Научная статья на тему 'Проценты по денежному обязательству: правовая природа и правила применения'

Проценты по денежному обязательству: правовая природа и правила применения Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
2037
237
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы —

Рассмотрены правовая природа и основные правила применения процентов по денежному обязательству. Согласно действующему гражданскому законодательству в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения денежного обязательства могут быть взысканы проценты по ст. 317.1 и 395 ГК РФ. В перечисленных статьях кодекса проценты имеют разную правовую природу, разное назначение и в силу этого выполняют разные функции. Проценты, взыскиваемые по ст. 317.1 ГК РФ, являются платой за правомерное пользование денежными средствами, а проценты, взыскиваемые по ст. 395 ГК РФ, представляют собой предусмотренную законом санкцию за неправомерное пользование чужими денежными средствами.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article deals with legal nature and basic rules for the application of interest on a monetary obligation. According to the existing civil law in the event of non-performance or improper performance of a monetary obligation may be recovered interest on art. 317.1 of the Civil Code and art. 395 of the Civil Code. In these articles of interest Code have different legal nature, different purpose and therefore have different functions. Interest is levied according to the article 317.1 of the Civil Code are the price to pay for the lawful use of funds, and the interest levied under art. 395 of the Civil Code is a statutory sanction for the unlawful use of borrowed money.

Текст научной работы на тему «Проценты по денежному обязательству: правовая природа и правила применения»

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2016. № 2 (47). С. 108-113.

УДК 347.2

ПРОЦЕНТЫ ПО ДЕНЕЖНОМУ ОБЯЗАТЕЛЬСТВУ: ПРАВОВАЯ ПРИРОДА И ПРАВИЛА ПРИМЕНЕНИЯ

INTEREST ON MONETARY OBLIGATION: LEGAL NATURE AND APPLICATION OF THE RULE

Е. Ю. КОВАЛЕНКО, Т. А. ФИЛИППОВА (E. YU. KOVALENKO, T. A. FILIPPOVA)

Рассмотрены правовая природа и основные правила применения процентов по денежному обязательству. Согласно действующему гражданскому законодательству в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения денежного обязательства могут быть взысканы проценты по ст. 317.1 и 395 ГК РФ. В перечисленных статьях кодекса проценты имеют разную правовую природу, разное назначение и в силу этого выполняют разные функции. Проценты, взыскиваемые по ст. 317.1 ГК РФ, являются платой за правомерное пользование денежными средствами, а проценты, взыскиваемые по ст. 395 ГК РФ, представляют собой предусмотренную законом санкцию за неправомерное пользование чужими денежными средствами.

Ключевые слова: денежное обязательство; проценты по денежному обязательству; санкция; плата за пользование денежными средствами; неисполнение денежного обязательства; просрочка.

The article deals with legal nature and basic rules for the application of interest on a monetary obligation. According to the existing civil law in the event of non-performance or improper performance of a monetary obligation may be recovered interest on art. 317.1 of the Civil Code and art. 395 of the Civil Code. In these articles of interest Code have different legal nature, different purpose and therefore have different functions. Interest is levied according to the article 317.1 of the Civil Code are the price to pay for the lawful use of funds, and the interest levied under art. 395 of the Civil Code is a statutory sanction for the unlawful use of borrowed money.

Key words: financial obligations; the interest on a monetary obligation; sanction fee for the use of funds; failure to perform a monetary obligation; the delay.

В любом обществе, в котором функционируют рыночные отношения, существуют денежные обязательства. Они имеют место во всех ситуациях, когда происходит возмездная передача имущества за деньги, при расчетах за оказанные услуги и выполненные работы. Денежные обязательства возникают и из причинения вреда и фактов неосновательного обогащения. Перечень подобных примеров может быть продолжен, и он определяет значимость правового регулирования отношений, именуемых денежным обязательством. В самом общем виде любое правоотношение, целью которого является передача денежных средств от должника в собственность кредитора, представляет собой денежное обязательство.

