Научная статья на тему 'Процессы номинации в русском урбанонимиконе'

Процессы номинации в русском урбанонимиконе Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
198
57
Поделиться
Ключевые слова
СПОСОБЫ НОМИНАЦИИ УРБАНОНИМОВ / ДИФФЕРЕНЦИРУЮЩИЕ ОППОЗИЦИИ / МЕТОНИМИЧЕСКИЙ ПЕРЕНОС / THE WAYS OF URBANONYMS NOMINATION / DIFFERENTIATING OPPOSITIONS / METONYMIC TRANSFER

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Щербак Антонина Семеновна

Рассмотрены проблемы номинации российских урбанонимов. Доказано, что в результате акта номинации в языке может появляться новый знак или какая-либо языковая единица получает новое значение. Оба эти процесса дают новую совокупность представлений о называемом объекте, которую неизбежно зафиксирует индивидуальное сознание и которая становится достоянием коллективного сознания говорящих на данном языке. В основном урбанонимы образуются по трем номинационным принципам: номинация городского объекта по его связи с человеком (названия-посвящения), номинация городского объекта по присущим ему свойствам и качествам, номинация городских объектов по отношению к другим объектам. Фрагмент любой системы имен собственных, если при этом поставить себя на место рядового носителя языка и примерить на себя его антропоцентрические установки, содержит сходство систем антропонимов и топонимов с дейктическими элементами «этот» «тот», «вот этот» «вон тот», «каждый» «иной» «некоторый» и с языковыми единицами, характеризующими место данного предмета среди однородных предметов «первый», «второй», «пятый» и т. д. Механизм создания ономастических единиц последовательно актуализируется в плане содержания и в плане выражения ономастических знаков. В основе номинации урбанонимов лежат дифференцирующие оппозиции, которые являются организующим центром всей урбанонимической системы. Особое место в номинации урбанонимов имеет место омонимия.

THE PROCESSES OF NOMINATION IN RUSSIAN URBANONYMICON

The problems of nomination of Russian urbanonyms are considered. It is proved that as the result of act of nomination in language may appear new sign or any sign unit gets a new meaning. Both these processes give new image of the named object, which is fixed in individual consciousness and which becomes the property of collective consciousness of those who speak this language. In general urbanonyms are formed in three nomination principles: nomination of urban objects in its connection to the person (names-dedications), nomination of urban objects according to the features and qualities, nomination of urban objects according to the relation to other objects. The fragment of every system of proper names if you can take the place of the middle language speaker and take its anthropocentric aims, contains the similarity of systems of antroponyms and toponyms with deictic elements “this” “that”, “this one” “that one” “every” “other” “any” and with language units, characterizing the place of this subject among similar things “first”, “second”, “fifth” and etc. The mechanism of creation of onomastic units is actualized in the plane content and plane of expression of onomastic signs. On the basis of nomination of urbanonyms the differentiating oppositions are found, which are organizing centre of all urbanonymic system. The special place takes homonymy in the nomination of urbanonyms.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Процессы номинации в русском урбанонимиконе»

ЯЗЫК. ПОЗНАНИЕ. КУЛЬТУРА

УДК 81'373.21

ПРОЦЕССЫ НОМИНАЦИИ В РУССКОМ УРБАНОНИМИКОНЕ1

© Антонина Семеновна ЩЕРБАК

Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, доктор филологических наук, профессор кафедры русской филологии и журналистики, e-mail: ant_scerbak@mail.ru

Рассмотрены проблемы номинации российских урбанонимов. Доказано, что в результате акта номинации в языке может появляться новый знак или какая-либо языковая единица получает новое значение. Оба эти процесса дают новую совокупность представлений о называемом объекте, которую неизбежно зафиксирует индивидуальное сознание и которая становится достоянием коллективного сознания говорящих на данном языке. В основном урбанонимы образуются по трем номинационным принципам: номинация городского объекта по его связи с человеком (названия-посвящения), номинация городского объекта по присущим ему свойствам и качествам, номинация городских объектов по отношению к другим объектам. Фрагмент любой системы имен собственных, если при этом поставить себя на место рядового носителя языка и примерить на себя его антропоцентрические установки, содержит сходство систем антропонимов и топонимов с дейктическими элементами «этот» - «тот», «вот этот» - «вон тот», «каждый» - «иной» - «некоторый» и с языковыми единицами, характеризующими место данного предмета среди однородных предметов - «первый», «второй», «пятый» и т. д. Механизм создания ономастических единиц последовательно актуализируется в плане содержания и в плане выражения ономастических знаков. В основе номинации урбанонимов лежат дифференцирующие оппозиции, которые являются организующим центром всей урбанонимической системы. Особое место в номинации урбанонимов имеет место омонимия.

