Научная статья на тему 'Религиозный дискурс в медиаполе Великого Новгорода'

Религиозный дискурс в медиаполе Великого Новгорода Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
262
82
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РЕЛИГИЯ / ДИСКУРС / СМИ / МЕДИАСРЕДА / МЕДИАПОЛЕ / RELIGION / DISCOURSE / MEDIA / MEDIA SPHERE / MEDIA FIELD

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Чаусов А. И.

В статье рассматривается религиозный дискурс в медиасреде. Характеризуются основные особенности религиозного дискурса в рамках новгородского медиаполя.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Чаусов А. И.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article deals with the phenomenon of religious discourse in the media sphere. The peculiarities of religious discourse are characterized within the Novgorod region media field.

Текст научной работы на тему «Религиозный дискурс в медиаполе Великого Новгорода»

УДК 070

РЕЛИГИОЗНЫЙ ДИСКУРС В МЕДИАПОЛЕ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА

А.И.Чаусов

Гуманитарный институт НовГУ, aleshausov@mail.ru

В статье рассматривается религиозный дискурс в медиасреде. Характеризуются основные особенности религиозного дискурса в рамках новгородского медиаполя.

Ключевые слова: религия, дискурс, СМИ, медиасреда, медиаполе

The article deals with the phenomenon of religious discourse in the media sphere. The peculiarities of religious discourse are characterized within the Novgorod region media field. Key words: religion, discourse, media, media sphere, media field

Под дискурсом мы понимаем совокупность тематически связанных текстов [1], или, если точнее, медиатекстов, поскольку нас интересует именно медиасреда. Однако сразу же возникает вопрос об основаниях для объединения медиатекстов в совокупность, и на уровне основания для объединения начинаются определенного рода разночтения.

Религиозный дискурс ряд исследователей относят к институциональным [2] либо же выделяют интенциональную функцию убеждения и проповеди [3] в текстах дискурса как основу для объединения текстов. Действительно, если мы говорим о совокупности текстов, касающихся религии, то логично предположить, что эти тексты в первую очередь генерируются в рамках института той или иной конфессии, где автор текста или его агент - это священнослужитель либо же некое лицо, облеченное правом давать экспертную оценку от лица конфессии. Целевая аудитория при этом - прихожане, верующие либо люди, к которым обращаются с целью их убеждения в той или иной системе религиозных взглядов. В любой разновидности этой целевой аудитории интенция убеждения, назидания или, говоря грубее, пропаганды является основополагающей. Даже дословный перевод термина «религия», происходящего от латинского religare (связь), говорит о том, что основная функция совокупности религиозных текстов - это осуществление лучшей, более тесной связи человека и Абсолюта через нравоучение, убеждение, мотивирование агентом клиентов. В данном контексте меди-асреда, или, конкретнее, медиаканалы, рассматриваются как некий инструмент, не привносящий в религиозный дискурс существенных изменений. Если рассматривать религиозный дискурс с такой позиции, то СМИ - это своеобразный «усилитель голоса» проповедника, и если в храме он может проповедовать нескольким сотням верующих, то посредством СМИ -нескольким тысячам.

Однако нам кажется, что это упрощенный взгляд на исследуемую проблему, не отражающий всех сущностных особенностей религиозного медиа-дискурса. Связано это в первую очередь с тем, что религиозная тематика вышла из своеобразного «информационного гетто» советской и ранней постсоветской эпохи и стала предметом интереса и обсуждения самых широких кругов общественности. Религия как культурная ценность и одно из метафизических осно-

ваний российского социума вошла в сферу публичной общественной жизни.

Отсюда проистекает качественно иная специфика религиозного медиадискурса, опирающаяся не столько на институциональность и герменевтику (в религиозном понимании данного термина), сколько на сугубо тематическую общность, где интенция убеждения уступает место интенциям ознакомления, информирования, часто - осуждения, а порой и функции развлечения читателя. Как, например, в материале «Новгородских ведомостей», озаглавленном «Отец Павел рулит» [4], который посвящен зимним автогонкам с препятствиями. В материале дана информация о том, что капитаном одной из команд был православный священник. Однако название материала носит двоякий смысл. С одной стороны в слове «рулит» есть указание на буквальный смысл происходящего: священник действительно управляет машиной. С другой стороны, есть сленговый термин «рулит», который можно интерпретировать, как «делает правильно», «делает хорошо», «удивляет». Заголовок материала носит несколько несерьёзный, развлекательный характер.

Нужно отметить, что авторами текстов в рамках религиозного дискурса далеко не всегда выступают священнослужители либо представители экспертного религиоведческого сообщества. Таким образом, мы можем говорить о более размытых границах принадлежности к агентам религиозного дискурса.

