Научная статья на тему 'Просветительская деятельность членов Российского общества Лиги народов'

Просветительская деятельность членов Российского общества Лиги народов Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
113
18
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Terra Linguistica
ВАК
Область наук
Ключевые слова
РУССКАЯ ЭМИГРАЦИЯ / БЕЛАЯ ЭМИГРАЦИЯ / ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ / ЛИБЕРАЛЬНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ / КУЛЬТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / ЛИГА НАЦИЙ / РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ЛИГИ НАРОДОВ / ИНТЕРЕСЫ РОССИИ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Леонова Людмила Александровна

Статья посвящена воссозданию многогранной подлинной картины политической и культурной деятельности русских эмигрантов. Научные публикации в СССР и РФ достаточно полно раскрыли историю отношений СССР Лига Наций, оставив неосвещенной проблему отношений Лиги Наций и представителей белой эмиграции. В связи с этим их деятельность в Западной Европе в процессе образования и начала работы Лиги Наций представляет исторический интерес. Исследовано содержание просветительской деятельности членов Российского общества лиги народов как выполнение одной из задач либеральной программы общества.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article is devoted to the recreation of multi-faceted, authentic picture of political and cultural activities of Russian emigrants. Scientific publications in USSR and Russia adequately disclosed the history of relations between the Soviet Union and the League of Nations, but left unlightened the problem of relations between the League of Nations and the White Russia. In this connection, the activities of the White Russia representatives in Western Europe in the process of formation and commencement of work of the League of Nations is of historical interest. The article investigates the content of educational activities of the members of the Russian society of league of peoples as the execution of one of the objectives of the program of liberal society.

Текст научной работы на тему «Просветительская деятельность членов Российского общества Лиги народов»

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1238. Д. 16.

2. Там же. Д. 35.

3. Там же. Д. 72.

4. Бубнов, А.Ф. Применение огнеметов при обороне населенного пункта [Текст] / А.Ф. Бубнов // Воен.-хим. дело. - 1926. - № 15-16. - С. 1-8.

5. Захаренко, С.Е. Поршневые компрессоры [Текст]: учеб. пособие для втузов / С.Е. Захаренко, С.А. Анисимов, В.А. Дмитриевский. - М.; Л.: Машгиз, 1961.

6. Коршунов, Э.Л. Новые виды оружия. Год 1941-й [Текст] / Э.Л. Коршунов // Тр. науч.-исслед. отд. Ин-та воен. истории. - Т. 1. Воен.-хим. дело (спец. вып.). - СПб.: Политехника-сервис, 2011.

7. Очерки истории Ленинграда. Период Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941-1945 [Текст]. Т. 5. /отв. ред. В.М. Коваль-чук. - Л.: Наука, 1967.

8. Санкт-Петербургский государственный политехнический университет. Биографии: гос. служащие, деятели науки, техники и культуры, организаторы производства [Текст]: энцикл. / науч. ред. группа: Ю.С. Васильев (рук. группы) и др. - СПб.: Гуманистика, 2006.

9. С.Е. Захаренко [Текст]: некролог // Политехник. - 1966. - 24 ноября.

10. Труды научной школы компрессоростроения СПбГПУ [Текст] / под ред. Ю.Б. Галеркина. - СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2005.

УДК 94(100)+94(470)

Л.А. Леонова

просветительская деятельность членов российского общества лиги народов

Октябрьская революция 1917 года в России превратила в эмигрантов почти 2 млн человек разных национальностей, представлявших различные идейно-политические течения и культурные слои. Они оказались рассеянными по всем странам мира. «По данным, опубликованным Лигой Наций в сентябре 1926 года, из России выехало 1 160 000 человек» [1, с. 13]. Среди русских эмигрантов было много людей с высшим и средним образованием. Состав эмиграции в сословном отношении был представлен всеми классами населения, но большинство принадлежало к среднему интеллигентному классу и к свободным профессиям. В политическом отношении были представлены все партии, от правых до социалистов-революционеров и меньшевиков. У себя на родине они были объявлены вне закона и лишены всех прав [2, с. 9; 3, с. 2-3].

