Научная статья на тему 'Профессиональный оптимизм: эмпирическое обоснование и Психологическая интерпретация'

Профессиональный оптимизм: эмпирическое обоснование и Психологическая интерпретация Текст научной статьи по специальности «Психология»

CC BY
306
55
Поделиться
Ключевые слова
ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ОПТИМИЗМ / ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ПЕССИМИЗМ / ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ВОСТРЕБОВАННОСТЬ / ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ / РЕДУКЦИЯ ДОСТИЖЕНИЙ / ЭГО-ЗАЩИТА / PROFESSIONAL OPTIMISM / PESSIMISM / PROFESSIONAL RELEVANCE / PROFESSIONAL IDENTITY / REDUCTION OF ACHIEVEMENT / EGO-DEFENSES

Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Ясько Б.А.

В статье обосновывается точка зрения, согласно которой профессиональный оптимизм является конструктом, включающим два равнозначных компонента: операциональный и психологический. Операциональный оптимизм означает уверенность субъекта в компетентностной готовности к исполнению профессиональных задач в конкретных видах деятельности, в ориентации на постоянный профессиональный рост, самосовершенствование и саморазвитие.В эмпирической части статьи проверяется предположение: психологический компонент профессионального оптимизма можно обозначить в характеристиках позитивной профессиональной идентичности, профессиональной востребованности, направленности на профессиональные достижения. Выборку испытуемых составили специалисты с высшим образованием (62 чел.). С использованием методики «LOT-R» выраженный оптимизм обнаружили 28 человек (45,2%), а пессимистические склонности оказались характерны для 20 испытуемых (32,3%). Представители этих двух полюсов (48 чел.) были включены в дальнейшее исследование. Применены методики: «Опросник профессиональной востребованности личности»; «Статусы профессиональной идентичности»; шкала «Редукция профессиональных достижений» опросника на выгорание; опросник «Индекс жизненного стиля» («Life Style Index»).Выделены психологические маркеры профессионального оптимизма и пессимизма. Для профессионального оптимизма: высокая значимость осознания принадлежности к профессиональному сообществу, профессиональный авторитет, профессиональная компетентность; позитивное отношение к себе как профессионалу; профессиональная гиперидентичность; отсутствие тенденций редукции профессиональных достижений; напряженность эго-защиты «отрицание», что обусловливает риски сниженной критичности, селективности внимания, идеализацию объектов реагирования, определенного диссонанса собственного «Я» и ролевой позиции. Представлена модель профессионального оптимизма, объясняющая, что наиболее выраженными детерминантами этого качества являются стремления: к профессиональной компетентности (F = 84,75); к поддержанию на высоком уровне профессионального авторитета (F = 99,05); опора на ресурс эго-защиты отрицания в эмоционально напряженных ситуациях (F = 124,64).Профессиональный пессимизм маркируется: сниженными оценками собственного профессионального статуса; ущемленностью чувства профессионального достоинства и самоуважения; тенденцией «качелей» профессиональной идентичности (от кризисной к гиперидентичности); выраженной тенденцией к редукции достижений (85,0% опрошенных); эго-защитами «компенсация» и «проекция», которая обладает наиболее выраженным детерминирующим влиянием (F = 51,53).

Похожие темы научных работ по психологии , автор научной работы — Ясько Б.А.,

Professional optimism: an empirical study and psychological interpretation

The article proves the point that professional optimism is a construct that includes two equally important components: operational and psychological. Operational optimism indicates confidence of a subject in his competent readiness to carry out professional tasks in specific types of activities, his orientation to continuous professional development, self-improvement and self-development.In the empirical part, the article tests the assumption: psychological component of professional optimism can be described in the characteristics of a positive professional identity, professional demand, focus on professional achievements. The sample of subjects was made up of the specialists with higher education (62 people).Using the technique of «LOT-R» expressed optimism found 28 people (45,2%), a pessimistic tendency was characteristic of the 20 subjects (32,3%). The representatives of these two poles (48 people) were selected for further study. The following methods were applied: «Questionnaire Professional Relevance Of Personality»; «The Status Of Professional Identity»; dial «Reduction Of Professional Achievements» of the questionnaire on burnout; a Questionnaire «Index Lifestyle» («Life Style Index»).Professional psychological markers of optimism and pessimism were pointed out. For professional optimism: high importance of awareness of the professional community, professional credibility, professional competence; positive attitude towards oneself as a professional; professional hyper-identity; no trends of reduction of professional achievements; the tension of the ego-protection «denial» that leads to reduced risks of criticality, selectivity of attention, the idealization of the object of response, a certain dissonance of self and role positions. The model of professional optimism is presented, explaining that the most prominent determinants of this quality are aspirations: to professional competence (F = 84,75); to maintain a high level of professional credibility (F = 99,05); reliance on the resource, ego-protection denial in emotionally stressful situations (F = 124,64).Professional pessimism is marked with: reduced estimates of their own professional status; the disadvantage of a sense of professional dignity and self-esteem; the tendency to «swing» of the professional identity (from crisis to hyper-identity); trend towards reduction achievements (85,0%); ego-defenses of «compensation» and «projection», which has a strong determining effect (F = 51,53).

