Научная статья на тему 'Речевые акты и речевые жанры: соотношение понятий'

Речевые акты и речевые жанры: соотношение понятий Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

4946
441
Поделиться
Ключевые слова
речевые акты / перформативы / Речевые жанры / поле речи / простые и комплексные речевые жанры

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Иркабаева М. В.

В статье рассматривается проблема соотношения основных понятий данных концепций. Речевой акт это действие, которое осуществляется с помощью речи. Речевой жанр это совокупность многих речевых актов, объединенных одной иллокутивной целью. Речевые акты структурные составляющие речевого жанра, при этом один и тот же речевой акт может быть включен в состав разных речевых жанров. Количество речевых жанров довольно велико, что объясняется разнообразием коммуникативных ситуаций и сфер деятельности, в которых говорящий использует тот или иной речевой жанр.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Речевые акты и речевые жанры: соотношение понятий»

УДК 81-139

РЕЧЕВЫЕ АКТЫ И РЕЧЕВЫЕ ЖАНРЫ: СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИИ

© М. В. Иркабаева

Башкирский государственный университет Россия, Республика Башкортостан, 450074 г. Уфа, ул.Заки Валиди, 32.

Тел.: +7 (347) 222 63 70.

E-mail: info@bsu.bashedu.ru

В статье рассматривается проблема соотношения основных понятий данных концепций. Речевой акт — это действие, которое осуществляется с помощью речи. Речевой жанр — это совокупность многих речевых актов, объединенных одной иллокутивной целью. Речевые акты — структурные составляющие речевого жанра, при этом один и тот же речевой акт может быть включен в состав разных речевых жанров. Количество речевых жанров довольно велико, что объясняется разнообразием коммуникативных ситуаций и сфер деятельности, в которых говорящий использует тот или иной речевой жанр.

Ключевые слова: речевые акты, перформативы, речевые жанры, поле речи, простые и комплексные речевые жанры.

Существует достаточно большое количество подходов к изучению речи, речевой деятельности. Наиболее распространенным из них является изучение речи с точки зрения теории речевых актов (ТРА).

В ХХ веке она получила достаточно широкое распространение. ТРА рассматривает в первую очередь функции речевой деятельности. Представитель Оксфордской школы Дж. Остин синтезировал теорию действия и теорию речи. Предложения, на которые обратил внимание Остин, являются, скорее, действием, а не просто описанием некой ситуации или сообщением о чем-либо. Он назвал их перформативными, а соответствующие глаголы -перформативами (от ср.-лат. рейогто - действую). Классическим примером перформативов могут служить формулы объявления войны, завещания, присяги, клятвы, вызовы на дуэль, извинения, соболезнования, приглашения и поздравления, формулы заключения сделок и соглашений.

Речевой акт - это такое действие, которое осуществляется с помощью речи. Он состоит из нескольких компонентов (локутивного, перлоку-тивного, иллокутивного). ТРА предложила оригинальную модель коммуникативной ситуации: наряду с традиционными компонентами коммуникации -говорящим, слушающим, самим действием говорения, она выделяет условия, цель и результат речевых актов. Цель речевого акта (иллокутивный компонент) стала новым и главным объектом изучения.

Один из самых главных вопросов ТРА связан с определением критериев, которые отделяют речевые акты от констативов (глаголов, описывающих действие). Основной признак речевого акта - наличие у него иллокутивной цели. Одно и то же предложение может выражать разные коммуникативные замыслы (иллокутивные цели) говорящего, и эти замыслы описывают соответствующие глаголы речи. Таким образом, «основным признаком речевого акта является целенаправленность, т. е. у каждого речевого акта есть определенная цель, та, ради которой и делается высказывание» [1, с. 253].

В связи с этим важным становится понятие «контекст произнесения». Одно и то же предложение может быть произнесено в разных контекстах, и именно от них будет зависеть его содержание и соответственно оно будет иметь разные иллокутив-

ные цели. Будут различаться также коммуниканты, время произнесения. По мнению Дж. Серля и Д. Вандервекена, контекст произнесения состоит из

5 элементов: говорящего, слушающего, времени, места и характеристик всех этих элементов. Эти дополнительные характеристики называют миром произнесения [2, с. 242].

