Научная статья на тему 'ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ СТУДЕНТОВ С РАЗЛИЧНЫМИ ТИПАМИ СЕПАРАЦИИ И ПРИВЯЗАННОСТИ К РОДИТЕЛЯМ'

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ СТУДЕНТОВ С РАЗЛИЧНЫМИ ТИПАМИ СЕПАРАЦИИ И ПРИВЯЗАННОСТИ К РОДИТЕЛЯМ Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
230
47
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ / СЕПАРАЦИЯ / ПРИВЯЗАННОСТЬ / СТУДЕНТЫ / ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Гроголева О. Ю., Прирезова Д. А.

В статье представлены результаты исследования психологического благополучия студентов с помощью методики К. Рифф (в адаптации Т. Д. Шевеленковой, П. П. Фесенко). В ходе исследования сопоставлялись группы студенты с разными уровнями психологического благополучия по типу сепарации (Дж. Хоффман) и привязанности к родителям. Была выявлена большая привязанность студентов к матери, чем к отцу. Сепарационный процесс более выражен в отношениях юношей с отцом, чем в отношениях с матерью. В исследовании выявлены различия в выраженности психологического благополучия у студентов с функциональной, конфликтологической и эмоциональной сепарацией от родителей.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PSYCHOLOGICAL WELL-BEING OF STUDENTS WITH DIFFERENT TYPES OF SEPARATION AND PARENTAL ATTACHMENT

The article presents the results of the study of students' psychological well-being using the C. Riff scale (adapted by T. D. Shevelenkova, P. P. Fesenko). In the course of the research the groups of students with different levels of psychological well-being according to the type of secession (J. A. Hoffman) and attachment to parents were compared. Students were found to be more attached to their mother than to their father. The separation process is more pronounced in young men's relationships with their fathers than with their mothers. The study revealed differences in the intensity of psychological well-being in students with functional, conflictological and emotional separation from parents.

Текст научной работы на тему «ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ СТУДЕНТОВ С РАЗЛИЧНЫМИ ТИПАМИ СЕПАРАЦИИ И ПРИВЯЗАННОСТИ К РОДИТЕЛЯМ»

ПСИХОЛОГИЯ АКТИВНОСТИ ЛИЧНОСТИ

Вестник Омского университета. Серия «Психология». 2021. № 3. С. 6-17. УДК 159.923.5

DOI: 10.24147/2410-6364.2021.3.6-17

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ СТУДЕНТОВ С РАЗЛИЧНЫМИ ТИПАМИ СЕПАРАЦИИ И ПРИВЯЗАННОСТИ К РОДИТЕЛЯМ

О. Ю. Гроголева, Д. А. Прирезова

Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского (Омск, Россия)

В статье представлены результаты исследования психологического благополучия студентов с помощью методики К. Рифф (в адаптации Т. Д. Шевеленковой, П. П. Фесенко). В ходе исследования сопоставлялись группы студенты с разными уровнями психологического благополучия по типу сепарации (Дж. Хоффман) и привязанности к родителям. Была выявлена большая привязанность студентов к матери, чем к отцу. Сепарационный процесс более выражен в отношениях юношей с отцом, чем в отношениях с матерью. В исследовании выявлены различия в выраженности психологического благополучия у студентов с функциональной, конфликтологической и эмоциональной сепарацией от родителей.

Ключевые слова: психологическое благополучие; сепарация; привязанность; студенты; дет-ско-родительские отношения.

PSYCHOLOGICAL WELL-BEING OF STUDENTS WITH DIFFERENT TYPES OF SEPARATION AND PARENTAL ATTACHMENT

O. Yu. Grogoleva, D. A. Prirezova

Dostoevsky Omsk State University (Omsk, Russia)

The article presents the results of the study of students' psychological well-being using the C. Riff scale (adapted by T. D. Shevelenkova, P. P. Fesenko). In the course of the research the groups of students with different levels of psychological well-being according to the type of secession (J. A. Hoffman) and attachment to parents were compared. Students were found to be more attached to their mother than to their father. The separation process is more pronounced in young men's relationships with their fathers than with their mothers. The study revealed differences in the intensity of psychological well-being in students with functional, conflictological and emotional separation from parents.

Keywords: psychological well-being; separation; attachment; students; parents-child relationship.

В настоящее время отмечается общая тенденция к инфантилизму подрастающего поколения, одной из причин которой может быть незавершенный либо некорректно пройденный процесс сепарации.