Гражданский Кодекс Российской Федерации (далее - ГК РФ) [1] не содержит ле-

гального определения понятия «денежное обязательство». Вместе с тем в нем есть нормы, регулирующие денежное обязательство, и включающие в свое содержание данное понятие. Так, ст. 317 ГК РФ предусматривает, что денежное обязательство должно быть выражено в рублях. В ст. 316 ГК РФ определяется место исполнения денежного обязательства, в ст. 319 ГК РФ закреплена очередность погашения требований по денежному обязательству. Имеются и некоторые другие нормы. В действующем гражданском законодательстве также есть нормы, тесно связанные с денежными обязательствами, например, нормы, содержащиеся в гл. 23 ГК РФ, посвященной обеспечению исполнения обязательства, в том числе и денежного. Подобные нормы имеются и в главах части второй ГК РФ, например, гл. 42 «Заем и кредит»,

© Коваленко Е. Ю., Филиппова Т. А., 2016 108

гл. 43 «Финансирование под уступку денежного требования», гл. 44 «Банковский вклад» и др. В законах, регулирующих отдельные сферы отношений, предлагается определение денежного обязательства. Так, в Федеральном законе от 26 октября 2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)» [2] закреплено, что денежное обязательство - обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному Гражданским кодексом Российской Федерации, бюджетным законодательством Российской Федерации основанию. Таким образом, можно сказать, что законодатель придает особое значение правовому регулированию денежных обязательств ввиду их особенностей. Кроме того, эти особенности накладывают отпечаток на их правовое регулирование. В такой ситуации требуется доктриналь-ное определение денежного обязательства с целью определения круга тех отношений, на которые могут быть распространены установленные в законодательстве правила, применимые к ним.

В юридической литературе высказывается точка зрения, согласно которой следует отказаться от данного понятия ввиду его неопределенности [3, с. 42]. Но большинство авторов не согласны с таким предложением и предлагают свое видение этого понятия.

По мнению В. А. Белова, денежное обязательство представляет собой гражданское правоотношение, содержанием которого являются право требования кредитора и кор-респондирующая ему юридическая обязанность должника совершить уплату или платеж, т. е. действие (действия) по передаче определенной (определимой) суммы денег (валюты) [4, с. 11]. Л. А. Новоселова считает, что одним из определяющих признаков денежного обязательства является обязанность уплатить деньги; деньги используются в данном обязательстве в качестве погашения денежного долга, восстановления эквивалентности обмена, компенсации продавцу стоимости переданного им товара (в широком экономическом смысле этого понятия) либо компенсации понесенных им «имущественных потерь». В качестве основного критерия, позволяющего выделить денежные обязательства, автор называет наличие в таком

обязательстве цели погашения денежного долга. Основание (цель) передачи в денежном обязательстве - платеж, погашение обязательства [5, с. 25].

Высшие судебные инстанции также обращают внимание на необходимость определения анализируемого понятия, разъясняя, что денежное обязательство определяется как обязательство, в силу которого на должника возлагается обязанность уплатить деньги. Не считаются денежными обязательствами отношения, не связанные с использованием денег в качестве средства платежа, средства погашения денежного долга. В частности, не являются денежными обязательства, в которых денежные знаки используются не в качестве средства погашения денежного долга (обязанность клиента сдавать деньги в банк по договору на кассовое обслуживание, обязанность перевозчика, перевозящего денежные знаки, и т. п.). Не являются денежными также и обязательства, в которых валюта (деньги) исполняет роль товара (например, сделки по обмену валюты) [6].

Денежное обязательство можно определить как обязательство, направленное на передачу денег. Сторонами указанного обязательства выступают получатель денежных средств и их плательщик, а целью его является погашение денежного долга. При этом активной обязанной стороной этого обязательства является плательщик, от его добросовестности, исполнительности зависят интересы получателя денег и его имущественное положение. Однако многие участники хозяйственной деятельности сталкиваются со случаями неопределенности относительно надлежащего исполнения платежа по денежному обязательству. Эта неопределенность порождается различными факторами, такими как выбор способа и средства платежа, количество лиц, участвующих в платежной операции, быстрота, с которой должник осуществляет платеж. Для устранения негативных последствий этих факторов для кредитора в гражданском законодательстве устанавливаются определенные средства воздействия на должника, стимулирующие его к более активным действиям по исполнению денежного обязательства.

