Научная статья на тему 'Реализация права собственности'

Реализация права собственности Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
2415
140
Поделиться
Ключевые слова
ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ / ПРИЗНАНИЕ / ФИКСАЦИЯ И ЗАЩИТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ / ЛЕГАЛЬНОСТЬ И ЛЕГИТИМНОСТЬ СОБСТВЕННОСТИ / РЭКЕТ И РЕЙДЕРСТВО / ИРРАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Запорожан Анатолий Яковлевич

Статья посвящена проблеме реализации права собственности в России. Автор показывает, что в России не работает ни один из компонентов реализации права собственности, а также нарастает избирательность реализации этого права. Анализируется предложенный Г. Явлинским механизм защиты прав собственности, а также иррационализация отношений собственности, обусловленная учреждением госкорпораций.

Realization of the Right of Property

The article deals with the right of property in Russia. The author shows that none of the components of the right of property is working in Russia, as well as the selectivity of this right is increasing. Mechanism for protecting property rights proposed by Yavlinsky is examined and irrationalization of property relations due to state corporation establishing is analyzed.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Реализация права собственности»

А. Я. Запорожан A. Ya. Zaporozhan

Реализация права собственности

Realization of the Right of Property

< >

о о

Запорожан Анатолий Яковлевич

Санкт-Петербург

Северо-Западный институт управления — филиал РАНХиГС

Профессор кафедры финансов и государственного регулирования экономики Доктор экономических наук, профессор racov1948@rambler.ru

Ключевые слова:

право собственности; признание, фиксация и защита права собственности; легальность и легитимность собственности, рэкет и рей-дерство, иррационализация отношений собственности

Статья посвящена проблеме реализации права собственности в России. Автор показывает, что в России не работает ни один из компонентов реализации права собственности, а также нарастает избирательность реализации этого права. Анализируется предложенный Г. Явлинским механизм защиты прав собственности, а также иррационализация отношений собственности, обусловленная учреждением госкорпораций.

Zaporozhan Anatoly Yakovlevich

Saint-Petersburg

North-West Institute of Administration of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

Professor of the Chair of Finance and State Regulation of Economy

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Doctor of Science (Economy), Professor racov1948@rambler.ru

Key words:

property rights, the protection of property rights, the legitimacy of property, extortion, property relations irrationalization

The article deals with the right of property in Russia. The author shows that none of the components of the right of property is working in Russia, as well as the selectivity of this right is increasing. Mechanism for protecting property rights proposed by Yavlinsky is examined and irrationalization of property relations due to state corporation establishing is analyzed.

Право собственности, являясь важнейшим институтом гражданского права любой общественно-экономической формации, представляет собой в объективном смысле совокупность правовых норм, которые закрепляют, регулируют и охраняют состояние принадлежности (при-своенности) материальных благ конкретным лицам.

Реализация права собственности означает признание права собственности на вещь за конкретным собственником, фиксация этого права и его защита. Субъектом реализации права собственности выступает государство, а механизмом реализации является основанная на законодательстве деятельность органов государственной и муниципальной власти по своевременной и четкой фиксации прав собственности и последующей ее защите.

Критерием реализации прав частной собственности в масштабе страны является готовность собственников к инвестированию, которое возможно лишь в условиях защиты объектов собственности, инвестиций и гарантированного получения дохода. Верно и обратное утверждение: неактивность собственников в инвестировании означает нереализацию прав частной собственности.

Гарантом реализации прав собственности является верховенство права (независимая судебная система) и развитая демократия (разделение и подлинная независимость ветвей власти, территориальное разделение власти, независимая печать, разветвленная система общественных институтов).

Важным аспектом реализации прав собственности является ее всеобщность по субъектам собственности.

о Иначе говоря, не должно быть избира-н тельности реализации прав собственен ности, т. е. гарантий прав собствен-^ ности для одних и отсутствие таких о гарантий для других собственников.

Задачами права собственности яв-о ляются: признание права собственно™ сти на вещь за конкретным собственен ником, фиксация этого права и его ^ защита. Рассмотрим реализацию дан-х ных задач права собственности.

х Признание права собственности

| Зримым результатом приватизации го-о сударственной собственности в России в 1990-х гг. было преобразование отношений собственности — признание и юридическое закрепление различных форм собственности. Признание и защита частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности гарантированы ст. 8 Конституции РФ. Но это только правовая (конституционная) норма. На практике все оказалось сложнее.

