Научная статья на тему 'Репрезентация исторических событий в языковом сознаний: 1917 год'

Репрезентация исторических событий в языковом сознаний: 1917 год Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
240
46
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЯЗЫКОВОЕ СОЗНАНИЕ / САМОИДЕНТИФИКАЦИЯ / ИСТОРИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Пильгун Мария Александровна

В статье анализируется роль исторических событий, в частности 1917 г., в языковом сознании российских молодых людей при самоидентификации. Исследование проводилось в два этапа: массовое анкетирование и фокус-групповое интервьюирование и анализ контента, посвященного 1917 году, собранного из социальных сетей («Фейсбук», «ВКонтакте», livejournal). Для анализа был использован контент-анализ. Обработка полученных данных осуществлялась с помощью программного обеспечения automap и tableau Public. В результате было выявлено, что контент, посвященный событиям Великой Октябрьской социалистической революции, не занимает большого места в современном коммуникативном пространстве. Смешение фактов различных эпох в контенте, связанном с событиями 1917 года, который создают молодые пользователи, в их языковом сознании свидетельствует об отсутствии адекватной интерпретации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Репрезентация исторических событий в языковом сознаний: 1917 год»

УДК 81'22

репрезентация исторических событий в языковом

сознании: 1917 год1

В статье анализируется роль исторических событий, в частности 1917 г., в языковом сознании российских молодых людей при самоидентификации. Исследование проводилось в два этапа: массовое анкетирование и фокус-групповое интервьюирование и анализ контента, посвященного 1917 году, собранного из социальных сетей («Фейсбук», «ВКонтакте», Livejournal). Для анализа был использован контент-анализ. Обработка полученных данных осуществлялась с помощью программного обеспечения Automap и Tableau Public. В результате было выявлено, что контент, посвященный событиям Великой Октябрьской социалистической революции, не занимает большого места в современном коммуникативном пространстве. Смешение фактов различных эпох в контенте, связанном с событиями 1917 года, который создают молодые пользователи, в их языковом сознании свидетельствует об отсутствии адекватной интерпретации.

Ключевые слова: языковое сознание, самоидентификация, исторические события.

В работах Н.В. Уфимцевой особое значение занимают проблемы изучения языкового сознания, этнопсихолингвистические характеристики, психолингвистические аспекты моделирования речевого высказывания, взаимообусловленность языка, культуры и образа мира.

Новаторская концепция Натальи Владимировны базируется на тезисе: «Языковое сознание как объект анализа позволяет уточнить представления об образах сознания, ассоциированных с телами языковых знаков и обычно называемых в лингвистике лексическими значениями, расширить наши знания о динамике развития значений слов в онтогенезе, сформировать более адекватное понимание процесса языкового общения» [Уфимцева 2011: 4].

Последовательное, аргументированное изложение теоретических позиций раскрывается в анализе эмпирического материала и таким образом научная парадигма обогащается новым инструментарием, позволяющим не просто изучать лингвистические феномены, но выходить на междисциплинарный уровень и рас-

1 Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта №15-36-12000. Программа софинансирования грантов РГНФ Научного фонда НИУ ВШЭ.

пильгун Мария Александровна,

профессор,

Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», 127411, Москва, ул. Яхромская, 1-222, e-mail: mpilgun@hse.ru

введение

ширять границы отдельных дисциплин, создавая принципиально новую технологию изучения языкового сознания.

Н.В. Уфимцева творчески развивает идеи Л.С. Выготского, в частности, идею «семического анализа», призванного раскрывать структуру значений и смыслов, а также идеи А.Н. Леонтьева [Леонтьев 1977]. В концепции А.Н. Леонтьева, язык - культурная система координат, сознание - картина мира, включающая человека, его действия и состояния [Леонтьев 1997: 272; 1975: 125].

В центре авторского осмысления наследия выдающихся предшественников оказывается положение о том, что формирование психики личности, включая мышление и речь, в онтогенезе происходит в виде процесса «присвоения» культуры общества [Леонтьев 1965]; см. также работы В.П. Зинченко [Зинченко 1988].

Про мнению Натальи Владимировны, «язык можно рассматривать и как практическое...действенное сознание, и тогда сознание соотнесено с языком как с социальной системой, частью опыта данной нации. Язык ни демиург сознания, ни его содержание, а лишь то, в чем и при помощи чего сознание существует» [Уфим-цева 2011: 109].

Особенно важным для данного исследования представляется тезис о том, что «структура значения слова должна быть различной на разных возрастных этапах развития ребенка, несмотря на тождество употребления слова, и в этой структуре должны найти отражение результаты его социализации» [Уфимцева 2011: 114]. Поскольку, очевидно, возрастные изменения оказывают сильное влияние на самоидентификации российских молодых людей при интерпретации исторических событий.

Таким образом, концепция Н.В. Уфимцевой является теоретической базой для различных аспектов изучения этнопсихолингвистических особенностей языкового сознания, в частности репрезентации исторических событий в языковом сознании современных молодых людей, проявляемых в онлайн и офлайн коммуникациях.

Предмет исследования - репрезентация исторических событий в языковом сознании российских молодых людей (на материале событий 1917 г.).

исследовательский вопрос: какую роль играют исторические события, в частности 1917 г., в языковом сознании российских молодых людей при самоидентификации.

процедуры:

Исследование проводилось в 2 этапа:

Массовое анкетирование и фокус-групповое интервьюирование.