В начале XX века Первая мировая война подтолкнула мировое сообщество к поддержке идеи об организации всех наций. Созданная в 1919 году Лига Наций была призвана предотвращать возможные конфликты. В российской историографии участие представителей России в процессе ее создания и становления изучено

недостаточно. В научных публикациях на эту тему, вышедших в свет в СССР и РФ, полно раскрыта история отношений СССР и Лиги Наций, но не уделено внимание проблеме отношений Лиги Наций и белой эмиграции. Деятельность же ее представителей в Западной Европе в процессе образования и в начале работы этой организации представляет исторический интерес.

В конце 1919 года стало ясно, что белое движение гибнет. Крах его похоронил надежды либералов на быстрое освобождение России от власти большевиков, даже с помощью союзников. В среде эмиграции зрела мысль о новом объединении на основе новой, совершенно уникальной идеи приложения сил в процессе становления Лиги Наций.

К моменту утверждения Устава Лиги Наций в апреле 1919 года в европейских странах активно действовали многочисленные официальные представительства и общественно-политические организации русской эмиграции. Некоторые представители общественных организаций либерально-демократического направления видели в этой новой международной организации важный инструмент борьбы

за будущую демократическую Россию. Важно отметить, что русская эмиграция, несмотря на внутренние разногласия по вопросу об отношении к большевикам, была готова сотрудничать с представителями западноевропейских государств касательно формирования Лиги Наций и представления в ней России.

В январе 1920 года Лига Наций начала свою официальную деятельность, а 4 февраля того же года в Париже состоялось учредительное собрание Российского общества лиги народов (РОЛН) под председательством профессора международного права, бывшего товарища министра иностранных дел Временного правительства барона Б.Э. Нольде [4, с. 6]. В том же году в Париже вышла в свет учредительная брошюра РОЛН, в которой была изложена основная цель: «...общество ставит себе целью содействовать развитию и укреплению универсальной связи между свободными народами и позволить России играть достойную ее роль в организации международных отношений на основах права и справедливости», а также задачи, устав, структура и состав учредителей общества. В состав общества вошли 36 человек, в том числе Н.Д. Авксентьев, И.И. Бунаков-Фундаминский, М.М. Винавер, М.В. Вишняк, В.В. Вырубов, А.И. Гуковский, И.Н. Ефремов, Б.А. Каменка, Е.И. Кедрин, А.И. Коновалов, Г.Е. Львов,А.М. Михельсон, Б.Э. Нольде,Ф.И. Ро-дичев, М.И. Ростовцев, В.В. Руднев, Н.В. Чайковский и др. [5, с. 33—36].

Для достижения указанной цели общество должно было организовать в России и других странах общественное мнение для защиты основных идей Лиги Наций, а одна из форм деятельности общества должна была выражаться «в организации лекций, чтений, курсов, докладов, собраний. В составлении, переводе, издании и распространении научных трудов, брошюр, работ, изображений и всякого рода материалов для пропаганды и агитации. В выпуске повременных изданий. В учреждении в России и других странах отделов общества, комитетов пропаганды, библиотек, читален и клубов имени общества. В посылке комиссий для изучения и обследования отдельных вопросов и обстоятельств на местах. В установлении контактов, постоянных сношений и организационных связей с однородными обществу союзами и объедине-

ниями международными и национальными» [Там же. С. 23]. Впоследствии члены общества принимали участие в работе комитетов и комиссий Лиги Наций.

Члены РОЛН вели культурную деятельность в различных формах. Так, в мае 1920 года газета «Последние новости» извещала, что инициативная группа в составе: с русской стороны — Е.В. Аничкова, П.П. Гронского, Н.М. Могилянского, М.И. Ростовцева и др., с французской — П. Буайе, Ж. Патуйе и Э. Омана — объявила об основании Русской академической группы. Русские группы образовывались в разных странах Западной Европы, куда после перехода власти в России к советскому правительству ситуация забросила профессоров, приват-доцентов русских высших учебных заведений. Группы возникли в Белграде, Праге, Берлине и Париже. Председателем Русской академической группы в Париже стал А.В. Карташев (1875—1960) — общественно-политический и церковный деятель, богослов, историк русской церкви. Парижская Русская группа объявила, что в ее задачи будут входить: научная работа, поддержание связи с учеными и учебными учреждениями, взаимная и моральная поддержка, подготовка молодых ученых, помощь молодым людям, поступающим в высшие учебные заведения. В заседаниях Русской академической группы, начавшей действовать с февраля 1921 года, обычно под председательством проф. П.П. Гронского обсуждались самые разнообразные вопросы [4, с. 24]. В январе 1922 года Русская академическая группа и правление Народного университета сообщали о том, что проф. барон Б.Э. Нольде прочтет лекцию на тему: «Власть и народ в истории политического развития в России» [Там же. С. 59]. 27 января 1922 года состоялась лекция И.И. Бунакова-Фонда-минского на тему «Аграрные отношения в России», а 23 ноября 1926 года сообщалось о предстоящей лекции М.В. Вишняка на тему «История политических идей в России в XIX веке». Руководители академической группы организовывали не только чтение лекций, но и мероприятия строго научного плана, например: «Группа провела защиту диссертации А.М. Михельсона на тему „Государственные финансы в России во время мировой войны", оппонентами на защите которой выступили