Целевая аудитория объединена не столько религиозными убеждениями и мотивациями, сколько общим, часто критическим, отношением к религии. При этом, учитывая активную социальную и культурную политику религиозных деноминаций в России последних лет, можно говорить о проникновении религиозного дискурса в другие дискурсы: политический, культурный, социальный, спортивный и т.д. И в данном случае признак институциональности религиозного дискурса ещё более размывается. Например, когда перед выступлением спортивной команды проходит молебен и об этом молебне информирует целевую аудиторию спортивный журналист в рамках СМИ, посвященного спорту.

Таким образом, можно сказать, что религиозный дискурс в медиасреде сейчас - это в первую очередь совокупность текстов, затрагивающих тему ре-

лигии, обрядов, религиозного сообщества, и одной из функций этих текстов является удовлетворение интереса самой широкой целевой аудитории касательно места религии в жизни общества.

С опорой на такое определение и было проведено исследование ряда новгородских светских и церковных СМИ на предмет выявления особенностей местного религиозного дискурса в хронологических рамках 2012-2013 гг. В качестве исследуемых объектов были взяты материалы шести светских изданий, а также официального сайта Новгородской епархии Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Выбор в качестве религиозного информационного ресурса епархиального сайта был вызван тем, что на территории Новгородской области и города Великий Новгород доминирующей традиционной религией является православие. Исследование помимо обычных, светских СМИ еще и специфического, религиозного, было вызвано необходимостью выявить корреляцию собственно епархиальной активности и особенностей церковной жизни и религиозных материалов в светских СМИ. Большинство (однако не стопроцентное) этих материалов, по понятным причинам, касаются именно православной Церкви.

Нужно отметить, что совокупность материалов епархиального сайта в большей степени отвечает определению религиозного дискурса как институциональной совокупности текстов при выраженной интенции убеждения и проповеди, однако не полностью. Так, на сайте епархии присутствует большое количество новостных текстов, главная функция которых - рассказать о социальной активности церкви. Например, о взаимодействии с системой образования, правоохранительными органами, МЧС. По стилистике это сугубо информативные материалы, не несущие в себе явную, ярко выраженную функцию убеждения или нравоучения.

В рамках сопоставления плотности дискурса в светских и епархиальном СМИ обнаружилась определенная закономерность. Во время Великого поста, который пришелся на март - начало мая 2013 г., количество материалов на епархиальном сайте возросло, а количество материалов, посвященных религиозной тематике в светских СМИ, напротив, снизилось. Увеличение количества материалов на епархиальном сайте объясняется тем, что с началом Великого поста редакция в ежедневном режиме публиковала новости о богослужениях, проводимых Митрополитом Новгородским и Старорусским Львом (Церпицким). При этом публикуя и другую, характерную для епархиального сайта безотносительно поста информацию. Однако в Великий пост публичная активность епархии и православного сообщества в силу сугубо религиозных причин снижается, что уменьшает количество информационных поводов для светских СМИ. Поэтому в исследуемых новгородских изданиях плотность дискурса в аналогичный период снизилась. Здесь, с одной стороны, можно заметить специфику прямого влияния особенностей религиозного мировоззрения на повестку нерелигиозных изданий. С другой - проследить общие черты той тематики, которая является достаточным информационным пово-

дом для освещения религиозных событий в светских СМИ. Эти информационные поводы, как правило, находятся на тематическом стыке собственно религии и других общественно и политически значимых событий и процессов. Например, «Церковь и музейные выставки», «Церковь и спортивные мероприятия», «Церковь и политика».

Непосредственно богослужебные практики, службы митрополита и других клириков епархии попадают в сферу внимания светских СМИ, только если речь идет о каком-то значимом церковном празднике (Рождество, Пасха) либо когда богослужение сопряжено с неким публичным общественным событием (молебен после марафона парапланов). Есть, однако, и в этом правиле некоторые исключения. Например, издание «Новгородские ведомости» на Рождество опубликовало полную стенограмму праздничной проповеди митрополита [5]. Но такие случаи единичны и в целом нехарактерны для информационной политики исследуемых светских СМИ.

Даже если речь идёт о таком жанре, как интервью, и в рамках религиозного дискурса подразумевается интервью со священником, темы, затрагиваемые в таких материалах, редко бывают только религиозными. Скорее общий вектор таких материалов можно обозначить, как «взгляд Церкви (православный взгляд) на некую актуальную общественную или политическую проблему». Примером здесь может послужить стенограмма круглого стола в «Новгородских ведомостях» с участием протоиерея Александра Ранне по поводу обсуждения в Государственной Думе РФ законопроекта «О защите религиозных чувств верующих». В данном случае священнослужитель действительно выступает в качестве эксперта и выразителя мнения Церкви, однако целевая аудитория предполагает не только и не столько верующих людей, сколько, напротив, людей, от религии далёких.