Признание права собственности на вещь за конкретным собственником можно перевести в термины «легальность» и «легитимность». Легальность связана с правовым признанием и фиксацией чьих-то прав на объекты собственности. Легитимность связана с неформальным признанием чьих-то прав (людьми, обществом в целом). Вследствие сочетания легальности и легитимности возможно существование ряда (см. табл. 1) альтернативных институциональных режимов [2, с. 86-87].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Иллюстрацией режима «Б» может служить собственность так называемых «цеховиков» времен СССР. Эта собственность была нелегальной, но легитимной в том плане, что общество в лице граждан не только не осуждало «цеховиков», но и активно пользовалось плодами (товарами и услугами) их деятельности. Режим «В» характеризует современное состояние права собственности в России.

Нелегитимность прав собственности в России, по мнению Р. Капелюшнико-ва [2, с. 89], определяется тремя причинами:

1. Идеологией, формирующей стереотип восприятия. Непринятие частной собственности как таковой людьми старшего поколения.

2. Интересами и настроениями граждан, которые считают себя проигравшими в результате приватизации. Отсюда — стремление к постоянному переделу собственности.

3. Эмоциональным представлением (восприятием) большинства граждан о честности или нечестности чего-либо, в данном случае о честности или нечестности приобретения прав собственности.

«Согласно обычному праву, частная собственность легитимируется вложенным трудом, деньгами, идеями, энергией <...>, а не политической властью» [1, с. 11].

На основании социологических опросов главная причина нелегитимности прав собственности заключается в представлении граждан, что крупные состояния в России нажиты нечестным путем. В этом уверены 90% россиян. При этом негативный имидж приватизации был сформирован не столько исходными правилами и конечными результатами, сколько тем, как приватизация воплощалась на практике. Действительно, в российском обществе существует твердое убеждение, что приватизация проводилась с массовыми нарушениями даже формальных «правил игры», не говоря уже о том, что она изначально была не справедлива [2, с. 95]. Следует вспомнить в этом плане хотя бы пресловутые за-лотовые аукционы 1995 г., в результате которых контрольные пакеты акций 12 крупнейших компаний России практически даром (за бесценок) перешли в руки будущих олигархов. «Хотя с момента залоговых аукционов прошло более 15 лет, опросы общественного мнения до сих пор демонстрируют негативное отношение к крупным собственникам» [1, с. 11].

Нелегитимность приобретенной в процессе приватизации собственности обусловливает угрозу пересмотра итогов приватизации и провоцирует постоянный

Таблица 1

Альтернативные институциональные режимы реализации права собственности

Легитимность

Легальность ЕСТЬ НЕТ

ЕСТЬ Режим «А» институциальный оптимум Режим «Б» состояние без легитимности

НЕТ Режим «В» состояние вне легальности Режим «Г» состояние чистой криминальности

< >

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

о о

о

со О

со <

передел собственности. В этих условиях новоявленные собственники, чувствуя зыбкость своего положения в отношении формально (легально) принадлежащих им объектов собственности, не заинтересованы в инвестировании доходов в собственные предприятия. А это, как отмечалось выше, является показателем нереализации права собственности.

Важно отметить, что время способствует «затуханию» нелегитимности прав собственности в России. Дело в том, что первые два фактора нелегитимности прав собственности изначально носят ограниченный и временный характер. Третий фактор является определяющим и «долгоиграющим». Но и его влияние с течением времени могло бы в значительной степени уменьшиться, если бы новоявленные собственники эффективно распоряжались собственностью и если бы правовым порядком регулировались отношения (конфликты) между собственниками и между собственниками и несобственниками. Однако ничего подобного в России не наблюдается.

Новоявленные собственники не столько управляют собственностью, сколько увеличивают свое личное состояние. В результате число миллиардеров в России растет, а экономика «не может подняться с колен». Конфликты по поводу собственности везде и всюду разрешаются в пользу сильных в ущерб слабым — массовый снос гаражей без эквивалентной компенсации, уплотнитель-ная застройка, поджоги домов для освобождения территории под новое

строительство и т. д. Все это подпитывает и усиливает чувства граждан по поводу несправедливости преобразования собственности в стране. Эти факты иллюстрируют также избирательность прав собственности — отсутствие защиты означает игнорирование права собственности граждан.

