Научная статья на тему 'Просторечные префиксальные глаголы в русском языке XIX В. : проблемы синхронно-диахронического описания (на материале водевилей)'

Просторечные префиксальные глаголы в русском языке XIX В. : проблемы синхронно-диахронического описания (на материале водевилей) Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
108
3
Поделиться
Ключевые слова
РУССКИЙ ЯЗЫК / ИСТОРИЧЕСКОЕ СЛОВООБРАЗОВАНИЕ / ГЛАГОЛ / ПРЕФИКС / СЕМАНТИКА

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Ли Чэнь

В статье анализируются семантические и стилистические закономерности функционирования префиксальных глаголов просторечного происхождения в художественном тексте XIX в.; устанавливается динамический характер взаимосвязи между семантикой производной глагольной формы и ее стилистическим статусом в системе языка.

Vernacular Prefi xed Verbs in the Russian Language of the XIXth Century: Problems of Synchronous& Diachronic Describing (based on the materials of vaudevilles)

The article analyzes the semantic and stylistic patterns of functioning of prefi xed verbs of vernacular origin in the artistic text of the XIXth century; sets the dynamic character of the relationship between the semantics of derivative verbal form and its stylistic status in a language system.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Просторечные префиксальные глаголы в русском языке XIX В. : проблемы синхронно-диахронического описания (на материале водевилей)»

УДК 811.161.1 + 81-112 + 81-114 ББК (Ш)81.2Рус-3

ПРОСТОРЕЧНЫЕ ПРЕФИКСАЛЬНЫЕ ГЛАГОЛЫ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ XIX в.: ПРОБЛЕМЫ СИНХРОННО-ДИАХРОНИЧЕСКОГО ОПИСАНИЯ (на материале водевилей)

Чэнь Ли

Общепризнано, что глагольное словообразование является одной из наиболее сложных сфер русской грамматической системы [Виноградов 1952; Земская 2009]. В словообразовании глаголов главенствующее место занимают префиксальный и префиксально-суффиксальный способы; в то же время считается, что среди способов словообразования наибольший интерес представляет префиксация как главный способ деривации в сфере глагольного класса.

Префиксация играла и продолжает играть ведущую роль в словообразовательной системе глагола на всем протяжении развития русского языка [Земская 2009: 305; Дмитриева, Крючкова 2010: 225]. Глагольные приставки в современных синхронно-диахронных исследованиях рассматриваются как мощное деривационное средство, связывающее разряд исходных корневых глаголов с классом производных слов. Отмечается, что лексический потенциал приставок позволяет передавать разнообразные смыслы и тем самым обеспечивает семантическую емкость префиксальных образований; префиксы, отличаясь большим богатством семантических оттенков, являются также источником выразительности языковых форм [Земская 2009: 310].

Приставка (префикс) как выделяющаяся в составе словоформы докорневая аффиксальная морфема выполняет преимущественно словообразовательную роль [Современный русский язык 1989: 203]. Что касается глагольной приставки, то она в структуре глагола может быть лишена собственного лексического значения и выступать исключительно как показатель вида. Тесная связь приставочного глагольного словообразования с грамматической категорией вида объясняет причину устойчивого интереса ученых к проблеме глагольной префиксации [Бондарко, Буланин 1967; Виноградов 2001; Гиро-Вебер 1990; Гуревич 1971; Зализняк, Шмелев 2000; Овчинникова 1984; Падучева 2009 и др.]. В исследованиях, посвященных данной проблематике, отмечается сложность разгра-

ничения категорий вида и способа глагольного действия при определении значения префикса [Виноградов 1952; Авилова 1976; Амиантова 1980; Волохина, Попова 1997; Кронгауз 1998; Маслов 1984; Падуче-ва 2004; Дубовикова, Черткова 2007 и др.].