Текст научной работы на тему «Профессиональный оптимизм: эмпирическое обоснование и Психологическая интерпретация»

ПСИХОЛОГИЯТРУДА

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ОПТИМИЗМ: ЭМПИРИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ

Ясько Б. А.

Ясько Бэла Аслановна, Кубанский государственный университет, 350040, Россия, Краснодарский край, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149.

Эл. почта: shabela@yandex.ru.

В статье обосновывается точка зрения, согласно которой профессиональный оптимизм является конструктом, включающим два равнозначных компонента: операциональный и психологический. Операциональный оптимизм означает уверенность субъекта в компетентностной готовности к исполнению профессиональных задач в конкретных видах деятельности, в ориентации на постоянный профессиональный рост, самосовершенствование и саморазвитие.

В эмпирической части статьи проверяется предположение: психологический компонент профессионального оптимизма можно обозначить в характеристиках позитивной профессиональной идентичности, профессиональной востребованности, направленности на профессиональные достижения. Выборку испытуемых составили специалисты с высшим образованием (62 чел.). С использованием методики «LOT-R» выраженный оптимизм обнаружили 28 человек (45,2%), а пессимистические склонности оказались характерны для 20 испытуемых (32,3%). Представители этих двух полюсов (48 чел.) были включены в дальнейшее исследование. Применены методики: «Опросник профессиональной востребованности личности»; «Статусы профессиональной идентичности»; шкала «Редукция профессиональных достижений» опросника на выгорание; опросник «Индекс жизненного стиля» («Life Style Index»).

Выделены психологические маркеры профессионального оптимизма и пессимизма. Для профессионального оптимизма: высокая значимость осознания принадлежности к профессиональному сообществу, профессиональный авторитет, профессиональная компетентность; позитивное отношение к себе как профессионалу; профессиональная гиперидентичность; отсутствие тенденций редукции профессиональных достижений; напряженность эго-защиты «отрицание», что обусловливает риски сниженной критичности, селективности внимания, идеализацию объектов реагирования, определенного диссонанса собственного «Я» и ролевой позиции. Представлена модель профессионального оптимизма, объясняющая, что наиболее выраженными детерминантами этого качества являются стремления: к профессиональной компетентности (F = 84,75); к поддержанию на высоком уровне профессионального авторитета (F = 99,05); опора на ресурс эго-защиты отрицания в эмоционально напряженных ситуациях (F = 124,64).

Профессиональный пессимизм маркируется: сниженными оценками собственного профессионального статуса; ущемленностью чувства профессионального достоинства и самоуважения; тенденцией «качелей» профессиональной идентичности (от кризисной — к гиперидентичности); выраженной тенденцией к редукции достижений (85,0% опрошенных); эго-защитами «компенсация» и «проекция», которая обладает наиболее выраженным детерминирующим влиянием (F = 51,53).

Ключевые слова: профессиональный оптимизм; профессиональный пессимизм; профессиональная востребованность; профессиональная идентичность; редукция достижений;

эго-защита.

Краткий анализ основных исследований психологии оптимизма

Понятие оптимизма давно признано психологами практически всех направлений и школ, наполнено достаточно емким содержанием. В энциклопедических источниках оптимизм определяется как представление о том, что в мире господствует положительное начало, добро (Советский энциклопедический словарь). Оптимистичный человек уверен в будущем и в том, что существующий мир, по словам Г. Лейбница, введшего данный термин, «наилучший из возможных». В психологии оптимизм является центральным конструктом позитивной психологии (М. Селигман); исследуется в теориях личностных диспозиций (Р. Кеттелл, Ч. Карвер, М. Шейер, К. Муздыбаев и др.), в концепции личностных акцентуаций (К. Леонгард; А. Личко). Однако имеются определенные особенности в интерпретации функциональной роли оптимизма в реализации личностной активности. Так, сторонники концепции акцентуаций отмечают, что данная черта, будучи акцентуированной, может выполнять непродуктивную функцию в социализации человека. Её высокая выраженность снижает критичность, способность к объективной оценке жизненных ситуаций, влияет на адекватность рефлексивных процессов. В целом это может стать фактором нарушения социальной адаптации личности, привести к завышенным ожиданиям и т.п. (Леонгард, 1981; Личко, 1982). В концепции акцентуаций оптимизму противопоставляется пессимизм — черта, характеризующая личность с преобладанием настроения безысходности, неверия в будущее и т.п. (Советский энциклопедический словарь). А. Шопенгауэр считал, что для пессимиста страдания, грусть, печаль перевешивают счастье (Ыогеш, 1986). Надо заметить, что в их исходном значении (Г. Лейбниц; А. Шопенгауэр) термины «оптимизм» и «пессимизм» не были симметричны. Если в понимании Г. Лейбница оптимизм имеет рациональную основу, то у А. Шопенгауэра пессимизм рассматривался в эмоциональном аспекте. Из этого следует, что один и тот же человек может быть одновременно оптимистом и пессимистом. Вместе с тем в современной психологии исследователи все более склонны рассматривать оптимизм и пессимизм как противоположные полюсы оси, на которой расположены характеристики отношения человека к миру, к себе, к прошлому и будущему.