Прикладная значимость исследования се-парационного процесса у студентов заключается в том, что в современном мире взрослеющие дети всё чаще проживают совместно с родителями, в связи с этим сепарация не происходит вовремя. Намечается тенденция к более позднему взрослению, сохранению за-

© Гроголева О. Ю., Прирезова Д. А., 2021

висимой детской позиции у подрастающего поколения, что может оказывать негативное влияние на желание создавать собственную семью и заводить детей. Также некорректно пройденный этап сепарации, когда большинство потребностей удовлетворяется родителями, влияет на профессионализацию молодежи, поскольку снижается мотивация приобретать материально независимую позицию. При этом доминирует желание находиться в зоне комфорта, что в итоге приводит к стагнации в развитии личности.

Трудность и неоднозначность исследования сепарации заключаются и в том, что отделение юноши определяется не только материально зависимыми отношениями между родителем и ребенком. Психологическими механизмами данного процесса являются скорее эмоционально-мотивационные, внутренние связи с ближайшим окружением. Сохраняющиеся, зачастую симбиотические, эмоциональные связи юноши с родителями не способствуют сепарации и полной автономии даже после объективного отделения в результате замужества, профессиональной деятельности, службы в армии и т. д.

Несмотря на убедительные попытки изучения проблемы сепарации в юношеском возрасте, сенситивном для физического и психологического отделения от родителей, многие аспекты этого важного для приобретения автономности процесса всё же остаются незатронутыми.

Впервые в психологии о сущности сепарации заявил З. Фрейд. По его словам, связь между ребенком и матерью усиливается во время кормления ребенка, когда он получает удовольствие, сосредоточенное в области рта. Страх потерять это удовольствие заставляет ребенка цепляться за мать и грустить из-за разлуки. Эти чувства затем переносятся во взрослую жизнь, когда человек боится потерять любимого человека, так как он ассоциируется с позитивными эмоциями (цит. по: [1]). Сепарация, по его мнению, - это одно из условий благополучия, и этот процесс не может не сопровождаться негативными эмоциями. Центральной проблемой отделения считается Эдипов комплекс и инфантильная привязанность к родителям. Поэтому ученый указал на необходимость освободить ребенка от родительской опеки, подчеркнув, в частности, роль матери в этом процессе (цит. по: [2]).

Понятие «сепарация» впервые было выделено М. Малер, которая рассматривала данное явление как психологическое отделение ребенка от матери с целью развития автономии. По мнению М. Малер, благодаря сепарации, симбиотическому отделению, у младенца складывается собственное понимание мира, отличное от представления образа мира матери. Сама сепарация не воспринимается негативно, как ситуация разлуки, которая разрушает личность ребенка, а представляет собой стадию нормального развития ребенка [3].

П. Блос, развивая теорию сепарации, высказал мнение, что идеи М. Малер могут быть перенесены на подростковый возраст, когда ребенок принимает новые роли, формирует собственные ценностные ориентации, развивает свою идентичность. Задача подросткового этапа, по мнению П. Блоса, заключается в том, чтобы отделиться от родителей как от основных объектов любви и подражания и начать поиск новых любовных объектов [4].

Р. Джоссельссон выделила подфазы сепарации в подростковом возрасте, опираясь на уже разработанный материал своих коллег. Всего выделяется четыре подфазы: 1) дифференциация - развитие личных предпочтений и собственных взглядов, отличных от родительских, которые способствует сближению с ровесниками; 2) практика - проявление независимого поведения, которое провоцирует конфликты с родителями; 3) воссоединение -повышение самостоятельности и ответственности за свое поведение, но с сохранением доверительных связей с родителями, так как в сложных ситуациях за помощью обращаются именно к ним; 4) консолидация - этап измененных отношений с родителями, характеризующийся тесными и доверительными связями. Отношения становятся ближе к типу «взрослый - взрослый», родители и дети больше уважают и понимают друг друга. Под сепарацией Р. Джоссельссон подразумевает увеличение автономии и развитие индивидуальности, поддержание отношений доверия и уважения со своими родителями [5].

Дж. Хоффман, сторонник психоаналитического подхода, понимает сепарацию как результат психологической независимости. Он создал структурную модель сепарации, основываясь на ранее разработанных исследованиях, которую мы применяем в своей работе. Автором концепции выделяются следующие компоненты процесса сепарации: 1) эмоциональная - независимость от родительского одобрения; 2) аттитюдная - собственный взгляд на основные жизненные вопросы; 3) конфликтологическая - отсутствие в отношениях с родителями чувства вины, страха, тревоги и разрешенные конфликты с ними; 4) функциональная - самостоятельность в принятии решений [2].

В бихевиоризме сепарация младенцев объясняется через механизм подкрепления. Другими словами, если ребенок видит тревожную или ободряющую реакцию матери во

время временной разлуки, то, сосредоточившись на ее поведении, он понимает, безопасно разлучение для него или нет (цит. по: [6]).

В отечественной психологии исследований, посвященных вопросам сепарации, последнее время становится больше, что, по мнению А. Ю. Маленовой и Ю. В. Потаповой, связано с переходом России от коллективизма к индивидуалистической модели общества [7].