Второй признак речевого акта, выделяемый М. Гловинской, связан с понятием «речевой». Если глагол не является в первом своем значении глаголом речи, а обозначает некоторые акты поведения, которые можно толковать и как речевые, и как неречевые (подавать надежду, принуждать), то он не является и речевым актом. Кроме того, если глагол речи употребляется в переносном значении или относится к внутренней речи, чувству, поступкам, то он также не считается речевым актом.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Еще один признак речевого акта, по мнению М. Я. Гловинской, связан с тем, что он всегда обозначает действие, единичный акт. Важно, что речевой акт может осуществляться с помощью одного высказывания. В языке же имеются такие глаголы, которые принципиально не могут обозначать единичные акты (беседовать, разговаривать и под.). Такие глаголы описывают ситуацию обмена речевыми актами между участниками коммуникации [3, с. 125].

В теории речевых актов часто под речевым актом понимаются только перформативы, т.е. глаголы, с помощью которых исполняется речевой акт. Перформативы, являясь разновидностью речевых актов, стали объектом внимания многих исследователей.

В классической трактовке речевой акт является перформативом, если он одновременно есть некоторое действие, нечто, производимое говорящим в момент произнесения высказывания.

Одним из первых признаков перформативов называют формальный признак. Все ученые сходятся во мнении, что значение перформативности приобретается глаголом в определенной форме, а именно в форме 1-го лица наст. времени активного залога изъявительного наклонения.

Вторым признаком перформативов является их социальная обусловленность. В Лингвистическом энциклопедическом словаре отмечено, что перформативы опираются на социальные конвенции, поэтому, произнося их, говорящий берет на

себя определенные обязательства. Высказывание Я популярно объясняю еще раз не является перформативом, т. к. говорящий не создает новую социальную ситуацию. Например, Я клянусь - ситуация клятвы для этого конкретного человека, а Я объясняю в приведенном примере просто поясняет действия говорящего. «В основе перформативных глаголов обязательно должно лежать некое социально значимое действие, иначе высказывание «не дотягивает» до перформативного, являясь только мета-текстовым» [4, с. 219]. Такие высказывания не просто воздействуют на слушателя, «но меняют состояние мира» [5, с. 130]. Иначе говоря, перформативы должны быть результативными во внешнем мире (Объявляю вас мужем и женой) или, как считает Арутюнова, «должны отвечать некоторой социально узаконенной общепринятой процедуре» [6, с. 107].

К третьему признаку перформативов относят (например, Дж. Остин) неприменимость к ним критерия истинности.

Можно выделить еще один (четвертый) признак речевых актов: успешность/неуспешность.

Основными условиями успешности считают обычно следующие. Перформативные высказывания важны именно с точки зрения их произнесения, ибо само произнесение слов может являться самым главным событием в осуществлении акта (например, заключение пари). Но иногда этого недостаточно. «Необходимо, чтобы обстоятельства, в которых произносятся нужные слова, так или иначе соответствовали им, а во многих ситуациях необходимо также, чтобы сам говорящий или другие лица осуществляли к тому же некоторые другие «физические» или «умственные» действия или даже произносили какие-нибудь слова» [7, с. 28]. Например, если перформатив произносит актер на сцене, то реальные последствия этого акта будут несоотносимы с произнесением этого же самого перформатива в жизни. Перформативные высказывания становятся «пустыми», недостаточными, если при их реализации не соблюдаются определенные условия. На сцене, в произведениях литературы перформатив перестает быть речевым актом, т. к. он был произнесен не в ситуации реального диалога. По мнению Серля, для того чтобы узнать, был ли коммуникативный акт успешным, «нам надо знать лишь, каких иллокутивных целей намерен достичь и фактически достигает в данном мире (мире произнесения) говорящий, какими способами достижения и с какой интенсивностью совершаются препозиционные акты, какие при этом делаются пресуппозиции и какими психологическими состояниями и с какой интенсивностью выражаются в данном мире» [2, с. 245].

