Научная статья на тему 'РАСПРОСТРАНЕНИЕ СИБИРСКОГО ZOOTHERA SIBIRICA И ПЁСТРОГО Z. VARIA ДРОЗДОВ В ПРЕДЕЛАХ БУРЕИНСКОГО НАГОРЬЯ'

РАСПРОСТРАНЕНИЕ СИБИРСКОГО ZOOTHERA SIBIRICA И ПЁСТРОГО Z. VARIA ДРОЗДОВ В ПРЕДЕЛАХ БУРЕИНСКОГО НАГОРЬЯ Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

CC BY
15
5
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «РАСПРОСТРАНЕНИЕ СИБИРСКОГО ZOOTHERA SIBIRICA И ПЁСТРОГО Z. VARIA ДРОЗДОВ В ПРЕДЕЛАХ БУРЕИНСКОГО НАГОРЬЯ»

ISSN 1026-5627

Русский орнитологический журнал 2021, Том 30, Экспресс-выпуск 2082: 2845-2850

Распространение сибирского Zoothera sibirica и пёстрого Z. varia дроздов в пределах Буреинского нагорья

М.Ф.Бисеров

Марат Фаридович Бисеров. Государственный природный заповедник «Бастак». Ул. Шолом-Алейхема, 69а, Биробиджан, Еврейская АО, 690013, Россия. Государственный природный заповедник «Буреинский». Ул. Зелёная, д. 3, посёлок Чегдомын, Хабаровский край, 682030, Россия. E-mail: marat-biserov@mail.ru

Поступила в редакцию 12 июня 2021

Дальний Восток населяют два вида дроздов рода Zoothera — сибирский Z. sibirica и пёстрый Z. varia. Оба вида распространены здесь от юга Приморья к северу до 62 параллели (Степанян 1990). Однако в пределах региона особенности распределения не вполне ясны. Установлено, что для обоих видов характерна его значительная неоднородность. Так, в северной части Приморья сибирский дрозд — один из немногих видов воробьиных птиц с резко выраженным прерывистым характером распространения, отсутствующий во многих, казалось бы, биотопически подходящих для него районах. Распространение пёстрого дрозда в целом напоминает распространение сибирского (Глущенко и др. 2016). В неморальной зоне ареала оба вида придерживаются хвойно-широко-лиственных лесов (Глущенко и др. 2016; и др.), а в бореальной зоне более характерны для пойменных смешанных лесов в лиственничных массивах (Кузякин, Второв 1963; Бабенко 2000).

Для бореальной части дальневосточных ареалов этих видов сведений по их распространению крайне мало. В данной работе мы попытались уяснить характер распределения сибирского и пёстрого дроздов на территориях, расположенных в бореальной зоне Дальнего Востока, на примере Буреинского нагорья — обширной горной системы левобережья Среднего и Нижнего Амура, оконтуренной с севера хребтами Селемд -жинский и Тайканский, с юга и юго-востока — хребтами Малый Хинган, Куканский, Джаки-Унахта-Якбыяна и Мяо-Чан. На востоке и западе нагорье ограничено Зейско-Буреинской и Нижне-Амурской равнинами. Основными хребтами нагорья являются Буреинский, Баджальский и Турана. Площадь нагорья около 250 тыс. км2.

Южные и юго-восточные окраинные части Буреинского нагорья расположены в зоне распространения хвойно-широколиственных лесов. Остальные части нагорья расположены в таёжной зоне.

Сибирский дрозд Zoothera sibirica. В южной части Буреинского нагорья (заповедник «Бастак») гнездится в хвойных и лиственных лесах,

где местами обычен или многочислен. Численность составляет от 2.0 до 8.7 особей на 1 км2 в смешанных лиственных лесах; 3.8-12.4 ос./км2 — в хвойно-широколиственных; 2.0-26.6 ос./км2 — в темнохвойных лесах; 2.35.1 ос./км2 — в пойменных кустарниковых зарослях (Аверин, Бурик 2007). По нашим данным, в мае 2021 года плотность его населения в хвойно-широколиственных лесах заповедника в диапазоне высот 150-400 м над уровнем моря составила 7.4 ос./км2.

В юго-восточной нагорья в бассейне реки Горин сибирский дрозд населяет долинные участки рек в поясе хвойно-широколиственных лесов, его гнёзда обнаружены на лиственных породах: клёне, лещине, липе. Здесь его численность составляет 0.5 пар/км2 (Колбин и др. 1994).

