Научная статья на тему 'Религиозный экстремизм как одна из угроз безопасности Российской государственности'

Религиозный экстремизм как одна из угроз безопасности Российской государственности Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
367
109
Поделиться

Текст научной работы на тему «Религиозный экстремизм как одна из угроз безопасности Российской государственности»

Религиозный экстремизм как одна из угроз

^ и и

безопасности российской государственности

Е. Л. Забарчук

С начала 90-х гг., после распада СССР, в России участились конфликты на межэтнической и межконфессиональной почве, проявления национальной, расовой и религиозной неприязни. Данная тенденция характерна не только для Северного Кавказа, но и для других регионов страны. Примеры драматических событий в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже, в Поволжье демонстрируют опасность таких проявлений, чреватых социальными взрывами. Нередко в подобных событиях в той или иной степени присутствуют элементы религиозного экстремизма.

Общее понятие экстремизма раскрывается в Федеральном законе от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Экстремистская деятельность (экстремизм) рассматривается, в частности, как деятельность, направленная на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации; возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни; пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии; нарушение прав, свобод и за-

Забарчук Евгений Леонидович — кандидат юридических наук, заслуженный юрист РФ (г. Москва).

конных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии и т. д.1

Религиозный экстремизм является одной из форм экстремизма. Однако что следует считать религиозным экстремизмом, законодательно не определено. Поэтому сегодня среди специалистов ведутся споры относительно этого понятия. Существуют полярные точки зрения: от полного отрицания самого этого явления до придания религиозному фактору в его экстремистских проявлениях неоправданно ключевого значения. Представляется, что, как всегда, истина находится посередине. Появление данного понятия и дискуссии вокруг него не оставляют сомнений в его праве на существование. Представляется, что под религиозным экстремизмом следует понимать деятельность в сфере межрелигиозных отношений, находящую свое выражение в насильственных попытках навязывания обществу определенной системы религиозных воззрений, а также обоснование либо оправдание такой деятельности.

Религиозный экстремизм представляет серьезную опасность для безопасности страны. Концепция национальной безопасности Российской Федерации, определяя национальные интересы во внутриполи-

1 СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3031.

тической сфере, характеризует их как сохранение стабильности конституционного строя, обеспечение гражданского мира и национального согласия, правопорядка, а также нейтрализацию причин и условий, способствующих возникновению политического и религиозного экстремизма, этносепаратизма и их последствий — социальных, межэтнических и религиозных конфликтов, терроризма2.

Среди основных задач обеспечения национальной безопасности Концепция выделяет неуклонное соблюдение закона всеми гражданами, общественными и религиозными организациями. Приоритетное значение имеет формирование системы мер действенной социальной профилактики, направленной на защиту прав и свобод каждого человека независимо от его расовой, национальной, языковой и религиозной принадлежности.

Следует отметить, что религиозный экстремизм имеет догматическую основу, поскольку каждая религия стремится утвердить собственный абсолютный и всеобъемлющий характер и ложность других религиозных учений. Вместе с тем подобная доктринальная конфликтность религиозных систем далеко не всегда проявляет себя в виде непримиримого противостояния. Так, российская история являет наиболее яркий пример возможности бесконфликтного сосуществования различных конфессий: православия, ислама, иудаизма, буддизма, протестантизма и др.

Межрелигиозные конфликты, в которых находят наиболее яркое выражение экстремистские проявления, практически никогда не выступают в своем «чистом» виде. Как правило, религиозный фактор используется в качестве идеологичес-

2 См.: Указ Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24 «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации» // СЗ РФ. 2000. № 2. Ст. 170.

кой и организационной поддержки для реализации вполне конкретных интересов различных сил и субъектов политического действия. Использование религиозных лозунгов зачастую способно привлечь значительные массы верующих и представителей духовенства, что придает конфликтам особенно ожесточенный и деструктивный характер. Как правило, религиозный экстремизм используют в своих интересах деятели радикальных националистических и конфессиональных движений.

