Научная статья на тему 'Религиозные и политические идеи Китая на территории современного Забайкалья'

Религиозные и политические идеи Китая на территории современного Забайкалья Текст научной статьи по специальности «Прочие социальные науки»

CC BY
107
16
Поделиться
Ключевые слова
РЕЛИГИОЗНЫЕ ИДЕИ КИТАЯ / ЗАБАЙКАЛЬЕ / КИТАЙСКОЕ ПРИГРАНИЧЬЕ / КИТАЕЦЕНТРИЗМ / "МЯГКАЯ СИЛА" / ЦИГУН / ФЭНШУЙ / КИТАЙСКАЯ МЕДИЦИНА / "КРАСНЫЙ ТУРИЗМ" / "ФАЛУНЬГУН" / RELIGIOUS IDEAS OF CHINA / TRANSBAIKALIA / CHINESE BORDER-ZONE / SINOCENTRISM / "SOFT POWER" / CHI KUNG / FENG SHUI / CHINESE MEDICINE / " RED TOURISM" / FALUN GONG

Аннотация научной статьи по прочим социальным наукам, автор научной работы — Жуков Артем Вадимович, Жукова Алена Алексеевна, Романова Илона Валерьевна

Осуществлен анализ религиозных и политических идей Китая, распространяющихся среди населения Забайкалья. Доказано, что в Забайкалье увеличивается число религиозных конструктов, имеющих китайское происхождение, основной целью которых является распространение китайского культурного влияния. Научно обосновано, что основанием для данного предположения выступает то, что многие забайкальцы отказываются от собственных мировоззренческих и религиозных устоев и попадают под влияние культурной политики Китая. Установлено, что влияние религиозных идей Китая на население Забайкалья объяснимо с учетом того, что культура региона исторически формировалась, испытывая влияние идей Запада и Востока, а взаимодействие между народами Забайкалья и Китая складывалось на фундаменте ряда общих региональных архетипов и традиций мировосприятия. Отмечено, что факторами, влияющими на распространение китайских религиозных идей в Забайкалье, выступают геополитические условия, культурные, языковые и цивилизационные контакты. Основу статьи составила методология исследований российско-китайского взаимодействия, связанных с проведением сравнительного анализа и анализа текстов, распространенных на территории китайского приграничья. Результатом работы явилось получение фактических данных, свидетельствующих о значительном распространении религиозных идей китайского происхождения среди современного населения Забайкалья, которые доказали наличие тенденции усиления китайского религиозного, идейного, культурного влияния в забайкальской зоне китайского приграничья. Показана теоретическая и практическая значимость проведенного исследования: результаты работы могут быть использованы при анализе и прогнозировании социокультурной ситуации в зоне российско-китайского приграничья

Похожие темы научных работ по прочим социальным наукам , автор научной работы — Жуков Артем Вадимович, Жукова Алена Алексеевна, Романова Илона Валерьевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

RELIGIOUS AND POLITICAL IDEAS OF CHINA IN THE TERRITORY OF MODERN TRANSBAIKALIA

The analysis of religious and political ideas of China, spreading among the population of Transbaikalia, is carried out. It is proved that the number of religious constructs having Chinese origin, whose main purpose is the spread of Chinese cultural influence, is growing in Transbaikalia. It is scientifically grounded that the basis for this assumption is that many transbaikalians abandon their own philosophical and religious beliefs and fall under the influence of China's cultural policy. It is established that the influence of China's religious ideas on the population of Transbaikalia is understandable, taking into account that the culture of the region was historically formed, influenced by the ideas of the West and the East. The interaction between peoples of Transbaikalia and China was based on a number of common regional archetypes and traditions of world perception. It is noted that the factors influencing the spread of Chinese religious ideas in Transbaikalia are geopolitical conditions, cultural, linguistic and civilizational contacts. The basis of the article was the methodology of studies of Russian-Chinese interaction related to the conduct of comparative analysis and analysis of texts common in the territory of the Chinese borderland. The result of the work was the receipt of factual evidence of the significant spread of religious ideas of Chinese origin among the modern population of Transbaikalia, which proved the tendency of strengthening Chinese religious, ideological, cultural influence in the Transbaikal zone of the Chinese borderland. The theoretical and practical significance of the research is shown: the results of the work can be used in the analysis and forecasting of the socio-cultural situation in the zone of the Russian-Chinese borderland

Текст научной работы на тему «Религиозные и политические идеи Китая на территории современного Забайкалья»