Изменения и дополнения, которые внесены в последние годы в ГК РФ, касаются,

среди прочего, и мер гражданско-правового обеспечения интересов участников денежных обязательств. Среди наиболее заметных новелл в этой сфере можно назвать закрепление в ст. 1 ГК РФ принципа добросовестности, ст. 10 ГК РФ «Пределы осуществления гражданских прав». Эти нормы носят общий характер и определяют правила и границы дозволенного поведения. Установленные в них правила находят свое выражение в других статьях ГК РФ, в том числе касающихся денежных обязательств.

Наряду с этим в настоящее время существует целая система разноплановых специальных гражданско-правовых мер, призванных защитить интересы сторон именно в денежных обязательствах. Особый интерес в этом ряду занимают нормы ГК РФ, закрепляющие возможность взыскания процентов по данным обязательствам.

Анализ действующего гражданского законодательства показывает, что проценты по такому виду обязательств могут начисляться как за правомерное, так и за неправомерное поведение плательщика. Так, в ст. 809, 819, 838 ГК РФ проценты подлежат взысканию за пользование предоставленными денежными средствами по договору. Следует согласиться в данном случае с А. В. Лашиной в том, что деньги - особый объект гражданского права, они не только не исчезают и не теряют своих свойств, но и способны прирастать. «В нормальном обороте прирост проявляется в виде процентов, исторически рассматриваемых в качестве явления, аналогичного естественному приросту» [7, с. 65].

В приведенных случаях правовая природа процентов определена как плата за возможность использовать чужие денежные средства в своих интересах. Такой подход последовательно проводится судебной практикой и получил теоретическое обоснование в юридической литературе [8, с. 674].

Вместе с тем проценты на денежную сумму могут начисляться и за недобросовестное поведение получателя этих средств, в частности в случае нарушения заключенного договора. Например, ст. 811 ГК РФ предусматривает, что при нарушении заемщиком обязанности возвратить сумму займа в установленный срок на эту сумму подлежат уплате проценты, размер которых определяется

по правилам ст. 395 ГК РФ. Такое правило применяется также в случаях нарушения банком правил совершения операций по банковскому счету (ст. 856 ГК РФ). В приведенных и некоторых иных статьях кодекса прямо подчеркнуто, что речь идет об ответственности за нарушение конкретного вида обязательств. Возможность взыскания процентов как санкции за совершенное нарушение обязательства, имеющего денежный характер, получила закрепление и в части первой ГК РФ (ст. 395 ГК РФ). Согласно данной статье за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующими в месте жительства кредитора или, если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения, опубликованными Банком России и имевшими место в соответствующие периоды средними ставками банковского процента по вкладам физических лиц. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

В ходе дискуссии, имевшей место в юридической литературе по поводу правовой природы указанных процентов, высказывались различные подходы к решению данного вопроса, однако в настоящее время в большинстве случаев проценты, закрепленные в анализируемой статье, признаются законной неустойкой [8, с. 676]. Эта позиция получила закрепление и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами».

В п. 4 данного Постановления предусмотрено, что проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК РФ, по своей природе отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа (ст. 809 ГК РФ), кредитному договору (ст. 819 ГК РФ) либо в качестве коммерческого кредита (ст. 823 ГК РФ). Поэтому при разрешении

споров о взыскании процентов годовых суд должен определить, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве займа или коммерческого кредита, либо существо требования составляет применение ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ).

Изложенные выводы позволяют рассматривать ст. 395 ГК РФ как общее правило, предусматривающее ответственность на случай нарушения денежного обязательства. В ней установлен и размер санкции, при этом иной размер процентов, подлежащих взысканию, может быть установлен законом или договором. Соответственно в этих случаях может быть применена ст. 333 ГК РФ, допускающая возможность уменьшения размера подлежащей взысканию неустойки, а также ст. 401 ГК РФ об основаниях ответственно -сти за нарушение обязательства.

В ходе реформирования гражданского законодательства в ГК РФ была внесена новая статья, которая также посвящена процентам по денежному обязательству. Более того, ст. 317.1 ГК РФ имеет такое название, что позволяет говорить о ней как об общей норме, охватывающей своим регулированием все случаи взыскания процентов по денежным обязательствам: как платы за пользование денежными средствами, так и санкции за нарушение денежного обязательства. Однако это не так. Согласно названной статье, если иное не предусмотрено законом или договором, кредитор по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации, имеет право на получение с должника процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется ставкой рефинансирования Банка России, действовавшей в соответствующие периоды (законные проценты).