Наибольшую остроту религиозный экстремизм приобретает в случае использования религиозной идеологии в националистических и сепаратистских целях, что особенно актуально в случаях совпадения религиозной и этнической самоидентификации народов. Особо следует выделить такие проявления религиозного экстремизма, которые осуществляются по инициативе и при поддержке внешних политических субъектов, стремящихся обеспечить свое доминирование в том или ином регионе мира.

Действительно, анализ большинства военных конфликтов, террористических актов и вообще насильственных действий на южных и юго-западных границах евразийского материка (на границах столкновения «исламской» и «христианской» цивилизаций) выглядит как проявление религиозного экстремизма. Вместе с тем представляется, что дело заключается не в «конфликте цивилизаций», а в противодействии незападных культурно-социальных общностей, основанных на религиозной традиции, агрессивному давлению западного сообщества. При этом внешне данное противодействие выглядит как сопротивление навязыванию секулярно-гедонис-тических ценностей «общества потребления». Тогда как на самом деле данное сопротивление обусловлено тем местом в мировом распределении рынков труда и ресурсов, которое отводят западные страны «раз-

витой демократии» странам «третьего мира».

Тот факт, что до настоящего времени в мире не получили сколько либо заметного развития религиозные экстремистские проявления,базирующиеся на христианских вероучениях, не позволяет говорить о том, что религиозный экстремизм в современном мире в значительной мере выступает и как следствие, и как форма экстремизма секулярного.

При этом не секрет, что деятельность экстремистских религиозных организаций активно используется международными структурами, стремящимися к мировому господству, как средство разрушения существующих государственных образований, наций и культурно-ци-вилизационных общностей.

В Российской Федерации деятельность религиозных организаций четко регламентирована законом и может осуществляться только в рамках закона. Религиозные организации и религиозные группы являются самостоятельными формами религиозных объединений. Основополагающим нормативным правовым актом, определяющим статус религиозных общественных объединений, является Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»3. Религиозные объединения могут создаваться только в целях, определенных указанным Федеральным законом, а именно: совместного исповедания и распространения веры.

Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 112-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального

закона «О противодействии экстре" 4

мистской деятельности»4, в том числе внес изменения и дополнения в законодательство, определяющее деятельность религиозных объеди-

3 СЗ РФ. 1997. № 39. Ст. 4465.

4 СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3029.

нений. В соответствии с п. 6 ст. 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» деятельность религиозного объединения может быть приостановлена, религиозная организация ликвидирована, а деятельность религиозного объединения, не являющегося религиозной организацией, запрещена в порядке и по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности». Данным законом запрещаются создание и деятельность религиозных объединений, их организаций, цели и действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности (ст. 7, 9).

В случае выявления фактов, свидетельствующих о наличии в деятельности религиозного объединения признаков экстремизма, Генеральным прокурором РФ или подчиненным ему соответствующим прокурором религиозному объединению выносится предупреждение о недопустимости осуществления такой деятельности. В предупреждении устанавливается срок, составляющий не менее двух месяцев со дня его вынесения, для устранения нарушений. Если предупреждение не было обжаловано в суд, если в установленный в предупреждении срок религиозным объединением (организацией) не были устранены допущенные нарушения, либо если в течение 12 месяцев со дня вынесения предупреждения выявлены новые факты, свидетельствующие об экстремистской деятельности этого религиозного объединения (организации), оно подлежит ликвидации, а деятельность религиозного объединения, не являющегося юридическим лицом, подлежит запрету5.

Религиозный экстремизм может служить основанием для привлече-

5 См. также: Комментарий к Федеральному закону «Об общественных объединениях» (постатейный) // Под ред. В. И. Шкатуллы. М. 2003.

ния к административной или уголовной ответственности. Статья 20.28 КоАП РФ предусматривает ответственность за организацию деятельности религиозного объединения, в отношении которого действует имеющее законную силу решение о приостановлении его деятельности, а также за участие в такой деятельности. Действия,направленные на возбуждение ненависти, вражды, на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам расы, национальности, отношения к религии, наказываются в уголовном порядке (ст. 282 УК РФ). Создание экстремистского сообщества, т. е. организованной группы лиц для подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей частей такого сообщества в целях разработки планов и (или) условий для совершения преступлений экстремистской направленности влекут ответственность по ст. 2821 УК РФ.