Сегодня можно выделить три подхода в изучении феномена «оптимизм — пессимизм». Это исследования оптимизма в конструктах диспозиционных концепций (Ч. Карвер, М. Шейер, К. Муздыбаев и др.), атрибутивного стиля (М. Селигман, К. Петерсон и др.), а также работы, посвященные анализу позитивных аспектов пессимизма, в которых подвергается критике преувеличение достоинств оптимизма и позитивного мышления.

В основе диспозиционной модели (Carver, Scheier, 2002) лежит теория «ожидаемой ценности» Аткинсона, согласно которой цели могут быть для человека как желательными, так и нежелательными (анти-цели). Соответственно, они имеют и разную ценностную нагрузку с точки зрения мотивации поведения. Ожидание выражается в чувстве уверенности или сомнении относительно достижения цели. Сомнение выступает барьером активности личности, направленной на достижение цели. Уверенность является «пусковым механизмом» направленной активности и преодоления препятствий на пути к цели. Операционализируя свою концепцию, М. Шейер, Ч. Карвер и М. Бриджес предложили методики для диагностики диспозиционного оптимизма личности: «LOT» («Life Orientation Test») и «LOT-R» («Life Orientation Test Revised») (Scheier, Carver, Bridges, 1994).

К. Муздыбаев рассматривает оптимизм и пессимизм как личностные диспозиции, отражающие позитивные или негативные ожидания относительно определенных событий или будущего в целом. Эмоциональные особенности оптимистов и пессимистов являются следствием определенного избирательного восприятия и понимания мира. «Пессимист,— пишет К. Муздыбаев,— исключает из своего миропонимания все, что может его радовать» (Муздыбаев, 2003). Кроме того, различия между оптимистами и пессимистами связаны с волей и мужеством в преодолении трудностей на пути к цели. Ссылаясь на данные проведенных исследований, К. Муздыбаев приходит к убеждению: ожидание худшего, свойственное пессимистам, и ориентация на лучшее, присущая оптимистам, сбываются в жизни.

Наиболее ярким представителем второго направления является М. Селигман (2006), рассматривающий оптимизм в конструктах концепций атрибутивного стиля. Он включает оптимизм в категорию положительных чувств, связанных с будущим, и объединяет его с надеждой, верой в Бога и уверенностью в себе. В книге о новой позитивной психологии М. Селигман различает оптимистическую и пессимистическую жизненные позиции по признакам постоянства и степени универсальности. Для оптимиста неудачи — сиюминутны, частность в потоке жизни, а удачи — постоянны, закономерны, универсальны (Селигман, 2006). Оптимизм и надежда повышают сопротивляемость депрессиям, увеличивают продуктивность работы, особенно на ответственном посту, укрепляют здоровье (Селигман).

Третье из выделенных нами направлений складывается в последние годы и может быть обозначено условно как «защитный пессимизм». Наиболее ярко он отразился в работах Б. Хелд, которая провозгласила лозунг: «Хватит улыбаться, начинайте хмуриться!» («Stop smiling, start kvetching!») (Held, 2002, 2004). В статье «Тирания позитивного отношения в Америке: наблюдения и размышления» (Held, 2002) Б. Хелд выражает сомнение в безусловной ценности оптимизма и позитивного отношения к миру. Она утверждает, что взгляд на оптимизм как на панацею от всех несчастий «обольщает» человека нереалистичными и не-

оправданными ожиданиями, а призывы к подавлению негативных состояний и переживаний, имеющих вполне естественную природу, наносят и людям, и обществу в целом значительный вред.

J. Norem (1986, 2002) анализирует компенсаторную роль «защитного пессимизма» для лиц с повышенной тревожностью. Он проявляется в установке на заниженные ожидания («бойся плохого, а хорошее и так придет»). Тот факт, что эта стратегия оказывается вполне продуктивной для людей с некоторыми индивидуальными особенностями, означает, что тезис позитивной психологии о безусловном преимуществе оптимизма для всех и в любой ситуации не соответствует действительности. H. Aucote и N. Weinstein в развитие данного направления исследований ввели понятие «нереалистический оптимизм». Он выражается в недооценке субъектом реальных опасностей, что может быть чревато катастрофическими последствиями как для самого человека, так и для определенного социума (Aucote, 2005; Weinstein, 1980).