Ключевые слова: способы номинации урбанонимов, дифференцирующие оппозиции, метонимический перенос.

DOI: 10.20310/1810-0201-2015-20-10-194-199

История российских городов в названиях улиц все активнее привлекает интерес ученых, что обусловлено спецификой урбанонимов, определяющейся исключительно прагматикой имени собственного [1, с. 156159]. Как прагматика наименования, так и прагматика пользовательского модифицирования онимов выделяет урбанонимы в особый класс лексики.

Первая попытка выделения основных тенденций в номинации улиц большинства городов европейской части России принадлежит Н.В. Подольской [2, с. 123-129].

Отечественные лексикологи Р.А. Агеева, В.Д. Бондалетов, В.И. Болотов, С.П. Васильева, М.В. Горбаневский, А.К. Матвеев, М.Н. Мо-

Работа выполнена в рамках реализации РГНФ-2015, проект № 15-04-00379.

розова, Э.М. Мурзаев, В.А. Никонов, А.В. Су-перанская, В.И. Супрун, А.И. Ященко и другие стали активно обращаться к решению отдельных ономастических вопросов. Появились крупнейшие ономастические центры и школы В.И. Супруна (Волгоград), В.Д. Бон-далетова (Пенза), А.К. Матвеева (Екатеринбург), Е.Н. Поляковой (Пермь), И.А. Королевой (Смоленск), Л.В. Шулуновой и Г.С. Дор-жиевой (Улан-Удэ), Р.Ю. Намитоковой (Майкоп), И.М. Ганжиной (Тверь), И.А. Кюршуно-вой (Петрозаводск), Л.И. Дмитриевой и А.С. Щербак (Тамбов), Л.В. Климковой (Арзамас) и др.

В последние годы число работ по урба-нонимике возрастает, большая часть из них содержит описание системы линейных названий того или иного российского города: Москвы (Г.П. Смолицкая, М.В. Горбанев-

КБЫ 1810-0201. Вестник ТГУ, т. 20, вып. 10, 2015

ский, Н.Ю. Забелин), Волгограда (А.Г. Широков), Ярославля и Рыбинска (Р.В. Разумов), Пскова и Ленинграда (Е.П. Бронницкий), Великого Новгорода (Л.Ю. Кодынева), Тамбова (М.Я. Гуревич, С.Ю. Дубровина, А.Ю. Асанов).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Современный этап ономастических исследований ориентирован на изучение языка как одной из когнитивных подсистем и той роли, которая отводится ономастической лексике в концептуализации окружающей действительности. Лингвокогнитивная направленность исследования позволяет рассмотреть специфику городских урбанонимов в понятийном ракурсе, при котором внимание сосредоточено на ментальных процессах возникновения в языке ономастических единиц (Н.Н. Болдырев, В.В. Алпатов, М.В. Го-ломидова, И.С. Карабулатова, А.С. Щербак, Т.В. Хвесько).

Изучение ономастики может способствовать решению многих проблем, связанных как со способами номинации, действующими в языке, так и с культурным и социальным аспектами, которые, несомненно, должны присутствовать (и присутствуют) при назывании тех денотатов окружающей действительности, которые связаны непосредственно с его жизнедеятельностью [3, с. 107-113]. Познавая мир, человек, прежде всего, познает самого себя, т. е. свое «Я», и тех, кто находится рядом, ибо, живя в обществе, ему необходимо общаться с себе подобными и выполнять совместно какой-либо вид деятельности.