Таким образом, анализ законодательства позволяет сделать вывод о достаточно развитой системе нормативных актов, направленных на противодействие тем формам религиозного экстремизма, которые имеют политический характер. Однако, как справедливо отмечает В. В. Ла-паева, собственно религиозный экстремизм, специфика и различные проявления его не получили еще сколько-нибудь удовлетворительного отражения в законодатель-стве6.

Между тем религиозный экстремизм приобретает все большую опасность. После распада СССР объектом экспансии с его стороны становится Россия. При поддержке некоторых международных структур деструктивными силами внут-

6 Лапаева В. В. Политический и религиозный экстремизм: проблемы совершенствования законодательства // Законодательство и экономика. 2001. № 10. С. 5.

ри страны радикальные религиозные доктрины, как правило, используются в качестве идеологической поддержки этнического сепаратизма и криминального терроризма. Феномен религиозного экстремизма в России в значительной мере является результатом целенаправленных действий антироссийских сил, направленных на разрушение единого социально-экономического пространства российского государства. При этом они активно используют кризисные явления и разрушительные тенденции в социально-политической и духовной сферах жизни общества, ставшие следствием политического и социально-экономического курса страны в 90-е гг. прошлого столетия.

Наибольшую угрозу для безопасности страны в настоящее время представляет использование радикальной религиозной идеологии этно-сепаратистскими силами и группировками, стремящимися к расчленению страны. Данные силы активно используют в своих целях такие социальные раздражители, как: агрессивная экспансия западной массовой культуры, секулярно-гедеонистических воззрений, распространение аморальности, коммерциализация межличностных отношений, неконтролируемая миссионерская и прозелитистская деятельность зарубежных религиозных организаций на территории страны с использованием значительных финансовых средств, экспансия новых религиозных движений деструктивного характера, имеющих как зарубежное, так и внутрироссийское происхождение, возникновение сектантских течений экстремистского характера внутри традиционных российских религиозных организаций как следствие их институционального ослабления в условиях духовного и социально-политического кризиса российского общества, понижения его культурного уровня. Эти факторы, в свою очередь, в качестве ответной реакции вызывают

экстремистские действия со стороны приверженцев традиционных для России религий; использование религиозных лозунгов экстремистскими политическими силами и группировками; сращивание религиозного экстремизма и криминальной деятельности.

Низкий уровень воцерковленнос-ти большинства представителей традиционных религий при высокой религиозной активности религиозных меньшинств, в ряде случаев чуждых российским традициям, в условиях социальной нестабильности чреват конфликтным потенциалом и способен создать благоприятную среду для экстремистских проявлений.

На первый взгляд может показаться, что плохое знание вероучений или полное равнодушие к догматическим различиям религиозных систем способствуют формированию толерантного отношения к приверженцам других религий. Однако в условиях ухудшения социально-политической обстановки(ин-фляционные процессы, стагнация производства, безработица и т. д.) отсутствие устойчивых воззрений, основанных на традиционных религиозных ценностях, зачастую порождает сектантское квазирелигиозное сознание, которое становится питательной средой для формирования деструктивных псевдорелигиозных течений. Это, в свою очередь, создает благоприятную ситуацию для активизации религиозного экстремизма самого различного толка, создающего угрозу безопасности страны.

Причинами возникновения религиозного экстремизма во-многом являются бедность и тяжелые социальные условия, деятельность экстремистских националистических группировок, наплыв мигрантов, этническая преступность и др. Среди политических причин наиболее весомыми являются использование провокаций в политической борьбе, популистские действия и выказывания отдельных политиков, а также

деятельность зарубежных агентов влияния. Из причин собственно духовно-религиозного и идеологического характера можно указать прежде всего на распространение экстремистской литературы и размещение экстремистских сайтов в Интернете, а также на деятельность иностранных миссионеров, распространение деструктивных культов и сект, склонность к религиозности и мистицизму.

