Научная статья на тему 'ПРОВОЦИРУЮЩИЕ ФАКТОРЫ И НЕПОСРЕДСТВЕННЫЕ ТРИГГЕРЫ ЯЗЫКОВЫХ КОНФЛИКТОВ'

ПРОВОЦИРУЮЩИЕ ФАКТОРЫ И НЕПОСРЕДСТВЕННЫЕ ТРИГГЕРЫ ЯЗЫКОВЫХ КОНФЛИКТОВ Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
156
18
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
языковые конфликты / языковые контакты / конфликтогенный потенциал / языковая политика / языковое планирование / language conflicts / language contacts / conflict potential / language policy / language planning

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — С.В. Кириленко

В статье рассматривается языковой конфликт как социолингвистическое явление, проводится анализ факторов, влияющих на зарождение конфликтных настроений среди говорящих в языковом сообществе. Представлен обзор причин зарождения языкового конфликта: результат действия языковой политики, столкновение интересов элит языкового сообщества, языковой пуризм, усиление интенсивности языковых контактов в полиэтническом пространстве. Рассматриваются как провоцирующие факторы, так и непосредственные триггеры языкового конфликта. Описаны характеристики, сопутствующие возникновению языкового конфликта в языковом сообществе, которые в дальнейшем могут быть проанализированы как маркеры для измерения конфликтогенного потенциала в рассматриваемом языковом сообществе. В статье описывается двухкомпонентная методика, которая может выступить инструментом для измерения тревожных настроений среди групп говорящих.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PROVOCATING FACTORS AND DIRECT TRIGGERS OF LANGUAGE CONFLICTS

The article considers a language conflict as a socio-linguistic phenomenon, analyzes factors influencing the emergence of conflict moods among speakers in а language community. An overview of reasons for the emergence of a language conflict is presented, namely: the result of the language policy, the clash of interests of the elites of the linguistic community, language purism, strengthening in the intensity of language contacts in a multi-ethnic space. Both provoking factors and direct triggers of the language conflict are considered. The stimuli accompanying the emergence of a language conflict in a language community are described, which can later be analyzed as markers for measuring the conflict potential in a language community under consideration. The article describes a two-component technique that can act as a tool for measuring the inner group anxiety among speakers.

Текст научной работы на тему «ПРОВОЦИРУЮЩИЕ ФАКТОРЫ И НЕПОСРЕДСТВЕННЫЕ ТРИГГЕРЫ ЯЗЫКОВЫХ КОНФЛИКТОВ»

Необходимо также отметить, что все рассмотренные тексты официальной научной документации креолизованы: каждый из них, помимо вербальной составляющей, включает иконическую - логотипы тех социальных институтов, которые инициируют определенный коммуникативный акт. Они также придают статусность научной коммуникации, указывая на те конкретные результаты, которые будут получены в случае эффективности того или иного коммуникативного акта в сфере официальной научной документации, и должны быть адекватно переданы при переводе текстов как с русского языка на английский, так и с английского на русский. Теоретическая значимость проведенного исследования заключается в том, что рассмотренные особенности русского языка как языка перевода и шире - языка межъязыковой, межкультурной коммуникации на

Библиографический список

территории Большого Алтая - могут быть оценены в качестве одного из самых эффективных инструментов «выравнивания» лингвоэкологического баланса территории Большого Алтая как трансграничного региона. Практическая значимость исследования видится в том, что работа носит, прежде всего, прикладной характер, и исследование русского языка как языка документного перевода позволит в ближайшем будущем собрать и описать многоязычный корпус текстов документного перевода на территории Большого Алтая. В качестве еще одной ближайшей перспективы нашего исследования выступает размещение в сети Интернет многоязычной базы данных с шаблонами документного перевода, куда войдут и рассмотренные в данной статье тексты официальной научной документации на русском и английском языках.