На западной окраине Буреинского нагорья в бассейне Селемджи распространение вида на север прослежено до посёлка Экимчан (Кисленко и др. 1990), где он населяет пойменно-долинные леса, образованные тополем, ивами с примесью ели и лиственницы с обильным черёмуховым и ивовым ярусами. Однако здесь вид регистрировался не ежегодно. Так, в период 1981-1983 годов А.А.Назаренко (1984) этот вид не обнаружил. В среднем течении Селемджи, где Л.А.Смогоржевский (1966) в районе Усть-Норска отметил самую южную точку проникновения на юг сибирского дрозда, он наиболее обычен в смешанных пойменных лесах с участием темнохвойных пород. Здесь его численность колеблется в пределах 1.7-5.0 пар/км2 (Колбин 2017).

В северной части ареала вида и на прилегающих к ней территориях (река Мая, хребет Джугджур, верховья Колымы), где в целом доминируют лиственничные леса, сибирский дрозд гнездится в пойменных то-полево-ольховых и ивовых лесах, местами с участием ели (Кузякин, Вто-ров 1963; Кречмар 1996; Егоров и др. 2020). Более того, по наблюдениям в Южной Якутии и на хребте Джугджур (Воробьёв 1963), он избегает чистых лиственничных массивов, населяя пойменные смешанные леса нижней части лесного пояса. Поэтому следует предположить, что в северных районах Буреинского нагорья (хребты Селемджинский, Тайкан-ский, Ям-Алинь и др.) он, видимо, гнездится в аналогичных условиях.

Во внутренних районах нагорья, по реке Бурея, сибирский дрозд отмечен вверх по долине реки до устья реки Верхний Мельгин (Кистяков-ский, Смогоржевский 1966). Наши исследования в 1995-2019 годах в центральной части нагорья (Буреинский заповедник, бассейн реки Дуб-ликан, окрестности посёлков Чегдомын и Чекунда), не выявили данный вид. Единственную особь этого вида, отмеченную нами в пределах внутренних районов нагорья (бассейн Дубликана) 25 августа 1999, видимо, следует считать пролётной (Бисеров 2003, Бисеров, Медведева 2003).

На Сихотэ-Алине и в его отрогах в хвойно-широколиственных лесах сибирский дрозд спорадично населяет всю низкогорно-среднегорную часть, по долинам ручьёв проникая до высоты 700 м н.у.м. (Назаренко

19846; Глущенко и др. 2016). На севере этой горной страны (бассейн реки Бикин) это один из немногих видов воробьиных с резко выраженным прерывистым характером распространения, отсутствующий во многих, казалось бы, подходящих для него районах и локусах (Глущенко и др. 2016). При этом внутри однородных по структуре и набору биотопов территорий небольшие группы (2-4 поющих самца на 1-2 км), как правило, выявляются на большом удалении друг от друга, чаще вдоль глухих распадков с речками и ручьями на участках тайги с большой примесью ели и пихты на склонах водораздельных хребтов и горных плато. Здесь сибирский дрозд — обычный вид, численность которого в разных биотопах колеблется в пределах 1.0-5.0 пар/км2 (Глущенко и др. 2016).

В лесах бореальной зоны севернее Буреинского нагорья сибирский дрозд встречается преимущественно на окраинных участках пойменно-долинных смешанных лесов с участием темнохвойных пород и развитым подлеском (Воробьёв 1963; Кречмар 1996; Волков 2016; Колбин 2017). Лишь на Сахалине он поднимается до верхних пределов распространения темнохвойных и каменноберёзовых лесов (1000 м н.у.м.), где также тяготеет к долинам горных ручьёв (Нечаев 1991).

Обитание сибирского дрозда в самих массивах лиственничных лесов никем из исследователей не отмечено.

Если по окраинам бореальной зоны нагорья этот дрозд поднимается до высот около 500 м н.у.м. (посёлок Экимчан), то во внутренних районах данной зоны выше 200-250 м (Верхний Мельгин) в гнездовой период никем не встречен.

Учитывая то, что большая часть внутренних районов Буреинского нагорья находится на высотах выше 400-500 м н.у.м., а вид тяготеет к горным лесам речных долин с участием ели и избегает чистых лиственничных насаждений, можно предположить, что это и является главной причиной его отсутствия во внутренних районах нагорья, где доминируют лиственничные леса, а ельники разных типов в целом встречаются редко или довольно редко (Осипов 2012). В нижней части бореально-лесного пояса ельники произрастают как на крутых склонах, так и на надпойменных террасах, представлены преимущественно древостоем II-IV класса бонитета, часто со слаборазвитым подлеском. В верхней части бореально-лесного пояса речные долины не развиты и ельники представлены древостоем V ^а класса бонитета. Подлесок в таких лесах также слабо развит.

Таким образом, в пределах бореальной части Буреинского нагорья прерывистость в распространении сибирского дрозда главным образом связана с наличием подходящих местообитаний: пойменных тополево-ольховых и ивовых лесов с участием высокоствольных ельников с развитым подлеском и на высотах свыше 300-500 м н.у.м. Если в неморальной части ареала вид в целом обычен, а местами и многочислен, то в бо-

реальной зоне Буреинского нагорья он встречается значительно реже, лишь по его окраинам.