проф. М.В. Бернацкий и проф. П.П. Мигу-лин» [4, с. 472].

С 24 сентября по 8 октября 1920 года в Брюсселе работала Международная финансовая конференция, созванная советом Лиги Наций. На конференции обсуждалась проблема мирового финансового кризиса, возможности изыскания средств для ослабления его последствий, а также вопрос о намечающейся конференции по оказанию финансовой помощи России (она открылась в Брюсселе 6 октября 1921 года) [6, с. 545]. Во время работы конференции А.М. Михельсон сделал доклад об организации восстановления участия России в хозяйственном международном обороте [7, л. 3]. С комментариями о работе Брюссельской конференции 1920 года в журнале «Современные записки» выступил П.Н. Апостол [8, с. 235].

В ноябре 1925 года из Русской академической группы был образован Франко-русский институт. Газета «Последние новости» извещала о том, что по этому поводу «15 ноября состоялось собрание под председательством П.Н. Милюкова. Тогда же был представлен доклад И.Н. Ефремова на тему „О международном посредничестве". В прениях по докладу участвовали барон Б.Э. Нольде, М.И. Догель и др.» [4, с. 213]. Еще со времен Первой мировой войны И.Н. Ефремов разрабатывал тему примирительного производства и впоследствии неоднократно возвращался к ней. Франко-русский институт готовил кадры для общественной деятельности в России, т. е. обучал тех, кто предполагал вернуться в Россию. Студенты получали юридические, политические и социологические знания. Председателем совета профессоров был П.Н. Милюков. Правда, необходимо отметить, что большинство русских высших учебных заведений не поддерживало тенденцию возвращения, они, наоборот, готовили выпускников для работы во Франции и преподавание вели на французском языке. В «ноябре 1926 года институт извещал о начале чтения лекций на тему „История политических идей в России в XIX веке". Лекции читал М.В. Вишняк» [Там же. С. 295].

Газета «Последние новости» 14 июня 1927 года сообщала, что «Франко-русский институт снова предлагает вниманию публики лекции И.Н. Ефремова на тему „О примирительном производстве в Лиге Наций", при этом

объявление было дополнено информацией о том, что лекции на эту тему будут регулярными» [Там же. С. 347]. Ефремов всегда был приверженцем идеи «морального разоружения», т. е. идеи примирения и сближения народов. Позднее, в 1932 году, он лично обращался к главам государств, ко всем национальным группам Межпарламентского союза и национальным ассоциациям Лиги Наций с призывом использовать в решении международных конфликтов комиссии примирительного производства. Тогда же он издал трехтомный труд о договорах примирительного международного производства. В 1927 году И.Н. Ефремов явился одним из учредителей Международной дипломатической академии в Париже [9, с. 391]. Кроме публичных лекций, защит диссертаций институт проводил чтение лекций целыми курсами. Так, в ноябре 1927 года «Франко-русский институт объявил начало занятий на курсах с предлагаемым лекционным курсом на тему „История земельных отношений в России", которые еженедельно читал И.И. Буна-ков-Фондаминский» [4, с. 381].