Анализ контента, посвященного 1917 году, собранного из социальных сетей («Фейсбук», «ВКонтакте», Livejournal).

Материал исследования

Опрос 2 000 человек, период июнь - ноябрь 2015 г. (Таблица 1). Опрос проходил в 15 городах, репрезентирующих федеральные округа России (Таблица 2).

В ходе формирования виртуального корпуса текстов Интернета по предмету исследования была собрана база сообщений, содержащих контент, посвященный 1917 году, собранных из социальных сетей («Фейсбук», «ВКонтакте», Livejournal). Срок сбора - с июня по сентябрь 2015 года. 1917 done (пертинент, полная информация).

Метод

Для получения эмпирического материала, отражающего релевантный материал были использованы массовое анкетирование и фокус-групповое интервьюирование и др. В процессе анкетирования респонденты должны были без обращения к каким-либо дополнительным материалам и подсказкам назвать 10 важнейших событий, которые, по их мнению, потрясли Россию в ХХ веке.

Формирование виртуального корпуса текстов Интернета по предмету исследования проводилось на основе междисциплинарного подхода, основанного на концепции культурно-генетического, ретроспективного и системного анализа. Методология основывалась на интеграции социологических (включая Social Network Analysis), психологических и лингвистических методов. Были учтены особенности дискурса медиапространства, сравнительно-исторический анализ развития ситуации по изучаемому предмету в мире и в России с началом активного использования Интернета, анализ ранее проведённых исследований по проблеме проекта, анализ дискурса блогов и социальных сетей Интернет.

Для анализа был использован контент-анализ, качественные и количественные характеристики которого детально описаны в работах (White. Marsh 2006; Krippendorff 2012).

Обработка полученных данных осуществлялась с помощью программного обеспечения Automap (http://www.casos.cs.cmu.edu/projects/automap/) и Tableau Public (https://public.tableau.com/).

Для определения индекса влиятельности была использована формула: [число лайков]*0.8+[число репостов]*1.7+[число комментариев к посту]*1.1.

Анализ текстовой информации в виртуальной среде - одна из актуальных задач современной научной парадигмы. Различные форматы вербального контента: комментарии, сообщения, блоги, новостные статьи и т.д. - составляют важный сегмент медиапространства, который позволяет судить об общественном мнении различных групп общества, о факторах, влияющих на изменение мнений и оценок, об особенностях распространения информации и многом другом. Пользователи социальных сетей достаточно активно отмечают других пользователей или страницы. Ссылки и теги (метки или ключевые слова) предоставляют важный материал для анализа. Например, анализ расстановки тегов, характеризующих вербальный, визуальный и аудиальный контент, позволяет определить не только как создаются теги, провести их классификацию, но и определить мотивацию акторов при расставле-нии тегов, факторы, определяющие выбор пользователей, смоделировать процесс разметки и пр.

результаты

В ходе первого этапа исследования были выявлены события, набравшие более 1% (включительно) от суммарного количества событий, упомянутых респондентами (Таблица 3). Первую десятку наиболее значимых событий в истории ХХ века, по версии респондентов, составили: Великая отечественная война (9,1 процента от суммарного количества событий, упомянутых респондентами); Октябрьская революция (8,8 процента); распад СССР (8,7 процента); полет в космос Ю. Гагарина (8,1 процента); Первая мировая война (7,0 процента); Вторая мировая война (4,1 процента); холодная война (4,0 процента); перестройка(3,7 процента); создание

атомного/ядерного оружия (3,2 процента); взрыв на Чернобыльской АЭС (3,1 процента).

Показательно, что события Октябрьской революции занимают второе место в данном рейтинге. Закономерно, что Великая Отечественная война была названа наибольшим количество респондентов в первую очередь, поскольку в идеологической и медийной современной парадигме именно это историческое событие является ключевым для построения различных моделей формирования общественного мнения в политической жизни российского общества. Считается, что оценка событий Великой Отечественной войны объединяет всех россиян, к какой бы социальной или политической группе они не относились. Различие трактовок хода и результатов Великой Отечественной войны российскими и зарубежными историками и политиками - одна из серьезных предпосылок мировоззренческого конфликта, противопоставления Россия - Запад.

При анализе причин, стимулировавших закрепление тех или иных событий в памяти участников исследования, можно констатировать, что в кажущейся хаотичности выделенных событий прослеживается весьма отчетливая закономерность: в исторической памяти молодых современников закрепились факты, связанные либо со значительным количеством вовлеченных людей (Великая Отечественная война, Октябрьская революция), либо с масштабом последствий для дестабилизации социальной системы. Под дестабилизацией мы понимаем не только разрушительные процессы (хотя большинство выделенных событий именно таковы); но и события, которые стимулируют социальное развитие, но в форме резкого переворота. Именно таковы полет в космос Юрия Гагарина, распад СССР, перестройка и некоторые другие исторические факты. Иногда несколько факторов сливаются в одно целое.

Важным фактором, формирующим идентичность современного молодого человека, является виртуальная среда, поэтому на 2-м этапе исследования проводился анализ контента, посвященного событиям 1917 г. в веб-пространстве.