В процессе коммуникации человек испытывает потребность в идентификации и номинации всех реальных и потенциальных участников процесса общения, при этом номинация участников коммуникации должна отвечать целому ряду условий. Во-первых, она должна была абстрагироваться от локуса коммуникации, поскольку человек обладает свойством перемещаться в пространстве и менять свое сообщество. Во-вторых, топонимы - это не автономный модуль человеческого знания, а неотъемлемая его часть. Языковое значение, участвуя в формировании той или иной концептуальной области, является частью общей понятийной (концептуальной) системы человека [4, с. 5-14]. Это материальная форма всего существующего как целостного и многочастного мира тради-

ционной культуры, запечатленная средствами языковых номинаций как результат классифицирующей деятельности сознания носителя языка. Топонимикон, являясь одним из источников познания органичной картины мира, отражает и сохраняет модели номинации, свойственные жителям определенной местности, структурное и семантическое своеобразие ономастической системы в целом. Причем семантическое поле имени собственного рождается в акте номинации как процесс его возникновения, так и в структуре первоначально обнаруживая корреляции с возникновением любого имени нарицательного [5, с. 32].

Анализ урбанонимической лексики способен не только выявить мотивирующие основы наименований, но и описать механизм номинации при создании ономастического знака. Механизм создания ономастических единиц последовательно актуализируется в плане содержания и в плане выражения ономастических знаков. Номинативность и все другие свойства онимов, которые выражаются в соотнесенности этого класса лексических единиц с процессами и актами номинации, никак не отражаются на качественном характере семантического компонента урба-нонимов в отношении его насыщенности семантическими единицами. Напротив, они могут моделировать семантическую структуру урбанонимов и придавать ей весьма сложный характер, который обогащается и развивается в ходе переноса онимов с одного класса предметов на другой, переноса одних и тех же онимов на другие объекты, образования онимов от онимов.

Урбанонимы в основном образуются по трем номинационным принципам: номинация городских объектов по его связи с человеком (названия-посвящения), номинация городских объектов по присущим ему свойствам и качествам, номинация городских объектов по отношению к другим объектам [6, с. 170-173]. В результате акта номинации в языке может появляться новый знак или какая-либо языковая единица получает новое значение. Оба эти процесса дают новую совокупность представлений о называемом объекте, которую неизбежно зафиксирует индивидуальное сознание и которая становится достоянием коллективного сознания говорящих на данном языке.

В номинации урбанонимов имеет место омонимия. Причем типы омонимов, которые отмечаются в ономастиконе, не отличаются от того, что мы знаем по словарному составу языка, ни по свойствам означающего, ни по характеристикам означаемого. Это приложения имени собственного к наименованию самых разных предметов: город Москва, река Москва (тут есть разница в парадигматике), а также гостиница «Москва», некогда существовавшая в этом городе, пишущая машинка «Москва», футбольный клуб, бассейн и многие промышленные изделия, имевшие соответствующую марку. Как известно, Пушкин -это и фамилия великого русского поэта, и фамилия старинного дворянского рода, и город в черте Петербурга, и названия улицы Пушкина во многих российских городах, и название одной из марок экспортной водки, распространенной в 1970-1980-е гг. В этом случае отношения между системами онимов зависят от отношений между объектами номинации.

Примеры такого рода становятся своего рода точкой отсчета для оценки системных отношений урбанонимов в сравнении с системными отношениями лексики. А.А. Буры-кин приводит наглядный пример такой омонимии, но уже в приложении к разным разрядам онимов - «река Амур и бог любви в римской мифологии Амур, оним, превратившийся в имя нарицательное (амуры и зефиры все распроданы поодиночке)» [7, с. 30]. Совершенно очевидно, что омонимия оказывается достаточно репрезентативным и частотным явлением в топонимии, и именно она выступает средством образования оттопони-мических онимов других разрядов (город Моршанск и сигареты «Моршанск»).

В сознании и узусе отдельных коллективов, т. е. «...в сфере определенной социальной среды, определенного людского, а также территориального ареала в отношении имен географических, наблюдается четкое стремление, имеющее почти силу закона, к уника-лизации географических имен и наделению их в случае «омонимии» дополнительными дифференциальными признаками [8, с. 104]. В этом случае, например, название улицы являет собой словосочетание. Ср.: Астраханская и Большая Астраханская; улицы Высотная Первая, Высотная Вторая, Высотная Третья, Высотная Четвертая.

Следовательно, фрагмент любой системы имен собственных, в особенности если при этом поставить себя на место рядового носителя языка и примерить на себя его антропоцентрические установки, содержит сходство систем антропонимов и топонимов с дейктическими элементами «этот» - «тот», «вот этот» - «вон тот», «каждый» - «иной» -«некоторый» и с языковыми единицами, характеризующими место данного предмета среди однородных предметов - «первый», «второй», «пятый» и т. д.