В «Новгородских ведомостях» как печатном издании актуально тяготение к разнообразию жанров и большему объёму публикаций, нежели в Интернет-СМИ. Поэтому на их страницах возможны публикации, которые подходят под институционально-интенциональные критерии определения религиозного дискурса.

Однако если обратиться к исследуемым новостным Интернет-порталам «Ваши новости», «Великий Новгород.ру», то в рамках формата работы этих СМИ такие критерии дискурсивного объединения текстов менее допустимы. Формат любой новости, как известно, не предполагает публицистических либо убеждающих интенций, функции текста в новостном формате - это прежде всего информирование читателя. Но поскольку религиозные организации ведут активную деятельность, эта деятельность часто становится значимым информационным поводом для освещения либо косвенного упоминания в СМИ. Примером такого косвенного упоминания может служить фоторепортаж в «Ваших новостях» о перелёте парапланов [6], спортивном мероприятии. Собственно, в тексте фоторепортажа говорится только о спортивном событии. Сообщается лишь, что финальной точкой перелёта были окрестности Рдейского

монастыря. Однако на фотографиях присутствует богослужебная атрибутика, есть фотографии православного молебна, прошедшего по итогам перелёта. Здесь мы видим следующий феномен: агент текста -журналист и фотограф «Ваших новостей», тема текста - спортивное мероприятие, целевая аудитория -самая широкая, но при этом целевая аудитория не на вербальном, а на сугубо визуальном уровне получает информацию о религиозном компоненте мероприятия. Если и есть в этом тексте интенции убеждения, которые не обнаруживаются в ходе лингвистического анализа, то только как агитация за участие в спортивных мероприятиях. Однако визуальный ряд создает возможность отнести материал не только к спортивному, но и к религиозному дискурсу.

Есть, впрочем, и более «общие» случаи новостных материалов, которые относятся к религиозному дискурсу, несмотря на отсутствие прямого упоминания религии либо фокусировки на собственно религиозных событиях. В силу специфики Новгородской области большинство культурных мероприятий, связанных с историей региона, так или иначе сопряжены с религией. Например, когда речь идёт о выставках предметов искусства, в составе экспонатов неизменно фигурирует большое количество православных икон, церковной утвари. Примером здесь может послужить материал ИА «Великий Новгород.ру» об исторической конференции, посвященной «загадке митрополичьих покоев Владыки Евфимия II» [7]. Это в первую очередь новость, освещающая особенности работы исторического научного сообщества вокруг предназначения определенного архитектурного объекта, однако этот объект связан с историей епархии и личностью одного из предстоятелей православной епархии. Таким образом, новость также можно отнести к новгородскому религиозному дискурсу.

К той же разновидности материалов можно отнести новости об обращении ученых в ЮНЕСКО с целью восстановления храма Петра и Павла на Силь-нище. Это недействующий храм, который является историческим памятником, однако поскольку этот памятник является православным храмом, он представляет собой не только историческое наследие, но и материальный элемент религиозной, православной традиции. Поэтому новость также относится к религиозному дискурсу. Хотя явно в канве событий ни религиозных деятелей, ни религиозных экспертных оценок не присутствует.

О смежности религиозного дискурса с другими темами косвенно свидетельствует анализ тэгов, или ключевых слов, по которым распределяются материалы в ряде исследуемых Интернет-СМИ. Тэги используются в работе «Ваших новостей», «Прямой речи» и газеты «Новгород». Как показали наблюдения, тэгами «религия», «РПЦ», «церковь» отмечается меньшинство материалов, которые можно отнести к религиозному медиадискурсу. Тогда как большинство материалов религиозной тематики отмечаются тэгами «общество», «культура», «политика», «история», «традиции», «образование», «праздники».

Это свидетельствует о ряде характерных особенностей современного религиозного дискурса. Во-первых, о состоявшемся полноценном проникновении религии и религиозной тематики в большинство сфер общественной жизни. Во-вторых, о том, что сами журналисты и редакторы СМИ, а также читатели не считают большинство материалов, относящихся к религиозному дискурсу, сугубо религиозными. На современном этапе религия в целом и Православная Церковь в частности перестали быть в медийном пространстве своеобразной «экзотикой».