Различным аспектам сетевого взаимодействия посвящено огромное количество исследований. В последнее время интерес различных ученых направлен на изучение динамики коммуникационных процессов в сетевой среде, соотношения онлайн и офлайн взаимодействия, влияния социальных сетей на реальную жизнь пользователей. Так, например, на материале англоязычного сектора «Фейсбука» можно сослаться на исследование Miller [2013], посвященное анализу глубокого воздействия сети «Фейсбук» на реальную жизнь пользователей. Латентно-семантический анализ психологических особенностей 304 акторов «Фейсбука» был проведен Garcia, Sikström [2014], формирование впечатления по профилю в «Фейсбуке» исследовали Hall, Pennington and Lueders [2014]. Анализу влияния Интернета на политическую активность голландцев посвящена работа Kruikemeier, Noort, Vliegenthart and Vreese [2014], (см. также Tufekci and Wilson 2012, Ledbetter and Mazer 2014 и многие др.).

Цифровые технологии имеют важные последствия для изменения отношений между гражданином и государством, особо важное значение это имеет для трансформации роли молодого человека в современном обществе [Kimberlee 2002; Livingstone & Bober 2003; Livingstone & Bober 2004; Livingstone, Bober and Helsper 2004]. Многие аспекты данной проблемы нуждаются еще в детальном изучении.

Так, несмотря на расширение в онлайн возможностей, а также на возрастание внимания к новым электронным инициативам, многие исследователи высказывают скептические замечания по поводу реального значения и объективности параметров указанных явлений. Не все продюсеры и администраторы веб-сайтов являются представителями молодого поколения, с другой стороны, суждения молодых онлайн - активистов далеко не всегда могут быть показателями мнений и оценок своего поколения [Livingstone, Bober and Helsper 2004: 4].

В рамках социолингвистической традиции изучения исследуемой темы сформировались две противоположные концепции об использовании социальных сетей в идеологических и политических целях. В соответствии с первой - новые интернет-технологии меняют традиционную коммуникацию и позитивно сказываются на вовлечении граждан в социальные, политические процессы, на их изменения [Stromer - Galley 2000: 113; Foot and Schneider 2006; Vaccari 2008a, 2008b, 2008c; Pepe and di Gennaro 2009; and all]. Сторонники второй противоположной точки зрения доказывают на разнообразном материале, что использование социальных сетей не влияет на эффективность и качество социальных и политических коммуникаций [Margolis et al. 2003; Gibson 2004; Druckman et al., 2007; Martin J. Kifer, and Michael Parkin 2007; Larsson 2011; Gibson et al. 2008; Zittel 2009; Kalnes 2009 and all].

В рамках представленного исследования автор опирался на первую концепцию. Социальные сети - это инструмент, формирующий самоидентификацию молодых людей, меняющий коммуникационную природу взаимодействия людей, при этом открывающий простор для трансформированных манипулятивных технологий.

При проведении работ по проекту были проанализированы 8 158 элементов вербального контента, связанного с событиями 1917 года, собранного из социальных сетей («Фейсбук», «ВКонтакте», Livejournal) в период с июня по сентябрь 2015 г. (см. рис. 1)

Рисунок 1

Контент, связанный с событиями 1917 года в социальных сетях «Фейсбук», «ВКонтакте», Livejournal.

Анализ семантического наполнения сообщений позволил выделить следующие кластеры:

1917 год в мировой истории.

Последствия 1917 года.

Важные события 1917 года.

Последний российский император. СССР.

Переименования, связанные с 1917 г.

Осмысление событий 1917 г.

Символы 1917 г.

Экономические, социальные и политические конфликты.

Участники событий 1917 г.

Искусство и революция.

Религия и революция.

Сексуальная революция.

Территория революции.

Личность в революции: Ленин.

Личность в революции: Сталин.

Коннотативные характеристики контента отражают весь спектр оценок событий 1917 года, представленный в современном обществе. Между тем следует отметить очевидное преобладание негативных характеристик, выраженных следующими номинациями: переворот, ложь, вранье, катастрофа, клика и др. Номинативными конструкциями: Государство диктатуры люмпен-пролетариата, Великая Иудейская Революция 1917 года в Российской Империи, Синяя Борода в женском обличье, монстр революции и пр.

С другой стороны, в проанализированном материале присутствует сегмент, отражающий идеализированный положительный образ Ленина. В ряде текстов проводится ассоциативная связь Ленин - Иисус Христос: Я вглядывался в навеки запечатанные смертью глаза вождя в какой-то мистической надежде, что он вот-вот откроет их, привычно прищурит и подмигнет мне, мол, зря ты все это с моим воскрешением затеял. Я же не Иисус, а простой смертный, пытавшийся внедрить в современность свои идеи всеобщего счастья. Что вы еще хотите у меня выведать? Ходите толпами, как овцы, пялитесь на меня, как на девятое чудо света, сделали из меня мумию, как из фараона... (https://www.facebook. com/1599778356908546/posts/1647005692185812).

Между тем стоит отметить, что контекст революционных событий начала ХХ в России для современной молодежи остается далеким и чрезвычайно туманным. Так, максимальный показатель индекса влиятельности (5787,6) и наибольшее количества лайков (6070) получил материал: Мам, а когда Ленин умер, ты плакала? - Да, блин, и когда динозавры вымерли, тоже рыдала...

(https://vk.com/wall/-39410028_101139).