В работах отечественных авторов понятие «сепарации» определяется по-разному.

Т. И. Сытько понимает сепарацию как многогранный процесс изменения детско-родительских отношений из-за взросления ребенка, который включает в себя переживания и принятие факта взросления всеми членами семьи [8].

А. А. Дитюк подразумевает под сепарацией явление психологического отделения обоюдно значимых субъектов друг от друга, в результате которого происходит трансформация отношений и достижение большей взаимной когнитивной, эмоциональной и поведенческой независимости от партнера [9].

По мнению А. Я. Варга, сепарация - это процесс обретения чувства собственного «я» и ощущение себя как независимого человека, обладающего свободой выбора. В результате сепарации происходят такие перемены, как физический разрыв и изменение эмоциональных отношений между родителями и ребенком. А. Я. Варга опирается на концепцию М. Боуэна, применяя ее в контексте российских семей, и заявляет, что незавершенный процесс сепарации отрицательно влияет на решение основных возрастных задач юношеского периода [10].

С. К. Нартова-Бочавер отмечает, что сепарация - это завершение отношений или уход, и рассматривает данное явление в контексте отделения ребенка от родителя, семьи [11]. С точки зрения С. К. Нартовой-Бочавер, процесс сепарации исследуется через обретение суверенности личности. Как отмечает автор, психологическое пространство включает комплекс физических, социальных, психологических явлений, с которыми человек себя идентифицирует (территория, личные вещи, социальные связи, установки). Суверенность, как один из результатов позитивно пройденной сепарации и автономного поведения, способствует контролю, защите и развитию собственного психологического пространства [12].

По мнению Ю. В. Потаповой, изучавшей в своем диссертационном исследовании «се-парационную ситуацию» в студенческом возрасте, сепарация от родителей представляет собой «процесс постепенного формирования независимости подрастающего поколения от своей семьи в разных сферах жизнедеятельности, имеющий важное значение для формирования и развития зрелой личности», а также «трудную ситуацию, объективно проявляющуюся во внешнем (физическом, территориальном, материальном, бытовом) отделении молодого человека от родителей» [13, с. 8]. Помимо определения понятия «сепарация», отечественные авторы предлагают результаты исследования различных факторов, влияющих на результат сепарационного процесса, либо выявления индикаторов успешности его прохождения в юношеском возрасте. В современной психологии можно встретить исследования, касающиеся социально-психологических факторов преодоления кризиса сепарации взрослеющих детей матерями, се-парационной тревожности, типов детско-ро-дительских отношений в процессе семейной сепарации, типов эмоционального отношения юношей и девушек к ситуации сепарации и многие другие.

Рассмотрев взгляды разных исследователей на явление психологической сепарации, можно сформулировать общее определение, которое будет включать в себя следующие основные аспекты. Сепарация - это психологическое отделение субъектов друг от друга и достижение личностной автономии в когнитивной, аффективной и поведенческой сферах. Необходимо отметить, что в ходе сепарации происходит не прекращение, а скорее трансформация детско-родительских отношений. Одно из условий сепарации - это психологическая готовность как родителей, так и ребенка к изменению жизненной позиции и достижению независимости.

Можно сделать вывод, что сепарация действительно сложный и многогранный феномен, изучение которого в отечественной психологии в последнее время стало актуальным. Многие аспекты сепарационного процесса до сих пор полностью не изучены. Например, не рассмотрены некоторые аспекты влияния сепарационного процесса на личность молодого человека, одним из них является связь психологического благополучия и процесса сепарации. Также остаются недос-

таточно исследованными психологические причины возникающих при прохождении процесса сепарации трудностей как у детей, так и их родителей, в частности тип привязанности, формирующийся на ранних этапах онтогенеза.

В нашем исследовании мы опираемся на шестифакторную концепцию К. Рифф в рамках эвдемонистического подхода, в которой выделяются следующие факторы психологического благополучия:

1. Самопринятие - позитивное отношение к себе, признание себя. Умение принимать свои отрицательные стороны и слабости одновременно со своими положительными сторонами и достоинствами, положительная оценка прожитого опыта.

2. Позитивные отношения с людьми -способность развиваться, строить близкие взаимоотношения с другими и доверять им, проявлять заботу и сопереживание по отношению к другим.

3. Автономия - действовать независимо от общественного мнения, способность судить о собственном поведении и поведении других на базе своих ценностей и норм.

4. Контроль над окружением - умение разрешать повседневные вопросы и пользоваться возможностями, которые предоставляет окружающая среда.

5. Целенаправленность жизни - существование поставленных в жизни целей.

6. Личностный рост - формирование новых и развитие уже существующих способностей, приветствие нового опыта.