Фиксация права собственности

В соответствии с п. 1 ст. 131 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности и другие вещные права на недвижимое имущество, ограничение, переход, прекращения этих прав подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре. Это опять же только правовая норма, а на практике существует ряд проблем в этой сфере.

В рекомендациях парламентских слушаний Государственной Думы от 16 апреля 2009 г. по вопросу «Перспективы и направления совершенствования законодательства о собственности» отмечается, «что в ряде субъектов РФ не предпринимается должных мер по обеспечению государственной регистрации права собственности Российской Федерации на недвижимое имущество и сделок с ним, а также осуществлению учета и ведению реестра федерального имущества. Кроме того, вплоть до настоящего времени не завершены процессы разграничения государственной собственности на землю, инвентаризации земельных участков, их учета и регистрации соответствующих прав на них, что влечет

о за собой многочисленные нарушения н законодательства РФ» [3, с. 68]. ^ Особенно сложной в разрезе фикса-^ ции прав собственности представляется ся ситуация в сфере земельных отношений. «Неразрешенной до настоящего о времени остается проблема формиро-™ вания системы кадастрового учета, по™ скольку в отсутствие кадастровых до-¡^ кументов у значительного большинства х российских земель вопрос определения < границ земельного участка пока оста-¡Е ется достаточно сложным» [3, с. 68]. | Это порождает комплекс проблем как о общенациональных, так и частных:

• невозможность определения рыночной стоимости участков земли, как в разрезе налогообложения, так и в сфере рыночного оборота земель;

• объективные сложности в проведении эффективной земельной политики, особенно в крупных городах;

• постоянно возникающие в массовом порядке конфликты по поводу определения границ земельного участка;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

• рост числа захватов собственниками дополнительных участков земли, как общественных, граничащих с участком земель, оформленных в собственность, так и общих земель в пределах садового или дачного товарищества.

Отсутствие инвентаризационной оценки строений, помещений граждан как объекта налога на имущество физических лиц обусловливает невысокую собираемость этого налога. Физические лица не всегда обращаются в органы технической инвентаризации для регистрации имущества, так как особо не заинтересованы в этом. До настоящего времени не принят федеральный закон, устанавливающий требования обязательной инвентаризации объектов недвижимости, и методика ее оценки.

Вплоть до настоящего времени не завершены процессы разграничения государственной собственности на федеральную, региональную и муниципальную. В соответствии с п. 1 ст. 49 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» № 131 от 6 октября

2003 г. был установлен конкретный (исчерпывающий) перечень видов имущества, которое может входить в состав муниципальной собственности. Имущество муниципальных образований, не включенное в список разрешенного, должно было быть перепрофилировано или подвержено отчуждению в процессе разграничения объектов собственности между Российской Федерацией (субъектами РФ) и муниципальными образованиями до 1 января 2009 г. Однако эта процедура в силу объективных и субъективных причин не завершена до сих пор.

Право собственности не является абсолютным правом в плане безграничной свободы действий собственника по распоряжению объектами собственности. Оно дополняется ограничением прав собственности и ограниченными правами собственности (сервитутами). Ограничение права собственности и ограниченные права собственности устанавливаются законодательством, т. е. без учета желания собственника. И если они законодательно не установлены (не зафиксированы) или на практике в силу разных причин не реализуются, то это создает комплекс проблем. Именно такая ситуация имеет место в России.

Неработающие нормы ограничения прав собственности:

1. Реализация права собственности одних собственников не должна препятствовать реализации права собственности других. В Российском законодательстве эта норма зафиксирована. В соответствии с п. 2 ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. Однако на практике эта норма постоянно нарушается в силу отсутствия ее фиксации в нормах хозяйственного законодательства, регулирующего конкретные направления деятельности. Иллюстрацией подобной практики могут служить следующие примеры:

• Строительство новых высотных зданий в районе сложившейся застройки нередко ведет к возникновению трещин в старых зданиях или нехватке для них мощности коммуникаций, например, подачи воды. Это объясняется тем, что новые высотные здания строятся на основе прежней инженерной инфраструктуры, мощности которой с их возведением становится недостаточно. Эта проблема в силу отсутствия законодательной нормы ее решения на практике всегда решается в пользу «сильного», т. е. в пользу заказчиков нового строительства.

• Шум и грязь от хозяйственной деятельности коммерческих организаций, осуществляющих свою деятельность в жилых зданиях (торговые, развлекательные и другого рода заведения), является в России исключительно проблемой граждан, живущих в этих зданиях.