Далее в рейтинге по указанным параметрам стоят материалы:

- о сексуальной революции (индекс влиятельности - 5326,5; количество лайков - 4871),

- 60 фактов о последнем русском императоре Николае Александровиче и его правлении (индекс влиятельности - 4572,2; количество лайков - 4232),

- интересные факты о Сталине (индекс влиятельности - 2930,9; количество лайков - 2497),

- генеральная прокуратура РФ рассматривает вопрос о законности признания независимости прибалтийских республик (индекс влиятельности 2078,5; количество лайков - 1984),

- демонтаж памятников Ленину (индекс влиятельности 789,4; количество лайков - 838) (см. рис. 2).

Рисунок 2

Индекс влиятельности

Довольно показательным представляется материал «Память Ленина и Петра Iувековечили в Apple Watch» (https://vk.com/wall/-16883015_124053).

Наибольшее количество комментариев к конкретным постам, относящимся к 1917 г., закономерно, было обнаружено в «Фейсбуке» (18 893, кластер «История. СССР»).

Рисунок 3

комментарии к постам

Лидер рейтинга по количеству комментариев:

- Материалы по теме «История. СССР», ресурс «Россия - Российская Федерация - Russia» (https://www.facebook.com/12795478538/posts/10154613036343539).

- 18 893 комментариев.

- Материалы по теме «История. СССР», ресурс AdMe.ru (https://www. facebook.com/309669250171/posts/10153182831485172) - 16771 комментариев.

- Материалы по теме «История. СССР», ресурс National Geographic Россия (https://www.facebook.com/116651035075978/posts/902629456478128) - 3679 комментариев.

- Материалы по теме «Сталин», ресурс Глобальный еврейский онлайн центр Jewish.Ru (https://www.facebook.com/117612978065/posts/10154024557378066) -2462 комментариев.

- Материалы по теме «История. СССР», ресурс Глобальный еврейский онлайн центр Jewish.Ru https://www.facebook.com/117612978065/posts/10154022339368066)

- 2342 комментариев.

Дискуссия

Самоидентификация в историческом контексте

Историческая память во многом определяет самоидентичность человека, поскольку представления о предках, истории формируют базис ментальности, позволяют создавать культурный и социальный фон сегодняшним событиям, интерпретировать и осмыслять происходящее вокруг. Исторический контекст оказывает влияние на формирование аксиологической парадигмы человека, заставляет наделять людей и события положительными и негативными характеристика в соответствии с их включением в принятую парадигму. Распространенные в обществе представления и оценки исторических событий и персон традиционно позволяют формировать определенную модель поведения, которую общество желает распространить среди молодого поколения.

Особое значение имеет коллективная память для выстраивания различных идеологических концепций, позволяющая влиять на общественное мнение, формировать оценочность современных событий. Таким образом, включение современных событий в один ряд с конкретным историческим феноменом, который в обществе оценивается негативно или связан с нежелательными стереотипами, позволяет по аналогии перенести определенное отношение к историческому факту на современный, направить общественное мнение в конкретное русло, а также выразить свою политическую позицию.

Так, в соответствии с целевыми установками определенных политических акторов события в Чечне в 1994 году обозначались с одной стороны официальными российскими структурами и СМИ как «меры по поддержанию конституционного порядка», «восстановление конституционного порядка в Чеченской республике», с другой стороны - «российско-чеченской войной», «русско-кавказской войной».

Последняя номинация использовалась для создания аналогии с действиями русских войск под руководством генерала А.П. Ермолова на Северном Кавказе в 1817 году, таким образом, отношение к действиям генерала А.П. Ермолова, создавало фон, аналогичную сценичность боевых действий на территории Чечни и при-

граничных регионов Северного Кавказа в 1994 году. Например: Сегодня идёт, вы видите, российско-чеченская война, хотим мы этого или не хотим. А с учётом вовлечения в этот военный конфликт многочисленных представителей народов Северного Кавказа, по существу, можно вести речь о начале русско-кавказской войны. (Ж.М. Губачиков, вице-президент «Конфедерации народов Кавказа»).

Подобная коннотация поддерживалась номинациями, которые использовали официальные российские СМИ в отношении бойцов непризнанной Чеченской республикой Ичкерия - «боевики», «террористы». Соответственно зарубежные СМИ использовали номинацию «rebel» - повстанец, вызывая ассоциации с известными в мире освободительными движениями различных народов.

Аналогичные процедуры применяются и в трактовке событий 1917 года. Например, преломление исторического контекста в современных политических интересах достаточно четко прослеживается в анонсе «Революционеры травили императора, как зверя». Как борьба за свободу привела к тоталитарному режиму. Седьмая серия документального цикла с Юрием Шевчуком к юбилею Думы (Дождь, 7 мая 2016 г.).

Художественная проза в определенной степени также является маркером существующих в обществе стереотипных представлений, отражает весь спектр оценок и суждений по поводу значимых для нации исторических событий и персонажей. Например: Празднование годовщины Великой Октябрьской социалистической революции вело за собой приговоры по делам об уличном грабеже» (ассоциативный ряд: Октябрьская социалистическая революция - уличный грабеж). (...) Но, поскольку прошло почти две тысячи лет и Великая Октябрьская революция, мы ведем себя гораздо приличней (ассоциативный ряд: Октябрьская социалистическая революция - непристойное поведение) [Андрей Геласимов. Рахиль (2004) // «Октябрь» 2003]. Антонимическая коннотация отражена в примере: К моменту нашего визита в Ташкент она была почтенна, как римская матрона, и почитаема, как Великая Октябрьская революция, раскрепостившая восточную женщину вообще и ТамаруХанум в особенности [В. Рецептер, 2000].