Не случайно в славянской традиции имеют широкое распространение личные имена, образованные от числительных типа Первуша, Первуха, Третьяк, Четверик, Пятак, Шестак / Шостак, Осьмак и т. п. Подобные личные имена, перешедшие в фамильные имена (фамилии), обладают способностью обрастать производящими суффиксами (ср.: фамилии Третьяков, Третьякевич, Четвериков, Четверухин, Шостакович).

Видя сходство онимов с дейктическими именами (местоимениями) и счетными именами (числительными), можно констатировать лишь два структурных и качественных отличия систем онимов от групп местоимений или имен числительных, принадлежащих к одному разряду. Во-первых, в отличие от большинства местоимений онимы не образуют бинарных оппозиций, и в отличие от числительных онимы не имеют той фиксированной упорядоченности в обозначении своих объектов, какая характерна для числительных. Если противопоставление этот / тот и первый / второй как-то связано с пространственным расположением говорящего и называемого им предмета, то имена Иван и Петр не имеют ни пространственной, ни временной зависимости друг от друга.

Второе отличие систем онимов от местоимений и числительных - это то, что онимическая номинация является нереляционной для объекта, но фиксированной, и имена Андрей и Николай также привязаны к лицам, которые являются их носителями, как слова книга и страница к обозначаемым ими предметам.

Урбанонимический материал показывает, что действительно онимы внутри частных систем имеют те же свойства, что и местоимения или числительные, и выражают либо указания на пространственное положение

ISSN 1810-0201. Вестник ТГУ, т. 20, вып. 10, 2015

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

объекта, либо на его порядковое расположение (во времени - Старый / Новый или в пространстве - Ближний / Дальний, Первый / Второй и др.). Ср.: улицы Ново-лагерная, Ново-полынковская, Ново-ленинградская, Ново-стремянная, Ново-липецкая, переулки Ново-огородный, Ново-рубежный.

Обратим внимание на различное написание урбанонимов с начальными компонентами Ново-, Старо-, в тех или иных источниках. Например: улицы Ново-лагерная / Новолагерная, Ново-полынковская / Новополын-ковская, Ново-ленинградская / Новоленинградская, Ново-стремянная / Новостремянная, Ново-липецкая / Новолипецкая, переулки Ново-огородный / Новоогородный, Новорубежный / Новорубежный.

В соответствии с правилом, пишутся через дефис некоторые названия населенных пунктов с первой частью Ново-, Старо-и т. п., кроме тех, слитное написание которых закрепилось в справочных изданиях, на географических картах. В этом случае речь идет о первичном написании, т. е. учитывается прецедентность.

Однако это правило затрагивает лишь правописание названий населенных пунктов, что же касается улиц, то здесь более принятым является слитное написание типа Новостремянная, Новополынковская. Между тем, вопрос о правописании подобного рода они-мов так до конца пока и не решен, и топонимы с указанными компонентами до сих пор не имеют единого написания. Практическим работникам, имеющим дело с большим количеством географических названий, сложно (а порой невозможно) установить правильное написание подобных названий. Поэтому предлагается унифицировать написание таких названий на основе слитного письма.

В основе номинации урбанонимов лежат дифференцирующие оппозиции, которые являются организующим центром всей урба-нонимической системы. К подобного рода оппозициям относятся внетопонимические и внутритопонимические оппозиции [9, с. 5152; 10, с. 112-117]. Дифференциальный признак языковой / неязыковой лежит в основе недопущения смешения названия и объекта и отражает наличие внетопонимической оппозиции: урбаноним противопоставляется географическому термину.

Ср.: переулок - небольшая, обычно узкая улица, соединяющая две другие, параллельные улицы, проспект - большая широкая и прямая улица, тупик - улица, не имеющая сквозного прохода и проезда, набережная -улица вдоль берега.

Дифференциальный признак класс топонима формирует внутритопонимическую оппозицию. В этом случае морфолого-синтаксический способ образования урбано-нимов свидетельствует о том, что название переулка, площади или бульвара, восходящее, например, к прилагательному, обязательно оформляется родовой флексией, определяемой родом внутригородского объекта. Ср.: улица, площадь - женский род (улица Рязанская, Комсомольская площадь), проезд, бульвар, переулок, тупик - мужской род (Дальний проезд, Уральский тупик, Звездный переулок, бульвар Энтузиастов).