Русские эмигранты в своей лекционной деятельности касались актуальных проблем мировой политики, анализировали их. На очередном собрании Русского академического союза «11 декабря 1926 года выступил проф. Б.Е. Шацкий с докладом на тему „Происхождение секретного англо-французско-русского договора о Константинополе и проливах". В прениях по докладу выступали П.Н. Милюков, барон Б.Э. Нольде, Ю.Н. Данилов и др.» [Там же. С. 292]. Проблема режима Черноморских проливов, имея трехсотлетнюю историю, оставалась важным и сложным вопросом внешней политики России. Победа в русско-турецких войнах екатерининского периода открыла проливы для русского торгового судоходства. В середине XIX века статус их определялся русско-турецкими отношениями, когда была свобода торгового судоходства как для России, так и для стран, торговавших с ней. Тогда же статусу проливов был придан международный характер, трудно решался вопрос о проходе через них военных судов. В 1911 году Б.Э. Нольде утверждал, что проблема проливов - проблема только русско-турецких отношений [10, с. 13]. После Первой мировой войны был установлен режим нейтрализации проливов под контролем стран

Антанты. На конференции в Лозанне прибрежным странам это положение удалось отменить. Советская Россия и вовсе отказалась от притязаний на проливы. «18 декабря 1926 года проф. барон Б.Э. Нольде в помещении на rue Boumefort 19 сделал доклад на тему „Константинополь и проливы"» [4, с. 295]. Впереди была конференция в Монтрё (1936).

31 декабря 1921 года Сорбонна объявила о начале работы русских отделений при факультетах университета [1, с. 166]. При Парижском университете начали работать русские отделения, где лекции по конституционному праву и истории русского права наряду с другими лекторами читали Б.Э. Нольде и В.М. Вишняк. П. Ковалевский вспоминал, как поздней осенью 1922 года он пришел на лекцию по международному праву профессора Нольде и оказался в этот вечер единственным слушателем. Однако Нольде, следуя классической университетской традиции, прочел ему одному полноценную лекцию. На будущее «...заключили конкордат о том, что, если я не могу прийти, то предупреждаю профессора письменно» [2, с. 476]. Из всех категорий русских ученых больше всего возможностей преподавать было у юристов, так как в трех европейских столицах, где жили русские эмигранты, были русские юридические факультеты. При французских лицеях «Henri IV» и «Jancon de Soilly» также открылись русские отделения, где труд русских педагогов оплачивался французским министерством просвещения. Известный специалист по международному праву и член Гаагского трибунала, профессор М.А. Таубе печатал здесь работы по русской истории и исследования о статусе Балтийского моря.

Институт русского права в Париже начал свою работу 17 января 1921 года в помещении факультета права Парижского университета. «Вступительное слово по поводу начала работы института произнесли проф. барон Б.Э. Нольде и проф. П.П. Гронский», а 29 марта 1922 года вступительную лекцию по курсу «Русские финансы» прочел приват-доцент А.М. Михель-сон. 23 ноября 1922 года сообщением через газету «Последние новости» Институт русского права при юридическом факультете Парижского университета известил, что «открывает цикл лекций, которые будут читать: приват-доцент А.М. Михельсон на тему „Русские финансы",

преподаватель М.В. Вишняк на тему „Преобразование русского публичного права в XX веке", проф. Б.Э. Нольде на тему „Введение в русское публичное право" и др.» [4, с. 22, 81].

В 1923 году русские эмигранты продолжали «чтение лекций на юридическом факультете Парижского университета: приват-доцент М.В. Вишняк на тему „Изменение русского государственного строя в XX веке" (по вторникам), проф. барон Б.Э. Нольде на тему „Введение в русское публичное право", приват-доцент А.М. Михельсон на тему „Русские финансы" (по средам)» [Там же. С. 114]. В 1925 году Сорбонна извещала, что юридический факультет предлагает вниманию публики лекции А.В. Карташева, Л.И. Шестова, а также проф. барона Б.Э. Нольде на тему: «Введение в русское публичное право» (по пятницам). С ноября 1926 года здесь читал лекции И.Н. Ефремов на тему «Посредничество и арбитраж в международном праве». Они использовали любую возможность контакта с общественностью, практиковали также чтение публичных лекций. Так, в январе 1921 года Ф.И. Родичев читал публичную лекцию на тему «Русский народ и большевики». В феврале того же года Союз русских студентов предлагал «публичные лекции — беседы П.Б. Струве на тему „Исторический смысл русской революции", где после лекций в прениях выступали И.И. Бунаков-Фондамин-ский, Ф.И. Родичев и др.» [Там же. С. 27].

16 февраля 1921 года в Париже начала работу Школа международного права, организованная усилиями русских. Вступительную лекцию на тему «О международном правовом положении Турции и отошедших от нее земель по Севрскому трактату» прочитал А.Н. Мандельштам — специалист по международному праву, бывший первый драгоман российского посольства в Константинополе, занимавшийся армянским вопросом еще до Первой мировой войны.