Как уже было сказано выше, подавляющее большинство материалов в исследуемых СМИ касается православной тематики. Однако в рамках религиозного дискурса присутствуют статьи об иных конфессиях и сектах. Количество их относительно невелико. За исследуемый период в СМИ появилось несколько материалов о предположительном строительстве мечети в Великом Новгороде, этот цикл новостей публиковало ИА «Великий Новгород.ру». Было несколько материалов о ликвидации на территории города лютеранского пропства (материалы были размещены в «Ваших новостях»), новость о задержании членов «Общества Сторожевой Башни» («Свидетели Иеговы»), ряд материалов о язычестве и бытовом оккультизме. Это в свою очередь свидетельствует о том, что несмотря на доминирующий характер православного вероисповедания в Новгородской области иные религиозные течения и их активность также попадают в сферу интереса СМИ и читателей.

В рамках проводимого исследования можно выделить несколько характерных особенностей религиозного дискурса в новгородской медиасреде. Совокупность текстов данного дискурса отличается тематической смежностью, когда собственно религиозная тематика пересекается с общественной, культурной, политической, исторической, образовательной и спортивной. За редким исключением тексты дискурса не несут в себе публицистических, назидательных либо пропагандистских интенций. Большинство текстов касаются православной тематики, однако в рамках дискурса освещается и жизнь иных религиозных сообществ на территории Новгорода и области.

Целевая аудитория религиозного дискурса не ограничивается не только вероисповеданием, но и вообще какой бы то ни было религиозностью. Так или иначе данным дискурсом интересуются самые разные слои населения, имеющие доступ к новгородским СМИ.

Источником информации и агентом, проводником этой информации далеко не всегда выступают собственно религиозная организация, священнослужители либо религиозное экспертное сообщество.

Плотность дискурса варьируется, в большей степени, в зависимости от жизни православного религиозного сообщества и Новгородской епархии РПЦ МП. При этом религиозный дискурс занимает определенную более или менее стабильную нишу в новгородских СМИ.

1. Чернявская В.Е. Лингвистика текста. Лингвистика дискурса. М., 2013. С. 115.

2. Чумакова К. Религиозный дискурс в массмедиа // Современный дискурс-анализ. Электронный журнал. 2012. № 6. С. 82.

3. Клушина Н. Интенциональная организация публицистического текста // Труды кафедры стилистики русского языка. Т. 2. Факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова Москва, 2008. С. 24-30.

4. Отец Павел рулит // Новгородские ведомости. URL: http://novved.ru/sport/22875-otets-pavel-rulit.html (дата обращения 22.05.2013).

5. Рождественское послание // Новгородские ведомости. URL: http://novved.ru/obshestvo/22211.html (дата обращения 22.05.2013).

6. Перелет к Рдейскому монастырю - как это было // Ваши новости. URL: http://vnnews.ru/social/30400-perelet-k-rdeieskomu-monastiryu-kak-eto-bilo.html (дата обращения 22.05.2013).

7. Учёные не могут открыть тайну палаты Евфимия II // Великий Новгород.ру. URL:http://www.velikiynovgorod.ru/ news/culture/scientists_can_t_reveal_the_secret_chamber_eu phemiaii/ (дата обращения 22.05.2013)

Bibliography (Transliterated)

1. Chernjavskaja V.E. Lingvistika teksta. Lingvistika diskursa. M., 2013. S. 115.

2. Chumakova K. Religioznyj diskurs v massmedia // Sovre-mennyj diskurs-analiz. Jelektronnyj zhurnal № 6. 2012. S.82.

3. Klushina N. Intentsional'naia organizatsiia publitsisti-cheskogo teksta // Trudy kafedry stilistiki russkogo iazyka. T. 2. Fakul'tet zhurnalistiki MGU imeni M. V. Lomonosova Moskva, 2008. S. 24-30. Otec Pavel rulit // Novgorodskie vedomosti. URL: http://novved.ru/sport/22875-otets-pavel-rulit.html (data obrashhenija 22.05.2013).

4. Rozhdestvenskoe poslanie // Novgorodskie vedomo-sti. URL: http://novved.ru/obshestvo/22211.html (data obrashhenija 22.05.2013).

5. Perelet k Rdejskomu monastyrju - kak jeto bylo // Vashi no-vosti. URL: http://vnnews.ru/social/30400-perelet-k-rdeieskomu-monastiryu-kak-eto-bilo.html (data obrashhenija 22.05.2013).

6. Uchjonye ne mogut otkryt' tajnu palaty Evfimija II // Velikij Novgorod.ru.

URL:http://www. velikiynovgorod.ru/news/culture/scietists_c an_t_reveal_the_secret_chamber_euphemia_ii/ (data obrashhenija 22.05.2013.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.