Формирование и развитие идентичности не допускает прерывания исторического развития, что приводит к разрыву прошлого и настоящего, порождает интеллектуальный диссонанс и мировоззренческий внутренний конфликт, который может иметь наиболее острые формы в сознании молодого человека с несформиро-вавшейся подвижной системой этических координат.

Между тем трансформация окружающего мира, усиливающаяся в последнее время, требует корректирования самоидентификации для сохранения внутренней духовной целостности человека. В целом помочь достижению данной цели призвана система культурных институтов, предназначенных для сохранения цепочки времен и событий. Чтобы эффективно выполнять свою функцию, музеи, выставки, театры, центры прикладного искусства и пр. должны меняться вместе с техническими и эстетическими предпочтениями пользователей. Так, лучшие современные музейные, выставочные и театральные практики отражают технологический взрыв, изменивший медиапространство, в частотности используют новейшее программное обеспечение, например processing.org.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Современная активированность исторической памяти обусловлена, помимо всего прочего, потребностью россиян осмыслить современное место страны в истории и мире. Потребность в осознании настоящего времени побуждает стремление вырабатывать определенное отношение к предыдущим эпохам, попытки их оценки и переоценки. Иными словами, в обществе постоянно идет активная ментальная работа, формируется исторический миф недавнего прошлого [Петренко 2010: 203]. При этом важная роль отводится преемственности нынешней России по отношению к достижениям и идеалам России советской, что невозможно без оценки, переосмысления событий ХХ в.

роль самоидентификации в мотивационной сфере российских молодых

людей

Изучение идентичности молодого человека является ключевой проблемой психологии. Между тем именно психолингвистические методы могут дать новое решение ряда задач в данной сфере. Поскольку языковое сознание позволяет личности формировать свои представления об окружающем мире и оценочную парадигму в отношении различных событий, в частности исторических [см. Дзялошинский, Пильгун 2015].

Самоидентификация тесно связана с мироощущением личности, с поведенческими паттернами, следовательно, во многом определяет личностное развитие и социальные взаимоотношения. Кроме того, самоидентификация оказывается в тесной взаимосвязи с социальными стереотипами и, таким образом, оказывается в центре пересечений индивидуальных и социальных характеристик.

Формирование самоидентификации молодого человека протекает под влиянием конструирования общей идентичности (национальной, политической, культурной), которое осуществляют государственные режимы и элиты, стремящиеся к собственному воспроизводству и сохранению существующего положения. В подобной ситуации культура, историческая память, в частности, становятся важным ресурсом реализации политической программы, создания повестки дня, политика превращается в потенциальную базу культурного производства. Очевидно, что конструирование доминирующей культурной идентичности протекает сложно и неоднозначно, взаимные пересечения, препятствия, конфликты с самоидентификацией конкретной личности - интересный материал для научной рефлексии.

Выявление роли мотивации при самоидентификации представляется чрезвычайно важным для изучения особенностей репрезентации исторических событий в языковом сознании российских молодых людей.

После исследований К. Левина и его учеников, подвергнувших сомнению динамический эффект поведенческой дихотомии «стимул-реакция» и доказавших, что ассоциативная связь не является причиной поведения, возникло несколько направлений, по-разному интерпретирующих понятие «мотивация». Так, П. Фресс и Ж. Пиаже определили дифференциальные характеристики реакции на внешний стимул: эффективность поведения определяется способностями и мотивацией. На первый план выдвигается выбор цели, причем объект цели может иметь как материальный, так и социальный характер, поскольку удовлетворение физиологических потребностей способно перерастать у человека в социальную деятельность, при определенных условиях люди получают некоторую степень свободы в выборе объектов-целей своей мотивации [Фресс, Пиаже 1975: 17]. Якобсон предложил рассматривать мотивации как мобилизатор энергии [1985].

В российской научной традиции теоретическую базу изучения мотивацион-ной сферы сознания заложил Л.С. Выготский [Выготский 1956: 64].

Исследования мотивационной сферы личности представлены в работах отечественных ученых (А.Н. Леонтьев, В.Г. Асеев, В.К. Вилюнас, В.И. Ковалев, М.Ш. Магомед-Эминов, В.С. Мерлин, П.В. Симонов, Д.Н. Узнадзе, А.А. Файзулла-ев, П.М. Якобсон и др.), зарубежных авторов (Дж. Аткинсон, Г. Холл, К. Мадсен, А. Маслоу, Х. Хекхаузен и др.).

Особо следует выделить вклад в развитие рассматриваемой проблемы А.Н.Леонтьева, который описал полимотивированной характер человеческой деятельности, выделил ведущие или смыслообразующие мотивы и мотивы-стимулы, которые являются дополнительными побуждающими факторами, проанализировал их иерархию [1983: 25].

Мотивы деятельности, которые заставляют молодых людей формировать свою идентичность на основе наиболее значимых, по их мнению, исторических событий, определяются социальными отношениями и стереотипами и отражают состояние общества с самых различных точек зрения: политической, идеологической, экономической и пр.

Также показательной оказывается иерархия выделяемых исторических событий, которую выстраивают различные поколения.

Роль самоидентификации в мотивационной сфере российских молодых людей представляется очень важным и сложно выделяемым явлением. Очевидно, что характер указанных процессов определяется целым комплексом различных факторов, среди которых важное значение имеют каналы получения информации и аксиологическая система координат.