В рамках предлагаемой статьи рассматриваются некоторые лексико-семантические особенности префиксальных глаголов просторечного происхождения, сферой функционирования которых являются литературные тексты сниженного стиля — водевили XIX в. [Русский водевиль 1959; 1970]. В силу своей жанровой принадлежности эти тексты a priori содержат достаточное количество просторечных лексем, а в их ряду — именно глаголов. «Семантическая емкость» (разнообразие оттенков смысла, экспрессивность) префиксов позволяет предположить особую стилистическую роль подобных глагольных форм в анализируемых текстах. Глагольная лексика сообщает дополнительную динамику действию, раздвигая пространственно-временные рамки происходящего на сцене; экспрессивность глагольных форм передает специфику драматического действия (напряженность интриги, комизм ситуации и т. п.).

Несмотря на то, что словари считаются самым надежным источником материала по историческому и синхронно-диахронному словообразованию в силу проверенности и предварительной обобщенности собранных языковых фактов [Дмитриева, Крючкова 2010: 12], тем не менее, на наш взгляд, не стоит отказываться от наблюдения за конкретными языковыми фактами, представленными в самих текстах. Ряд исследователей подчеркивает, насколько важно «рассматривать взаимодействие приставки с текстом с точки зрения анализа» семантики префиксальных глаголов, так как «с одной стороны, приставка помогает интерпретировать текст, с другой стороны, текст помогает выбрать подходящее значение приставки и приставочного глагола» [Кронгауз 1998: 66]. В отношении XIX в. имеет смысл сделать это и по другим причинам. Обращение

к текстам данного периода в качестве источника для изучения указанных глагольных форм обусловлено и тем обстоятельством, что в синхронно-диахронных исследованиях этот период особо не выделяется, а входит в понятие «современный русский литературный язык» [Дмитриева, Крючкова 2010: 12]. Укажем и на очевидное противоречие между нормативностью и установкой на хронологические рамки «от Пушкина до наших дней» в концепции «Словаря современного русского литературного языка», вместившего факты, значительно отстоящие во времени и практически относящиеся к разным историческим периодам. Возникает необходимость в более тщательном анализе источников XIX в. в связи с особым местом этой эпохи в становлении норм русского литературного языка. Именно в это время определяется стилистический статус просторечных слов в рамках общенационального языка, ставших источником образности, выразительности литературно-художественной речи; активное же проникновение таких слов в литературно-письменные тексты началось гораздо раньше, особенно активно проявилось в последней трети XVIII в. Исследователями русского просторечия XVIII в. замечено, что аффиксальные образования в кругу просторечных глаголов отличаются большим разнообразием; их специфической особенностью является сравнительная немногочисленность суффиксальных образований при большем многообразии префиксальных. Значительную часть при этом составляют префиксальные глаголы, образованные от соответствующих просторечных бесприставочных глаголов [Князькова 1976: 104].

Принимая во внимание тот факт, что русские глагольные приставки выполняют двойную функцию: видовую и семантическую, мы, тем не менее, при анализе языкового материала акцентируем основное внимание на изучении семантического аспекта значения приставки — на том основании, что «процесс внутриглагольной префиксации в русском языке регулируется в первую очередь семантическими закономерностями» [Дмитриева, Крючкова 2010: 9].

Установлено, что в современной глагольной деривационной системе приставки являются морфемами с набором строго определенных значений, представляющими собой результат длительного взаимодействия их как словообразующих элементов с различными сериями исходных основ [Ва-

раксин 1996: 13]. В синхронно-диахронных исследованиях словообразовательных подсистем и процессов, например, внутригла-гольная префиксация, приставочный глагол рассматриваются «как в аспекте языковой синтагматики, так и парадигматики, что определяется представлением о нем как о внутренней синтагме, соотносящейся с двумя понятийными рядами одновременно: по семантике префикса и по семантике производящего глагола» [Дмитриева, Крючкова 2010: 10]. Анализируя наш материал (функционирование префиксальных глаголов в конкретных текстах), мы основывались на заключении ряда лингвистов, указывающих на то, что следует говорить «о взаимодействии значения глагольной приставки с более широким контекстом и даже с ситуативной семантикой и прагматикой» [Кронгауз 1998: 88].

