пос. Нунлигран течение поджимает ледовые поля к берегу и море закрыто сплочёнными льдами с небольшими участками открытой воды, поэтому наблюдатели могут не видеть белух вдалеке.

Если в северном прибрежье белухи кочуют, преследуя и поедая сайку, то вдоль южного побережья животные мигрируют, не демонстрируя кормового поведения.

Несмотря на наличие косаток (Orcinus orca) плотоядного экотипа, в акватории Чукотского полуострова (Melnikov, Zagrebin, 2005; Мельников, 2012) белуха не мигрирует по траектории, повторяющей форму береговой линии. Последнее происходит в акватории архипелага Шпицберген, где животные перемещаются на большие расстояния в непосредственной близости от берега (Lydersen et al., 2001). Возможно, это связано с тем, что сроки пребывания белухи здесь расходятся со сроками появления косатки. За всё время наблюдений В.В. Мельникова (2012) — в 1992-2003 гг. — было отмечено всего 2 случая охоты косатки на белуху.

В.В. Мельников с соавторами (Melnikov et al., 2001) писали ранее о двух пиках встречаемости белухи в северной части Берингова моря (пос. Сиреники) в декабре-январе и апреле-мае, но не отмечали, что направление прохождения белух вдоль берега всегда оставалось восточным и юго-восточным (см. рис. 3). Такое направление движения в декабре-январе не вписывается в существующие представления, согласно которым белухи мигрируют в это время на запад вдоль южного берега Чукотского полуострова на зимовку. Такие результаты береговых наблюдений могут означать, что проход белух на запад происходит мористее, вне видимости наблюдателей, а вдоль сирениковского берега наблюдается некая локальная миграция на восток, связанная с преобладающим течением (Stabeno et al., 1999). Впрочем, против такого предположения свидетельствует регулярность наблюдаемой миграции и крупный размер групп (медианный размер — 175 особей), т.е. причин движения белух вдоль южного побережья Чукотского полуострова в районе пункта Сиреники в декабре-январе пока не выявлено. В декабре 2012 г. впервые с 1999 г. большинство наблюдаемых групп прошло мимо пункта наблюдений на запад. В других пунктах южного прибрежья (Нунлигран и Энмелен) выраженного пика зимней миграции не наблюдается.

Заключение

Таким образом, анализ собранных данных подтвердил предположение, что отдельного прибрежного скопления белухи в западной части Чукотского моря не существует, а значит, скорее всего, не существует и западночукотской популяции белухи. Результаты нашего исследования свидетельствуют также о возможной зимовке белухи в Беринговом проливе и прилежащих к нему южных районах Чукотского моря. Данные береговых наблюдений позволили судить и о различиях в подходах белух в северном и южном прибрежьях Чукотского полуострова. Они показали, что в южном прибрежье осенью стабильно наблюдается преобладание движения белух в восточном направлении.

Авторы выражают глубокую благодарность инспекторам национального парка «Берингия» Н. Кычи, О.П. Рахтилькуну, А.В. Апалю, В.В. Семыкину, И.В. Вуквуну, В.В. Стружикову, В.В. Гувалину за их ежедневный труд: наблюдения и сбор данных для

нашего исследования. Также мы признательны нашим коллегам С.Е. Беликову, А.А. Кочневу, В.В. Мельникову, И.Г. Мещерскому, О.В. Шпак за ценные консультации и замечания в процессе написания статьи.

Список литературы

Клейненберг С.Е., Яблоков А.В., Белькович В.М., Тарасевич М.Н. Белуха. Опыт монографического исследования вида. — М. : Наука, 1964. — 455 с.

Клумов С.К. Белуха Советского Севера (сырьевая база и промысел) : Тр. ВНИРО. — 1939. — Т. 12. — 78 с.

Кочнев А.А. О миграциях и сезонном распределении белухи (Delphinapterus leucas) в Чукотском и Восточно-Сибирском морях // Зоол. журн. — 2003. — Т. 82, № 9. — С. 1112-1121.

Литовка Д.И., Хоббс Р.С., Лаидре К.Л. и др. Телеметрические исследования белухи Delphinapterus leucas в Анадырском заливе (Чукотка) // Морские млекопитающие Голарктики : сб. науч. тр. — М. : Совет по мор. млекопит., 2002. — C. 161-163.