1. Старцев А.В. Проект «Большой Алтай»: историческая ретроспектива и современное состояние. Развитие территорий. 2016; № 1 (4). Available at: https://cyberleninka. ru/article/n/proekt-bolshoy-altay-istoricheskaya-retrospektiva-i-sovremennoe-sostoyanie

2. Барабанов О.Н. «Большой Алтай»: проект трансграничного регионального сотрудничества на стыке Центральной Азии и Сибири. Центральная Азия и Кавказ. 2015; № 5 (23): 78-85.

3. Ротанова И.Н., Тикунов В.С., Тишкин А.А. и др. Интеграция историко-культурного наследия в создаваемом атласе «Большой Алтай: природа, история, культура». Евразийство: теоретический потенциал и практические приложения. 2016; № 8: 225-229.

4. Тишкин А.А., Серегин Н.Н. Этнокультурная ситуация на Алтае и сопредельных территориях в раннетюркское время. Археология евразийских степей: материалы IV Международного Мадьярского симпозиума. 2018; № 6: 229-234.

5. Диалог культур: поэтика локального текста: материалы VI Международной научной конференции. Горно-Алтайск: Библиотечно-издательский центр ГАГУ, 2018.

6. Марусенко М.А. Эволюция мировой системы языков в эпоху постмодерна: языковые последствия глобализации. Москва: Издательство ВКН, 2015.

7. Сковородников А.П. О предмете эколингвистики применительно к состоянию современного русского языка. Экология языка и коммуникативная практика. 2013; № 1: 205-233.

8. Чемчиева А.П. Языковая ситуация в среде коренных малочисленных народов города Горно-Алтайска. Манускрипт. 2017; № 12-5 (86). Available at: https://cyberleninka. ru/article/n/yazykovaya-situatsiya-v-srede-korennyh-malochislennyh-narodov-goroda-gorno-altayska

9. Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). Москва: Высшая школа, 1990.

10. Baker M. In Other Words: A Coursebookon Translation. London; New York: Routledge, Taylor & Francis Group, 2006.

11. Москвин В.П. Стилистика русского языка. Теоретический курс. Ростов-на-Дону: Феникс, 2006.

12. Методические рекомендации для переводчиков и редакторов научно-технической литературы ВЦП. Всесоюзный центр переводов научно-технической литературы и документации. Составитель И.П. Смирнов. Available at: https://translation-ethics.ru/materials/stand-norm/

13. Письменный перевод. Рекомендации переводчику заказнику и редактору. Союз переводчиков России. Москва, 2015. Составитель Н. Дупленский. Available at: https:// translation-ethics.ru/materials/stand-norm/

References

1. Starcev A.V. Proekt «Bol'shoj Altaj»: istoricheskaya retrospektiva i sovremennoe sostoyanie. Razvitie territorij. 2016; № 1 (4). Available at: https://cyberleninka.ru/article/n/proekt-bolshoy-altay-istoricheskaya-retrospektiva-i-sovremennoe-sostoyanie

2. Barabanov O.N. «Bol'shoj Altaj»: proekt transgranichnogo regional'nogo sotrudnichestva na styke Central'noj Azii i Sibiri. Central'naya Aziya iKavkaz. 2015; № 5 (23): 78-85.

3. Rotanova I.N., Tikunov V.S., Tishkin A.A. i dr. Integraciya istoriko-kul'turnogo naslediya v sozdavaemom atlase «Bol'shoj Altaj: priroda, istoriya, kul'tura». Evrazijstvo: teoreticheskij potencial i prakticheskie prilozheniya. 2016; № 8: 225-229.

4. Tishkin A.A., Seregin N.N. 'Etnokul'turnaya situaciya na Altae i sopredel'nyh territoriyah v rannetyurkskoe vremya. Arheologiya evrazijskih stepej: materialy IV Mezhdunarodnogo Mad'yarskogo simpoziuma. 2018; № 6: 229-234.

5. Dialog kul'tur: po'etika lokal'nogo teksta: materialy VI Mezhdunarodnoj nauchnoj konferencii. Gorno-Altajsk: Bibliotechno-izdatel'skij centr GAGU, 2018.

6. Marusenko M.A. 'Evolyuciya mirovoj sistemy yazykov v 'epohu postmoderna: yazykovye posledstviya globalizacii. Moskva: Izdatel'stvo VKN, 2015.