Профессиональный оптимизм: размышления и эмпирическое обоснование

О. А. Сычев (2008) делает попытку рассмотреть сильные и слабые стороны оптимизма и пессимизма личности в профессиональной деятельности. Автор предполагает, что сильные стороны оптимистов проявляются в настойчивости и способности относительно легко преодолевать трудности и неудачи. Слабая сторона оптимизма связана с недооценкой опасности, сложности ситуации. Если цена неудачи высока, то оптимизм — неверная стратегия, поэтому в некоторых сферах деятельности пессимисты оказываются незаменимы, заключает О. А. Сычев. Ссылаясь на данные М. Селигмана, автор называет виды деятельности, в которых прогностически более успешны оптимисты или пессимисты. Так, оптимизм — необходимая черта в тех профессиях, где необходимо идти на риск, принимать решения, проявлять настойчивость. Как пример приводится деятельность страховых агентов, которые постоянно сталкиваются с отказами и должны при этом сохранять настойчивость, не принимая неудачи на свой счет. Пессимисты же более эффективны в профессиях, требующих не столько настойчивости и креативности, сколько предусмотрительности и аналитичности. В качестве примера приводятся профессии инженера по технике безопасности, финансового директора, бухгалтера (Сычев, 2008).

С нашей точки зрения, профессиональный оптимизм является конструктом, включающим два равнозначных компонента: операциональный и психологический. Операциональный оптимизм означает уверенность субъекта в компе-тентностной готовности к исполнению профессиональных задач в конкретных видах деятельности. Операциональная оптимистичность состоит не только в позитивной оценке достигнутого уровня профессионализма, но, что весьма

существенно,— в ориентации на постоянный профессиональный рост, самосовершенствование и саморазвитие.

Противостоит операциональному оптимизму пессимизм — неуверенность в собственной компетентности или в компетентностных возможностях той профессиональной среды, к которой субъект принадлежит.

Психологический компонент профессионального оптимизма, вероятно, можно обозначить в характеристиках позитивной профессиональной идентичности, профессиональной востребованности, направленности на профессиональные достижения. Здесь оптимистичный настрой профессионала состоит в высокой оценке социальной значимости профессии, преданности, в осознанном принятии профессиональной роли, в служении профессиональному долгу, независимо от складывающихся жизненных, социальных обстоятельств. Именно такие специалисты остаются в рядах профессионалов, ведут за собой молодых, учат их, создают профессиональные школы, не только в светлые и благодатные социальные периоды, но и в самые трудные времена (вспомним, к примеру, опытных специалистов сыска, инженеров, архитекторов, врачей — многих представителей российской интеллигенции, верой и правдой служивших стране после революции 1917 г.).

Для проверки предположения о психологических составляющих профессионального оптимизма было проведено эмпирическое исследование с привлечением специалистов, имеющих высшее образование (медицинские работники, менеджеры по персоналу). Первоначально в группу вошли 62 человека, продолжительность профессионального стажа: от 5 до 10 лет; средний возраст 33,4 ± 3,3 лет; (по полу: 26 мужчин; 36 женщин).

Применены методики: Тест на оптимизм Ч. Шейера и М. Карвера «LOT-R» («Life Orientation Test Revised») в адаптации О. А. Сычева (Сычев, 2008); «Опросник профессиональной востребованности личности» (Харитонова, Ясько, 2009); методика на определение статусов профессиональной идентичности (Шнейдер, 2007); шкала «Редукция профессиональных достижений» опросника на выгорание, адаптированного Н. Е. Водопьяновой для медицинских работников и менеджеров (Водопьянова, 2009); Опросник «Индекс жизненного стиля» («Life Style Index») (Психологическая диагностика, 1999).

На первом этапе исследования все участники были опрошены по методике «LOT-R». Поскольку интерпретация результатов теста предполагает выделение четырех уровней выраженности оптимизма как личностного качества (высокий, выше среднего, ниже среднего, низкий), было принято решение взять за основу два дифференцирующих критерия: высокий и низкий уровни, что соответствует полярным диспозициям оси «оптимизм — пессимизм». Респонденты, диагностические показатели которых попадали в зону уровней «выше среднего» и «ниже среднего», исключались из дальнейших обследований.

70 60 50 40 30 20 ]0

У ~

ни

1.1:1 ЛУШи 1

□есспнвсш

птич^г 45,2

32.3

Ж 60.7

40,0

Рис. 1. Соотношение долей выраженности диспозиций «оптимизм — пессимизм»

в обследованной выборке

В группе респондентов первоначального состава выраженный оптимизм как личностное качество обнаружили 28 человек (45,2%), а пессимистические склонности оказались характерны для 20 испытуемых (32,3%). Следует отметить, что оптимизм более выражен в женской среде (17 человек из 28, т.е. 60,7%), а пессимизм — в мужской части нашей выборки (12 человек из 20, т.е. 60,0%) (рис. 1).