2. Право собственности на вещь наделяет собственника не только «благом» обладания ею, но и накладывает на него «бремя» содержания вещи, несения связанных с этим расходов и рисков. Примеров этому масса и они разнообразны — брошенные автовладельцами автомобили, несанкционированные свалки, невыплата заработной платы работникам и т. д. Эти проблемы не решаются годами в силу отсутствия или несовершенства соответствующих правовых норм.

3. Бездеятельность собственника в отношении оговоренных законодательством факторов производства или их неэффективное использование в течение установленного законодательством срока может и должна пресекаться законом вплоть до их изъятия у собственника. Такие меры в Гражданском кодексе Российской Федерации предусмотрены только в отношении бесхозяйственного содержания культурных ценностей (ст. 240), плохого отношения с животными (ст. 241), нерационального или ненадлежащего использования земельных участков (соответственно ст. 285 и 286) и жилых

помещений (ст. 293). Кроме того, эти о меры на практике не работают. В соб- н ственности отдельных ведомств или ^ хозяйствующих субъектов находятся ^ значительные земельные ресурсы, о практически ими не используемые, что ^ неоднократно становилось объектом о критики со стороны Президента РФ. ™ Однако не дело Президента решать ™ такие вопросы, здесь должно работать ^ законодательство. х

4. «Весьма тревожной тенденцией, < свидетельствующей о коррупциоген- ^ ности земельных отношений в России, | является массовое самовольное воз- о ведение домов и иных строений на земельном участке, сопровождающееся незаконным оформлением разрешения на строительство и неправомерным закреплением прав собственности на подобные постройки» [3, с. 68]. И это при том, что в ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации четко определены понятие и последствия самовольной постройки.

Неработающие нормы ограниченных прав собственности:

1. «Серьезной проблемой для целого ряда хозяйствующих субъектов стали сложности оформления сервиту-тов — прав ограниченного пользования чужими земельными участками, по которым проложены газопроводы, линии электропередач, линии связи и другие объекты, являющиеся собственностью указанных хозяйствующих субъектов» [3, с. 68].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Массовой проблемой для граждан, постоянно проживающих на какой-то территории, стала невозможность прохода к жизненно необходимым объектам, например, водоемам в силуто-го, что новоявленные собственники частных владений просто не оставили им такой возможности.

Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут) предусмотрено ст. 274 Гражданского кодекса РФ. Однако в соответствии с п. 3 этой статьи сервитут устанавливается по соглашению сторон и подлежит регистрации. В случае недостижения соглашения, спор разрешается

о судом по иску лица, требующего устану новления сервитута. Данная правовая ^ норма может и должна работать в от-^ ношении индивидуальных физических о или юридических лиц. Кода же речь идет о нарушении законных прав и ин-о тересов жителей населенных пунктов, ™ то законодательством должен быть ™ предусмотрен упрощенный вариант ^ решения этой проблемы.

х

< Защита прав собственности

¡Е Защита собственности является завер-| шающим и ключевым моментом реали-о зации права собственности, ибо препятствует доступу к объектам собственности иных юридических или физических лиц и дает возможность собственнику распоряжаться ими по своему усмотрению. Защита собственности предполагает исключение других претендентов или упорядочения их претензий на объекты собственности. А для этого необходим ресурс принуждения. Отсюда вытекает особая роль государства как субъекта защиты прав собственности. Защита всех форм собственности гарантирована ст. 8 Конституции Российской Федерации. Но это только правовая норма, а на практике не наблюдается в России в должной мере защита прав собственности.

В отношении защиты прав собственности граждан государство или бездействует, или само их нарушает. Различные виды мошенничества, в результате которых граждане теряют деньги или жилье; уплотнительная застройка, в результате которой ухудшаются условия жизни граждан или даже разрушается принадлежащее им жилье; поджоги домов для освобождения территории под новое строительство — все это государство в лице соответствующих органов пускает на «самотек», т. е. не пресекает эти правонарушения на корню, не наказывает виновных, а оставляет эти конфликты на саморегулирование. Иначе говоря, государство в этих конфликтах действует в соответствии с поговоркой «спасение утопающих дело рук самих утопающих». В результате конфликты по поводу собственности везде и всюду раз-

решаются в пользу сильных в ущерб интересов и законных прав граждан. Это как бы пассивная сторона государства в отношении защиты прав собственности граждан. Однако государство нередко само нарушает право собственности граждан:

• снос гаражей без должной денежной компенсации;

• досрочный и поэтому незаконный разрыв договоров аренды, заключенный государственными органами с гражданами-предпринимателями;

• незаконные поборы граждан-предпринимателей представителями государственных органов (сотрудниками полиции, санэпидемстанций, пожарного надзора).