Эта норма вызвала неоднозначную оценку в юридической литературе и сложности в правоприменительной практике. Так, С. Сарбаш замечает, что законодательное решение, заложенное в ст. 317.1 ГК РФ, является не вполне естественным для рыночной экономики по ряду причин, среди которых он

называет то, что введение законного процента не сообразуется с многолетней российской традицией, является неожиданным и не воспринимается интуитивно участниками гражданского оборота. Напротив, Р. Бевзенко констатирует, что данная норма приходит на смену другому регулированию, которое было в ст. 823 ГК РФ. По сути, речь о новизне ст. 317.1 ГК РФ следует вести лишь условно. В ней закреплено правило, которое известно и закреплено в части второй ГК РФ, правда, в отличие от правила ст. 823 ГК РФ, новый подход предусматривает автоматическое начисление процентов в отношениях между коммерческими организациями, а не только в случаях, прямо предусмотренных договором [9, с. 89].

Определяя назначение данной нормы, следует исходить из того подхода, который был реализован и в других институтах гражданского права в ходе реализации Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации [10]. Этот подход выражается в необходимости унификации норм части первой и второй ГК РФ, закрепления в общей части обязательственного права (раздел 3 ГК РФ) тех положений, которые могут быть изменены в нормах об отдельных видах обязательств.

Исходя из этого нормы ст. 317.1 ГК РФ являются общими по отношению к тем нормам, которые предусматривают возможность взыскания процентов за период пользования денежными средствами. В анализируемой статье указаны условия её применения: наличие денежного обязательства, сторонами которого являются коммерческие организации, возможность взыскания с должника процентов за период пользования денежными средствами. Использование законодателем в данной статье понятия законных процентов предопределяет и их правовую природу - это плата за пользование денежными средствами, которые находятся в обладании должника на законных основаниях, т. е. неправомерных действий со стороны должника здесь нет. Не используется в содержании данной статьи и понятие «чужие денежные средства», что также подтверждает правомерность поведения должника в отношении пользования денежными средствами. Как представляется, такой нормой должник поставлен в положе-

ние заемщика, который за пользование полученными по договору деньгами должен заплатить проценты. При наличии у должника (субъекта предпринимательской деятельности) обязанности произвести платеж и отсутствии у него необходимых средств, он должен их взять у кого-то по договору займа (кредитному договору) и заплатить проценты на сумму займа. В случае неисполнения обязанности произвести платеж действовало правило о взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ. При этом, как показывает практика исчисления процентов в первом и втором случае, должник находился в более выгодном положении, если он был обязан заплатить законную неустойку на сумму долга. Такое положение дел не способствовало укреплению платежной дисциплины, не соответствовало правилу, закрепленному среди основных начал гражданского законодательства о том, что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ). Вполне логичной в этом случае является норма, которая в отношениях между коммерческими организациями предусматривает право кредитора получить проценты на ту денежную сумму, которая причитается ему от должника, в виде платы за ожидание исполнения указанной обязанности. Вместе с тем при применении правил, закрепленных ст. 317.1 ГК РФ, возникает ряд вопросов, которые связаны, в том числе, и с неточностью тех формулировок, которые в ней использованы.

Одним из таких вопросов, имеющим особую практическую значимость, является определение момента, с которого на должника могут быть начислены проценты за пользование денежными средствами. К сожалению, прямого ответа здесь законодатель не предлагает, а буквальное толкование дает основание для различных мнений. Анализ содержания ст. 317.1 ГК РФ позволяет сделать вывод, что такое право возникает у кредитора с того момента, когда у него появилось право требования к должнику об уплате долга. А такое право по общему правилу возникает тогда, когда кредитор передал товар, выполнил работу или оказал услугу и одновременно с этим предоставил должнику возможность произвести оплату в другой срок. Таким образом, период пользования должником