Контент, посвященный событиям Великой Октябрьской социалистической революции, не занимает большого места в современном коммуникативном пространстве.

Смешение фактов различных эпох в контенте, связанном с событиями 1917 года, который создают молодые пользователи, в их языковом сознании, свидетельствует об отсутствии адекватной интерпретации.

Важное значение для формирования системы знаний и мнения современной молодежи имеет медийный дискурс. Очевидно, именно распространением и активным продвижением в информационном пространстве образов Великой Отечественной войны следует объяснить выведение данного факта в число наиболее значимых исторических событий, по мнению респондентов. События 1917 года занимают значительно меньшее место в коммуникативном пространстве и занимают вторую позицию в рейтинге респондентов.

При формировании идентичности современного российского молодого человека в области исторических событий лидирует Великая Отечественная война, события 1917 года занимают, по данным опроса, вторую позицию. Между тем анализ тематического контента социальных сетей «Фейсбук», «Вконтакте» и Livejoumal позволяют говорить, что корректные трактовки, обсуждение событий 1917 года происходят только в рамках определенных ресурсов, посещаемых ограниченным кругом пользователей.

Быводы

литература

Выготский Л.С. Избранные психологические произведения.

- М.: АПН РСФСР, 1956. - 519 с.

Дзялошинский И.М., Пильгун М.А. Россия в 1917 году в восприятии современной молодежи: медиадискурс (к постановке проблемы) // Личность. Культура. Общество. 2015. T.XVII. Вып. 1-2 (85-86). - С.91-104.

Зинченко В.П. Проблема «образующих» сознание в деятельностной теории психики // Вестник МГУ, серия 14, Психология. - М.: 1988. Т.3. - С 25-34.

Леонтьев А.А. Основы психолингвистики. - М.: Смысл, 1997. - 287 с Леонтьев А.А. Слово в речевой деятельности. - М.: Из-во АН СССР, 1965. - 118 с.

Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М.: Политиздат, 1977.

- 304 с.

Петренко Е.С. События конца ХХ века в памяти россиян // XIV Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества. - М.: НИУ ВШЭ, 2014. - С. 203-209.

Уфимцева Н.В. Языковое сознание: динамика и вариативность.

- М.: Институт языкознания РАН, 2011. - 252 c.

Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология. - М., 1975. - 284 с. Якобсон Р. К общему учению о падеже (1936) // Якобсон Р. Избранные работы. - М.: Наука, 1985. - С. 133-175.

Druckman, J. N., Kifer, M. J. and Parkin, M. (2007). The technological development of Congressional candidate Web sites, Social Science Computer Review, volume 25, # 4, pp. 425-442. http://dx.doi.org/10.1177/0894439307305623Gibson, et al., 2008, p. 20.

Foot, K.A. and Schneider, S.M. (2006). Web campaigning. Cambridge, Mass.: MIT Press.

Garcia, D., Sikstrom S. (2014) The Dark Side of Facebook: Semantic Representations of Status Updates Predict the Dark Triad of Personality. Personality and Individual Differences. September 2014, 67: 92-96.

Gibson, R. (2004). Web campaigning from a global perspective. Asia-Pacific Review, volume 11, number 1, pp. 95-126.

Hall, J. A., Pennington, N.,and Lueders A. (2014). Impression management and formation on Facebook: A lens model approach. New Media & Society. September 2014, 16, pp. 958-982.

Kalnes, 0. (2009). Norwegian parties and Web 2.0, Journal of Information Technology & Politics, volume 6, number 3, pp. 251-266.

Krippendorff, K. (2012). Content Analysis. An Introduction to Its Methodology. Third Edition. Los Angeles: SAGE Publications, Inc

Kruikemeier, S, Noort, G. van, Vliegenthart, R.and Vreese, C. H de (2014). Unraveling the effects of active and passive forms of political Internet use: Does it affect citizens' political involvement? New Media & Society. September. 16, pp. 903-920.

Larsson, А.О. (2011). Extended infomercials" or Politics 2.0? A study of Swedish political party Web sites before, during and after the 2010 election. First Monday. Vol. 16, Number 4 - 4 April 2011.

Ledbetter, A.M. and Mazer, J. P (2014). Do online communication attitudes mitigate the association between Facebook use and relational interdependence? An extension of media multiplexity theory. New Media & Society, August 2014 16, pp. 806-822.

Livingstone, S., & Bober, M. (2004). Taking up online opportunities? Children's uses of the internet for education, communication and participation. Forthcoming in E-Learning. URL: www.wwwords.co.uk/ELEA (дата обращения: 15.11.2015).

Livingstone, S.; Bober, M. and Helsper, E. (2004). Active participation or just more information? Young people's take up of opportunities to act and interact on the internet [online]. London: LSE Research Online. URL: http://eprints.lse.ac.uk/archive/00000396 (дата обращения: 15.03.2016).

Margolis,M., Resnick, D. and Levy, J. (2003). Major parties dominate, minor parties struggle. U.S. elections, and the Internet, In: Rachel Gibson, Paul Nixon and Stephen Ward (editors). Political parties and the Internet: Net gain? London: Routledge, pp. 53-69.

Miller D. (2013 ). Tales from Facebook. Cambridge and Oxford, UK: Polity Edition, 241 p.