Литовка Д.И., Черноок В.И., Кочнев А.А. и др. Распределение белухи (Delphinapterus leucas) и гренландского кита (Balaena mysticetus) в северо-западной части Берингова моря по данным авиаучета в апреле 2005 и 2006 гг. // Морские млекопитающие Голарктики : сб. науч. тр. — СПб. : Совет по мор. млекопит., 2006. — С. 323-327.

Матишов Г.Г., Огнетов Г.Н. Белуха Delphinapterus leucas арктических морей России : монография. — Апатиты : КНЦ РАН, 2006. — 295 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Мельников В.В. Китообразные (Cetacea) Тихоокеанского сектора Арктики: современное распределение, миграции, численность : дис. ... д-ра биол. наук. — Владивосток, 2012. — 305 с.

Frost K.J., Lowry L.F. and Carroll G. Beluga whale and spotted seal use of a coastal lagoon system in the northeastern Chukchi Sea // Arctic. — 1993. — Vol. 46. — P. 8-16.

Lydersen C., Martin A.R., Kovacs K.M. and Gjertz I. Summer and autumn movements of white whales Delphinapterus leucas in Svalbard, Norway // Mar. Ecol. Prog. Ser. — 2001. — Vol. 219. — P. 265-274.

Melnikov V.V., Zagrebin I.A. Killer whale predation in coastal waters of Chukotka Peninsula // Marine Mamm. Sci. — 2005. — № 21(3). — P. 550-556.

Melnikov V.V., Zagrebin I.A., Zelensky M.A., Ainana L.A. Distribution and migration of the Belukha whales (Delphinapterus leucas) in the Chukchi Sea and Northern Bering Sea // Changes in the atmosphere-land-sea system in the Amerasian Arctic. Proceedings of the Arctic Regional Centre. — Vladivostok : Dalnauka, 2001. — Vol. 3. — P. 187-198.

Moore S.E. Variability of Cetacean Distribution and Habitat Selection in the Alaskan Arctic, Autumn 1982-91 // Arctic. — 2000. — Vol. 53, № 4. — P. 448-460.

Mymrin N.I., Huntington H.P. Traditional knowledge of the ecology of beluga whales (Delphinapterus leucas) in the Northern Bering Sea, Chukotka, Russia // Arctic. — 1999. — Vol. 52. — P. 62-70.

Niebauer H.J., Bond N.A., Yakunin L.P., Plotnikov V.V. An Update on the Climatology and Sea Ice of the Bering Sea // Dynamics of the Bering Sea. — Fairbanks, 1999. — P. 33-34.

Norton P., Harwood L.A. Distribution, abundance and behavior of white whale in Mackenzie estuary : Environmental Studies Revolving Funds. Rep. № 36. — Ottawa, 1986. — 73 p.

Richard P.R., Heide-J0rgensen M.P., Orr J.R. et al. Summer and autumn movements and habitat use by belugas in the Canadian High Arctic and adjacent areas // Arctic. — 2001a. — Vol. 54, № 3. — P. 207-222.

Richard P.R., Martin A.R., Orr J.R. Summer and Autumn Movements of Belugas of the Eastern Beaufort Sea Stock // Arctic. — 2001b. — Vol. 54, № 3. — P. 223-236.

Sergeant D.E., Brodie P.F. Body size in white whales, Delphinapterus leucas // J. Fish. Res. Bd Canada. — 1969. — № 26(10). — P. 2561-2580.

Stabeno P.J., Schumacher J.D., Ohtani K. Physical oceanography of the Bering Sea // The Bering Sea: a Summary of Physical, Chemical and Biological Characteristics and a Synopsis of Research : PICES. — Fairbanks : Alaska Sea Grant Press, 1999. — P. 1-28.

Suydam R.S., Lowry L.F., Frost K.J. et al. Satellite tracking of eastern Chukchi Sea beluga whales into the Arctic Ocean // Arctic. — 2001. — Vol. 54, № 3. — P. 237-243.

Поступила в редакцию 22.05.13 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.