УДК 325.14

DOI: 10.21209/2227-9245-2017-23-10-53-61

РЕЛИГИОЗНЫЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕИ КИТАЯ НА ТЕРРИТОРИИ

СОВРЕМЕННОГО ЗАБАЙКАЛЬЯ

RELIGIOUS AND POLITICAL IDEAS OF CHINA IN THE TERRITORY

OF MODERN TRANSBAIKALIA

П fl

А. В. Жуков, А. А. Жукова, И. В. Романова,

Забайкальский государственный Забайкальский государственный Забайкальский государственный университет, г. Чита университет, г. Чита университет, г. Чита

A. Zhukov, A. Zhukova, I. Romanova,

Transbaikal State University, Chita Transbaikal State University, Chita Transbaikal State University, Chita

Осуществлен анализ религиозных и политических идей Китая, распространяющихся среди населения Забайкалья. Доказано, что в Забайкалье увеличивается число религиозных конструктов, имеющих китайское происхождение, основной целью которых является распространение китайского культурного влияния. Научно обосновано, что основанием для данного предположения выступает то, что многие забайкальцы отказываются от собственных мировоззренческих и религиозных устоев и попадают под влияние культурной политики Китая. Установлено, что влияние религиозных идей Китая на население Забайкалья объяснимо с учетом того, что культура региона исторически формировалась, испытывая влияние идей Запада и Востока, а взаимодействие между народами Забайкалья и Китая складывалось на фундаменте ряда общих региональных архетипов и традиций мировосприятия. Отмечено, что факторами, влияющими на распространение китайских религиозных идей в Забайкалье, выступают геополитические условия, культурные, языковые и цивилизационные контакты. Основу статьи составила методология исследований российско-китайского взаимодействия, связанных с проведением сравнительного анализа и анализа текстов, распространенных на территории китайского приграничья. Результатом работы явилось получение фактических данных, свидетельствующих о значительном распространении религиозных идей китайского происхождения среди современного населения Забайкалья, которые доказали наличие тенденции усиления китайского религиозного, идейного, культурного влияния в забайкальской зоне китайского приграничья. Показана теоретическая и практическая значимость проведенного исследования: результаты работы могут быть использованы при анализе и прогнозировании социокультурной ситуации в зоне российско-китайского приграничья

Ключевые слова: религиозные идеи Китая; Забайкалье; китайское приграничье; китаецентризм; "мягкая сила"; цигун; фэншуй; китайская медицина; «красный туризм»; «Фалуньгун»

The analysis of religious and political ideas of China, spreading among the population of Transbaikalia, is carried out. It is proved that the number of religious constructs having Chinese origin, whose main purpose is the spread of Chinese cultural influence, is growing in Transbaikalia. It is scientifically grounded that the basis for this assumption is that many transbaikalians abandon their own philosophical and religious beliefs and fall under the influence of China's cultural policy. It is established that the influence of China's religious ideas on the population of Transbaikalia is understandable, taking into account that the culture of the region was historically formed, influenced by the ideas of the West and the East. The interaction between peoples of Transbaikalia and China was

© А. В. Жуков, А. А. Жукова, И. В. Романова, 2017

based on a number of common regional archetypes and traditions of world perception. It is noted that the factors influencing the spread of Chinese religious ideas in Transbaikalia are geopolitical conditions, cultural, linguistic and civilizational contacts. The basis of the article was the methodology of studies of Russian-Chinese interaction related to the conduct of comparative analysis and analysis of texts common in the territory of the Chinese borderland. The result of the work was the receipt of factual evidence of the significant spread of religious ideas of Chinese origin among the modern population of Transbaikalia, which proved the tendency of strengthening Chinese religious, ideological, cultural influence in the Transbaikal zone of the Chinese borderland. The theoretical and practical significance of the research is shown: the results of the work can be used in the analysis and forecasting of the socio-cultural situation in the zone of the Russian-Chinese borderland

Key words: religious ideas of China; Transbaikalia; Chinese border-zone; sinocentrism; "soft power"; chi kung; feng shui; Chinese medicine; " red tourism" ; Falun Gong