В проанализированных нами текстах представлены глаголы со следующими 15 приставками: вы-, за-, из-, на-, о-, об-, от-, пере-, под-, по-, при-, про-, раз-, с-(со-), у-. Для сравнения можем отметить, что современная академическая грамматика выделяет 28 приставок, участвующих в образовании глаголов [Русская грамматика 1980: 350]. Глаголы отбирались на основе имеющихся при них (при слове либо при лексико-семантическом варианте) помет Разг.<оворное>, Простор.<ечное> или Устар.<евшее> в современных толковых словарях русского языка1.

Одной из задач исследования было установление отношений между приставочным глаголом и мотивирующей основой. Соотнося семантику и стилистическую окраску префиксального глагола и производящей основы, нам удалось выявить некоторые закономерности, касающиеся характера взаимоотношений между членами словообразовательной цепочки и роли префикса в семантико-деривационном процессе, а также уточнить значение префикса, участвующего в конкретной словообразовательной операции.

Самыми представительными в текстах являются глаголы с приставками по- (побаловать, побрезгать, повольничать, повременить, поколотить, поладить, понако-пить, пообчесть, потолковать, поубавить, пощеголять и др.); за- (замарать, заморить, захлопать и др.); про- (пробренчать,

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

1 Мы учитывали только те значения, которые совпадают с контекстуальным значением глагола в нашем тексте.

прозевать, прокутить, проложить, простынуть, протурить и др.);раз- (разодеть, разломать, разхлебать, растрепать и др.); пере- (переколотить, перемять, перещеголять и др.).

Что касается продуктивности определенных словообразовательных аффиксов в образовании просторечных глаголов, обусловленных особенностями их семантики, то среди них можно выделить такие, которые в процессе деривации получают дополнительное значение «интенсивности» действия. Такая семантика развивается, например, у глаголов с общим пространственным значением префикса (вы-, из-, на-). Это словообразовательные аффиксы, указывающие на направление действия или степень охвата действием. Например, у таких глаголов, как вытаращить ‘выпучить, широко раскрыть глаза, уставиться на кого-либо глазами’, выпроводить ‘заставить, вынудить уйти’, выпрыгнуть ‘выскочить, прыгнуть откуда-либо’, префикс вы- указывает на крайнюю степень проявления действия, его распространение за пределы какого-л. пространства.

Префикс в структуре глагола вытаращить ‘выпучить, широко раскрыть глаза, уставиться на кого-либо глазами’ [ССРЛЯ 2: 1 267] указывает на запредельность действия, обозначаемого производящей основой таращить ‘широко раскрывать глаза’, что видно из следующего контекста, рисующего состояние героя, которого возмущенно-требовательно призывают к ответу женские персонажи: [Катерина Ивановна <Александру>] Да что же вы глаза вытаращили? [Марья Петровна <Александру>] Что вы стоите как вкопанный? Говорите же, объясните? [Русский водевиль 1970: 333]. Приставка вы- в данном случае меняет вид глагола, но при этом происходят и важные семантические превращения, что показано и в словарной дефиниции с помощью синонимов с переносно-образными значениями, указывающих на наличие коннотации, экспрессивности в семантике словоформы. На оттенок «интенсивности» в значении префиксального глагола в словарной дефиниции указывают глаголы модальной окрашенности (см. выше выпроводить), в тексте — обстоятельственные детерминанты типа вон, наружу и т. п., общий эмоциональный характер контекста (см. приведенную выше цитату).