Все перечисленные признаки определяют круг глаголов, относящихся к речевым актам. Однако, несмотря на это, единой классификации речевых актов до сих пор не существует. Некоторые исследователи вообще отказываются «от какой бы то ни было классификации перформативов» и считают, что «существует столько видов иллокутивных высказываний, сколько есть разных высказываний (и даже одних и тех же высказываний, но в разных

условиях)» [4, с. 215]. Другие исследователи все-таки предлагают свои классификации речевых актов, в основе которых лежат разнообразные признаки и критерии. Большинство из них сходятся на том, что главное для речевого акта - интенция говорящего, иллокутивная цель. Именно этот компонент и становится основным критерием для создания типологии речевых актов. Дифференцирован-ность таких типологий позволяет достаточно подробно описать все виды речевых актов. Самой подробной и, на наш взгляд, самой обоснованной является типология Ю. Д. Апресяна. Он делит все речевые акты на 15 классов: 1) специализированные сообщения и утверждения; 2) глаголы признания; 3) глаголы обещания; 4) глаголы просьбы; 5) глаголы предложения и совета; 6) глаголы предупреждения и предсказания; 7) глаголы запрета и разрешения; 8) глаголы требования и приказа; 9) глаголы согласия и возражения; 10) глаголы одобрения; 11) глаголы осуждения; 12) глаголы прощения;

13) глаголы, называющие речевые ритуалы;

14) специализированные акты передачи, отчуждения, отмены, отказа; 15) глаголы называния и назначения [8, с. 104]. Отметим для сравнения: Дж. Остин выделяет 5 классов [7, с. 25], А. Вежбицка -

6 [9, с. 100], Н. А. Безменова, В. И. Герасимов -5 [10, с. 157]. М. Я. Гловинская предлагает очень подробную классификацию речевых актов, но, на наш взгляд, слишком широко трактует это понятие, включая, например, в состав речевых актов глаголы шутить, лгать, поучать, жаловаться [3, с. 138].

Своеобразным продолжением теории речевых актов стала теория речевых жанров М. М. Бахтина, который заметил, что мы используем в речи более или менее стандартные формы общения. Развивая эту мысль, ученый сформулировал и первые основополагающие положения теории речевых жанров (РЖ). Под «речевыми жанрами» Бахтин понимал « устойчивые, закрепленные бытом и обстоятельствами формы жизненного общения» [11, с. 256]. Та или иная ситуация повседневного общения, по его мнению, по сути, является повторением уже существовавшей до нее ситуации; мы, общаясь, не открываем каждый раз Америку, а используем опыт предшествующего общения. Социальная среда не только определяет выбор тех или иных слов для общения, она подсказывает и нужные формы их соединения, адекватную реакцию на реплики собеседника, жесты и мимику, корректные в определенной ситуации - «говорящему даны не только формы общенародного языка... , но и обязательные для него формы высказывания, то есть речевые жанры, ... мы отливаем нашу речь по определенным жанровым формам. Эти речевые жанры нам даны почти так же, как нам дан родной язык, ... речевые жанры входят в человеческое сознание вместе с языком. Научиться говорить - значит, научиться строить высказывание. Мы говорим отдельными высказываниями, а не отдельными словами и предложениями» [11, с. 256].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Бахтин считал, что сама проблема индивидуального и общенародного в языке и речи «в основе своей есть проблема высказывания» [11, с. 241].

Жанр - это устоявшаяся форма высказывания, устойчивый тип построения предложения, фразы. Владение тем или иным языком заключается в знании форм построения высказывания в каждой конкретной ситуации. При коммуникации собеседники обмениваются высказываниями, которые отражают специфические условия и намерения говорящих через тему сообщения или высказывания, языковой стиль (языковые средства), композицию. Все эти три компонента взаимообусловлены, неразрывно связаны между собой, детерминированы теми социальными условиями, в которых происходит коммуникация. Мы в своей речи используем конкретные, как нам кажется, индивидуальные высказывания, но в зависимости от стиля общения, ситуации общения, участников коммуникации мы выбираем те или иные формы для выражения своих мыслей и намерений. «Каждая сфера использования языка вырабатывает свои относительно устойчивые типы таких высказываний», которые М. М. Бахтин и назвал речевыми жанрами [11, с. 237].