Одним из самых распространенных способов номинации урбанонимов является перенос названий по смежности, т. е. метонимический перенос. Ср.: шоссе Рассказовское -тупик Рассказовский, улица Уральская - тупик Уральский, улица Первомайская - площадь Первомайская, улица Комсомольская -площадь Комсомольская, улица Маратовская - площадь Маратовкая, улица Северная - площадь Северная, улица Достоевского - проезд Достоевского, улица Льва Толстого - площадь Льва Толстого, улица Кронштадтская - площадь Кронштадтская, улица Покровская - площадь Покровская, улица Южная - проезд Южный, улица Элеваторная - проезд Элеваторный - переулок Элеваторный, улица Физкультурников -проезд Физкультурников.

Их этого следует, что основу номинации урбанонимических единиц составляют внут-ритопонимические оппозиции, отражающие уникальность и своеобразие городских линейных городских объектов, свидетельствующие об особенностях восприятия языковой личностью внутригородского пространства.

Наиболее ярко такого рода оппозиции проявляются в повторяющихся названиях улиц, что характерно для больших городов, в т. н. урбанонимической омонимии. Однако содержащиеся дополнительные нумератив-ные элементы в названиях (порядковое числительное, выступающее в роли своеобраз-

ного дифференциатора) снимают эту омонимичность.

Широко представлены в городской ур-банонимии структурные оппозиции: одно-компонентные - двукомпонентные урбано-нимы, простые - сложные - составные урба-нонимы; выделяются семантические оппозиции урбанонимов, когда речь идет о противопоставлении прямых и переносных значений. В этом случае имеют место названия улиц типа Пятилетки или Семилетки.

Исключительно важными свойствами и самыми значимыми компонентами семантики имени собственного являются этимологические. Эти компоненты значения онимов имеют неоднородные формы проявления, которые связаны как с языком, так и с вне-языковой действительностью, а также с такими малоописанными в лингвистике неак-туализируемыми формами языковой деятельности, какой является номинационная практика.

Наиболее очевидной формой выражения этимологической семантики онимов является их внутренняя форма. Здесь словообразовательные связи не только отражают первичность и вторичность номинации, но и выражают ее определенными языковыми средствами или техникой их использования (как в случаях типа Котовский - Котовск или Лагерная - Новолагерная).

Прецедентное наличие этимологической мотивировки, безусловно, имеет определяющее значение для конструирования семантики урбанонима. Отметим, что социолингвистические аспекты изучения имен собственных хотя и привлекают к себе внимание исследователей, но это внимание сосредоточивается на качественной характеристике социума пользователей (ученики школ, студенты, пользователи разнообразных арго, военные, топографы и гидрографы, в конце концов лингвисты). В то время как структуры коллективов пользователей онимов и сам факт расчлененности коллектива носителей национального языка в территориальном отношении на отдельные коллективы, причем разные по количеству пользователей, остается без должного внимания.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, в номинации урбанони-мов отмечается большая свобода фонетических и морфологических вариаций и инноваций, что предполагает способность языка

концептуализировать один и тот же объект разным образом.

1. Разумов Р.В. Типология систем урбанонимов русских провинциальных городов: малый город / большой город // Ономастика Поволжья: материалы 14 Международной научной конференции. Тверь, 2014.

2. Подольская Н.В. Урбанонимия центральных областей РСФСР // Топонимия Центральной России. Вопросы географии. Сборник 94. М., 1974.

3. Хвесько Т.В. Способы образования топонимов // Вопросы когнитивной лингвистики. 2009. № 1.

4. Болдырев Н.Н., Алпатов В.В. Когнитивно-матричный анализ английских христианских топонимов // Вопросы когнитивной лингвистики. 2008. № 4.

5. Алпатов В.В. Концептуальные основы формирования английских христианских топонимов: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Тамбов, 2007.

6. Леоньева А.А. Принципы номинации чувашских виконимов // Ономастика Поволжья: материалы 14 Международной научной конференции. Тверь, 2014.