У оттенка интенсивности действия, добавляемого к значению мотивирующей основы, развивается отрицательная коннотация в

семантике производного глагола. По нашему мнению, это также связано с неким превышением меры, чрезмерностью осуществляемого действия. Например: надуть, насплетничать ‘сплетничая, наговорить что-л., о ком, чем-л.’, наплевать ‘не считаясь с кем-, чем-нибудь, проявить равнодушие, безразличие, презрение’, напялить, насадить ‘сажать, помещать куда-л. в каком-н. количестве’, насолить ‘сделать неприятности, навредить кому-нибудь’, настряпать ‘небрежно, наспех что-либо сделать’, нахватать и др. На примере глаголов этой группы можно проследить непрерывность деривационного процесса, соединение морфологической деривации с семантическими изменениями (развитием переносных значений).

В определенной синтаксической позиции оттенок интенсивности и отрицательная коннотация могут усиливаться, например в случае с употреблением глагола наплевать в форме инфинитива «при выражении полнейшего равнодушия, безразличия» [ССРЛЯ, 7: 387]: [Ростомахов] Здравствуйте, почтеннейший. Читал я в газетах, у вас, говорят, продается картина с изображением трех собак, двух свиней, барана и человека в черкесской шапке. Мне, признаться, и свиньи ваши, и человек, и бараны — наплевать! [Русский водевиль 1970: 401].

Эта специфика семантики глагольного действия подчеркивается и в словарных дефинициях, например, для нового значения глагола насолить: кому. перен. простореч. Сделать много неприятностей, сильно досадить [СРЯ XVIII, 14: 123].

Приставка из- в глаголе изъездить ‘совершая поездки, побывать во многих, в разных местах’ указывает на степень охвата действием (по значению производящей основы), совершаемым субъектом; в словарной дефиниции это значение префикса производного глагола выражено детерминантами во многих, в разных местах. Реализация подобного значения наблюдается у некоторых производных глаголов с префиксами о- (оглушить ‘наполнить громкими звуками (воздух, пространство)’), об-/обо-(обморочить, обсказать ‘подробно рассказывать, объяснять’), от- (отодрать ‘сильно выпороть, высечь кого-либо’, отхватать), у-(убить ‘растратить, сгубить (средства, силы, время), расходуя чрезмерно щедро, расточительно’), пере- (переколотить ‘колотить, наносить удары всем или многим’, перемять ‘мять все или многое, всех или многих, все

целиком’ ), раз- (разодеть ‘одеть очень нарядно; нарядить щегольски’) и др.

Среди рассмотренных глаголов лишь следующие имеют производящую основу той же стилистической характеристики (см. в ССРЛЯ): вытаращить, зажить, заложить, замарать, занести, застращать, захворать, наплевать, напялить, насадить, настряпать, обморочить, обозреть, отсохнуть, перещеголять, подмалевать, подлить, побренчать, повременить, покалякать, покликать, поколотить, поладить, помереть, порадеть, поумничать, пощеголять, пробренчать, прозевать, проложить, протурить, сносить, состряпать, спроворить — всего 34 глагола.

Однако из числа рассмотренных нами лексем у 79 % корневых глаголов в результате присоединения соответствующего префикса наблюдается изменение семантики и стилистической окраски. В ряде случаев именно приставка является причиной существенной семантической трансформации.

Так, глагол насолить ‘делать неприятности, вредить кому-нибудь’ [ССРЛЯ, 7: 478] благодаря приставке претерпевает не только семантическую эволюцию, но и приобретает статус просторечного: [Радимов] Я прежде был с ним дружен: / Жил мирно восемь лет, / Но мне теперь не нужен / Привязчивый сосед. / За рощу он недавно / Стал есть меня, как моль, / И насолил мне славно / За всю мою хлеб-соль [Русский водевиль 1970: 24]. Мотивирующий глагол солить не имеет подобного значения и является нейтральным. Приставка на- в данном случае, реализуя значение ‘полнота, чрезмерность количества в проявлении действия’, характеризует обозначаемое префиксальным глаголом действие со стороны интенсивности, что влияет, как полагают некоторые лингвисты, на экспрессивную стилистическую окраску [Мусиенко 2007: 195].