7. Skovorodnikov A.P. O predmete 'ekolingvistiki primenitel'no k sostoyaniyu sovremennogo russkogo yazyka. 'Ekologiya yazyka i kommunikativnaya praktika. 2013; № 1: 205-233.

8. Chemchieva A.P. Yazykovaya situaciya v srede korennyh malochislennyh narodov goroda Gorno-Altajska. Manuskript. 2017; № 12-5 (86). Available at: https://cyberleninka.ru/ article/n/yazykovaya-situatsiya-v-srede-korennyh-malochislennyh-narodov-goroda-gorno-altayska

9. Komissarov V.N. Teoriya perevoda (lingvisticheskie aspekty). Moskva: Vysshaya shkola, 1990.

10. Baker M. In Other Words: A Coursebook on Translation. London; New York: Routledge, Taylor & Francis Group, 2006.

11. Moskvin V.P. Stilistika russkogo yazyka. Teoreticheskij kurs. Rostov-na-Donu: Feniks, 2006.

12. Metodicheskie rekomendacii dlya perevodchikov iredaktorov nauchno-tehnicheskoj literatury VCP. Vsesoyuznyj centr perevodov nauchno-tehnicheskoj literatury i dokumentacii. Sostavitel' I.P. Smirnov. Available at: https://translation-ethics.ru/materials/stand-norm/

13. Pis'mennyj perevod. Rekomendacii perevodchiku, zakazchiku i redaktoru. Soyuz perevodchikov Rossii. Moskva, 2015. Sostavitel' N. Duplenskij. Available at: https://translation-ethics.ru/materials/stand-norm/

Статья поступила в редакцию 30.09.22

УДК 81'27

Kirilenko S.V., Cand. of Sciences (Philology), senior lecturer, Institute of Linguistics Russian Academy of Sciences (Moscow, Russia), E-mail: svetlanavk@inbox.ru

PROVOCATING FACTORS AND DIRECT TRIGGERS OF LANGUAGE CONFLICTS. The article considers a language conflict as a sociolinguistic phenomenon, analyzes factors influencing the emergence of conflict moods among speakers in а language community. An overview of reasons for the emergence of a language conflict is presented, namely: the result of the language policy, the clash of interests of the elites of the linguistic community, language purism, strengthening in the intensity of language contacts in a multi-ethnic space. Both provoking factors and direct triggers of the language conflict are considered. The stimuli accompanying the emergence of a language conflict in a language community are described, which can later be analyzed as markers for measuring the conflict potential in a language community under consideration. The article describes a two-component technique that can act as a tool for measuring the inner group anxiety among speakers.

Key words: language conflicts, language contacts, conflict potential, language policy, language planning.

The reported study was funded by RFBR and DFG, project number № 21-512-12002 ННИО_а "Prognostic methods and future scenarios in language policy -multilingual Russia as an example"

С.В. Кириленко, канд. филол. наук, доц., Институт языкознания Российской Академии Наук, г. Москва, E-mail: svetlanavk@inbox.ru

ПРОВОЦИРУЮЩИЕ ФАКТОРЫ И НЕПОСРЕДСТВЕННЫЕ ТРИГГЕРЫ ЯЗЫКОВЫХ КОНФЛИКТОВ

В статье рассматривается языковой конфликт как социолингвистическое явление, проводится анализ факторов, влияющих на зарождение конфликтных настроений среди говорящих в языковом сообществе. Представлен обзор причин зарождения языкового конфликта: результат действия языковой политики, столкновение интересов элит языкового сообщества, языковой пуризм, усиление интенсивности языковых контактов в полиэтническом пространстве. Рас-

сматриваются как провоцирующие факторы, так и непосредственные триггеры языкового конфликта. Описаны характеристики, сопутствующие возникновению языкового конфликта в языковом сообществе, которые в дальнейшем могут быть проанализированы как маркеры для измерения конфликтогенного потенциала в рассматриваемом языковом сообществе. В статье описывается двухкомпонентная методика, которая может выступить инструментом для измерения тревожных настроений среди групп говорящих.