Проблема оформления юридического статуса русских эмигрантов в Париже оставалась важнейшей в их деятельности. В декабре 1921 года было проведено первое «общее собрание членов Русского юридического общества, на заседании которого был озвучен доклад профессора А.А. Пиленко на тему „Паспорта и визы для русских беженцев по проектам Лиги Наций и Высокого комис-

сара по русским делам"» [4, с. 55]. В январе 1922 года там же «выступил проф. барон Б.Э. Нольде с докладом на тему „Об общем юридическом положении русских граждан за границей в связи с проектами Лиги Наций"» [Там же. С. 59]. В мае 1922 года Русское юридическое общество посвятило свое заседание памяти трагически погибшего В.Д. Набокова. На заседании общества с речью выступил проф. барон Б.Э. Нольде. В ноябре 1926 года в Salle des Sociétés Savantes прошло собрание, посвященное памяти скончавшегося М.М. Ви-навера. На собрании его памяти выступили М. Шагал, И.Р. Ефройкин и мн. др.

В культурной жизни Парижа получили широкое развитие бесплатные семинары русских научных и общественных деятелей. Французское правительство понимало, насколько важную роль в социальной адаптации российской интеллигенции играет возможность поделиться своим творчеством, идеями. Оно стремилось идти навстречу русским эмигрантам и создавало условия для культурного обмена, часто спонсируя проведение общественных акций. В декабре 1920 года под Новый год «Комитет помощи русским беженцам во Франции устроил выставку старинных русских вышивок и работ русских беженцев с целью помочь материально особенно нуждающимся русским эмигрантам во Франции» [Там же. С. 19].

В июне 1921 года «Комитет помощи русским писателям и ученым проводил франко-русский банкет под председательством Э. Эрио. Выступления присутствующих на банкете были озвучены на французском языке. В речах выступивших Н.В. Чайковского, Д.С. Мережковского, М.А. Алданова, П.П. Гронского, Поля Буайе и Эдуарда Эрио звучала убежденность в неизбежности духовного сближения Франции и России» [Там же. С. 40]. Уже в августе 1921 года был учрежден «Российский общественный комитет помощи голодающим в России в составе: Н.Д. Авксентьев — председатель, П.Н. Милюков, И. Коварский, Я.Л. Рубинштейн и др.». В октябре 1921 года Комитет проводил очередное заседание, посвященное организации сбора средств голодающим в России [Там же]. В марте 1924 года Российский комитет помощи голодающим провел публичное собрание, посвященное положению интеллигенции в России. «До-

клад сделал С.Ф. Штерн. В прениях приняли участие Н.Д. Авксентьев, В.Д. Кузьмин-Караваев, Н.В. Чайковский и др.» [Там же. С. 129].

В сентябре 1920 года благодаря усилиям русских эмигрантов в Париже был открыт Русский институт исторических и юридических наук. «В состав Совета профессоров вошли М.И. Ростовцев, М.М. Винавер, В.Д. Набоков и барон Б.Э. Нольде» [Там же. С. 110]. Меморандум о необходимости создания русского института в Париже был подготовлен М.И. Ростовцевым, признанным в мировой науке авторитетом по истории античных и восточных цивилизаций. Авторитет академика Ростовцева был настолько велик, что в феврале 1917 года ему был предложен пост министра образования. К Октябрьской революции Ростовцев отнесся враждебно. Уже из США он писал рекомендательные письма для В.В. Набокова и И.А. Бунина с просьбой дать работу в одном из американских университетов первому и с просьбой присудить Нобелевскую премию по литературе второму. Газета «Русский альманах» под редакцией В.А. Оболенского и Б.М. Сарача в феврале 1920 года объявила о начале работы в Париже Союза русских адвокатов за границей. Задачей Союза была объявлена необходимость хранить заветы сословия в духе «Судебных уставов 1864 года». В декабре 1920 года в Париже состоялось собрание Союза русских адвокатов за границей, на котором выступили М.М. Винавер, М.Л. Гольдштейн и Е.И. Кедрин. В апреле 1927 года объединение русских адвокатов провело собрание под председательством Н.В. Тесленко, на котором был представлен «доклад П.С. Тагера на тему „О новейших течениях во французской судебной практике по русским делам". В прениях выступили Я.М. Шефтель, барон Б.Э. Нольде и др.» [Там же. С. 325].