По мнению К. Рифф, это психологические блага, которые можно измерить, и именно благодаря развитию этих факторов человек может почувствовать себя счастливым. Она считает, что лучше работать над позитивными характеристиками, чем тратить время на устранение отрицательных. К. Рифф рассматривает психологическое благополучие как фундаментальный субъективный конструкт, который отражает восприятие и оценку собственного функционирования с точки зрения вершины потенциальных возможностей индивида (цит. по: [14]).

Отметим вклад отечественных исследователей П. П. Фесенко и Т. Д. Шевеленковой. Ученые различают актуальное психологическое благополучие, т. е. степень реализован-ности основных компонентов позитивного функционирования, и идеальное психологи-

ческое благополучие, т. е. степень сосредоточенности на реализации компонентов позитивного функционирования [15].

Рассмотрение внутренних психологических механизмов сепарации в зарубежной психологии часто реализуется через выявление связи данного явления с привязанностью взрослеющего ребенка к родителям. Отметим некоторые из них. Например, Д. Блюштейн с соавторами обнаружили корреляцию уровней сепарации и привязанности к родителям с позитивными видами адаптации. Обнаружена также взаимосвязь надежной привязанности к родителям и уменьшения частоты проявления отрицательных эмоций (одиночество, страх, меланхолия) с большей коммуникабельностью юношей [16]. Дж. Холмбек и М. Вандри выявили, что для эффективной адаптации к колледжу необходимо совершить сепарацию и при этом иметь надежную привязанность к родителям [17].

В более поздних исследованиях было обнаружено, что сепарация проходит более успешно при наличии и сохранении близкой эмоциональной связи с родителями и при разделении членами семьи общих ценностей [18]. Также было доказано, что студенты, которые имеют неразрешенные конфликты в семье и разорвали эмоциональные связи с родителями, хуже адаптируются к новым условиям и испытывают проблемы в учебе [1].

Результаты нашего исследования позволят приблизиться к пониманию психологических механизмов успешного сепарационного процесса и, как следствие, их влияния на психологическое благополучие личности в юношеском возрасте.

Объект исследования - психологическое благополучие.

Предмет исследования - сепарация и привязанность у студентов с разным уровнем психологического благополучия.

Цель исследования - сравнить психологическое благополучие у студентов с разными типами сепарации и привязанности к родителям.

Задачи исследования:

1) выявить уровень психологического благополучия и его параметры у студентов;

2) определить уровни сепарации и привязанности у студентов исследуемой выборки;

3) сравнить уровень психологического благополучия у юношей с разными типами сепарации и привязанности.

В исследовании приняли участие студенты вузов и ссузов, в возрасте от 17 до 23 лет, 53 девушки и 27 юношей. Общая выборочная совокупность составила 80 человек. Критерием выборки являлись следующие параметры: возраст, статус студента и тип родительской семьи (полная).

Для исследования был выбран следующий психодиагностический инструментарий:

1) опросник для изучения психологической сепарации от родителей в юношеском возрасте - Psychological Separation Inventory (PSI, Hoffman, 1984), в адаптации В. П. Дзу-каевой, Т. Ю. Садовниковой (2014);

2) методика Inventory of Parent and Peer Attachment (IPPA, Armsden, Greenberg, 1991);

3) методика «Шкала психологического благополучия» К. Рифф (адаптация Т. Д. Ше-веленковой, П. П. Фесенко).

60 50

rn"

о

Было выявлено, что в исследуемой выборке представлено незначительное количество (14 %) студентов с высоким уровнем психологического благополучия.

Анализ результатов по отдельным шкалам методики показал, что большое количество студентов имеет низкий уровень сформиро-ванности таких параметров психологического благополучия, как «психологическое благопо-

При статистической обработке полученных эмпирических данных нами были использованы программы вычисления MS Excel, SPSS, а также следующие статистические методы: частотный анализ; первичные описательные статистики; критерий Колмогорова -Смирнова; U-критерий Манна - Уитни.

Результаты исследования и их обсуждение

В ходе исследования уровня психологического благополучия и его параметров у студентов с использованием методики «Шкала психологического благополучия» К. Рифф (в адаптации Т. Д. Шевеленковой, П. П. Фесенко) были получены следующие результаты (см. рис. 1).

14

лучие» (48 %), «самопринятие» (48 %), «управление средой» (46 %), «позитивные отношения с другими» (44 %) и «личностный рост» (44 %). Согласно полученным результатам, большой процент исследуемых студентов не ощущают того, что они реализованы в конкретной жизненной ситуации, не довольны собой и своим прошлым жизненным опытом, который им хотелось бы изменить. При этом у них присутст-

51

44 44

13

26

I

46

23

43

44

11

36 36

39

20

25

38

-

15

39

^ о,

сГ

¿г

J

Параметры психологического благополучия

I низкий уровень □ средний уровень □ высокий уровень

Рис. 1. Группы студентов с разным уровнем сформированности параметров психологического благополучия

вует ощущение, что они не в силах что-то поменять и часто упускают появившиеся перед ними возможности. У данных студентов достаточно узкий круг общения, они закрыты для новых контактов, не чувствуют собственного развития, испытывают скуку и не имеют интереса к жизни.