Ключевые слова: языковые конфликты, языковые контакты, конфликтогенный потенциал, языковая политика, языковое планирование.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и Немецкого научно-исследовательского сообщества в рамках научного проекта № 21-512-12002 ННИО_а «Методы прогнозирования и будущие сценарии развития языковой политики (на примере многоязычной Российской Федерации)»

Во многих случаях возникновение языкового конфликта в каком-либо коллективе может казаться необоснованным стороннему наблюдателю. Подобные конфронтации зачастую вызывают шок и недоверие и могут казаться, на первый взгляд, совершенно неожиданными. Однако любой конфликтной ситуации предшествует довольно длительный период накапливания недовольства в различных социальных слоях языкового сообщества. В связи с этим возникает вопрос, какие же факторы вносят наибольший вклад в возникновение подобных конфронта-ций? Чьи интересы страдают в наибольшей степени при ущемлении языковых прав? Кто выступает агентами и акторами языкового конфликта? Какие триггеры способствуют его возникновению и эскалации? Ответы на все эти вопросы требуют масштабного исследования, поэтому в рамках данной статьи попробуем дать ответы на некоторые из них.

Целью исследования является анализ существующих причин возникновения языковых конфликтов и описание методики, способной определить конфликтогенный потенциал языкового сообщества. Задачей исследования стало создание классификации причин языковых конфликтов, подразделяющей их на две категории: провоцирующие факторы и непосредственные триггеры. Актуальность исследования заключается в том, что языковой вопрос является весьма острым для членов языкового сообщества. При появлении языкового конфликта существует опасность его перерастания в более крупный межэтнический конфликт. Научная новизна исследования состоит в следующем: в трудах современных социолингвистов подробно рассматривается проблематика языкового конфликта, но при этом очень мало внимания было уделено разработке методики определения конфликтогенного потенциала языкового сообщества. Теоретическая и практическая значимость работы заключается в описании и анализе двух методик определения конфликто-генного потенциала.

«Языковой конфликт понимается как «столкновение между сообществами людей, в основе которого лежат те или иные проблемы, связанные с языком» [1, с. 276]. В сообществах, где сосуществуют два или несколько языков, болезненно воспринимаются какие-либо притеснения в отношении сфер использования языков, дискриминация по языковому признаку, ограничения в школьных образовательных возможностях: «наиболее яркие примеры языковой конфронтации можно наблюдать в общностях с несбалансированным функциональным распределением языков» [2, с. 225]. Языковая конфронтация, или языковое противостояние - это «противостояние групп людей, причиной которого являются языковые проблемы, обычно стремление демографически и/или социально доминирующего этноса ущемить языковые права других этнических групп или нежелание разных этнических групп изучать язык доминирующего этноса» [1, с. 267]. Существуют внутриэтнические языковые конфликты, однако они не так сильно распространены, их можно, скорее, назвать языковыми противоречиями. Здесь речь идет о языковом пуризме, движении за чистоту языка, языковом нигилизме. Что касается межэтнических языковых конфликтов, они как раз являются более частотным явлением, чем внутриэтнические. Приводимый ниже обзор причин языковых конфликтов касается как раз преимущественно внутриэтнических языковых конфликтов.

При исследовании истории языковых конфликтов становится очевидным, что любому подобному конфликту предшествует длительный «инкубационный период». Зачастую истоками конфликта становятся направления языковой политики государства и сложившаяся система языкового планирования (примеры конфликтов, возникших таким образом, описаны в статье С.В. Кириленко [3, с. 322-335]). В связи с этим вероятность возникновения языкового конфликта необходимо принимать во внимание во время разработки стратегий языкового планирования. Хотя государственные структуры, занимающиеся вопросами языковой политики, решают проблемы, возникающие в результате языковых конфронтаций, нужно заниматься поиском стратегий прогнозирования, которые помогут предотвратить их возникновение: «ведь именно языковой вопрос затрудняет процессы стабилизации в обществе и требует значительного времени и сил» [4, с. 211-213].