Таким образом, в дальнейшем исследовании приняли участие 48 респондентов, из них по полу: 23 мужчины и 25 женщин. Для упрощения дальнейшего описания вводим условные обозначения двух образовавшихся групп испытуемых: «оптимисты» (28 чел.) и «пессимисты» (20 чел.).

Анализ показателей профессиональной востребованности обнаружил, что для «оптимистов» высокую значимость в профессиональной самооценке имеют осознание принадлежности к профессиональному сообществу, профессиональный авторитет, профессиональная компетентность; позитивное отношение к себе как профессионалу. Показатели по всем шкалам, определяющим названные компоненты профессиональной востребованности, находятся в границах высоких значений (табл. 1).

«Пессимисты» не склонны к высоким оценкам собственного профессионального статуса. Только по одному показателю установлен высокий уровень — это восприятие отношения других к себе как профессионалу, отражающее убежденность респондентов в профессиональной авторитетности в глазах других. Парадоксальность результатов тестирования состоит в том, что высокие оценки по шкале «Отношение других» сочетаются со сниженными по шкале «Сомоотношение», что свидетельствует об ущемленность чувства профессионального достоинства и самоуважения.

Таблица 1

Диагностические показатели по шкалам опросника профессиональной востребованности личности (ПВЛ) в группах «оптимистов» и «пессимистов»

Шкалы опросника ПВЛ «Оптимисты» (28 чел.) «Пессимисты» (20 чел.)

М ± а Уровень М ± а Уровень

Уровень реализации профессионального потенциала (УРПП) 27,4 ± 4,12 Средний 23,8 ± 1,92 Средний

Принадлежность к профессиональному сообществу (ППС) 30,4 ± 1,40 Высокий 25,6 ± 3,08 Средний

Переживание профессиональной востребованности (ППВ) 30,2 ± 1,25 Средний 18,4 ± 1,40 Низкий

Профессиональная компетентность (ПК) 29,7 ± 1,85 Высокий 27,4 ± 2,63 Средний

Профессиональный авторитет (ПА) 30,4 ± 2,04 Высокий 20,8 ± 3,07 Средний

Оценка результатов профессиональной деятельности (ОРПД) 28,7 ± 3,06 Средний 22,6 ± 2,54 Средний

Отношение других (ОД) 30,8 ± 2,46 Средний 35,8 ± 1,96 Высокий

Самоотношение (СО) 28,7 ± 2,13 Высокий 18,0 ± 3,41 Низкий

Корреляционный анализ вскрыл определенные линейные взаимосвязи между показателями профессиональной востребованности и оптимизма / пессимизма в каждой группе. Для «оптимистов» свойственна опора на такие компоненты профессиональной востребованности, как: профессиональная компетентность и авторитет; высокая профессиональная самооценка; чувство принадлежности к профессиональному сообществу.

Снижение уровня оптимизма и преобладание пессимистических личностных установок ведет к снижению значимости для профессионала отношения других к его деятельности, обостряет переживание профессиональной востребованности, снижает уровень самооценки, что отражается в отрицательных показателях корреляций по шкалам «ППВ»; «ОД» и «СО» (рис. 2).

Своеобразно выглядят и преобладающие типы (статусы) профессиональной идентичности в группах «оптимисты» — «пессимисты». У выраженных оптимистов в среднегрупповых значениях констатируется статус «гиперидентичности» (М = 4,9 ± 1,42); у «пессимистов» — статус «достигнутой» ПИ (М = 3,4 ± 0,81). Сравнение показывает достоверно более выраженный оптимальный тип профессиональной идентичности у «пессимистов» и повышенной профессиональной активности («гиперидентичность») — у «оптимистов» (табл. 2).

Эти данные позволяют характеризовать процесс становления и поддержания профессиональной идентичности в диапазоне «кризисная ПИ — гиперидентичности» как специфическую характеристику профессионального пессимизма.

Таблица 2

Выраженность основных типов профессиональной идентичности в группах «оптимисты» и «пессимисты»

Статусы ПИ «Оптимисты» «Пессимисты» Различия

Абс. (чел.) % Абс. (чел.) %

Навязанная - - - - -

Диффузная 1 3,6 - - -

Мораторий 1 3,6 6 30,0 -

Достигнутая 8 28,6 10 50,0 ф* = 1,51;р < 0,06

Гиперидентичность 18 64,3 4 20,0 ф* = 3,19;р < 0,000

Таблица 3

Показатели выраженности редукции достижений в профессиональных группах «оптимистов» и «пессимистов»

Группы Симптом отсутствует Симптом выражен на среднем уровне Симптом высоко выражен

Абс. (чел.) % Абс. (чел.) % Абс. (чел.) %

«Оптимисты» 20 71,4 8 28,6 - -

«Пессимисты» 1 5,0 17 85,0 2 10,0

Различия - ф* = 4,16;р < 0,000 -

Такие «качели» показывают, что субъект может проявлять, с одной стороны, продуманность, организованность в жизненном пространстве профессионального бытия («достигнутая ПИ»), при определенных условиях быть склонным к тру-доголизму («гиперидентичность»), но с другой — длительно переживать кризис идентичности, застой в профессиональных стремлениях («мораторий ПИ»).