Не наблюдается в России в должной мере и защита прав собственности в сфере бизнеса. Это проявлялось сначала в рэкете, а затем в рейдерстве.

Отсутствие защиты прав собственности со стороны государства обусловило возникновение рэкета. Точнее говоря, государство не пресекло стихийно возникший рэкет и, тем самым, способствовало превращению рэкета в грозное социально-экономическое явление. Полная бездеятельность государства в защите прав собственности привела со временем к перерастанию рэкета в рейдерство, размах которого создает уже угрозу национальной безопасности.

Рэкету подвергался преимущественно мелкий бизнес — индивидуальные предприниматели. Объектом рейдер-ских атак становились уже не только средние, но и крупные предприятия. При этом нередко заказчиками рей-дерских атак (захватчиками предприятий) становились крупные собственники (олигархи). Эти факты говорят не только о нарастании масштабов нереализации прав собственности, но и о становлении в России избирательности реализации прав собственности (гарантия прав собственности для крупных собственников и отсутствие таковой для всех остальных).

Избирательность реализации права собственности определяется не тем,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

что государство защищает право собственности крупных собственников и отказывает в защите прав собственности средним и мелким собственникам. Дело в другом. В России практически не действует легальный механизм защиты прав собственности (правовая и судебная система), к которому, в первую очередь, могли бы прибегать мелкие собственники. В России сложилась иная, иррациональная (не совсем легальная и не совсем легитимная) система защиты прав собственности, услугами которой могут воспользоваться только крупные собственники.

Защита прав собственности в современной России основывается на системе взяток правоохранительным органам и другим государственным структурам, опирается на частные силовые структуры, а иногда и на организованную преступность. Последствиями этого, по мнению Г. Явлинского [4, с. 3-6], являются:

• Коррупционность российской экономики. Фирмы платят частным силовым структурам, а затем часть этих денег идет для платы (взяток) чиновникам и политикам. Это ведет к изъятию части дохода фирм, а значит, отбивает стимулы экономического развития и уменьшает доходы бюджета.

• Сегментирование рынка. Рынок разбивается на отдельные сегменты (фирма ^ частные силовые структуры ^ чиновники и политики, оказывающие протекцию), между которыми в принципе нет конкуренции, ибо каждая фирма имеет свою вертикаль защиты. В результате оказывается парадоксальная ситуация — «рыночная экономика» без конкуренции, а это влечет за собой невозможность перехода собственности от неэффективных собственников к эффективным и экономический застой по всем направлениям.

«Отсутствие единого рынка, вызванное преобладанием механизма частного принуждения, невозможно устранить

простым вмешательством со стороны о правительства <...> так как существен- н ная часть самого правительства и мно- ^ гие отдельные политики тесно связаны ^ с группировками частного принужде- о ния. — Пишет Г. Явлинский. — Поэтому ^ в настоящий момент вряд ли возможно о найти окончательное конституционное ™ решение проблемы соблюдения (защи- ™ ты) прав собственности в России» [4, ^ с. 6-7]. В этой связи представляется х бессмысленной, т. е. не принесет же- < лаемых результатов ни борьба с кор- ^ рупцией, ни реформа милиции. Процесс | деформации прав собственности в Рос- о сии зашел слишком далеко и стал неуправляем.

Как известно, чтобы остановить взбесившийся табун лошадей, надо его возглавить. Именно в этом ключе предлагает Г. Явлинский решение обозначенной проблемы. «Государство создает орган „Федеральная служба по защите собственности" (ФСЗС), которая вступает на сегментированные рынки, защищаемые раздробленными мафиозными группировками, в качестве своего рода сверхмафии» [4, с. 7]. ФСЗС формально будет действовать по сценарию «мафиозной экономики», т. е. будет предлагать фирмам свою защиту за плату взамен частных охранных структур. В конкурентной борьбе мафиозных группировок в сфере оказания охранных функций «государственная сверхмафия» обречена на успех вследствие своих размеров и связей с государством. И когда на рынке будет наведен элементарный порядок, можно будет перейти к цивилизованным способам защиты прав собственности.