Pepe, A. and di Gennaro, C. (2009). Political protest Italian-style: The blogosphere and mainstream media in the promotion and coverage of Beppe Grillo's V-day, First Monday, volume 14, number 12, at http://firstmonday.org/ article/view/2740, accessed 3 March 2011.

Stromer-Galley, J.(2000). On-line interaction and why candidates avoid it," Journal of Communication, volume 50, number 4, pp. 111-132.

Tufekci, Z. and Wilson, C. (2012), Social Media and the Decision to Participate in Political Protest: Observations From Tahrir Square. Journal of Communication, 62 (2), pp. 363-379.

Vaccari, C. (2008 a). From the air to the ground: The Internet in the 2004 U.S. presidential campaign, New Media & Society, volume 10, number 4, pp. 647-665.

Vaccari, C. (2008 b). Research note: Italian parties' Websites in the 2006 elections, European Journal of Communication, volume 23, number 1, pp. 69-77.

Vaccari, C. (2008 c.) Surfing to the Elysee: The Internet in the 2007 French elections, French Politics, volume 6, # 1, pp. 1-22.

White D.M., Marsh, E.E. (2006). Content analysis: a flexible methodology. Library trends. 2006 1(55), pp. 22-45.

Zittel, T. (2009) Lost in technology? Political parties and the online campaigns of constituency candidates in Germany's mixed member electoral system, Journal of Information Technology & Politics, volume 6, # 3, pp. 298-311.

приложения

Таблица 1

Общие характеристики опрошенных (% к числу опрошенных)

Пол

Мужской 43,1

Женский 56,9

Возраст

16 - 20 лет 62,2

21 - 25 лет 27,2

26 - 30 лет 10,6

Образование

Учитесь в средней школе, в среднем профессиональном учебном заведении 44,3

Учитесь в вузе 24,7

Имеете среднее образование, среднее специальное образование 12,1

Имеете высшее образование 18,9

Сфера деятельности

Промышленность (в т.ч. транспорт, связь, строительство) 14,3

Сельское хозяйство 10,5

Сфера жилищно-коммунальных и социальных услуг 15,2

Образование 6,4

Культура/искусство 8,2

Средства массовой информации 26,8

Армия, органы правопорядка 14,3

Не учитесь и не работаете 4,3

Частота пользования Интернетом

Каждый день 97,9

Один раз в два-три дня 2,1

Продолжительность пребывания в Интернете в сутки

1 - 3 часа 33,8

4 - 6 часов 52,3

7 - 9 часов 6,1

Свыше 10 часов 11,1

Таблица 2

Распределение респондентов по городам, в которых проводился опрос

город % к числу опрошенных

Волгоград 7,1

Вятка 3,3

Екатеринбург 4,7

Казань 5,1

Краснодар 4,4

Москва 24,4

Нижний Новгород 5,1

Новосибирск 3,0

Пятигорск 8,7

Ростов-на-Дону 8,1

С.-Петербург 5,9

Тюмень 4,3

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ульяновск 5,4

Хабаровск 3,5

Челябинск 7,0

Таблица 3 10 событий, набравших более 1% (включительно) от суммарного количества событий, упомянутых респондентами

событие Процент от суммарного количества событий, упомянутых респондентами

Великая Отечественная война 9,3

Октябрьская революция 8,7

Распад СССР 8,5

Полет в космос Ю. Гагарина 8,2

Первая мировая война 7,2

Вторая мировая война 4,3

Холодная война 4,1

Перестройка 3,8

Создание атомного/ядерного оружия 3,1

Взрыв на Чернобыльской АЭС 3,0

representation of historical events in language

consciousness: 1917

Maria A. Pilgun

Professor, National Research University «High School of Economics», 127411 , Moscow , ul . Yakhroma , 1-222 , e-mail: mpilgun@hse.ru

The paper views the role of historical events, particularly in 1917, in the Russian language consciousness of young people in the period of self-identity . The study has been conducted in two phases: a mass survey and focus group interviews and the analysis of content dedicated to 1917, collected from Facebook, VKontakte, Livejournal. Processing of the data has been carried out using the Automap and Tableau Public software. As a result, it has been found out that the content is devoted to the events of the Great October

Socialist Revolution, it does not play an important role in the modern communicative space. Mixing facts from different historical periods in the users generating content associated with the events of 1917, which is created by the young people indicates an incorrect interpretation.

Keywords: language consciousness, identity, historical events.

References

Vygotskij L.S. Izbrannye psihologicheskie proizvedenija [Selected psychological works]. M.: APN RSFSR. 1956, 519 p.

Dzjaloshinskij I.M., Pil'gun M.A. Rossija v 1917 godu v vosprijatii sovremennoj molodezhi: mediadiskurs (k postanovke problemy) [Russia in 1917, in the perception of today's youth: media discourse (to the problem)]. Lichnost'. Kul'tura. Obshhestvo. 2015. T.HVIL Vyp. 1-2 (85-86), pp. 91-104.

Zinchenko VP. Problema «obrazujushhih» soznanie v dejatel'nostnoj teorii psihiki [The problem of «image» of consciousness activity-theory mentality]. VestnikMGU, serija 14, Psihologija, 1988. T.3, pp. 25-34.

Leont'ev A.A. Osnovy psiholingvistiki [Fundamentals of psycholinguistics]. M.: Smysl, 1997. 287 p.

Leont'ev A.A. Slovo v rechevoj dejatel'nosti [Word in speech activity] M.: Iz-vo AN SSSR, 1965. 118 p.