Актуальность темы исследования. На территории Забайкалья, находящегося в непосредственном контакте с Китаем, остро ощущается присутствие китайской цивилизации с ее пятигысячелетней историей, религиозной и культурной традициями. В современное время в регионе возрастает интерес к процессам, происходящим в соседней державе — Китае, что сопровождается распространением феноменов и идей, имеющих происхождение в китайской культуре [10]. Население приграничных территорий, несмотря на то, что считает представителей китайской культуры «чужими», стремится активно взаимодействовать с ними и воспринимает китайские идейные и религиозные конструкты. Влияние китайских идей на забайкальцев вполне объяснимо, если учесть тот факт, что они представляют собой наследников не только русской, но и восточной культуры, что и определяет формирование ряда архетипов и паттернов взаимодействия, являющихся фундаментом взаимопонимания между народами Забайкалья и китайцами [9]. В то же время, как показывают данные истории, религиозные идеи, распространяемые Китаем на соседних территориях, чаще всего использовались для оказания политического влияния. Предметом анализа, предпринятого в данной статье, являются религиозные идеи, имеющие происхождение в Китае и распространяющиеся среди населения Забайкалья.

Обзор литературы. Проводимый анализ основан на методологии исследований российско-китайского взаимодействия,

разработанной в трудах Я. М. Бергера, А. П. Девятова, Л. Г. Ивашова, П. Б. Ка-менова, И. Ф. Кефели, А. В. Островского. Большое значение имеют исследования М. В. Александровой, Ю. М. Галеновича, К. М. Долгова, Л. М. Гудошникова, С. Кима, Р. А. Кобызова, А. Г. Ларина, А. В. Лукина, Р. А. Мировицкой, О. А. Нестеровой, Л. А. Понкратовой, М. Л. Титаренко, С. Л. Тихвинского, посвященные региональным дискурсам о Китае в Восточной Азии. В работах О. Л. Фишман, А. А. Мас-лова, А. Н. Драгункина, А. Д. Богатурова, С. В. Кононова, А. В. Лукина, В. Л. Ларина, В. А. Макарова, С. В. Кононова, посвященных российско-китайскому взаимодействию, рассмотрены аспекты мифо-религиозного влияния Китая на прилегающие территории [8]. Вместе с тем влияние современных религиозных идей Китая на территориях приграничья остается недостаточно исследованным.

Результаты исследования и их обсуждение. Полагаем, что факторами, влияющими на распространение китайских религиозных идей в Забайкалье, выступают геополитические условия, культурные, языковые и цивилизационные контакты, благодаря которым население Забайкалья узнавало о содержании китайских религиозных идей [13].

Первые контакты между Китаем и населением на территории Забайкалья зафиксированы уже в бронзовом веке, когда население региона подключилось к культурному развитию культуры Центральной Азии. Основанием для этого выступила со-

держательная схожесть древнекитайских мировоззренческих представлений с представлениями о богах, невидимых духах и героях, имевших чудесное происхождение у центрально-азиатских народов. Среди множества подобных идей существенное влияние на религиозность народов Забайкалья в древности оказала идея поклонения Небу, являющемуся прародителем императора, выступающего от его имени. Вне зависимости от происхождения, многие народы региона, так же как и китайцы, поклонялись Вечно Синему Небу и герою, рожденному девственницей [1]. Основным последствием, связанным с влиянием этих идей, стало утверждение китаецентрист-ской картины мира, подчеркивающей культуртрегерскую роль представителей китайской цивилизации на территориях региона.

В современных условиях, характеризующихся интенсивным взаимодействием российской и глобализирующейся культур, подобные идеи дополняются значительным количеством религиозных конструктов, имеющих современное китайское происхождение [17]. Основанием для выдвижения подобного предположения выступает влияние глобализирующейся культуры, приведшее многих забайкальцев к критике прежних мировоззренческих устоев и поиску новой культурной и религиозной идентичности, в которой значительное место занимает Китай [2].

Интенсивному распространению китайских религиозных идей способствовало всестороннее улучшение отношений между Россией и Китаем [18; 19]. При этом ослабление влияния России в приграничном Забайкалье приводит к всплеску интереса к Китаю, его культуре и религии [12]. Современные религиозные идеи, связанные с Китаем, распространяются среди забайкальцев не столько на идеологическом, сколько на практическом уровне, затрагивающем повседневную жизнь и здоровье человека. Они связаны с такими практиками, как цигун, фэншуй и китайская медицина [3].

Цигун — это комплекс гимнастических и дыхательных упражнений, который, согласно В. С. Морозовой, пользуется ра-

стущей популярностью на приграничных территориях России, где открыт ряд фит-нес-клубов и центров, связанных с древнекитайской оздоровительной практикой [11]. Все большее распространение среди населения края получает практика использования принципов китайской геомантии [5]. Геомантия, или фэншуй, воспринимается практикующими как инструмент, применяемый для достижения гармонических отношений между космосом и человеком во время строительства зданий и планировки земельных участков [6]. Применение фэншуй, как уверены последователи, открывает новые возможности в символическом освоении пространства, самореализации в жизни. Фэншуй в их исполнении становится успешным бизнесом. Практика китайской медицины, становящейся не только популярной, но и жизненно необходимой для многих соотечественников, тесно связана с практиками цигун и фэншуй [19].