Корреляционный анализ вскрыл тенденцию положительной связи между высокими показателями оптимизма и возрастающей идентификацией личности с профессией (г = 0,301). При этом устойчивых связей между показателями профессиональной идентичности и пессимизмом не выявлено (г = 0,015).

Оптимистическая жизненная позиция, очевидно, сказывается на формировании симптоматики профессионального выгорания, в частности, редукции профессиональной успешности. Результаты тестирования обнаружили, что в выборке «оптимистов» нет показателей, маркирующих состояние «выгорания». Данные распределились в два блока: 8 респондентов (28,6%) проявляют некоторую тенденцию к развитию редукции достижений (средний уровень выгорания), остальные не имеют признаков дезадаптации по данному параметру.

У «пессимистов» более разнообразная картина: 17 респондентов (85,0%) обнаружили средние показатели, и лишь у двоих опрошенных отсутствует данный симптом (табл. 3).

Рис. 2. Корреляционные связи переменных «оптимизм»; «пессимизм» с показателями шкал профессиональной востребованности, профессиональной идентичностью, редукцией достижений, интерперсональными защитами

Пояснение к рис. 2.

Типы линий Направление связей

-► Положительные

----------Отрицательные

...........Положительные/отрицательные как

тенденция (р < 0,1)

Уровень достоверности (р) 0,05 > р < 0,01

1. ПА (проф. авторитет) г = 0,543;

2. СО (самоотношение) г = 0,506;

3. ППС (принадлежность к проф. сообществу) г = 0,367;

4. ПК (проф. компетентность) г = 0,875;

5. РД (редукция достижений) г = -0,644;

6. ПИ (проф. идентичность) г = 0,301;

7. Отрицание г = 0,819;

8. ОД (отношение других) г = -0,522;

9. ППВ (переживание профессиональной востребованности) г = -0,423;

10. СО (самоотношение) г = -0,737;

11. РД (редукция достижений) г = 0,811;

12. Компенсация г = -0,647;

13. Проекция г = -0,861.

Выявлена корреляционная зависимость между редукцией достижений и оптимизмом/пессимизмом: чем выше оптимистические установки личности, тем менее она склонна к редуцированию профессиональных достижений. Характерно, что такая связь обнаружена в обеих группах (рис. 2).

Проверяя предположение о возможной связи оптимизма с определенными эго-защитами, определяющими индекс жизненного стиля личности, мы установили следующее. Для оптимистов наиболее напряженной является защита по типу «отрицание» (65,0%), при этом большая часть группы (15 человек; 53,6%) имеет высокую степень напряженности данной защиты (свыше 75,0%). Такой акцент в конфигурации жизненного стиля обусловливает риски сниженной критичности, селективности внимания, идеализацию объектов реагирования,

определенный диссонанс собственного «Я» и ролевой позиции (Психологическая диагностика, 1999).

Для лиц, склонных к пессимизму, оказались преобладающими два вида защит: компенсация (напряженность — 72,5%) и проекция (напряженность — 71,5%). Очевидно, компенсация помогает личности, склонной к пессимизму, поддерживать самооценку, нейтрализовать чувство депрессии, выходить из состояния подавленности, а проекция — канализировать высокую критичность, обращая ее от себя на окружающую действительность. Отрицательная направленность корреляций свидетельствует о том, что роль данных эго-защит в формировании жизненного стиля личности возрастает с ростом склонности к пессимистическим установкам (рис. 2).

Несмотря на малочисленность эмпирических выборок, мы предприняли попытку моделирования конструкта «профессиональный оптимизм», опираясь на переменные, полученные в процессе диагностики. Методом множественного регрессионного анализа (МРА) были обработаны два массива данных: отдельно по группам «оптимисты» и «пессимисты». Как зависимая переменная рассматривался показатель шкалы «Оптимизм» опросника «ЬОТ-И». В результаты получены две регрессионные модели. Первая — модель профессионального оптимизма, объясняет, что это качество обусловливается стремлением личности к профессиональной компетентности (Г = 84,75); поддержанию на высоком уровне профессионального авторитета (Г = 99,05), с опорой на ресурс эго-защиты отрицания в эмоционально напряженных ситуациях (Г = 124,64).