Leont'ev A.N. Dejatel'nost'. Soznanie. Lichnost [Activities. Consciousness. Personality]. M.: Politizdat, 1977. 304 p.

Petrenko E.S. Sobytija konca XX veka v pamjati rossijan [The events of the late twentieth century in the memory of Russians]. XIV Aprel'skaja mezhdunarodnaja nauchnaja konferencija po problemam razvitija jekonomiki i obshhestva. [The April International conference on the problems of economic development and education], M.: NSE, 2014, pp. 203 - 209.

UfimcevaN.V. Jazykovoe soznanie: dinamika i variativnost'. [Language consciousness: the dynamics and variability] M.: Institut jazykoznanija RAN, 2011. 252 p.

Fress P., Piazhe Zh. Jeksperimental'naja psihologija [Experimental Psychology.] M., 1975. 284 p.

Jakobson R. K obshhemu ucheniju o padezhe (1936) [To the general doctrine of the case (1936)]. Jakobson R. Izbrannye raboty. M.: Nauka. 1985, pp. 133 -175.

Druckman, J. N., Kifer, M. J. and Parkin, M. (2007). The technological development of Congressional candidate Web sites, Social Science Computer Review, volume 25, # 4, pp. 425-442. http://dx.doi.org/10.1177/0894439307305623Gibson, et al., 2008, p. 20.

Foot, K.A. and Schneider, S.M. (2006). Web campaigning. Cambridge, Mass.: MIT

Press.

Garcia, D., Sikstrom S. (2014) The Dark Side of Facebook: Semantic Representations of Status Updates Predict the Dark Triad of Personality. Personality and Individual Differences. September 2014, 67: 92-96.

Gibson, R. (2004). Web campaigning from a global perspective. Asia-Pacific Review, volume 11, number 1, pp. 95-126.

Hall, J. A., Pennington, N.,and Lueders A. (2014). Impression management and formation on Facebook: A lens model approach. New Media & Society. September 2014, 16, pp. 958-982.

Kalnes, 0. (2009). Norwegian parties and Web 2.0, Journal of Information Technology & Politics, volume 6, number 3, pp. 251-266.

Krippendorff, K. (2012). Content Analysis. An Introduction to Its Methodology. Third Edition. Los Angeles: SAGE Publications, Inc

Kruikemeier, S, Noort, G. van, Vliegenthart, R.and Vreese, C. H de (2014). Unraveling the effects of active and passive forms of political Internet use: Does it affect citizens' political involvement? New Media & Society. September. 16, pp. 903-920.

Larsson, А.О. (2011). Extended infomercials" or Politics 2.0? A study of Swedish political party Web sites before, during and after the 2010 election. First Monday. Vol. 16, Number 4 - 4 April 2011.

Ledbetter, A.M. and Mazer, J. P (2014). Do online communication attitudes mitigate the association between Facebook use and relational interdependence? An extension of media multiplexity theory. New Media & Society, August 2014 16, pp. 806-822.

Livingstone, S., & Bober, M. (2004). Taking up online opportunities? Children's uses of the internet for education, communication and participation. Forthcoming in E-Learning. URL: www.wwwords.co.uk/ELEA (дата обращения: 15.11.2015).

Livingstone, S.; Bober,M. and Helsper, E. (2004). Active participation or just more information? Young people's take up of opportunities to act and interact on the internet [online]. London: LSE Research Online. URL: http://eprints.lse.ac.uk/archive/00000396 (дата обращения: 15.03.2016).

Margolis,M., Resnick, D. and Levy, J. (2003). Major parties dominate, minor parties struggle. U.S. elections, and the Internet, In: Rachel Gibson, Paul Nixon and Stephen Ward (editors). Political parties and the Internet: Net gain? London: Routledge, pp. 53-69.

Miller D. (2013 ). Tales from Facebook. Cambridge and Oxford, UK: Polity Edition, 241 p.

Pepe, A. anddi Gennaro, C. (2009). Political protest Italian-style: The blogosphere and mainstream media in the promotion and coverage of Beppe Grillo's V-day, First Monday, volume 14, number 12, at http://firstmonday.org/ article/view/2740, accessed 3 March 2011.

Stromer-Galley, J. (2000). On-line interaction and why candidates avoid it," Journal of Communication, volume 50, number 4, pp. 111-132.

Tufekci, Z. and Wilson, C. (2012), Social Media and the Decision to Participate in Political Protest: Observations From Tahrir Square. Journal of Communication, 62 (2), pp. 363-379.

Vaccari, C. (2008 a). From the air to the ground: The Internet in the 2004 U.S. presidential campaign, New Media & Society, volume 10, number 4, pp. 647-665.

Vaccari, C. (2008 b). Research note: Italian parties' Websites in the 2006 elections, European Journal of Communication, volume 23, number 1, pp. 69-77.

Vaccari, C. (2008 c.) Surfing to the Elysee: The Internet in the 2007 French elections, French Politics, volume 6, # 1, pp. 1-22.

White D.M., Marsh, E.E. (2006). Content analysis: a flexible methodology. Library trends. 2006 1(55), pp. 22-45.

Zittel, T. (2009) Lost in technology? Political parties and the online campaigns of constituency candidates in Germany's mixed member electoral system, Journal of Information Technology & Politics, volume 6, # 3, pp. 298-311.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.