7. Бурыкин А.С. Проблемы полисемии и омонимии в ономастике // Ономастика и общество: язык и культура: материалы 1 Всероссийской конференции. Тамбов, 2010.

8. Толстой Н.И. Заметки о славянских именах собственных и их транскрипции // Топонома-стика и транскрипция. М., 1964.

9. Щеулина Г.Л. Топонимика Верхнего и Среднего Подонья в этнокультурном и антропоцентрическом аспектах. Липецк, 2006.

10. Щербак А.С., Асанов А.Ю. Принципы построения урбанонимической системы // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов, 2015. Вып. 5 (145). С. 112-117.

1. Razumov R.V. Tipologiya sistem urbanonimov russkikh provintsial'nykh gorodov: malyy gorod / bol'shoy gorod // Onomastika Povolzh'ya: materialy 14 Mezhdunarodnoy nauchnoy konferentsii. Tver', 2014.

2. Podol'skaya N.V. Urbanonimiya tsentral'nykh oblastey RSFSR // Toponimiya Tsentral'noy Rossii. Voprosy geografii. Sbornik 94. M., 1974.

3. Khves'ko T.V. Sposoby obrazovaniya toponimov // Voprosy kognitivnoy lingvistiki. 2009. № 1.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Boldyrev N.N., Alpatov V.V. Kognitivno-matrichnyy analiz angliyskikh khristianskikh

ISSN 1810-0201. BecTHHK Try, t. 20, aan. 10, 2015

toponimov // Voprosy kognitivnoy lingvistiki. 2008. № 4.

5. Alpatov V.V. Kontseptual'nye osnovy formirovaniya angliyskikh khristianskikh toponimov: avtoref. dis. ... kand. filol. nauk. Tambov, 2007.

6. Leon'eva A.A. Printsipy nominatsii chuvash-skikh vikonimov // Onomastika Povolzh'ya: materialy 14 Mezhdunarodnoy nauchnoy konferentsii. Tver', 2014.

7. Burykin A.S. Problemy polisemii i omonimii v onomastike // Onomastika i obshchestvo: yazyk i kul'tura: materialy 1 Vserossiyskoy konferentsii. Tambov, 2010.

8. Tolstoy N.I. Zametki o slavyanskikh imenakh sobstvennykh i ikh transkriptsii // Toponomastika i transkriptsiya. M., 1964.

9. Shcheulina G.L. Toponimika Verkhnego i Srednego Podon'ya v etnokul'turnom i antropotsentricheskom aspektakh. Lipetsk, 2006.

10. Shcherbak A.S., Asanov A.Yu. Printsipy po-stroeniya urbanonimicheskoy sistemy // Vestnik Tambovskogo universiteta. Seriya Gumanitarnye nauki. Tambov, 2015. Vyp. 5 (145). S. 112-117.

nocTynuna b pega^uro 11.08.2015 r.

UDC 81 '373.21

THE PROCESSES OF NOMINATION IN RUSSIAN URBANONYMICON

Antonina Semenovna SCHERBAK, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Doctor of Philology, Professor of Russian Philology and Journalism Department, e-mail: ant_scerbak@mail.ru

The problems of nomination of Russian urbanonyms are considered. It is proved that as the result of act of nomination in language may appear new sign or any sign unit gets a new meaning. Both these processes give new image of the named object, which is fixed in individual consciousness and which becomes the property of collective consciousness of those who speak this language. In general urbanonyms are formed in three nomination principles: nomination of urban objects in its connection to the person (names-dedications), nomination of urban objects according to the features and qualities, nomination of urban objects according to the relation to other objects. The fragment of every system of proper names if you can take the place of the middle language speaker and take its anthropocentric aims, contains the similarity of systems of antroponyms and toponyms with deictic elements "this" - "that", "this one" - "that one" - "every" - "other" - "any" and with language units, characterizing the place of this subject among similar things - "first", "second", "fifth" and etc. The mechanism of creation of onomastic units is actualized in the plane content and plane of expression of onomastic signs. On the basis of nomination of urbanonyms the differentiating oppositions are found, which are organizing centre of all urbanonymic system. The special place takes homonymy in the nomination of urbanonyms.

Key words: the ways of urbanonyms nomination; differentiating oppositions; metonymic transfer.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

DOI: 10.20310/1810-0201-2015-20-10-194-199