Таким образом, главные причины возникновения религиозного экстремизма лежат в социально-экономической и политической плоскости, которые приобретают особую остроту, проявляясь в межнациональных противоречиях.

Негативное отношение верующих вызывают распространение алкоголизма и наркомании, дискредитация института семьи, засилье массовой культуры на телевидении и дискредитация традиционных нравственных норм. Стойкое неприятие вызывает также дискредитация отечественной истории и культуры.

В качестве потенциальных экстремистов в наибольшей степени воспринимаются приверженцы ислама. В данном случае сказываются не только последствия военного конфликта на Северном Кавказе и террористические акты в российских городах, связанные с действиями сторонников так называемого радикального ислама, но и соответствующие международные события (активизация «исламской дуги нестабильности»).

Особо следует отметить возможные негативные последствия слабой вовлеченности в религиозную жизнь значительной части российских мусульман, чья религиозная самоидентификация зачастую является всего лишь следствием этнической принадлежности («татарин — значит, мусульманин»), а не сознательного духовного выбора. Подобная ситуация создает благоприятные условия для воздействия на них радикальных исламских сил и выступающих под исламскими лозунгами этничес-

ких сепаратистских группировок. При определенных обстоятельствах такой «формальный» мусульманин, фактически не знакомый с догматами своей религии, может принять за истинный ислам то, что не имеет к нему никакого отношения.

На протяжении ряда лет на территории Республики Татарстан и некоторых других субъектов РФ осуществляло деятельность международное религиозное объединение «Нурджулар» (дословный перевод — «лучи света»), которое было основано в Турции после Первой мировой войны муллой Саидом Нурси, проповедовавшим крайне радикальные взгляды. Позднее, в 70-х гг. прошлого века, идеи С. Нурси по установлению шариата активно стал проповедовать имам Фетхулла Гюлен Хаджи эфенди, в связи с чем он неоднократно привлекался к уголовной и административной ответственности и в самой Турции.

«Нурджулар» является многоуровневой, четко структурированной организацией. Одним из главных направлений ее деятельности являются внедрение и продвижение своих адептов в органы власти и управления как в Турции, так и в России и других странах СНГ. Особое внимание «Нурджулар» уделяет пропаганде в различных странах исламских и пантюркистских идей путем создания подконтрольных светских и религиозных учебных заведений различного уровня. Так, в России было открыто более 20 учебных заведений.

Общая направленность воспитания и общения в них, учитывая их ярко выраженную антироссийскую направленность, преследует цель создания протурецки настроенной прослойки российского общества, которая в перспективе будет формировать «турецкое лобби»7.

7 См.: Давыдов М. Н. Деятельность турецкой религиозной секты «Нурджулар» // http: // www.iimes.ru/rus/stat/2007/03-11-

076.htm

Последователи «Нурджулар» осуществляют на территории России издание,перевод и распространение книг С. Нурси, которые содержат информацию, направленную на возбуждение религиозной розни (между верующими и неверующими людьми), а также информацию, обосновывающую и оправдывающую необходимость распространения указанных утверждений и заявлений.

Признание в судебном порядке книг С. Нурси экстремистской литературой (судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда 18 сентября 2007 г. решение Коптевского районного суда г. Москвы оставлено без изменения) явилось одним из оснований для обращения Генерального прокурора РФ в Верховный Суд РФ с заявлением о признании международного религиозного общества «Нурд-жулар» экстремистским и о запрете его деятельности на территории России. Решением Верховного Суда РФ от 10 апреля 2008 г. требования Генерального прокурора РФ удовлетворены на основании требований ч. 2 ст. 9 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности». Суд пришел к выводу, что деятельность структурных подразделений «Нурджулар» на территории Российской Федерации угрожает межнациональной и межконфессиональной стабильности в обществе, территориальной целостности государства.

Рассматривая проблему противодействия распространению религиозного экстремизма, необходимо отметить, что одним из главных препятствий на его пути должно стать конструктивное взаимодействие приверженцев различных религий и их сотрудничество во имя достижения общих целей.