Количество речевых жанров огромно, их разнообразие определяется множеством коммуникативных ситуаций, в связи с этим количество речевых жанров может расти или уменьшаться в зависимости от развития той сферы деятельности человека, в которой они используются.

По мнению Бахтина, мы говорим только определенными речевыми жанрами, т. е. «все наши высказывания обладают определенными и относительно устойчивыми типовыми формами построения целого» [11, с. 237]. Сфера общения и область деятельности определяют репертуар речевых жанров. Для того чтобы свободно чувствовать себя в той или иной социальной среде, мы должны владеть теми речевыми жанрами, которые свойственны именно ей, причем порой мы можем и вовсе не знать о таких речевых жанрах, но на практике каждый из нас сталкивался с необходимостью владеть ими.

Как отмечает Т. В. Шмелева, интуитивно речевой жанр достаточно ясно представляют себе все носители языка: стоит привести два-три примера, и у любого человека складывается впечатление, что ему все понятно и он может работать с РЖ. Это впечатление подкрепляется, во-первых, имеющимся почти у всех опытом обращаться с жанрами художественной речи, представленными в школьном предмете «Литература», а, во-вторых, речевым сознанием, той его частью, которую можно обозначить как интуитивная жанровая рефлексия. Для любого человека важно само наличие образа жанра, представление о его канонах, существующих не только в профессиональном филологическом сознании [12, с. 90].

«По существу, языковые, или функциональные, стили есть не что иное, как жанровые стили определенных сфер человеческой деятельности и общения, в каждой из которых бывают свои жанры, причем определенные функции (научная, деловая, бытовая) порождают определенные жанры» [11, с. 24]. Человек может прекрасно владеть научным стилем, но чувствовать себя неуютно на светской вечеринке именно потому, что он не владеет теми речевыми жанрами,

которые характерны для такой формы общения. Мы не можем сами придумать или создать речевой жанр, точно так же, как и формы языка; речевой жанр имеет для нас нормативное значение, т. е. дается та или иная форма высказывания (конечно, достаточно гибкая и подвижная), но она именно дается человеку, а не придумывается или создается им.

У речевого жанра есть несколько обязательных для него признаков, среди которых Бахтин называл целенаправленность, целостность, завершенность, непосредственный контакт с действительностью и непосредственное отношение к чужим высказываниям, смысловая полноценность, экспрессия, типичная, воспроизводимая жанровая форма.

Как отмечал М. Бахтин, каждая область человеческой деятельности располагает сложным и разнородным, открытым репертуаром речевых жанров.

М. М. Бахтин считал главной единицей речи не предложение, а высказывание, речевой акт. Между ними, по мнению ученого, существует принципиальное различие. Так, предложение не может воплощать замысел, цели, интенции говорящего, предложение безадресатно, оно ни к кому не обращено, «оно лишено способности определять ответ». Высказывание, речевой акт всегда предполагает коммуникацию, наличие активного собеседника. Если предложение мыслится в пределах речи одного говорящего, то высказывание обусловлено сменой говорящих субъектов.

Механизм появления и употребления речевых жанров таков: «вначале появляется замысел, он определяет, с одной стороны, предмет речи и его границы, предметно-смысловую исчерпанность и сочетается с предметом речи как субъективный момент высказывания с объективным в неразрывное единство, очевидно, и являясь темой речевого жанра. С другой стороны, замысел определяет выбор жанровой формы. Затем происходит обратное влияние: замысел сам корректируется избранным жанром. В результате этого взаимодействия складываются стиль и композиция» [13, с. 111]. К этим компонентам обязательно добавляется и еще один - экспрессивный.