Высокий уровень психологического благополучия выявлен по следующим шкалам: «цели в жизни» (25 %), «автономия» (23 %) и «личностный рост» (20 %). Таким студентам присуща устойчивая направленность личности, они ставят конкретные цели, которые планируют реализовать. Студенты с подобными показателями, выявленными по указанной выше методике,

характеризуются такими качествами, как самостоятельность и независимость, обладают своим мнением и поступают в соответствии со своими убеждениями. Они чувствуют, что меняются в лучшую сторону и у них есть желание работать над собой дальше и развиваться.

Для выявления типов сепарации был использован опросник для изучения психологической сепарации от родителей в юношеском возрасте - Psychological Separation Inventory (PSI, Hoffman, 1984), в адаптации В. П. Дзу-каевой, Т. Ю. Садовниковой.

Рассмотрим подробнее уровни по каждому типу сепарации в исследуемой группе студентов (рис. 2).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Типы сепарации

■ низкий уровень □ средний уровень □ высокий уровень

Рис. 2. Группы студентов с разным уровнем сепарации

Вне зависимости от типа уровень сепарации от папы выше, чем от мамы. Из этого следует, что молодым людям намного труднее сепарироваться от матери, что, возможно, связано с тем, что большую часть времени воспитанием занимается именно она или что матери тяжелее осознать то, что ребенок вырос и теперь сможет справляться без ее опеки. Подобный результат также можно связать с более высоким уровнем эмоциональной зависимости студентов от матери, чем от отца.

Подробнее рассмотрим типы сепарации. Если рассматривать высокий уровень, то все

типы сепарации примерно в одинаковой мере представлены у студентов, но при этом функциональный тип сепарации от матери (38 %) присутствует у большего количества испытуемых. К наиболее выраженному типу сепарации от папы также относится функциональная независимость (65 %), что проявляется в способности и готовности юношей самостоятельно принимать решения, свободно осуществлять выбор.

У большего количества студентов конфликтологическая независимость находится на низком уровне, как при сепарации от папы,

так и при сепарации от мамы. Однако процент студентов, у которых конфликтологическая сепарация от отца находится на низком уровне (45 %), выше, чем при рассмотрении сепарации данного типа в отношениях с матерью (34 %). Важно отметить, что подобная же закономерность проявляется при сопоставлении результатов по функциональной сепарации, что позволяет сделать предположение о связи неразрешенных конфликтов юношей с родителями и их функциональной автономии, которая проявляется в способности принимать решения самостоятельно.

Для выявления типов привязанности студентов к родителям применялся опросник привязанности к родителям и сверстникам. Структура методики включает в себя три шкалы: «доверие», «общение», «отстраненность».

Две шкалы опросника позволяют описать в структуре привязанности подростков степень их уверенности в следующем:

- их родители, а также близкие друзья уважают и понимают весь спектр их потребностей (шкала «доверие»);

- их родители, а также близкие друзья могут быть чувствительными и отзывчивыми по отношению к их эмоциональным переживаниям (шкала «коммуникация»).

Третья шкала «отчуждение» описывает опыт переживания подростками негативных чувств - изоляции и гнева - в структуре привязанности к родителям и сверстникам.

Рассмотрим подробнее уровни по каждому параметру привязанности к родителям в исследуемой группе студентов (см. рис. 3).

70

В 60

50

е

5 40

£ 30 с е

? 20

с

о

^ 10

66

20

14

I

53

29

19

I

я

„¿Г # <

61

64

29

1 0

1

26

10

41

30

29

#

ж

# V

#

■Г

45

41

44

34

21

25

34

I I

25

31

Ж

.-С®

оГ

Параметры привязанности

I низкий уровень Передний уровень □ высокий уровень

0

Рис. 3. Группы студентов с разным уровнем сформированности параметров привязанности к родителям

По рис. 3 мы видим, что привязанность к матери намного выше, чем привязанность к отцу. И в целом можем отметить, что у молодых людей с мамой складываются более теплые отношения, что проявляется в доверительном общении и привязанности. При этом также обнаружен высокий уровень отстраненности, что говорит о негативном опыте, о чувствах гнева по отношению к матери или изоляции от нее. Возможно, подобные результаты связаны с наличием амбивалентной привязанности юноши к матери. С папой же юноши общаются намного реже, и это менее

доверительные отношения, чем отношения с мамой. Возможно, такие результаты получились в связи с тем, что отцы намного меньше времени уделяют воспитанию детей и реже проводят с ними время вместе. В связи с этим формируются скорее функциональные, чем эмоциональные отношения.