Основой такого сотрудничества служат принципы международного права, исключающие какую бы то ни было нетерпимость к лицам иного вероисповедания. Декларация ООН

о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений 1981 г. провозглашает право каждого человека на свободу совести и религии. В соответствии со ст. 2 дискриминация на основе религии и убеждений является оскорблением достоинства человеческой личности и отрицанием принципов Устава Организации Объединенных Наций, осуждается как нарушение прав человека и основных свобод. Все государства, подчеркивается в ст. 4 Декларации, должны принимать эффективные меры для предупреждения и ликвидации дискриминации на основе религии или убеждений, должны прилагать все усилия по принятию законодательства для запрещения любой подобной дискриминации, а также для принятия всех мер по борьбе против нетерпимости на основе религии. Российская Федерация присоединилась к Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации1965 г., Шанхайская Конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом 2001 г. также создает правовую базу для сотрудничества на постсоветском пространстве по пресечению религиозного экстремизма8 .

Однако среди основных направлений межрелигиозного сотрудничества нейтрализация экстремистских действий и пропаганды пока не выступает как приоритетное. Данное обстоятельство, а вернее, отсутствие сколько либо заметного влияния представителей традиционных конфессий в сфере профилактики религиозных экстремистских проявлений, а в ряде случаев, к сожалению, и прямая вовлеченность отдельных представителей духовенства в указанную деятельность, предопределяет необходимость более жесткого правового регулирования правоотношений, связанных с реа-

8 Ратифицирована Федеральным законом от 10 января 2003 г. № 3-ФЗ // СЗ РФ. 2003. № 2. Ст. 155.

лизацией прав граждан на свободу совести и деятельность религиозных объединений. В этой связи в качестве неотложных мер представляется необходимым более четко урегулировать вопросы миссионерской деятельности, духовного образования, деятельности незарегистрированных религиозных объединений (групп).

Пресечение религиозного экстремизма требует объединения усилий религиозных организаций, правоохранительных органов, общественности и граждан, создания атмосферы неприятия любой формы религиозной нетерпимости.

Недостаточная эффективность правоприменительной практики в определенной мере обусловлена законодательными пробелами в этой сфере. Так, Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» предусматривает возможность запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке, но при этом не содержит норм, устанавливающих специфические последствия применения к религиозным объединениям института запрета, что фактически стирает различие между запретом на деятельность религиозного объединения и его ликвидацией9 . Указанный закон должен более четко определить правовые последствия с учетом особенностей проявления религиозного экстремизма, которые не регулируются законодательством, направленным на борьбу с иными формами экстремизма (например, политическим экстремизмом).

9 На это обстоятельство обращает внимание В. В. Лапаева (См.: Лапаева В. В. Политический и религиозный экстремизм: проблемы совершенствования законодательства // Законодательство и экономика. 2001. № 10), а также Т. Е. Мельник (См.: Мельник Т. Е. Приостановление и запрет деятельности общественных объединений: направления совершенствования // Журнал российского права. 2003. № 4).

Наиболее успешно развивается законодательство по пресечению религиозного экстремизма в субъектах Российской Федерации, для которых эта проблема особенно актуальна. В Республике Дагестан действует Закон РД «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан». В Кабардино-Балкарской Республике принят Закон КБР «О запрете экстремистской религиозной деятельности и административной ответственности за правонарушения, связанные с осуществлением религиозной деятельности»; в нем, в частности, дается понятие экстремистской религиозной деятельности,

содержится ряд новых составов правонарушений, на основании которых религиозное объединение может быть ликвидировано или запрещено.

При этом следует подчеркнуть, что законодательное регулирование ни в коем случае не должно нарушать основополагающих принципов свободы совести и вероисповедания, должно исключать вмешательство в канонические вопросы деятельности религиозных объединений и в то же время обеспечить действенный контроль со стороны государства за соблюдением требований о недопустимости экстремистских проявлений в деятельности представителей всех религиозных направлений.