денежными средствами охватывает и время отсрочки платежа, и период времени до фактического исполнения обязанности по оплате долга. И хотя эта позиция находит подтверждение в судебной практике, с ней трудно согласиться. Всё чаще обращается внимание на то, что при толковании названной статьи ГК РФ следует исходить не из её буквального толкования, а из очевидных политико-правовых причин либо учитывать экономические интересы сторон обязательства. Действительно, предоставляя отсрочку платежа кредитор - коммерческая организация, - исходит из своих экономических интересов: он реализует товар по цене, которая зафиксирована в договоре, в нее, как правило, включены возможные неудобства отсрочки платежа, он получает возможного партнера для последующих сделок. Установленная в настоящее время норма, которая может быть применена и на время отсрочки, может быть изменена законом или договором, без этого изменения действует правило, предусмотренное кодексом. В результате на сегодняшний день многие организации, которые желают сохранить своих клиентов, вынуждены вносить дополнения в заключенные договоры, исключающие применение ст. 317.1 ГК РФ. Представляется, что моментом, с которого могут начисляться проценты за пользование денежными средствами, является наступление срока платежа, определенного в договоре между сторонами. Если стороне обязательства был выдан аванс, то на эту сумму положения ст. 317.1 ГК РФ распространяться не могут, так как у его получателя денежного обязательства не возникает, указанная сумма передается в счет будущих платежей плательщиком долга. Напротив, к стороне, которая по условиям договора должна была предоставить аванс, но не сделала этого в установленные сроки, могут быть применены проценты, рассчитанные по ст. 317.1 ГК РФ.

В судебной практике некоторые сложно -сти вызывает вопрос о возможности одновременного взыскания процентов по денежному обязательству по ст. 317.1 и 395 ГК РФ. Так, в решениях Арбитражного суда Ростовской области от 3 июля 2015 г. по делу № А53-3935/15 и от 6 июля 2015 г. по делу № А53-32356/14 прямо указано, что положения ст. 317.1 ГК РФ являются специальной

нормой по отношению к ст. 395 ГК РФ в силу субъектного состава лиц и возникновения спора из предпринимательской деятельности. В связи с этим в тех случаях, когда должник не уплачивает денежную сумму после наступления срока платежа, на сумму задолженности подлежат уплате проценты по ст. 317.1 ГК РФ. Аналогичные подходы обнаружены в решениях Арбитражного суда Кемеровской области (№ А27-7790/2015, № А27-8074/2015, № А27-8589/2015). С этим трудно согласиться. Как отмечалось выше, в перечисленных статьях кодекса упомянутые в них проценты имеют разную правовую природу, разное назначение и в силу этого выполняют разные функции. Следовательно, после просрочки исполнения денежного обязательства кредитор вправе начислять проценты по ст. 395 и 317.1 ГК РФ.

За рамками данной статьи остается целый ряд других вопросов, связанных с применением процентов по денежным обязательствам. Проведенный анализ лишь подтверждает необходимость при их разрешении исходить из верного определения правовой природы процентов, закрепленной в соответствующих статьях ГК РФ.

1. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ. Часть 1 // СЗ РФ. - 1994. - № 32. - Ст. 3301.

2. О несостоятельности (банкротстве) : Федеральный закон от 26 октября 2002 г. // СЗ РФ. - 2002. - № 43. - Ст. 4190.

3. Хохлов В. Ответственность за пользование чужими денежными средствами // Хозяйство и право. - 1996. - № 4. - С. 38-48.

4. Белов В. А. Денежные обязательства : учебное пособие. - М. : Эксмо, 2007. - 192 с.

5. Новоселова Л. А. Проценты по денежным обязательствам. - М. : Статут, 2003. - 92 с.

6. О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами : Постановление Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 // Вестник ВАС РФ. - 1998. - № 11.

7. Лашина А. В. Об установлении правовой природы процентов за неправомерное пользование чужим капиталом в аспекте цивили-стической и экономической концепций денежных средств // Вестник Омского университета. Серия «Право». - 2009. - № 2. -С. 64-67.

8. Гражданское право : учебник : в 3 т. - Т. 1 / под ред. Ю. К. Толстого. - М. : Проспект, 2009. - 765 с.

9. Для каких случаев в Гражданском кодексе появились новые проценты // Юрист компании. - 2015. - № 4. - С. 88-92.

10. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. - 2009. - № 11.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.