Е.И. Кедрин также участвовал в работе Русского парламентского комитета, заседания которого периодически проводились с января 1921 года. На одном из первых заседаний комитета «14 января 1921 года Кедрин сделал доклад о событиях в Крыму». В первых числах марта 1921 года Комитет собрал в Salle de la Société de Géographie собрание членов русской колонии в Париже под председательством Е.И. Кедрина, а 19 марта состоялось очередное «собрание членов русской коло-

нии под председательством Е.И. Кедрина. На проведенном собрании прозвучал доклад А.П. Давыдова „Россия как объект международных притязаний"» [4, с. 29].

Двумя крупными русскими общественными организациями в зарубежье явились Русский Красный Крест, в котором «председателем Главного управления был барон Б.Э. Нольде» и Объединение земских и городских деятелей [9, с. 404]. Земгор начал свою деятельность еще в России, развил ее почти во всех странах рассеяния после эвакуации белой армии из Крыма. В этот период Земгор содержал полностью или субсидировал в разных странах 65 учреждений. При нем работала Земельная комиссия по устройству русских в разных странах. «Председателями Земгора были князь Г.Е. Львов, А.И. Коновалов и Н.Д. Авксентьев, членами комитета были В.Ф. Зеелер, В.В. Руднев и др. Земгор заведовал приютом „Голодная пятница", Народным и Коммерческим институтами в Париже» [11, с. 225]. 5 июля 1920 года в Париже было проведено первое собрание Объединения земских и городских деятелей за границей, на котором были утверждены председатель (Г.Е. Львов) и члены Совета. В ноябре члены объединения через газету «Последние новости» сообщали, что Объединение земских и городских деятелей за границей объявляет о начале своей деятельности. «Во главе объединения князь Г.Е. Львов (председатель), В.В. Вырубов» [4, с. 14]. После смерти кн. Г.Е. Львова в 1925 году председателем организации стал А.И. Коновалов, а с 1930 года — Н.Д. Авксентьев [12, с. 585]. Земгор проводил большую общественную и культурную работу. «27 января 1921 года в очередном совещании председателей земских и городских организаций участвовали кн. Г.Е. Львов, В.В. Вырубов и др.» [4, с. 24]. Земгор оказывал помощь множеству культурных эмигрантских организаций. Под его контролем находилось обеспечение высшего образования для русской молодежи за границей. Земгор заведовал распределением студенческих стипендий.

Наряду с научной и лекционной деятельностью русские эмигранты вели огромную работу в газетах и журналах. В период с 1920 по 1929 год существовало несколько центров русской эмиграции в Европе со своей собственной культурной жизнью — газетами, жур-

налами, книгоиздательствами, даже университетами и научными институтами [13, с. 38; 14, с. 15]. При наличии многих разногласий все эмигранты одинаково сознавали, что в создавшейся обстановке «.прежде всего, нужно уяснить себе и другим причины катастрофы и крушения русской демократии. Поэтому решено было, наряду с ежедневной газетой и издательством книг, брошюр и листовок, приступить к изданию и „толстого журнала", традиционного для русского интеллигентского сознания» [15, с. 67]. «Первым большим литературным журналом зарубежья, в состав редакции которого вошли М.А. Алданов, В.А. Анри, Н.В. Чайковский и гр. А.Н. Толстой, была „Грядущая Россия", в 1920 году в Париже вышло два ее номера» [16, с. 48]. В статье «От редакции» провозглашалось: «Пусть на страницах его (журнала) найдут место исторические очерки, воспоминания, литературные статьи и научные исследования. Всякое искреннее, честное слово, честная передача фактов, искренне высказанная мысль послужит ценным материалом для разрешения мучительных вопросов» [17, с. 8].