В целом, говоря о том образе, который создается в России в отношении школ цигун и фэншуй, необходимо обратить внимание на оценку, которую предлагает русский священник П. Иванов. Описывая китайские школы цигун, он утверждает, что коммунистические власти Китая целенаправленно допускают распространение дыхательной гимнастики, рекламирующейся за границей, наряду с иглоукалыванием и китайской медициной, как одно из достижений великой китайской культуры [16]. Согласно П. Иванову, китайские власти старательно скрывают мистический и религиозный аспект учения цигун, обращая внимание на оздоровительный эффект гимнастики, которая также может преподноситься в качестве эффектных шоу-программ китайского цирка. Таким образом, практика цигун служит созданию привлекательного образа Китая, чему также способствует ряд других проектов, реализуемых Китаем на территории приграничья. Например, религиозные идеи, связанные с Китаем, широко распространяются Институтами Конфуция, обеспечивающими развитие образования, ориентированного на ценности китайского мировоззрения.

У многих россиян подобная направленность вызывает ряд вопросов, касающихся попыток выяснить, способствует ли этому только установление более прочных культурных связей в социокультурном пространстве приграничья либо речь идет об организации процессов, связанных с интенсивной трансляцией китайской культуры в приграничные регионы, расширением и углублением сфер влияния китайской «мягкой силы»? [7]. М. В. Александрова, сотрудник Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений Института Дальнего Востока РАН, по поводу «Программы сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР на 2009—2018 гг.» высказала предположение, что распространение китайских религиозных идей в данном случае лоббирует китайские политические интересы, заключающиеся в том, чтобы основы китайского мировоззрения были распространены максимально широко [4].

О том факте, что религиозные идеи используются Китаем как целевой инструмент распространения собственного влияния, свидетельствует и то, что в ряде случае Китай пытается оказать прямое идеологическое воздействие на руководство России, указывая на направления, в которых оно проводит прокитайскую политику в отношении тех или иных религиозных движений. Эти движения могут быть либо поддержаны Китаем, либо подвергнуты преследованию, как это случилось с религиозным движением «Фалуньгун» (Фалунь Дафа) [16]. Религиозное движение «Фалуньгун», согласно П. Иванову, в 1999 г. запрещено в Китае в связи с ростом своей популярности. Вслед за этим была развернута компания по дискредитации «Фалунь-гун», в ходе которой власти подчеркивали антигосударственную направленность деятельности данной «секты», организовывали суды и аресты участников движения [21].

Одновременно с этим в США и в 114 странах мира, где в «Фалуньгун» участвуют беспрепятственно, развернута компания, направленная на защиту прав верующих

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

данного движения. Однако на территории России китайское представительство организует дипломатическое давление и стремится сделать так, чтобы вопрос о судьбе диссидентов данного движения тщательно замалчивался, а самого движения не существовало. Важно, что Российская Федерация, в отличие от многих стран, где подобные действия оценивались бы как попытка вмешательства во внутреннюю политику, руководствуясь геополитическими соображениями, пошла навстречу КНР [20].

Вследствие этого в России представители движения «Фалуньгун» испытывают по отношению к себе настороженность и предубежденность со стороны органов власти, что выражается в ряде недружественных действий, таких как препятствование в регистрации региональных отделений «Фалуньгун» как общественной организации, безосновательный отказ во въезде в Россию последователям «Фалуньгун» из-за рубежа, принуждение иностранных последователей «Фалуньгун» покинуть территорию страны; включение печатных материалов, отражающих учение «Фалуньгун», в список экстремисткой литературы; употребление по отношению к организациям последователей «Фалуньгун» слова «секта» [8]. Соответственно, распространение движения «Фалуньгун» в России сопровождается сложной контаминацией политического давления на Россию, со стороны официального Китая, которое показывает, что в процессах религиозного взаимодействия между Россией и Китаем существенную роль играет политика.