Пёстрый дрозд Zoothera varia. В южной, неморальной части Буре-инского нагорья (заповедник «Бастак»), это гнездящийся вид хвойных, широколиственных, пойменных и долинных лесов. В смешанных лиственных лесах его численность составляет 0.8-3.5 ос./км2; хвойно-широ-колиственных — 0.2-1.0 ос./км2; темнохвойных — 0.5-10.5 ос./км2; мелколиственных — 0.1-0.6 ос./км2; дубово-черноберёзовых — 0.1-0.7 ос./км2; кустарниковых зарослях — 0.2-9.6 ос./км2 (Аверин, Бурик 2007). По нашим данным, в мае 2021 года в хвойно-широколиственных лесах заповедника «Бастак» в диапазоне высот 150-400 м н.у.м. численность этого дрозда составляла 8.4 ос./км2. На крайнем юге нагорья — в Хинганском заповеднике — это многочисленный вид хвойно-широколиственных лесов (Антонов 2002).

В юго-восточной нагорья (бассейне реки Горин) пёстрый дрозд гнездится в темнохвойно-широколиственных и смешанных лесах, где численность его составляет 0.5-1.0 пар/км2.

На западной окраине нагорья в бассейне среднего течения Селемд-жи это гнездящийся вид пойменных лесов, предпочитающий участки с темнохвойными породами, где обычен: плотность населения составляет 0.6-2.8 пар/км2 (Колбин 2017). На север распространение прослежено до посёлка Экимчан (Кисленко и др. 1990), где, судя по наблюдениям А.А. Назаренко (1984а), пёстрый дрозд, как и сибирский, встречается далеко не ежегодно.

В северной части ареала (Колымское нагорье) пёстрый дрозд населяет пойменные берёзово-ольховые леса с густым подлеском или же густые пойменные берёзово-чозениевые леса с густым лиственничным подростом среди разреженных массивов лиственничных лесов (Мелихова 2018). Поэтому можно предположить, что и в северных районах Буреинского нагорья он также гнездится в аналогичных условиях.

Следует отметить, что, видимо, всю бореальную часть Буреинского нагорья населяет подвид Zoothera varia varia, так как у отловленного нами 7 июня 1997 самца в районе слияния рек Левая и Правая Бурея длина крыла составляла 170 мм, что позволило отнести данный экземпляр к этому подвиду (Бисеров 2003).

В Приморье пёстрый дрозд — повсеместно обычный гнездящийся вид. Населяет широколиственные, мелколиственные и смешанные леса на равнинах и горных склонах до высоты 1400 м н.у.м. (Назаренко 1984б; Глущенко и др. 2016). Общая картина распределения этого вида напоминает таковую сибирского дрозда: он характерен для области нефраг-ментированных хвойно-широколиственных лесов, но в целом многочисленнее и более ровно заполняет сопковую смешанную и хвойную тайгу, нередко выходя по распадкам в пойменные ясенево-ильмовые леса боль-

шой реки. Наиболее обычен в темнохвойной тайге речных долин с ровным и мелкосопковым рельефом (Глущенко и др. 2016). Летняя численность в различных лесных биотопах составляет 2.5-7.2 пар/км2 (Наза-ренко 19846).

Во внутренних районах бореальной части Буреинского нагорья пёстрый дрозд встречался нам только на участках произрастания пойменно-долинных темнохвойных (главным образом еловых) лесов, встречаясь по долинам рек до 800-900 м н.у.м., то есть до границы верхнего подпояса бореально-лесного пояса. Не установлено, обитает ли он выше — на изолированных участках произрастания подгольцовых склоновых ельников. Численность пёстрого дрозда во внутренних районах Буреинского нагорья не определена, он очень редко попадался нам во время отловов птиц паутинными сетями.

Литератур а

Аверин А.А., Бурик В.Н. 2007. Позвоночные животные государственного природного заповедника «Бастак». Биробиджан: 1-65. Антонов А.И. 2002. Особенности летнего населения птиц в избранных лесных местообитаниях Хинганского заповедника // Животный мир Дальнего Востока. Благовещенск, 4: 5-12.

Бабенко В.Г. 2000. Птицы Нижнего Приамурья. М.: 1-724.

Бисеров М.Ф. 2003. Птицы Буреинского заповедника и прилегающих районов Хингано-

Буреинского нагорья // Тр. заповедника «Буреинский» 2: 56-83. Бисеров М.Ф., Медведева Е.А. 2003. Материалы по орнитофауне Дубликанского заказника (центральная часть Буреинского хребта) // Тр. заповедника «Буреинский» 2: 97-106. Волков С.Л. 2016. Орнитофауна Витимского заповедника (Иркутская область): состав,

статус и биотопическое распределение видов // Фауна Урала и Сибири 2: 34-65. Воробьёв К.А. 1963. Птицы Якутии. М.: 1-235.