Похожая картина наблюдается в отношении глагола пронюхать ‘узнать, разузнать что-либо, о чем-либо (обычно скрываемом, тайном)’ [ССРЛЯ 11: 1247]: [Щекоткин] ... Алена Ивановна у меня ужасно любопытна, так я, чтоб она не пронюхала, чем пахнет в шкафу, его на ключ [Русский водевиль 1959: 279]. В данном случае приставка про-, обладающая в большинстве случаев пространственным значением, характеризует степень освоения пространства, добавляет глаголу нюхать экспрессии, что порождает и новое значение, и соответствующую стилистическую окраску.

Исследователи связывают процессы семантической деривации в сфере префиксальных глагольных образований с тем, что происходит расширение круга производящих глаголов, присоединяясь к которым, приставка получает «семантическое заражение», наблюдающееся «не на уровне лексического контекста, а на уровне контекста морфем», когда приставка наполняется новым содержанием из мотивирующей основы [Нефедьев 1995: 92].

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Особый интерес при динамическом исследовании семантики префикса представляет развитие количественно-временных значений — для приставки по- это начинательное и ограничительно длительное (де-лимитативное), развившиеся, как полагают, на базе исходного результативно-пространственного значения [Дмитриева, Крючкова 2010: 234]. Среди отобранных нами глаголов с префиксом по- довольно большую группу составляют глаголы, у которых данная приставка имеет ограничительно длительное значение.

В словарных дефинициях данная семантика подчеркивается специальными, как правило, обстоятельственными детерминантами (некоторое время, немного, в некоторой степени и т. п.). В ходе нашего исследования мы обратили внимание на сложности с определением значения производных глаголов с данным префиксом в толковых словарях русского языка, где они часто толкуются с помощью соответствующих бесприставочных глаголов. Например, побренчать ‘бренчать некоторое время’ [ССРЛЯ]; повольничать ‘вольничать некоторое время’ [ССРЛЯ], где побренчать и повольничать — это глаголы совершенного вида, а бренчать и вольничать — несовершенного. Отмеченная особенность лексикографического толкования глагольного значения лишний раз подтверждает специфику и семантическую неоднозначность префиксального глагольного словообразования. Преодолеть данное противоречие между категорией вида и семантической категорией способа глагольного действия в словарной дефиниции было бы возможно только путем подбора нейтрального синонима, аналогичного по виду, например: побренчать ‘поиграть на музыкальном инструменте’; повольничать ‘проявить своеволие’. Конечно, такое решение невозможно распространить на все глаголы, особенно на те, у которых просторечная специфика заключена в самой основе.

Наблюдения за деривационными процессами в сфере глагольного словообразования позволили не только установить определенную зависимость стилистической окраски от семантики префикса, но и выявить для некоторых глаголов словообразовательные цепочки, формирующие как следствие семантических превращений производного глагола новую корреляцию по виду с помощью суффикса: ср. вытаращивать, выпроваживать, выпрыгивать, изъезживать и т. д. К тому ^е анализ контекстов выявил и еще одну особенность в употреблении рассматриваемых глаголов, которое часто сопровождается приемом языковой игры, к ней прибегают авторы текстов с целью контраста, соположения смыслов: ср. насолил — хлеб-соль, пронюхала — пахнет.

Источники

Русский водевиль / сост. В. В. Успенский. Л.; М.: Искусство, 1959. 494 с.

Русский водевиль / сост. Н. Шатаренков. М.: Искусство, 1970. 425 с.

СРЯ XVIII — Словарь русского языка XVIII века / гл. ред. З. М. Петрова. Вып. 14. СПб.: Наука, 2004. 280 с.