Попытка оказания политического воздействия на население приграничных территорий прослеживается в программе развития китайско-российского взаимодействия под названием «красный туризм». В рамках данной программы на протяжении последних нескольких лет в Россию стала прибывать многомиллионная армия китайских туристов, выполняющих паломнические акции у исторических мест, связываемых ими с коммунистическим прошлым России. Наплыв туристов, движущихся по маршрутам «красного туризма», ощутим на

территории Забайкалья, являющегося приграничным с Китаем регионом, обладающего богатым коммунистическим прошлым и многочисленными объектами поклонения [14]. Среди них, как отмечают сами китайцы, — не только объекты, связанные с коммунистическим прошлым, но и те, которые напоминают о совместной борьбе китайцев и русских против японских империалистов в середине XX в. Ключевыми достопримечательностями являются памятники В. И. Ленину, борцам за Власть Советов, участникам Гражданской войны, участникам военных действий 1945 г., мемориальные комплексы, музеи. Интенсивность потока туристов из Китая увеличилась в 2017 г., в котором Россия отмечает юбилей Октябрьской революции, что является весомым аргументом, привлекающим китайскую аудиторию.

Для туристов из Китая посещение объектов истории революции не является просто экскурсией, оно символизирует нечто намного большее, связанное с тем, что к этому их призывает китайское правительство во главе с Си Цзинпинем. Дело в том, что в современном Китае направление, связанное с развитием «красного туризма», интенсивно развивается, начиная с 2004 г., когда правительством была одобрена программа, нацеленная на популяризацию событий, связанных с революционной историей Китая. Теперь посещение связанных с революцией объектов с точки зрения коммунистической партии Китая является обязательным ритуалом, который финансово поддерживается правительством.

Для китайских граждан очень важно приезжать к объектам культуры, которые относятся к революционному наследию [21]. Здесь они не только фотографируются, но и преподносят подношения, организовывают проведение ритуалов, т.к. их главным делом является актуализация ценностей коммунистической идеологии [7]. Для России же эти посещения становятся все более значимыми, что обусловлено не только тем, что китайские туристы привносят определенную статью дохода, но и тем, что ценностное отношение китайцев к

памятникам советского прошлого фактически реанимирует их в глазах современных граждан России, привыкших относиться к ним как к свидетельству ушедшего прошлого. Демонстрация почитания этих реликвий со стороны большого количества китайцев, которых в приграничных районах воспринимают как посланцев высокоразвитой цивилизации, оказывает свое влияние на воссоздание образа достойного советского прошлого, а также указывает на то, что именно идеалы прошлого могут сыграть существенную роль в формировании единства между Россией и Китаем. Для самих китайцев такие места являются святынями, а такие люди, как В. И. Ленин, — святыми, о чем свидетельствуют постоянно работающие с китайскими туристами специалисты, такие как Ю. Скоромолова, являющаяся директором государственного регионального туристического агентства в г. Ульяновск [20]. Специалисты отмечают элементы религиозного почитания вождя революции, которые в настоящее время отсутствуют у граждан России и превалируют в поведении населения Китая.

В контексте сказанного становится очевидным, что «красный туризм» представляет один из инструментов "мягкой силы", используемой Китаем в целях пропаганды ценностей своей культуры и идеологии. Согласно этим идеям, Китай сохранил и приумножил наследие В. И. Ленина и Октябрьской революции, в то время как на территории России социализм потерпел поражение. В тех условиях, когда российско-китайским отношениям благоприятствует внешнеполитический процесс, ностальгия по революционному прошлому может стать мировоззренческой альтернативой существующим российским порядкам. Следовательно, современное идейное взаимодействие России с Китаем протекает в рамках устоявшегося в китайской истории взаимодействия с окружающими культурами, согласно которому Китай в мягкой, не допускающей прямого давления форме создает идеологический контекст, обеспечивающий формирование китаецентрич-ного мировоззрения окружающих Китай

народов, что в конечном итоге будет способствовать созданию китаецентричного мира.

Выводы.

1. Влияние религиозных идей, имеющих китайское происхождение, на население Забайкалья объяснимо с учетом того, что культура региона исторически формировалась, испытывая влияние идей Запада и Востока, а взаимодействие между народами Забайкалья и Китая складывалось на фундаменте ряда общих региональных архетипов и традиций мировосприятия. Факторами, влияющими на распространение китайских религиозных идей в Забайкалье, являются геополитические условия, культурные, языковые и цивилизационные контакты, благодаря которым население Забайкалья узнавало о содержании китайских религиозных идей, таких как поклонение Небу, ориентированных на построение китаецентристской картины мира и организацию последующего политического влияния.