Следующая задача исследования заключалась в сравнении психологического благополучия юношей с разными типами сепарации. И для решения этой задачи был применен и-критерий Манна - Уитни, так как распределение признака ненормальное.

60,00 59,00 58,00 57,00 _ 56,00 != 55,00

59,47

LQ

54,00 53,00 52,00 51,00 50,00

58,05

56,53

53,21

Положительные отношения Самопринятие

Параметры психологического благополучия

□ конфликтологическая независимость от отца ■ функциональная независимость от отца

Рис. 4. Уровень выраженности параметра «преобладающий тип независимости от отца» (средние значения)

По результатам математической обработки были выявлены значимые различия по шкале «положительные отношения с другими» между студентами, имеющими преобладающий конфликтологический и функциональный тип сепарации (и = 237 прир < 0,05), - рис. 4.

При преобладающей конфликтологической независимости студенты перестраивают свои отношения, делают их более сбалансированными, отказываясь от оспаривания родительского мнения. В связи с этим происходит меньше конфликтов с отцом и налаживаются отношения. Молодые люди, обладающие конфликтологической независимостью, умеют разрешать спорные и конфликтные ситуации, умеют слушать и слышать собеседника или просто умеют «уступить» в нужный момент, особенно ради сохранения взаимоотношений с близкими людьми. Все эти качества проявляются не только в отношениях с отцом, они также распространяются на дружеские и любовные взаимоотношения. Такой молодой человек может выстраивать доверительные отношения с окружающими людьми, которыми дорожит, он проявляет заботу о других, готов взаимно уступать и всячески поддерживать человека, идти навстречу другому. При преобладающем функциональном типе сепарации положительные отношения с другими немного хуже, чем при конфликтологическом. Возможно, это связа-

но с тем, что вопреки мнению отца студенты поступают так, как они считают нужным, исходя их собственных убеждений. Поэтому отмечается нежелание идти на компромиссы, что напрямую может влиять на отношения с отцом. После отдаления от семьи у юношей возможно возникновение переноса на отношения со сверстниками, а также аналогичных проблем в выстраивании взаимодействия с ними, так как окружающим может не нравиться, когда пренебрегают их мнением, советом и поступают по-своему.

Кроме того, были выявлены различия по шкале «самопринятие» между студентами, имеющими преобладающий конфликтологический и функциональный тип сепарации (и = 240 прир < 0,05), - рис. 4.

Данные результаты можно объяснить следующим образом. При достижении функциональной независимости от отца молодой человек сам принимает решения. Он не опирается на советы более опытного отца, а берет ответственность на себя и принимает решение только в соответствии с собственными представлениями, даже если совершает ошибку. Возможно, по этой причине возникает риск принятия неправильных решений, и поэтому появляется ощущение недовольства собой. Скорее всего, такие молодые люди самокритичны по отношению к себе, стремятся к развитию себя как личности, чтобы в буду-

щем минимизировать возможность совершения ошибки. Те студенты, у которых преобладает конфликтологический тип сепарации, обнаруживают более высокий уровень самопринятия. Вероятно, это происходит в связи с тем, что такой молодой человек умеет избегать конфликтные ситуации с отцом или разрешать их, поэтому они, скорее всего, умеют

выстраивать хорошие, доверительные отношения с ближайшим окружением. У таких студентов положительное самоотношение, так как есть способность и готовность поддерживать бесконфликтные отношения, принимать точку зрения другого и знать о своих достоинствах и недостатках.

80,00 70,00

3 60,00 лл

ш 50,00

68,°° 56,64

59,17 52,96 Н,_,1—|

65,17 59,14 |—|

40,00 30,00 20,00 10,00 0,00

60,81

48,00

Автономия

Личностный рост Параметры психологического благополучия

Позитивные отношения

□ конфликтологическая (мама)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

□ аттитюдная (мама)

■ эмоциональная (мама) □ функциональная (мама)

Рис. 5. Уровень выраженности параметра «преобладающий тип независимости от матери» (средние значения)

В результате статистической обработки данных были выявлены следующие значимые различия между группами студентов с разным типом сепарации по параметру «преобладающий тип независимости от матери»: автономия между студентами, имеющими преобладающий конфликтологический и функциональный тип сепарации (и = 212 при р < 0,05), между конфликтологическим и ат-титюдным типом сепарации (и = 231 при р < 0,05), между конфликтологическим и эмоциональным (и = 4 прир < 0,01), эмоциональным и аттитюдным типом (и = 8,5 при р < 0,05).