Предложенный Г. Явлинским механизм защиты прав собственности настолько же плодотворен, насколько абсурден или утопичен, или наоборот. Главная угроза реализации этой идеи, и угроза вполне реальная, — это превращение условной сверхмафии в реальную. Если это произойдет, изменить что-то мирным путем будет уже невозможно. Но это все же меньшая опасность, чем постепенное и неуклонное

о расширение мафиозного механизма и н мафиозной идеологии в сферу право-^ отношений собственности. Почему? ^ 1. Легче подобрать сотрудников, ква-О лификация и нравственная чистоплотность которых не вызывала бы сомне-о ний, для одной службы (ФСЗС), чем ™ достичь такого же результата для все™ го государственного аппарата. ^ 2. ФСЗС как потенциальная угроза х превращения в реальную сверхмафию < будет находиться в фокусе внимания ¡Е государства, свободной прессы и дру-| гих форм общественного контроля. о И в данном случае легче контролиро-П вать одну структуру, чем большое количество малозаметных мафиозных группировок, разбросанных по территории страны.

3. Изначально на законодательном уровне ФСЗС можно придать статус временного института, который по мере выполнения возложенной на него функции распускается или реорганизуется.

Важным аспектом предложенного Г. Явлинским механизма защиты прав собственности является возникновение позитивных последствий задолго до реализации конечной цели: • Оплата услуг по охране прав собственности ФСЗС будет обходиться фирмам дешевле в силу следующих причин:

а) для ФСЗС как для государственной структуры плата за оказание охранной услуги не будет самоцелью. Более того, данную услугу можно изначально включить в перечень услуг, оказываемых государственными организациями, доходы от которой поступают в бюджет;

б)часть дохода от оказания этой услуги не надо будет передавать чиновникам и политикам, как это делается сейчас, что изначально уменьшает затраты фирмы на ее оплату;

в) по мере перехода все большего количества фирм под защиту ФСЗС будут сокращаться издержки на оказание данной услуги,

а соответственно может уменьшаться ее стоимость.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

• Будет расти прибыль фирм, увеличатся поступления доходов в бюджеты.

• Начнет разрушаться сегментирование экономики, возникнет и будет усиливаться конкуренция со всеми вытекающими из этого позитивными последствиями.

Таким образом, нереализация защиты прав собственности в России идет по нескольким направлениям: нарастание масштабов нереализации защиты прав собственности (от рэкета до рейдерства), избирательность реализации защиты прав собственности, иррациональный механизм защиты прав собственности.

Как выше отмечалось, гарантом реализации прав собственности является верховенство права и развитая демократия. Но эти механизмы работают в странах с развитой рыночной экономикой. А в странах с развивающейся экономикой, в том числе и в России, при неза-действованности рыночного механизма гарантом реализации прав собственности должно выступать государство хотя бы в силу отсутствия альтернативных гарантов. При этом государство должно быть достаточно сильным, чтобы защищать права собственности, но при этом не настолько сильным, чтобы пересматривать их в одностороннем порядке в ущерб интересам собственников. Иначе говоря, должен быть баланс сил и интересов между государством и собственниками.

В 1990-х гг. российское государство было слишком слабым и не представляло угрозу частным собственникам. Негативным следствием этого явились не только и не столько рэкет, рейдерство, сколько возникновение в России олигархических групп, усиление их экономической мощи, а со второй половины 1990-х гг. — и политического влияния на развитие страны. И роль олигархов была резко негативной, ибо они формировали избирательность реализации права собственности, были заказчиками рейдерских захватов предприятий, лоб-

бировали свои частные интересы в ущерб государственным. Поэтому призыв В. Путина в предвыборной речи 28 февраля 2000 г. «равноудалить» субъекты рынка от власти был своевременен и актуален. С этого момента началось «наступление государства на олигархов». Цель такого наступления была оправдана — восстановить статус-кво в отношении государства и олигархов и более конкретно сформировать систему надежных гарантий прав собственности.

Формирование системы надежных гарантий прав собственности возможно «либо на независимой судебной системе, укреплении парламентской демократии и территориальном распределении власти, либо на вертикальной политической интеграции. Вертикальная политическая интеграция основана либо на включении основных собственников в механизмы принятия политических решений по вопросам, которые непосредственно затрагивают их интересы, либо на передачи части прав собственности, включая право на получение дохода, членам исполнительной власти. Первый способ обозначается как интеграция „назад", второй — как интеграция „вперед"» [1, с. 15].