2. В современных условиях, характеризующихся интенсивным взаимодействием мировой, китайской и российской культур, на территории китайского приграничья получили распространение религиозные конструкты, имеющие китайское происхождение и направленные на распространение китайского культурного влияния. Основанием для этого выступает современная тенденция, направленная на глобализацию социокультурной жизни, которая способствует тому, что многие за-

Список литературы_

байкальцы отказываются от собственных мировоззренческих и религиозных устоев и вступают на путь поиска новой культурной и религиозной идентичности, в которой все более значительное место уделяется Китаю.

3. На формирование образа Китая в условиях современности оказывают влияние религиозные идеи двух типов:

1) Китай продуцирует ценностные образы китайской культуры;

2) Китай стремится ограничить влияние тех идей, которые формируют негативные представления о современной китайской власти.

Среди современных россиян целенаправленно распространяются те религиозные идеи Китая, которые имеют практическое значение для жизни, здоровья, образования соотечественников, а также идеи, связанные с распространением таких практик, как цигун, фэншуй, китайская медицина. Китай уделяет большое внимание активизации культурной политики, одним из направлений которой является организация Институтов Конфуция, а другим — формирование «красного туризма», обеспечивающих ценностную ориентированность на мировоззренческие идеалы Китая. Обратной стороной является стремление Китая не допустить распространение на территории России религиозного движения «Фалуньгун», выступающего с критикой современной китайской культуры и государства.

1. Абаев Н. В., Фельдман В. Р., Хертек Л. К. «Тэнгрианство» и «Ак-Чаяан» как духовно-культурная основа кочевнической цивилизации тюрко-монгольских народов Саяно-Алтая и Центральной Азии / / Социальные процессы в современной Западной Сибири: сб. науч. ст. Горно-Алтайск, 2002. С. 10—18.

2. Бертронг Д. Мудрецы и бессмертные. Религии Китая // Религии мира. Минск, 1994. С. 245—247.

3. Ван Цюн. Влияние социокультурных особенностей Китая и России на российско-китайские отношения: автореф. дис. ... канд. полит. наук: 23.00.04. М., 2007. 179 с.

4. Дальневосточный федеральный университет: институт Конфуция [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.confucius.dvgu.ru/dvgu/istoriya (дата обращения: 25.08.2017).

5. Живова Ю. С. Политика правительства России относительно религиозной организации Фалуньгун // Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества. Благовещенск, БГПУ, 2012. С. 103—106.

6. Китайская геомантия // сост. М. А. Ермакова. СПб.: Петербургское востоковедение, 1998. 252 с.

7. Китайцы радуются 100-летию Октябрьской революции, стоят в очереди в Мавзолей, а россияне рады деньгам туристов из Поднебесной [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.asiarussia.ru/ агйс^/17472 (дата обращения: 05.09.2017).

8. Кононов С. В. Мифотворчество о Китае в социокультурном пространстве приграничного региона: дис. ... канд. филос. наук: 09.00.11. Чита, 2016. 198 с.

9. Константинов М. В. Забайкальцы [Электронный ресурс] // Энциклопедия Забайкалья. Режим доступа: http://www.encycLchita.m/encycl/conœpts/?id=1949 (дата обращения: 11.09.2017).

10. Конфуцианство в Китае. Проблемы теории и практики / отв. ред. Л. П. Делюсин. М.: Наука, 1982. 264 с.

11. Морозова В. С. Региональная культура в социокультурном пространстве Российского и китайского приграничья: автореф. дис. ... д-ра филос. наук: 09.00.13. Чита, 2013. 378 с.

12. Озорнина А. С. Региональные практики КНР и китайское социокультурное пространство / / Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики: в 3 ч. Тамбов, 2011. № 3-1. С. 131 — 134.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. Природная среда и человек в неоплейстоцене (Западное Забайкалье и Юго-восточное Прибайкалье) / Л. В. Лбова [и др. ]. Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 2003. 208 с.

14. Рассказова Е. Красный туризм набирает обороты. СССР, Ленин, революция, коммунизм — что ищут туристы из Китая в России [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.eastrussia.ru/mate-rial/krasnyy-turizm-nabiraet-oboroty/ (дата обращения: 15.09.2017).

15. Романова Н. П. Современные проблемы социальной адаптации российского общества // Университетская наука — 2010: материалы VI Междунар. науч.-практ. конф. Мариуполь: Изд-во Приазовск. гос. техн. ун-та, 2010. С. 286-291.

16. Священник П. Иванов. Новая китайская секта Фалуньгун [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.chinese.orthodoxy.ru/russian/kb3/Tradition1.htm (дата обращения: 05.09.2017).