Как показано на рис. 5, при эмоциональной независимости от матери наблюдается высокий уровень автономии у студентов. Соответственно, чем меньше студенты нуждаются в поддержке и одобрении мамы, тем они более самостоятельные. При этом при конфликтологическом типе сепарации труднее всего обладать автономией, так как молодые люди стараются во многом соглашаться с ро-

дителем, чтобы не усугублять конфликтную ситуацию. Возможно, по этой причине при таком типе поведения возникают определенные сложности с проявлением автономии. Многие молодые люди, даже обладая атти-тюдной независимостью от мамы, не всегда решаются признаться в том, что они считают иначе и могут продолжать соглашаться с ее мнением, имея другую точку зрения. Хорошо развитой автономией отличаются студенты с функциональным типом сепарации, что проявляется в независимости при принятии решений.

Значимые различия в личностном росте наблюдаются между юношами с преобладающими конфликтологическим и функциональным типами сепарации (и = 222 прир < 0,05).

При функциональном типе сепарации юноша независимо от родителя может принимать решения и не нуждается в помощи. Достижение этого типа сепарации способствует личностному росту, вероятно, в связи с тем, что человек самостоятельно делает выбор,

учится на своих ошибках и тем самым набирается собственного жизненного опыта, для которого он открыт и которого не боится. При конфликтологической сепарации, скорее всего, приходится часто уступать родителю, реже совершать собственный выбор и отстаивать собственное мнение. В этом случае у юношей может возникнуть страх нового опыта, потому что они не всегда поступают так, как им хотелось бы, а соглашаются с окружением. А личностный рост наступает только тогда, когда личность принимает ответственность за свою жизнь и готова проявлять инициативу.

Кроме того, значимые различия между студентами, имеющими преобладающие эмоциональный и функциональный типы независимости, обнаружены по параметру «позитивные отношения» (и = 9,5 прир < 0,05).

Выраженная эмоциональная независимость от матери способствует менее позитивным отношениям с другими, чем функциональная независимость (см. рис. 5). Возможно, юноше, эмоционально отделившемуся от матери в случае сохранения внутреннего конфликта, сложно проявлять теплые, дружеские отношения, заботу о значимом человеке, что в будущем может отразиться на построении близких межличностных отношений. Человек, имея развитую функциональную независимость от матери, может принять решение самостоятельно, без подсказки близких, и свои действия он совершает по собственному желанию, что имеет большое значение при выстраивании доверительных отношений со сверстниками.

Анализ поведенческих индикаторов се-парационного процесса, выявленных в результате проведения исследования с использованием авторской анкеты, позволяет сделать заключение о том, что наиболее психологически благополучными являются те студенты, которые проживают самостоятельно, финансово себя обеспечивают, совмещают работу и учебу без ущерба для каждого из этих видов деятельности, имеют сформированные бытовые привычки, которые применяют тогда, когда им этого хочется или необходимо, а не под влиянием ближайшего окружения. Всё это не только способствует психологическому благополучию личности, но и влияет на отношения с родителями, которые становятся более доверительными и влияют на благоприятное прохождение сепа-рационного процесса.

Таким образом, на основании полученных результатов можно сделать следующие выводы:

1. У большинства студентов отмечается низкий и средний уровень психологического благополучия и выраженности его параметров, т. е. практически половина молодых людей исследуемой выборки в настоящий момент не испытывают удовлетворение от жизни.

2. В юношеском возрасте более выражена сепарация от отца, чем сепарация от матери. Исследование показало, что в большей степени у студентов выражена функциональная независимость от отца и от матери, а в меньшей степени представлена конфликтологическая независимость от родителей.

3. Привязанность студентов к матери более выражена, чем привязанность к отцу. При этом следует отметить амбивалентный характер привязанности к матери, так как помимо доверительных, теплых отношений был выявлен высокий уровень отстраненности от матери, проявляющейся в чувстве гнева и изоляции от родителя.

4. Студенты, у которых более выражена конфликтологическая независимость от отца, в большей степени расположены к доверительным, близким отношениям с окружающими и позитивной самооценке, чем те, у которых выражена функциональная независимость от отца.

5. При более выраженной эмоциональной независимости студентов от матери проявляются такие качества, как независимость и самостоятельность. Студенты с выраженной функциональной независимостью от матери отличаются большей открытостью для нового опыта и стремлением к развитию по сравнению со студентами, у которых более выражена конфликтологическая независимость. При этом отношения, в которых проявляются сопереживание, забота, взаимные уступки, больше свойственны студентам с выраженной функциональной независимостью от матери, чем студентам с эмоциональной независимостью от матери.

ЛИТЕРАТУРА

1. Haghbin M. Attachment Styles and Psychological Separation in Relation to Procrastination: A Psy-chodynamic Perspective on the Breakdown in Volitional Action : Thesis submitted to the Faculty of Graduate Studies and Research in partial

fulfillment of the requirements for the degree of Master of Arts. - Ottawa, 2006. - 123 p.