Наиболее значимым влиянием на активность профессионального пессимизма (вторая модель) обладает ориентация в жизненном стиле на защиту по типу проекции (Г = 51,53), что может свидетельствовать о приоритете в процессе становления пессимистичной профессиональной позиции личности ориентации на бессознательные стимулы. В этом, очевидно, состоит одно из значимых различий двух полюсов отношения к профессии: в основе оптимизма как профессиональной позиции лежит осознанное принятие профессии и стремление к самореализации в этом субъектном пространстве.

Выводы

Разработку содержательного обоснования конструкта «профессиональный оптимизм» можно рассматривать как актуальное, востребованное современной социальной практикой направление исследований в психологии и ее отдельных отраслей (психологии личности, психологии труда, консультативной психологии и др.). Возможно, что определенным ресурсом обладает подход, согласно которому профессиональный оптимизм будет рассматриваться как система, включающая два компонента: операциональный и психологический.

Приведенные данные эмпирического исследования показали, что психологический компонент профессионального оптимизма может рассматриваться

как позитивные профессиональные ожидания, основанные на осознанном принятии личностью профессиональной востребованности и ее составляющих (уровня реализации профессионального потенциала; принадлежности к профессиональному сообществу; профессионального авторитета; самоотношения к себе как профессионалу).

Психология профессионального пессимизма маркируется ориентацией в жизненном стиле на эго-защитные стимулы проекции, компенсации; личность проявляет склонность к редукции профессиональных достижений, сниженному уровню профессиональной самооценки и значимости отношения других к ее деятельности, к обостренному переживанию профессиональной востребованности.

Полученные первые модели профессионального оптимизма / пессимизма дают основание для продолжения исследований в данном направлении.

Библиографический список

1. Водопьянова, Н. Е. (2009). Психодиагностика стресса. СПб.: Питер.

2. Леонгард, К. (1981). Акцентуированные личности. Москва: Наука.

3. Личко, А. Е. (1982). Психопатии и акцентуации характера у подростков. В Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романов (ред.) Психология индивидуальных различий. Тексты (с. 288-318). Москва: Изд-во МГУ.

4. Муздыбаев, К. (2003). Оптимизм и пессимизм личности (опыт социолого-психо-логического исследования). Социологические исследования, 12, 87-96.

5. Психологическая диагностика индекса жизненного стиля. (1999). Пособие для врачей и психологов. СПб.

6. Селигман, М. (2006). Новая позитивная психология: Научный взгляд на счастье и смысл жизни. Москва: Изд-во «София».

7. Советский энциклопедический словарь. (1980). Москва: Изд-во «Советская энциклопедия».

8. Сычев, О. А. (2008). Психология оптимизма: учебно-методическое пособие к спецкурсу. Бийск: Бийский пед. гос. ун-т им. В. М. Шукшина.

9. Харитонова, Е. В., Ясько, Б. А. (2009). Опросник профессиональной востребованности личности: методическое руководство. Краснодар: Кубанский гос. ун-т.

10. Шнейдер, Л. Б. (2007). Личностная, гендерная и профессиональная идентичность: теория и методы диагностики. Москва: МПСИ.

11. Aucote, H. M. & Gold, R. S. (2005). Non-equivalence of direct and indirect measures of unrealistic optimism. Psychology, Health & Medicine, 2, 194-201.

12. Carver, C.S. & Scheier, M.F. (2002). Optimism. In C. R. Snyder, S. J. Lopez (ed.) Handbook of Positive Psychology. New York: Oxford University Press.

13. Held, B. S. (2002). The Tyranny of the Positive Attitude in America: Observation and Speculation. Journal of Clinical Psychology, 9, 965-991.

14. Held, B. S. (2004). The negative side of positive psychology. Journal of Humanistic Psychology, 1, 9-46.

15. Norem, J. K. & Cantor, N. (1986). Defensive pessimism: "Harnessing" anxiety as motivation. Journal of Personality and social Psychology, 52, 1208-1217.

16. Scheier, M. F., Carver, C. S. & Bridges M. W. (1994). Distinguishing optimism from neuroticism (and trait anxiety, self-mastery, and self-esteem): A reevaluation of the Life Orientation Test. Journal of Personality and Social Psychology, 67, 1063-1078.

17. Weinstein, N. D. (1980). Unrealistic optimism about future life events. Journal of Personality and Social Psychology, 39, 806-820.

Статья поступила в редакцию 27.02.2017.

PROFESSIONAL OPTIMISM: AN EMPIRICAL STUDY AND PSYCHOLOGICAL INTERPRETATION

Yasko B. A.

Yasko Bela Aslanovna, Kuban State University, 350040, Russia, Krasnodar region, Krasnodar, str. Stavropol'skaja, 149.

E-mail: shabela@yandex.ru

The article proves the point that professional optimism is a construct that includes two equally important components: operational and psychological. Operational optimism indicates confidence of a subject in his competent readiness to carry out professional tasks in specific types of activities, his orientation to continuous professional development, self-improvement and self-development.