17. Соловьева Н. А. Коммерциализация культуры национальных меньшинств КНР // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2013. № 11-2. C. 176-179.

18. Тарасова Е. А. Национальные особенности образа власти в культуре современной России и Китая: сравнительный анализ // Россия и Китай: перспективы сотрудничества. Благовещенск: БГПУ, 2012. С. 140-145.

19. Чита по фэншуй [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.zabmedia.ru/?page=articles &rubr=7&text=1026&t=7 (дата обращения: 29.08.2017).

20. Что принесли России 10 лет дружбы с Китаем? [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// www.ptr-vlad.ru/2011/07/17 (дата обращения: 04.09.2017).

21. Экстремизм и духовное движение Фалуньгун в России [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www. epochtimes .ru/content/view/29360/9 (дата обр ащения: 23.03.2017).

References_

1. Abaev N. V., Feldman V. R., Hertek L. K. Sotsialnye protsessy v sovremennoy Zapadnoy Sibiri: sb. nauch. st. (Social processes in the modern Western Siberia: collected. sci. art.). Gorno-Altaisk, 2002. P. 10—18.

2. Bertrong D. Religii mira (Religions of the World). Minsk, 1994. P. 245-247.

3. Wang Qiong. Vliyanie sotsiokulturnyh osobennostey Kitaya i Rossii na rossiysko-kitayskie otnosheniya: avtoref. dis. ... kand. polit. nauk: 23.00.04 (Influence of the socio-cultural characteristics of China and Russia on the Russian-Chinese relations: abstract dis. ... cand. polit. sciences: 23.00.04). Moscow, 2007. 179 p.

4. Dalnevostochny federalny universitet: institut Konfutsiya (Far Eastern Federal University: Confucius Institute). Available at: http://www.confucius.dvgu.ru/dvgu/istoriya (Date of access: 25.08.2017).

5. Zhivova Yu.S. Rossiya i Kitay: istoriya i perspektivy sotrudnichestva (Russia and China: History and Perspectives of Cooperation). Blagoveshchensk, BSPU, 2012. P. 103-106.

6. Kitayskaya geomantiya (Chinese Geomancy) // comp. M. A. Ermakova. St. Petersburg: Petersburg Oriental Studies, 1998. 252 p.

7. Kitaytsy raduyutsya 100-letiyu Oktyabrskoy revolyutsii, stoyat v ocheredi v Mavzoley, a rossiyane rady dengam turistov iz Podnebesnoy (The Chinese are happy with the 100th anniversary of the October Revolution, stand in a line to the Mausoleum, and the Russians are happy with money of tourists from the Middle Kingdom). Available at: http://www.asiarussia.ru/articles/17472 (Date of access: 05.09.2017).

8. Kononov S. V. Mifotvorchestvo o Kitae v sotsiokulturnom prostranstve prigranichnogo regiona: dis. ... kand. filos. nauk: 09.00.11 (Myth-making about China in the socio-cultural space of the border region: dis. ... cand. philos. sciences: 09.00.11). Chita, 2016. 198 c.

9. Konstantinov M. V. Entsiklopediya Zabaykaliya (Encyclopedia of Transbaikalia). Available at: http:// www.encycl.chita.ru/encycl/concepts/?id=1949 (Date of access: 11.09.2017).

10. Konfutsianstvo v Kitae. Problemy teorii i praktiki (Confucianism in China. Problems of theory and practice) / otv. ed. L. P. Delyusin. Moscow: Nauka, 1982. 264 p.

11. Morozova V. S. Regionalnaya kultura v sotsiokulturnom prostranstve Rossiyskogo i kitayskogo prigranichiya: avtoref. dis. ... d-ra filos. nauk: 09.00.13 (Regional culture in the sociocultural space of the Russian and Chinese borderlands: abstract. dis. ... dr. philos. sciences: 09.00.13). Chita, 2013. 378 p.

12. Ozornina A. S. Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kulturologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii ipraktiki: v 3 ch. (Historical, philosophical, political and legal sciences, cultural studies and art history. Questions of theory and practice: in 3 parts).Tambov, 2011, no. 3-1, pp. 131 — 134.

13. Prirodnaya sreda i chelovek v neopleystotsene (Zapadnoe Zabaykalie i Yugo-vostochnoe Pribaykalie) (Natural environment and man in the Neoplestotsene (Western Transbaikalia and South-Eastern Baikal region)) / L. V. Lbova [and others]. Ulan-Ude: BSC Center of the SB RAS, 2003. 208 p.