Существует ряд причин для возникновения конфликтных настроений в языковом сообществе. Прежде всего, это политика лингвоцида, при котором происходит «поглощение, вытеснение одного языка другим в условиях контактирования» [1, с. 45]. Также активные действия властей в поддержку языкового пуризма приводят к конфликтным настроениям среди говорящих. Пуристические идеологии мотивированы желаниями отдельных говорящих препятствовать процессам языковых изменений. Они продвигают идею о том, что язык необходимо «очищать» как от иностранных заимствований, так и от нестандартных лексиче-

ских, грамматических, фонетических форм. И в связи с тем, что язык - это живой организм, он по природе своей должен меняться с течением времени, эти устремления пуристов вступают в противоречие с потребностями других говорящих, что и приводит к конфронтациям. Нельзя отрицать и значимое влияние усиления языковых контактов. Ведь не зря многие социолингвисты утверждают, что языковой контакт - это языковой конфликт. Вследствие интенсивных языковых контактов малые языки утрачивают сферу за сферой своего использования, эти сферы занимает язык доминирующего языкового сообщества, и эта ситуация может вызвать протестные настроения в языковом сообществе. Языковые конфликты также могут возникать в результате столкновения интересов элит языкового сообщества: «Elite conflicts have characterised the history of many of the European national standard languages» (конфликты между элитами характеризовали историю многих европейских национальных литературных языков) [5, с. 93]. Языковой вопрос - это чувствительная тема для членов языкового сообщества, и при возникновении конфликта по языковому вопросу он легко может перерасти в более крупный межэтнический или межнациональный конфликт, оставшись в роли символа борьбы в этом противостоянии.

Обобщая вышесказанное, отметим, что причины возникновения языковых конфликтов можно условно разделить на две группы: провоцирующие факторы и непосредственные триггеры конфликта. Провоцирующими факторами являются следующие: неграмотно выстроенная политика языкового планирования, ущемление языковых прав, резкое сокращение сфер использования языка. Непосредственными триггерами конфликта могут выступать такие как резкое снижение языковой лояльности среди отдельных социальных групп языкового сообщества, значимые изменения в языковой политике, появление ограничений на использование языка в каких-либо сферах общения.

Как уже упоминалось выше, актуальным вопросом является разработка методики, которая позволит предупредить или, по крайней мере, спрогнозировать развитие конфликта внутри языкового сообщества, способной выявлять уровень внутригрупповой напряженности среди говорящих.

Специалистами, занимающимися политическими и этническими конфликтами, написано много работ, анализирующих причины, порождающие эти конфронтации. Одна из них, авторства Р Ставенхагена [6; 7, с. 64], может быть адаптирована для языковых ситуаций. В этой работе под названием «Ethnic conflicts and nation-state» («Этнические конфликты и национальное государство») выделяются причины, которые могут привести к возникновению конфликтных этнических ситуаций. Смоделировав эти причины для языкового сообщества, можно предположить, что для образования языкового конфликта необходимо сочетание следующих критериев:

- высокий уровень этнокультурной идентичности членов языкового сообщества;

- появление стимулов к борьбе за языковые права (например, снижение институциональной или образовательной функций языка);

- появление значимых лидеров и способность членов группы к коллективным действиям;

- поддержка со стороны какой-либо партии или общественного движения.

Исследование уровня удовлетворенности говорящих существующей языковой ситуацией на основе вышеописанных критериев предполагает проведение комплексного исследования. Критерии, описанные выше, можно проанализировать на материалах анкетных опросов говорящих или проведения экспертных интервью со специалистами по языкам. Вопросы будут формироваться на основе следующих социолингвистических параметров: этносимволическая ценность языка, характеристики языковой идентичности говорящих, анализ сфер использования языка и тенденции их развития, сплоченность языковой группы, деятельность языковых активистов, уровень политизированности членов языкового сообщества.