В силу определенных причин формирование системы надежных гарантий прав собственности пошло по линии вертикальной политической интеграции, и выбор был сделан в пользу интеграции «вперед», т. е. увеличения доли государства в крупных компаниях. При этом сложилась нестандартная система гарантий прав собственности. Гарантия прав крупной собственности обеспечивалась не законами и правовой системой, а интенсивностью прямых отношений лидеров бизнеса и исполнительной власти. В результате возникло фундаментальное неравенство во взаимодействии бизнеса и государства [1, с. 13-23].

Государство в лице своих представителей в любой момент может лишить собственников возможности присваивать доход от принадлежащей им собственности или даже отобрать эту собственность. После разгрома ЮКОСА

стало не столь уж редкой практикой о уголовное преследование представи- н

телей бизнеса, когда на бизнесмена ^

' <

заводилось уголовное дело, а потом в ^ обмен на свободу или прекращение о уголовного преследования ему пред- ^ лагали продать активы по цене ниже о рыночной или просто назначали выкуп. ™ Наиболее громкими были уголовные ™ дела против М. Гуцериева, В. Некра- ^ сова и Е. Чичваркина [1, с. 22]. х

Ответом крупных собственников бы- < ло отделение денежных активов пред- ^ приятия от недвижимых (на случай не- | дружественного поглощения активов о предприятия государством) и перевод их в офшорные зоны. Этот факт можно определить как знаменательную веху во взаимоотношении государства и крупных собственников. Если раньше они были просто не заинтересованы инвестировать в российскую экономику, то теперь (с середины 2000-х гг.) стали целенаправленно выводить деньги из страны. Поэтому можно было констатировать факт усиления нереализации прав частной собственности в России теперь уже и в отношении крупных собственников.

Со второй половины 2000-х гг. конфликт государства с собственниками, в первую очередь с крупными собственниками, вступил в новую фазу. «В отличие от стран Юго-Восточной Азии, где государство, сосредоточив капительные ресурсы, передавало их частному сектору для последующего инвестирования в приоритетные проекты <...> в России избыток капитала, скопившийся в бюджете в результате возросших доходов от экспорта энергоресурсов, не поступил в частный сектор в виде кредитов, займов и госгарантий, а расходовался на увеличение доли государства в акционерном капитале компаний вплоть до приобретения контрольных пакетов акций, создания новых государственных холдингов и корпораций» [1, с. 24]. Это еще более усилило нереализацию прав собственности, ибо, с одной стороны, государство свои избыточные денежные ресурсы даже в докризисный период не могло инвестировать в российскую эко-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

о номику, а, с другой стороны, государство н через учреждение государственных кор-^ пораций как бы в противовес частной ^ собственности стало формировать иную о иррациональную по своей сути собственность государственных корпораций. о Создание госкорпораций можно рас™ сматривать как своего рода шаг от-

5 чаяния, так как, по мнению В. Волкова,

< ' ' '

^ их создание «было продиктовано не-

х доверием как к частному бизнесу и его

< способности решать задачи националь-

¡Е ного развития, так и к государству как

| формально-бюрократической структу-

О ре» [1, с. 25-26].

* * *

Госкорпорации внесли хаос в сферу отношений собственности, ибо их учреждение привело к размыванию системы правового регулирования собственности и на этой основе — к иррационализации экономической системы страны. Госкорпорации как организационно-правовая форма собственности имеют ряд особенностей:

1. Размывание права собственности. С созданием госкорпораций возникла новая форма собственности, ибо имущество было передано им Российской Федерацией на праве собственности. И дело здесь даже не в том, что в законодательстве нет такой формы собственности. При необходимости можно было в него внести изменения. Дело в том, что наблюдается размывание категории собственности.

Субъектом государственной корпоративной собственности является госкорпорация как юридическое лицо. Однако субъект любой формы собственности должен подразумевать носителя в лице конкретного человека (группы лиц), который осуществляет первичное распоряжение объектами собственности ради присвоения результатов производства. В публичной собственности таким носителем собственности является народ; в акционерной собственности — акционеры или владельцы контрольного пакета акций; в кооперативной собственности — члены кооператива; и т. д. В госкорпоративной

собственности нет носителя собственности, ибо руководители госкорпорации — это не собственники, а наемные менеджеры. А это означает, что госкор-поративная собственность является ничейной собственностью, ибо государству она более не принадлежит, а менеджеры, не являясь официально (юридически) ее собственниками, не могут реализовать коренные права собственников — ее продажу с юридически оформленным правом присвоения денежной выручки, дарение, передачу по наследству и т. д.