ССРЛЯ — Словарь современного русского литературного языка. В 17-ти тт. Т. 2, 7, 10, 11. М.; Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1951, 1958, 1960, 1961. 1 394, 1 468, 1 774, 1 842 с.

Литература

Авилова Н. С. Вид глагола и семантика глагольного слова М.: Наука, 1976. С. 259-315.

Амиантова Э. И. Соотношение семантической и словообразовательной структуры русских глаголов с приставками: автореф. дис. ... канд. фил. наук. М., 1980. 17 с.

Бондарко А. В. Буланин Л. Л. Русский глагол. Л.: Просвещение, 1967. С. 12-28.

Вараксин Л. А. Семантический аспект русской глагольной префиксации: дис. д-ра фил. наук. Екатеринбург, 1996. 179 с.

Виноградов В. В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. М.: Русский язык, 2001. 718 с. Виноградов В. В. Словообразование в его отношении к грамматике и лексикологии // Вопросы теории и истории языка. М.: Наука, 1952. С. 99-152.

Волохина Г А., Попова З. Д. Категория глагольного вида в свете семантического устройства глагольных приставок // Труды аспектотогическо-го семинара филологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Т. 3. М.: Изд-во МГУ, 1997. С. 34-41.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Гиро-Вебер М. Вид и семантика русского глагола // Вопросы языкознания. 1990. № 2. С. 102-111.

Гуревич В. В. О значениях глагольного вида в русском языке // Русский язык в школе. 1971. № 5. С. 73-79.

Дмитриева О. И., Крючкова О. Ю. Динамика се-мантико-словообразовательных подсистем русского языка. Саратов: Изд-во «Научная книга», 2010. 370 с.

Дубовикова Л. Д., Черткова М. Ю. Глагольные префиксы в видо- и словообразовательной системе русского языка (в сопоставлении с английским) // III Международный конгресс исследователей русского языка. Русский язык: исторические судьбы и современность. Труды и материалы. М.: Изд-во МГУ, 2007. С. 196-197.

Зализняк А. А., Шмелев А. Д. Введение в русскую аспектологию. М.: Языки русской культуры, 2000. С. 77-86.

Земская Е. А. Современный русский язык. Словообразование. Изд. 6-е. М.: Флинта, Наука, 2009. 328 с.

Князькова Г. П. Русское просторечие второй половины XVIII века. Л.: Наука, 1974. 254 с.

Кронгауз М. А. Приставки и глаголы в русском языке: семантическая грамматика. М.: Языки русской культуры, 1998. 288 с.

Маслов Ю. С. Вид и лексическое значение глагола в современном русском литературном языке // Маслов Ю. С. Очерки по аспектологии. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1984. С. 148-165.

Мусиенко В. П. Стилистическая характеристика глаголов со значением интенсивности действия // Стил. Белград, 2007. № 6. С. 192-202.

Нефедьев М. В. Заметки о развитии словообразовательных типов (на примере глаголов с приставкой об-) // Вопросы языкознания. 1995. № 6. С. 90-95.

Овчинникова А. В. Типология значений глагольной приставки в историческом аспекте // Проблемы развития языка: лексические и грамматические особенности древнерусского языка. Саратов: СГУ, 1984. С. 111-119.

Пастушенков Г. А. Префиксальные глаголы отглагольного образования. К вопросу о словообразовательном значении модификационного типа // Деривационные отношения в лексике русского языка. Тверь: Тверской гос. ун-т, 1991. С. 4-16.

Падучева Е. В. О семантическом инварианте видового значения глагола в русском языке // Русский язык в научном освещении. 2004. № 2. С. 5-16.

Падучева Е. В. Статьи разных лет. М.: Языки славянских культур, 2009. 736 с.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Русская грамматика: в 2-х тт. / гл. ред. Н. Ю. Шведова. Т. 1. М.: Наука, 1980. 783 с.

Современный русский язык / под ред. В. А. Бело-шапковой. М.: Высшая школа, 1989. 800 с.