Дополняющим методом измерения вероятных протестных настроений говорящих может стать адаптация «теории угроз», разработанной У.Г Стефаном и К.У. Стефаном [7; 8], наиболее полное ее описание содержится в статье под названием «An integrated threat theory of prejudice» (интегрированная теория предрассудков). Данная теория получила развитие в трудах других специалистов по конфликтологии [9; 10], на ее основе проводились исследования формирования негативных стереотипов среди различных социальных групп, в особенности тех, кто потенциально склонен к конфликтам и насилию. Изучались процессы возникновения предубеждений, негативных настроений, межгрупповой напряженности. Также важным компонентом изучения был уровень групповой идентификации и дифференциации ее членов.

Адаптация этой теории хорошо дополнит метод анализа конфликтогенного потенциала, описанный выше, в связи с тем, что, адаптировав «An integrated threat theory of prejudice», можно будет проанализировать уровень тревожности говорящих. Если существует межгрупповая напряженность, то эскалация ее уровня, безусловно, приведет к вспышке протестных настроений в речевом сообществе. Конфликтогенный потенциал группы будет изучаться как сочетание реалистичных и символических угроз благополучию языкового сообщества.

Реалистичные угрозы - это, прежде всего, внешние по отношению к языковой группе от членов речевого сообщества, говорящих на доминирующем языке. Вопросы к респондентам выстраиваются на основе следующих параметров: существование политических, экономических, социальных угроз благополучию языковой группы, анализ целостности языковой группы, восприятие говорящими доминирующего в речевом сообществе языка. Символические угрозы касаются этносимволической ценности языка в восприятии говорящих, их языковой лояльности, престижа языка, стремления говорящих поддерживать межпоколенную передачу родного языка.

Для более точного определения уровня напряженности среди говорящих следует выстраивать вопросы для анкет и интервью, следуя схеме опроса так называемой «Воронки Гэллапа». Исследуемые характеристики должны анализироваться на материале пяти вопросов по каждому изучаемому параметру, выстраивая их по принципу от самого общего к более конкретным, например: первым вопросом может быть: «Обращаете ли Вы внимание на то, что люди вокруг Вас разговаривают на непонятном для Вас языке?», а пятым - «Считае-

Библиографический список

те ли Вы, что сосуществование разных языков - это потенциальная почва для конфликта?».

Таким образом, если члены языкового сообщества ощущают, осознанно или нет, что существует угроза благополучному существованию своего языка, это породит межгрупповую напряженность между членами этой языковой группы и представителями языковой общности доминирующего языка. Измерение уровня тревожности и выявление формирования негативных стереотипов представит характеристики конфликтных настроений среди говорящих. На основе полученных результатов можно будет выстраивать модели развития конфликтогенности в изучаемой группе.

В заключение необходимо сказать, что метод измерения конфликтогенного потенциала должен быть комплексным и многокомпонентным. Безусловно, проведение опросов и интервью - это всего лишь первая ступень масштабного исследования, результаты которого позволят сделать значимые выводы. При этом хотелось бы отметить, что такое исследование языковой ситуации и конфликтного потенциала не может быть спорадическим. Необходимо изучать существующие факторы языкового конфликта, мони-торить мнения членов языкового сообщества, проводить исследования с целью выяснения их удовлетворенности проводимой политикой языкового планирования. Перспектива дальнейших исследований заключается в том, что необходимо выработать многокомпонентную модель анализа, которая предоставит более подробный материал, на основе которого возможно будет выстраивать грамотные модели прогнозирования языкового конфликта.

1. Словарь социолингвистических терминов. Москва: Институт языкознания РАН, 2006.

2. Михалыенко В.Ю. Национально-языковые конфликты на языковом пространстве бывшего СССР Язык в контексте общественного развития. Москва: Институт языкознания РАН, 1994: 221-235.

3. Кириленко С.В. Языковая ситуация и языковой конфликт в условиях современного языкового многообразия. Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2019; Т. 12, Выпуск 12: 322-335.

4. Михалыенко В.Ю. Языковой конфликт в полиэтническом государстве. Языковая политика и языковые конфликты в современном мире. Москва, Институт языкознания РАН, 2014: 209-214.