Осуществив выпуск двух номеров журнала, редакция вынуждена была закрыть «Грядущую Россию». Причиной быстрого закрытия журнала было прекращение средств, шедших из частного источника. Деньги получали от эмигранта Н.Х. Денисова, который в свое время получил их от продажи акций Сибирского банка, это около миллиона фунтов стерлингов. Он «.принял участие в образовании Торгово-промышленного союза, председателем которого был избран. Союз был зарегистрирован французскими властями» [16, с. 52]. Задачи образованного в эмиграции Торгово-промышленного союза были, естественно, шире, чем помощь редакции эмигрантского журнала. «Основание Российского торгово-промышленного союза 22 апреля 1920 года было предпринято эмигрантами с целью объединения русских торгово-промышленных и финансовых деятелей для представительства интересов российской промышленности, торговли и финансов за границей, а равно для разработки и осуществления мер по восстановлению хозяйственной жизни в России» [4, с. 5]. «В ноябре того же года Российский торгово-промышленный союз представил до-

клад П.Л. Барка „Финансовое положение юга России", в обсуждении которого выступили В.И. Гурко и Б.А. Каменка» [4, с. 14]. В феврале 1921 года организаторы Российского финансово-промышленного союза обсуждали доклады А.А. Пиленко и М.Л. Гошиллера «О юридических и экономических последствиях проектируемого торгового соглашения между Англией и Советской Россией», в прениях по этим докладам выступили барон Б.Э. Нольде и др. «В мае 1921 года русские эмигранты под руководством Союза провели в Париже съезд представителей русской торговли и промышленности. На съезде выступали Б.А. Каменка и А.М. Михельсон, П.П. Рябу-шинский и др.» [18, л. 3].

Преемником «Грядущей России» стал журнал «Современные записки», образованный также в 1920 году. 5 декабря 1920 года газета «Последние новости» извещала о том, что «Вышел первый номер журнала „Современные записки" при ближайшем участии Н.Д. Авксентьева, И.И. Бунакова, М.В. Вишняка, А.И. Гуковского и В.В. Руднева» [4, с. 17]. За первые пять лет, начиная с 1920 года (№№ 1—26), в «Современных записках» напечатали свои работы почти все сколько-нибудь известные из проживающих за границей дореволюционных русских писателей, поэтов и прозаиков. Все пять редакторов журнала принимали, как и полагалось, участие в журнале. Меньше всех с публикациями выступал Н.Д. Авксентьев. Деятельность А.И. Гуковско-го, писавшего под псевдонимом А. Северова, была прервана его трагической смертью в 1925 году. «Наиболее активное участие в рабо-

те журнала принимал на первых порах И. Бу-наков, автор семи статей под заглавием „Пути России" и Вишняк, который вел в первых двенадцати книгах постоянную рубрику под названием „На Родине". В.В. Руднев, бывший городской голова г. Москвы в 1917 году, писал рецензии на общественно-публицистические статьи» [15, с. 6].

Важно отметить, что в рамках Лиги Наций в 1921 году не без участия русских эмигрантов, таких как И.Н. Ефремов и других, была создана организация интеллектуального сотрудничества, через которую русские эмигранты и значительная группа ученых и писателей с мировым именем пытались способствовать международному сотрудничеству, особенно в условиях послевоенного времени. В мае 1927 года этот международный институт интеллектуального сотрудничества собирал в Париже совещание Комитета экспертов по вопросу о переводах с участием А.Я. Левинсона [4, с. 335; 19, с. 45—46]. Так, «Лига умов» решала задачу практического осуществления международного сотрудничества.

Культурная деятельность членов РОЛН в соответствии с задачами общества содействовала становлению Лиги Наций, одновременно способствовала защите интересов России, не представленной тогда в Лиге Наций. Сегодня потомки представителей русской эмиграции первой волны имеют возможность свободно приезжать в Россию. Представители наиболее известных фамилий приняты нашим обществом. Для остальных же, которых большинство, долго будет оставаться открытым вопрос, как мы к ним относимся.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ковалевский, П.Е. Зарубежная Россия. История и культурно-просветительная работа русского зарубежья за полвека (1920—1970) [Текст]: В 2 т. Т. 1 / П.Е. Ковалевский. — Париж, 1971.

2. Дневники Петра Евграфовича Ковалевского [Текст]: В 2 т. Т. 1 / предисл. и коммент. Н.П. Копа-невой. — СПб.: Европейский дом, 2001.

3. Бочарова, З.С. Правовое положение русских беженцев на Западе в 1920-1930-е годы [Текст] / З.С. Бочарова // История. - 2002. - № 2.

4. Русское зарубежье. Хроника научной, культурной и общественной жизни. 1920-1940 гг. [Текст]. В 4 т. Т. 1 (1920-1929). - М., 1995.

5. Программа документа - брошюры Российского общества лиги народов [Текст]. - Париж, 1920.