2. Размывание единой системы права. Госкорпорации учреждаются «именным федеральным законом» и получают в результате исключительный статус в системе отечественного права (на них не распространяется бюджетное законодательство, законодательство о госзакупках, законодательство о банкротстве и т. д.) и поэтому не вписываются в действующую правовую систему.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Размывание рыночного пространства:

• Госкорпорации по целям и образу действий мало чем отличаются от коммерческих организаций. Разница лишь в том, что им гарантирована со стороны власти политико-экономическая поддержка, имея которую задушить конкурента, приобрести нужный актив или обеспечить продвижение на рынки гораздо проще и дешевле.

• Госкорпорации, с одной стороны, являются фактически коммерческими организациями, а с другой стороны, не могут быть обанкрочены, и государство не отвечает по их обязательствам.

• Включение в госкорпорации целых отраслей способствует их монопольному положению на рынке, а гарантированная государственная поддержка означает отсутствие стимулов для повышения эффективности производства, снижения издержек производства и т. д.

4. Сращивание государства с экономикой — персонификация государственной собственности. В условиях госкорпораций вместо отделения государствен-

ного аппарата от экономики происходит превращение целых сегментов исполнительной власти в особые виды экономической деятельности, основанной на эксплуатации властных полномочий, т. е. сращивание государства с экономикой. «В результате возникает крайне персонифицированная форма государственной собственности, где общественные и личные интересы управляющих совмещаются за счет сочетания официальных постов в правительстве и в правлении государственных компаний и госкорпораций» [1, с. 27].

Таким образом, нереализация прав собственности в России идет по нескольким направлениям:

• нелегитимность легальной собственности;

• отсутствие четкой фиксации прав собственности;

• нарастание масштабов нереализации защиты прав собственности: от рэкета и рейдерства до нереализации защиты прав крупных собственников;

• избирательность защиты права собственности;

• иррациональный механизм защиты о прав собственности; н

• целенаправленный вывод денег из ^ страны олигархами; ^

• невозможность государства инве- о стировать собственные избыточные ^ ресурсы в экономику страны; о

• возникновение иррациональной соб- ™ ственности госкорпораций; ™

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

• становление в России персонифи- ^ цированной формы государственной х собственности. < Собственность на факторы производ- ^

ства определяет основу, своего рода | фундамент любой экономики. И как нель- о зя построить здание на плохом фундаменте, так нельзя создать эффективную экономику на неработающей собственности. Неработающая система отношений социалистической собственности завела в тупик экономику СССР. В настоящее время в России мы повторяем стратегические ошибки прошлого. Ир-рационализация отношений собственности предопределяет формирование в России иррациональной экономики. А это движение — в никуда, ибо у иррациональной экономики нет будущего.

Литература

1. Волков В. Проблема надежных гарантий прав собственности и российский вариант вертикальной политической интеграции // Вопросы экономики. 2010. № 8.

2. Капелюшников Р. Собственность без легитимности? // Вопросы экономики. 2008. № 3.

3. Рекомендации парламентских слушаний в Государственной Думе ФС РФ от 16 апреля 2009 г. // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. 2009. № 3.

4. Явлинский Г. Экономическая политика: институты, конкуренция и экономический рост // Муниципальная экономика. 2010. № 1.

References

1. Volkov V. Problema nadezhnykh garantiy prav sobstvennosti i rossiyskiy variant vertikalnoy politicheskoy integratsii // Voprosy ekonomiki 2010. № 8.

2. Kapelyushnikov R. Sobstvennost bez legitimnosti? // Voprosy ekonomiki. 2008. № 3.

3. Rekomendatsii parlamentskikh slushaniy v Gosudarstvennoy Dume FS RF ot 16 aprelya 2009 g. // Nedvigimost I investitsii. Pravovoe regulirovanie. 2009.№ 3.

4. Yavlinskiy G. Ekonomicheskaya politika: instituty, konkurentsiya i ekonomicheskiy rost // Munitsipalnaya ekonomika. 2010. № 1.