5. A Dictionary of Sociolinguistics. Edinburgh University Press, 2012.

6. Stavenhagen R. Ethnic conflicts and nation-state. Palgrave Macmillan, 1996.

7. Stephan W.G., Stephan C.W. Intergroup Anxiety. Journal of Social Issues. 1985; № 41: 157-175.

8. Stephan W.G., Stephan C.W. An integrated threat theory of prejudice. Reducing Prejudice and Discrimination. Lawrence Erlbaum Associates, 2000: 23-45.

9. Croucher S.M. Integrated Threat Theory. Research Gate Online Publication. 2017.

10. Croucher S.M. Integrated threat theory and acceptance of immigrant assimilation: An analysis of Muslim immigration in Western Europe. Communication Monographs, 2013: 46-62.

References

1. Slovar'sociolingvisticheskih terminov. Moskva: Institut yazykoznaniya RAN, 2006.

2. Mihal'chenko V.Yu. Nacional'no-yazykovye konflikty na yazykovom prostranstve byvshego SSSR. Yazyk v kontekste obschestvennogorazvitiya. Moskva: Institut yazykoznaniya RAN, 1994: 221-235.

3. Kirilenko S.V. Yazykovaya situaciya i yazykovoj konflikt v usloviyah sovremennogo yazykovogo mnogoobraziya. Filologicheskie nauki. Voprosy teorii iprakiiki. Tambov: Gramota, 2019; T. 12, Vypusk 12: 322-335.

4. Mihal'chenko V.Yu. Yazykovoj konflikt v poli'etnicheskom gosudarstve. Yazykovayapolitikaiyazykovyekonflikty vsovremennommire. Moskva, Institut yazykoznaniya RAN, 2014: 209-214.

5. A Dictionary of Sociolinguistics. Edinburgh University Press, 2012.

6. Stavenhagen R. Ethnic conflicts and nation-state. Palgrave Macmillan, 1996.

7. Stephan W.G., Stephan C.W. Intergroup Anxiety. Journal of Social Issues. 1985; № 41: 157-175.

8. Stephan W.G., Stephan C.W. An integrated threat theory of prejudice. Reducing Prejudice and Discrimination. Lawrence Erlbaum Associates, 2000: 23-45.

9. Croucher S.M. Integrated Threat Theory. Research Gate Online Publication. 2017.

10. Croucher S.M. Integrated threat theory and acceptance of immigrant assimilation: An analysis of Muslim immigration in Western Europe. Communication Monographs, 2013: 46-62.

Статья поступила в редакцию 28.09.22

УДК 811.161.1+81

Konovalenko Yu.V, Cand. of Sciences (Philology), senior lecturer, Siberian Institute of Management - branch of RANEPA (Novosibirsk, Russia),

E-mail: jf0303@mail.ru

CONCEPT "TEMPTATION" IN THE RUSSIAN LINGUISTIC WORLD VIEW (STUDY OF ITS NOTIONAL PART WITHIN CHRISTIAN AND SECULAR ETHICS). The article deals with the analysis of the concept "Temptation" that is based on the study of the components of meaning of the word temptation, which is its notional part. The components of meaning of this word are revealed on the material from dictionaries containing definitions and synonyms by using the method of component analysis. The researcher analyzes contexts from the National Corpus of the Russian Language for distinguishing those components of meaning that are not included into modern dictionaries. All the revealed meanings and their components are analyzed in two ways. On the one hand, they are investigated diachronically, from the point of view of their usage in modern Russian. On the other, the concept represented by the word temptation is compared within two spheres of linguistic world view - the secular and religious ones. Conclusions are drawn on secular and religious (Christian) understanding of temptation in Russian linguistic world view based on the material from the National Corpus of the Russian Language. The value of corpus-based linguistics during investigations of this kind is underlined.

Key words: linguistic world view, concept, component analysis, seme, National Corpus of the Russian Language, religious and secular discourse.

Ю.В. Коноваленко, канд. филол. наук, доц., Сибирский институт управления - филиала РАНХиГС, г. Новосибирск,

E-mail: jf0303@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.