Глущенко Ю.Н., Нечаев В.А., Редькин Я.А. 2016. Птицы Приморского края: краткий

фаунистический обзор. М.: 1-523. Егоров Н.Н., Гермогенов Н.И., Секов А.Н. 2020. О находке гнёзд сизого Turdus hortulo-rum и сибирского Zoothera sibirica дроздов в долине нижнего течения реки Мая (юго-восточная Якутия) // Рус. орнитол. журн. 29 (1921): 2101-2103. Кисленко Г.С., Леонович В.В., Николаевский Л.А. 1990. Материалы по изучению птиц Амурской области // Экология и распространение птиц юга Дальнего Востока. Владивосток: 90-105.

Кистяковский А.Б., Смогоржевский Л.А. 1964. О границе китайского орнитофаунисти-

ческого комплекса на реке Бурее // Науч. докл. высш. школы. Биол. науки 3: 26-29. Колбин В.А. 2017. Орнитофауна Норского заповедника и сопредельных территорий: современный обзор // Амур. зоол. журн. 9, 1: 49-71. Кречмар А.В., Кондратьев А.Я. 1996. Птицы // Позвоночные животные северо-востока

России. Владивосток: 66-218. Кузякин А.П., Второв П.П. 1963. К ландшафтной орнитогеографии Охотской тайги // Орнитология 6: 184-194.

Назаренко А.А. 1984а. О птицах окрестностей посёлка Экимчан, крайний восток Амурской области, 1981-1983 гг. // Фаунистика и биология птиц юга Дальнего Востока. Владивосток: 28-33.

Назаренко А.А. 1984б. Птичье население смешанных и темнохвойных лесов Южного Приморья // Фаунистика и биология птиц юга Дальнего Востока. Владивосток: 60-70.

Мелихова Е.В. 2018. География фауны птиц гор северо-восточной Сибири. Дис. ... канд.

биол. наук. М.: 1-181 (рукопись). Нечаев В.А. 1991. Птицы острова Сахалин. Владивосток: 1-748.

Осипов С.В. 2012. Растительный покров природного заповедника «Буреинский» (горные

таёжные и гольцовые ландшафты Приамурья). Владивосток: 1-219. Смогоржевский Л.А. 1966. О границе китайского орнитофаунистического комплекса в

бассейне реки Селемджи // Науч. докл. высш. школы. Биол. науки 2: 28-31. Степанян Л.С. 1990. Конспект орнитологической фауны СССР. М. 1-728.

ю ^

ISSN 1026-5627

Русский орнитологический журнал 2021, Том 30, Экспресс-выпуск 2082: 2850-2852

Находка золотистой щурки Merops apiaster в горах Чингизтау

А.Н.Куряшкин, Н.Н.Березовиков

Андрей Николаевич Куряшкин. Семей, Восточно-Казахстанская область, Казахстан. E-mail: reclama_tor@mail.ru

Николай Николаевич Березовиков. Институт зоологии, Министерство образования и науки, проспект Аль-Фараби, д. 93, Алматы, 050060, Казахстан. E-mail: berezovikov_n@mail.ru

Поступила в редакцию 14 июня 2021

В восточной части Казахского мелкосопочника между озером Балхаш и рекой Иртыш в ХХ веке золотистая щурка Merops apiaster не гнездилась, что отражено на картосхеме распространения вида в третьем томе сводки «Птицы Казахстана» (1970), где пространство от Чингизтау до гор Коконь, Семейтау и Дельбегетей на левобережье Иртыша показано как «белое пятно» (Корелов 1970). Отсутствие золотистой щурки в этих местах подтвердили исследования в 1921, 1952, 1987 и 2002 годах (Залесский, Залесский 1931; Долгушин 2020; Березовиков, Ковшарь 1991; Березовиков, Левин 2002). Ближайшим к Чингистау районом гнездования золотистой щурки на севере издавна считалась пойма Иртыша у Семипалатинска, а на юге - южные и западные предгорья Тарбагатая в Алакольской котловине (Корелов 1970, Стариков 2002). Большинство мест гнездования щурки было известно давно, что свидетельствует о стабильности их поселений на востоке Казахстана в течение ХХ века.

Ситуация в размещении золотистой щурки начала меняться в первом десятилетии XXI века, совпав с аномально засушливыми сезонами. Начавшаяся аридизация характеризовалась расширением области гнездования M. apiaster на север и северо-восток с возникновением новых колоний. Особенно ярко расселение проявилось на Иртыше в 2005-2020 годах, когда золотистая щурка расселилась между городами Семей (Семипалатинск) и Усть-Каменогорск и в прилежащем Калбинском нагорье

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.