Одним из главных признаков речевого жанра является образ автора. Для определенных речевых жанров важна именно информация об авторе как об участнике общения, которая «заложена» в типовом проекте РЖ и обеспечивает ему успешное осуществление. Этот признак релевантен для императивных речевых жанров, которые дифференцируются, прежде всего, исходя из положения автора высказывания, его представления о себе и представления собеседника о нем, отношений между ними. Так, приказ предполагает автора с определенными полномочиями, просьба - заинтересованность автора в исполнении обсуждаемого действия, поучение -старшинство автора по отношению к адресату или его превосходство в другом отношении, жалоба включает в свой типовой проект образ автора-пострадавшего. Признание или непризнание собеседником образа автора влечет за собой либо успешное завершение речевого жанра, либо его провал. Вопрос адресата «Кто ты такой, чтобы мне приказывать?» при реализации со стороны говорящего речевого

жанра ПРИКАЗА означает непризнание необходимых полномочий, что равносильно провалу жанра.

Следующий признак - образ адресата. Среди императивных речевых жанров превалируют жанры с адресатом-исполнителем, то вынужденным принимать такую роль (приказ), то принимающим ее в своих интересах (совет); жалоба может предполагать либо уполномоченного «принимать меры», либо человека, находящегося в близких, дружеских отношениях с автором. При несовпадении представлений адресата о своей роли в данном эпизоде общения с образом адресата предъявляемого ему жанра появляются реплики типа «Я тебе не мальчик на посылках (слуга, подчиненный и т.п.), чтобы мне указывать / командовать / советовать и т. п.».

Так как речевой жанр - это определенная последовательность речевых актов, для него конститутивными признаками являются образ прошлого и образ будущего, по терминологии Т. В. Шмелевой. Она понимает под ними предшествующий и последующий эпизоды общения. Образ прошлого различает речевые жанры инициальные, начинающие общение, и такие, которые могут появиться только после определенных РЖ - таковы ответ, отказ, согласие, опровержение и ряд других, которые являются реакциями на другие жанры. Образ будущего, отмечает Т. В. Шмелева, предполагает дальнейшее развитие речевых событий, воплощающееся в появлении других РЖ. Эти термины связаны с понятиями «зависимого» и «независимого речевого акта» [12, с. 91].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Последний жанрообразующий параметр - это языковое воплощение речевого жанра, который представляет собой спектр возможностей - лексических и грамматических ресурсов жанра. Выбор определяет наличие некоторых оппозиций в составе речевого жанра: клишированность/индиви-

дуальность, минимальность/максимальность словесного выражения. В первом отношении различаются стереотипные воплощения речевых жанров, например, стереотипы городского общения или документы деловой сферы. Речевой жанр может быть выражен минимально (кивок при согласии) или максимально - набором высказываний.

Ученые стали развивать теорию Бахтина о речевых жанрах, его идею «вечного диалога», расширяя и уточняя основную категорию этой теории -речевой жанр. А. Вежбицка предложила соединить теорию речевых актов с понятием речевых жанров Бахтина, аргументируя это тем, что теория речевых актов предполагает существование какого-то ограниченного числа речевых актов, и эти речевые акты можно рассматривать в системе, в рамках теории речевых жанров. Речевой жанр - это своеобразный «системно-структурный феномен, представляющий собой совокупность многих речевых актов, выбранных и соединенных по соображениям некой особой целенаправленности и относящихся к действительности не непосредственно, а через речевой жанр в целом» [13, с. 112]. Ст. Гайда дает такое определение речевого жанра: «Жанр - это культурно и исторически оформленный, общественно кон-венционализированный способ языковой коммуникации; образец организации текста. Во-вторых,

этот термин также означает совокупность текстов, в которых определенный образец является актуализированным, реализованным» [14, с. 104].

Речевой акт - понятие менее широкое, чем речевой жанр. Речевой жанр состоит из речевых актов, которые выступают в роли структурных элементов речевого жанра, «каждая сфера использования языка вырабатывает свои относительно устойчивые тематические, композиционные и стилистические типы высказываний, которые мы называем речевыми жанрами» [11, с. 237]. При этом актуализируется стилистический аспект: подчеркивается неразрывная связь стиля с жанром, причем стиль определяется как неотъемлемый элемент, входящий в жанровое единство, неразрывно связанный с тематическим и композиционным единством.