2. Hoffman J. A. Psychological separation of late adolescents from the parents // Journal of Counseling Psychology. - 1984. - Vol. 31, no. 2. - P. 170-178.

3. Малер М., Мак-Девитт Д. Процесс сепарации-индивидуации и формирования идентичности // Психоаналитическая хрестоматия. Классические труды / под ред. М. В. Ромашкевича. -М. : Геррус, 2005. - С. 158-172.

4. Блос П. Психоанализ подросткового возраста. - М. : Институт общегуманитарных исследований, 2010. - 272 с.

5. Josselson R. Ego development in adolescent // Handbook of adolescent psychology / ed. by J. Adelson. - New York : Wiley, 1980. - P. 188210.

6. Селигман М. В поисках счастья. Как получать удовольствие от жизни каждый день. -М. : Манн, Иванов и Фербер, 2010. - 320 с.

7. Маленова А. Ю., Потапова Ю. В. Сепарация взрослеющих детей. Свобода для или от? : монография. - Омск : Изд-во Ом. гос. ун-та, 2020. - 311 с.

8. Сытько Т. И. Организация эмпирического исследования семейной сепарации // Вестник университета. - 2011. - № 6. - С. 100-101.

9. Дитюк А. А. Психологическое содержание понятия «сепарация»: история изучения и близкие понятия // Современные проблемы психологии семьи: феномены, методы, концепции. Вып. 7. - М. : СВИВТ, 2013. -С. 49-59.

10. Варга А. Я. Введение в системную семейную психотерапию. - М. : Когито-Центр, 2009. -74 с.

11. Нартова-Бочавер С. К. Человек суверенный: психологическое исследование субъ-

екта в его бытии. - СПб. : Питер, 2008. -400 с.

12. Нартова-Бочавер С. К., Бочавер К. А., Боча-вер С. Ю. Жизненное пространство семьи: объединение и разделение. - М. : Генезис, 2011. - 315 с.

13. Потапова Ю. В. Социально-психологические предикторы оценки и копинг-поведения студентов в ситуации сепарации от родителей : автореф. дис. ... канд. психол. наук. -Омск, 2017. - 23 с.

14. Фесенко П. П. Имеет ли понятие психологического благополучия социально-культурную специфику? // Психология. Журнал Высшей школы экономики. - 2005. - Т. 2, № 4. - С. 132-138.

15. Фесенко П. П. Что такое психологическое благополучие?: краткий обзор основных концепций // Семейная психология и семейная терапия. - 2005. - № 2. - С. 116131.

16. Blustein D., Walbridge M., Friedlander M., Palladino D. Contributions of psychological separation and parental attachment to the career development process // Journal of Counseling Psychology. - 1991. - Vol. 38, no. 1. -P. 39-50.

17. Holmbeck G. N., Wandrei M. L. Individual and relational predictors of adjustment in first-year college students // Journal of Counseling Psychology. - 1993. - Vol. 40, no. 1 - P. 7378.

18. Barrera A. M., Blumer M. L. C., Soenksen S. H. Revisiting Adolescent Separation-Individuation in the Contexts of Enmeshment and Allocentrism // The New School Psychology Herald. - 2011. - Vol. 8, no. 2. - P. 70-82.

Информация о статье Дата поступления 30 июня 2021 Дата принятия в печать 22 октября 2021

Сведения об авторах

Гроголева Ольга Юрьевна - кандидат психологических наук, доцент кафедры общей и социальной психологии Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского (Омск, Россия). E-mail: ogror@mail.ru.

Прирезова Дарья Александровна - студентка IV курса факультета психологии Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского (Омск, Россия). E-mail: sun-dashenka @mail.ru.

Article info

Received June 30,2021 Accepted October 22, 2021

About the authors

Grogoleva Olga Yuryevna - PhD in

Psychological Sciences, Associate Professor at the Department of General and Social Psychology, Dostoevsky Omsk State University (Omsk, Russia). E-mail: ogror@mail.ru.

Prirezova Daria Alexandrovna - 4rd year student at the Faculty of Psychology, Dostoevsky Omsk State University (Omsk, Russia). E-mail: lena.gil.00@gmail.com.

Для цитирования

Гроголева О. Ю., Прирезова Д. А. Психологическое благополучие студентов с различными типами сепарации и привязанности к родителям // Вестник Омского университета. Серия «Психология». - 2021. - № 3. - С. 6-17. -БОТ: 10.24147/2410-6364.2021.3.6-17.

For citations

Grogoleva O. Yu., Prirezova D. A. Psychological Well-Being of Students with Different Types of Separation and Parental Attachment. Herald of Omsk University. Series "Psychology", 2021, no. 3, pp. 6-17. DOI: 10.24147/2410-6364.2021. 3.6-17. (In Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.