14. Rasskazova E. Krasny turizm nabiraet oboroty. SSSR, Lenin, revolyutsiya, kommunizm — chto ishchut turisty iz Kitaya v Rossii (Red tourism is gaining circulation. USSR, Lenin, revolution, communism — what are tourists from China to Russia looking for?). Available at: http://www.eastrussia.ru/material/krasnyy-turizm-nabiraet-oboroty (Date of access: 15.09.2017).

15. Romanova N. P. Universitetskaya nauka — 2010: materialy VI Mezhdunar. nauch.-prakt. konf. (University Science — 2010: materials VI Intern. scientific-practical. TOnf.). Mariupol: Izd-vo Priazovsk. State tech. University, 2010, pp. 286-291.

16. Priest P. Ivanov. Novaya kitayskaya sekta Falungun (New Chinese Falun Gong sect). Available at: http://www.chinese.orthodoxy.ru/russian/kb3/Tradition1.htm (Date of access: 05.09.2017).

17. Solovieva N. A. Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kulturologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki (Historical, philosophical, political and legal sciences, cultural studies and art criticism. Questions of theory and practice). Tambov, 2013, no. 11-2, pp. 176-179.

18. Tarasova E. A. Rossiya i Kitay: perspektivy sotrudnichestva (Russia and China: prospects for cooperation). Blagoveshchensk: BSPU, 2012, pp. 140-145.

19. Chita po fehnshuy (Chita on Feng Shui). Available at: http://www.zabmedia.ru/?page=articles&rub r=7&text=1026&t=7 (Date of access: 29.08.2017).

20. Chto prinesli Rossii 10 let druzhby s Kitaem? (What did Russia bring 10 years of friendship with China?). Available at: http://www.ptr-vlad.ru/2011 /07/17 (Date of access: 04.09.2017).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

21. Ekstremizm i duhovnoe dvizhenie Falun'gun v Rossii (Extremism and the Spiritual Movement of Falun Gong in Russia). Available at: http://www.epochtimes.ru/content/view/29360/9 (Date of access: 23.03.2017).

Коротко об авторах_

Жуков Артем Вадимович, д-р филос. наук, профессор кафедры «Философия», Забайкальский государственный университет, г. Чита, Россия. Область научных интересов: религиоведение, этнография, антропология, краеведение, музееведение, история и культура народов Забайкалья artem_jukov68@mail.ru

Жукова Алена Алексеевна, канд. филос. наук, ст. науч. сотрудник, научно-образовательный музейный центр, Забайкальский государственный университет, г. Чита, Россия. Область научных интересов: религиоведение, этнография, антропология, краеведение, музееведение, история и культура народов Забайкалья kazarbina_a@mail. ru

Романова Илона Валерьевна, д-р социол. наук, профессор кафедры «Социально-правовые дисциплины», Забайкальский государственный университет, г. Чита, Россия. Область научных интересов: гендерная социология, философия одиночества, деловые коммуникации il.romanova2 010@yandex.ru

Briefly about the authors_

Artem Zhukov, doctor of philosophical sciences, professor, Philosophy department, Transbaikal State University, Chita, Russia. Sphere of scientific interests: religious studies, ethnography, anthropology, study of local lore, museum study, history and culture of people in Transbaikalia

Alena Zhukova, candidate of philosophical sciences, senior researcher, Science Museum Center, Transbaikal State University, Chita, Russia. Sphere of scientific interests: religion study, ethnography, anthropology, study of local lore, museum study, history and culture of people in Transbaikalia

Ilona Romanova, doctor of sociological sciences, professor, Social and Legal Disciplines department, Transbaikal State University, Chita, Russia. Sphere of scientific interests: gender sociology, philosophy of solitude, business communications

Образец цитирования _

Жуков А. В., Жукова А. А., Романова И. В. Религиозные и политические идеи Китая на территории современного Забайкалья // Вестн. Забайкал. гос. ун-та. 2017. Т. 23. № 10. С. 53-61. DOI: 10.21209/2227-9245-2017-23-10-53-61.

Zhukov A., Zhukova A., Romanova I. Religious and political ideas of China in the territory of modern Transbaikalia // Transbaikal State University Journal, 2017, vol. 23, no. 10, pp. 53-61. DOI: 10.21209/22279245-2017-23-10-53-61.

Дата поступления статьи: 03.10.2017 г. Дата опубликования статьи: 31.10.2017 г.