6. Совершенно лично и доверительно. Б.А. Бах-метев - В.А. Маклаков. Переписка (1919-1951) [Текст]. В 3 т. Т. 1. Август 1919 - сентябрь 1921. -М.; Стэнфорд : Росспэн : Изд-во Гуверовского инта, 2001.

7. Доклад Загорского и Михельсона об образовании международного консорциума для восстановления участия России в международном хозяйственном обороте // ГАРФ. Ф. Р-5804. Оп. 1. Д. 346.

8. Апостол, П.Н. Вопросы денежного обращения на Брюссельской финансовой конференции [Текст] / П.Н. Апостол // Соврем. зап. — 1920. - № 2.

9. Энциклопедический биографический словарь [Текст] / под ред. В.В. Шелохаева. — М., 1997.

10. Игнатьев, А.В. Россия и Черноморские проливы (XVIII—XX столетия) [Текст] / А.В. Игнатьев, Л.Н. Нежинский. — М.: Междунар. отношения, 1999.

11. Ковалевский, П.Е. Зарубежная Россия. История и культурно-просветительная работа русского зарубежья за полвека (1920—1970) [Текст]. В 2 т. Т. 2 / П.Е. Ковалевский. — Париж, 1971.

12. Государственный архив Российской Федерации. Путеводитель. Фонды ГАРФ по истории белого движения и эмиграции [Текст]. В 6 т. Т. 4 / под ред. С.В. Мироненко. — М., 2004.

13. Розенберг, В.А. Русская зарубежная периодическая печать [Текст] / В.А. Розенберг. — Прага, 1924.

14. Русская эмиграция: журналы и сборники на русском языке. 1920—1980 [Текст]: сводн. указ. статей / под ред. Т. Гладковой, Т. Осоргиной. — Париж, 1988.

15. Вишняк, М.В. Современные записки. Воспоминания редактора [Текст] / М.В. Вишняк. — СПб.: Логос; Дюссельдорф, 1993.

16. Струве, Г.П. Русская литература в изгнании [Текст] / Г.П. Струве. - М.; Париж, 1996.

17. Львов, Г.Е. Наши задачи [Текст] / Г.Е. Львов // Грядущая Россия. — 1920. — № 1.

18. Документы Российского торгово-промышленного и финансового союза. Париж // ГАРФ. Ф. 6207. Оп. 1. Д. 5.

19. Фокин, В.И. Международный культурный обмен и СССР в 1920-30-е годы / В.И. Фокин. -СПб.: Изд-во СПБГУ, 1999.

УДК 947:323

А.Н. Мичурин

государственный совет российской империи

накануне политического кризиса 1915 года

Политическая обстановка накануне открытия летней сессии Государственной думы и Государственного совета была сложной. После сессии законодательных палат в январе 1915 года публичные политические выступления в Государственном совете прекратились. А.А. Бобринский писал: «Была у нас краткая сессия Государственного совета; теперь вся гражданская жизнь заглохла. Даже ссоры министров притихли» [1, л. 9 об.]. Однако наступление австро-германских войск выявило полную неспособность правительства справиться как с военным снабжением армии, так и с упорядочением жизни тыла.

В марте 1915 года в Мариинском дворце проходили экономические совещания членов Государственного совета. Прогрессисты подняли «в собрании членов Государственной думы, заведующем санитарными отрядами, вопрос о том, что самый факт возникновения этих экономических совещаний свидетельствует о неспособности правительства справиться своими силами с многосложными задачами, выдвину-

тыми войной» [2, л. 129—129 об.]. Тогда же прогрессисты требовали смены министерства, но лидер кадетов П.Н. Милюков их не поддержал и предостерег «против „перепряжки лошадей во время переезда через реку", с которой он сравнивал смену министерства во время войны» [3, л. 2]. На первом же заседании комитета Государственной думы в апреле 1915 года И.Н. Ефремов (прогрессист) призывал к скорейшему созыву Государственной думы, а на следующем заседании он же ратовал за «ответственное министерство». Ясно обозначилось нежелание кадетов во главе с Милюковым в марте — апреле 1915 года говорить об «ответственном министерстве». Милюков объяснял это тем, что ответственность министерства хороша только при всеобщем избирательном праве, а не перед Думой 3 июня.

Проблемы, связанные с выдвижением лозунга «ответственного министерства» накануне летней сессии, и борьба за него в думской среде неоднократно рассматривались в отечественной историографии. Однако при этом опускались

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.