Современный подход к понятию «жанра» предполагает, что это понятие охватывает не только литературоведческий термин, но и некий набор универсальных текстов. Человеческая речь существует в виде конкретных высказываний с типичными конструкциями. Следовательно, не существует внежанровых высказываний. Вся языковая деятельность - это выбор жанров, что не исключает изменений в жанрах и жанровом репертуаре. Жанрами являются те текстовые образцы (и группы текстов), которые исторически сложились как таковые, т.е. существуют в общественном языковом сознании.

Актуальность различения разных типов речевых жанров подтверждается тем, что для некоторых из них языком выработаны особые грамматические формы (например, императив) и интонационные показатели. Разные коммуникативные цели определяют существование четырех типов речевых жанров (информативные, императивные, оценочные, этикетные). Они включают в свой состав довольно большое количество жанров, различающихся внутри названных типов по другим жанрообразующим признакам.

Речевые акты определяются, по Бахтину, двумя основными признаками (намеренность и конвен-циональность), т. к. они представляют собой «относительно устойчивые тематические, композиционные и стилистические типы высказываний» [11, с. 242]. Речевой жанр может состоять из нескольких таких речевых актов в связи с тем, что «каждая сфера использования языка вырабатывает свои относительно устойчивые тематические, композиционные и стилистические типы высказываний, которые мы называем речевыми жанрами» [11, с. 237]. Так, например, речевой жанр диалога может состоять из вопросительных и утвердительных/отрицательных речевых актов. Кроме того, для понятия речевой жанр крайне важен стилистический аспект.

Как справедливо отмечает М. Н. Кожина в своей работе «Речевой акт и речевой жанр», главное отличие речевого жанра от речевого акта состоит в том, «что в трактовке речевого общения и его единиц он (речевой жанр) стоит на социологических позициях, а не психологических» [15, с. 55].

А. Вежбицка пишет о том, что понятия «речевой акт» и «речевой жанр» соотносятся как статичное, короткое, одноразовое и динамичное, длитель-

ное, многократное. Она считает, что исследование этой проблемы должно вестись только в рамках речевого жанра, а не речевых актов в отдельности. В связи с этим А. Вежбицка поддерживает мысль о том, что речевой акт является составной частью речевого жанра, и говорит о возможности создания формул разных речевых жанров, состоящих из конкретных речевых актов. Выбор структурных элементов речевого жанра - т.е. речевых актов - определяется такой формулой [9, с. 101].

В современной лингвистике традиционно выделяются первичные и вторичные речевые жанры. Вторичный речевой жанр отличается от первичного сферой функционирования или стилистической обработкой. А. Вежбицка считает, что количество речевых актов ограничено. Выбор структурных элементов из этого набора соотносим со «стилем РЖ» Бахтина. Так, согласно Н. В. Орловой, одним и тем же речевым словом обозначаются признания в суде и признание в любви; исповедь в церкви, исповедь, адресованная близкому человеку, и исповедь как жанр публицистики (см. «Исповедь на заданную тему» Б. Ельцина). В то же время нередко разные речевые акты описывают одни и те же речевые действия (ср. бытовую угрозу и ультиматум, просьбу и ходатайство, речевые действия, выражаемые глаголами порицать и ругать) [16, с. 51-52]. Таким образом, разные речевые жанры могут обращаться к одним и тем же речевым актам, но трансформировать их по-своему.

Понятие первичного речевого жанра близко к понятию речевой акт. Вторичный РЖ понимается как тип текстов, прежде всего диалогических, структурным элементом которых выступает первичный РЖ (речевой акт). РЖ обычно принимается как системно-структурный феномен, представляющий собой сложную совокупность многих речевых актов, выбранных и соединенных по соображениям некой особой целесообразности и относящихся к действительности не непосредственно, а через РЖ в целом.

Опираясь на противопоставление М. М. Бахтиным первичных и вторичных РЖ, А. Г. Баранов предлагает следующую классификацию РЖ:

- первичные (простые) речевые жанры - близки речевым актам;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- первичные (сложные) речевые жанры - равны диалогическому тексту;

- вторичные (простые) речевые жанры - функционально-смысловые элементарные тексты - описание, повествование и др.;

- вторичные (сложные) жанры - тексты, включающие низшие речевые жанры в трансформированном виде [17, с. 8].

Исходя из всего сказанного можно сделать определенные выводы. Понятия «речевой акт» и «речевой жанр», безусловно, соотносятся между собой. Все исследователи сходятся в мысли о том, что

речевой акт является структурным элементом речевого жанра. При этом принципиально важно отметить, что один и тот же речевой акт может быть включен в разные речевые жанры. Мы можем говорить о том, что речевой жанр имеет структуру, близкую к полевой. Сложный речевой жанр, или, как иногда его называют, комплексный речевой жанр, состоит из элементарных структурных компонентов (речевых актов), репрезентирующих речевые интенции говорящего. Самые употребительные и регулярно, систематически используемые речевые акты, выражающие основные значения определенного речевого жанра, составляют его ядро. Кроме того, понятие речевой жанр предполагает обязательную коммуникацию, т. к. он может быть реализован только в ситуации диалога.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гловинская М. Я. Семантика глаголов речи с точки зрения теории речевых актов // Русский язык и его функционирование. Коммуникативно-прагматический аспект. М.: Наука, 1993. С. 251-275.

2. Серль Дж., Вандервекен Д. Основные понятия исчисления речевых актов // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XVIII. М.: Прогресс, 1986. С. 242-263.

3. Гловинская М. Я. Русские речевые акты и вид глагола // Логический анализ языка. Модели действий. М.: Наука, 1992. С. 123-140.

4. Михеев М. Ю. Перформативное и метатекстовое высказывание (или чем можно испортить перформатив) // Логический анализ языка. Противоречивость и аномальность текста. М.: Наука, 1990. С. 213-225.

5. Кодзасов С. В. Виды перформативности и их показатели // Логический анализ языка. Модели действий. М.: Наука, 1992. С. 141-158.

6. Арутюнова Н. Д. Логические теории значения // Принципы и методы семантических исследований. М.: Наука, 1976. С. 92-108.

7. Остин Дж. Л. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XVII. Теория речевых актов. М.: Прогресс, 1986. С. 22-129.

8. Апресян Ю. Д. Перформативы в грамматике и языке // Ю. Д. Апресян. Избранные труды. Т. 2. М.: Языки русской культуры, 1995. 767 с.

9. Вежбицка А. Речевые жанры // Жанры речи. Вып. 1. Саратов: Колледж, 1997. С. 99-111.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Безменова Н. А., Герасимов В. И. Некоторые проблемы теории речевых актов // Языковая деятельность в аспекте лингвистической прагматики. М: Наука, 1984. С. 146-222.

11. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979. 424 с.

12. Шмелева Т. В. Модель речевого жанра // Жанры речи. Вып. 1. Саратов: Колледж, 1997. С. 88-98.

13. Дементьев В. В. Изучение речевых жанров // Вопросы языкознания. 1997. №1. С. 104-121.

14. Гайда Ст. Жанры разговорных высказываний // Жанры речи. Вып. 2. Саратов: Колледж, 1999. С. 103-112.

15. Кожина М. Н. Речевой жанр и речевой акт (некоторые аспекты и проблемы) // Жанры речи. Вып. 2. Саратов: Колледж, 1999. С. 54-60.

16. Орлова Н. В. Жанры разговорной речи и их «стилистическая обработка»: к вопросу о соотношении стиля и жанра // Жанры речи. Вып. 1. Саратов: Колледж, 1997. С. 51-56.

17. Баранов А. Г. Когниотипичность текста: К проблеме уровней абстракции речевой деятельности // Жанры речи. Вып. 1. Саратов: Колледж, 1997. С. 4-12.

Поступила в редакцию 15.05.2010 г.