In the empirical part, the article tests the assumption: psychological component of professional optimism can be described in the characteristics of a positive professional identity, professional demand, focus on professional achievements. The sample of subjects was made up of the specialists with higher education (62 people).

Using the technique of «LOT-R» expressed optimism found 28 people (45,2%), a pessimistic tendency was characteristic of the 20 subjects (32,3%). The representatives of these two poles (48 people) were selected for further study. The following methods were applied: «Questionnaire Professional Relevance Of Personality»; «The Status Of Professional Identity»; dial «Reduction Of Professional Achievements» of the questionnaire on burnout; a Questionnaire «Index Lifestyle» («Life Style Index»).

Professional psychological markers of optimism and pessimism were pointed out. For professional optimism: high importance of awareness of the professional community, professional credibility, professional competence; positive attitude towards oneself as a professional; professional hyper-identity; no trends of reduction of professional achievements; the tension of the ego-protection «denial» that leads to reduced risks of criticality, selectivity of attention, the idealization of the object of response, a certain dissonance of self and role positions. The model of professional optimism is presented, explaining that the most prominent determinants of this quality are aspirations: to professional competence (F = 84,75); to maintain a high level of professional credibility (F = 99,05); reliance on the resource, ego-protection denial in emotionally stressful situations (F = 124,64).

Professional pessimism is marked with: reduced estimates of their own professional status; the disadvantage of a sense of professional dignity and self-esteem; the tendency to «swing» of the professional identity (from crisis — to hyper-identity); trend towards reduction achievements (85,0%); ego-defenses of «compensation» and «projection», which has a strong determining effect (F = 51,53).

Key words: professional optimism; pessimism; professional relevance; professional identity; reduction of achievement; ego-defenses.

References

1. Vodopyanova, N. E. (2009). Psihodiagnostika stressa [Psychodiagnostics of stress]. SPb.: Piter.

2. Leonhard, K. (1981). Akcentuirovannie lichnosti [Accentuated personalities]. Moscow: Nauka.

3. Lichko, A. E. (1982). Psihopatii I akcentuacii haraktera u podrostkov [Psychopathy and accentuation of adolescents character ]. In Yu. B. Gippenreiter, V. J. Romanov (ed.) Psihologiya individual'nih razlichii. Teksti [Psychology of individual differences. Texts] (p. 288-318). Moscow: Publishing house of Moscow state University.

4. Muzdybaev, K. (2003). Optimizm i pessimism lichnosti (opit sociologo-psihologicheskogo issledovaniya) [Optimism and pessimism of personality ( experience of sociological and psychological studies)]. Sociologicheskie issledovaniya [Sociological studies], 12, 87-96.

5. Psihologicheskaya diagnostika indeksa zhiznennogo stilya [Psychological diagnosis of lifestyle index]. (1999). Posobie dlya vrachei I psihologov [Manual for physicians and psychologists]. SPb.

6. Seligman, M. (2006). Novaya pozitivnaya psihologiya: Nauchnii vzglyad na schast'e I smisl zhizni [New positive psychology: Scientific view of happiness and meaning of life]. Moscow: Publishing house "Sofia"

7. Sovetskii enciklopedicheskii slovar' [Soviet encyclopedic dictionary] (1980). Moscow: Publishing house "Soviet encyclopedia".

8. Sychev, O. A. (2008). Psihologiya optimizma: uchebno-metodicheskoeposobie kspeckursu [Psychology of optimism: teaching manual ]. Biysk: Biysk Pedagogical State Univ. by V.M. Shukshin.

9. Kharitonova, E. V. & Yasko B. A. (2009). Oprosnikprofessional'noi vostrebovannosti lichnosti: metodicheskoe rukovodstvo [Questionnaire of personality's professional relevance: a methodological guide]. Krasnodar: Kuban State University.

10. Schneider, L. B. (2007). Lichnostnaya, gendernaya I professional'naya identichnost': teoriya i metodi diagnostiki [Personal, gender and professional identity: theory and methods of diagnostics]. Moscow: MPSI.

11. Aucote, H. M. & Gold, R. S. (2005). Non-equivalence of direct and indirect measures of unrealistic optimism. Psychology, Health & Medicine, 2, 194-201.

12. Carver, C.S. & Scheier, M.F. (2002). Optimism. In C. R. Snyder, S. J. Lopez (ed.) Handbook of Positive Psychology. New York: Oxford University Press.

13. Held, B. S. (2002). The Tyranny of the Positive Attitude in America: Observation and Speculation. Journal of Clinical Psychology, 9, 965-991.

14. Held, B. S. (2004). The negative side of positive psychology. Journal of Humanistic Psychology, 1, 9-46.

15. Norem, J. K. & Cantor, N. (1986). Defensive pessimism: "Harnessing" anxiety as motivation. Journal of Personality and social Psychology, 52, 1208-1217.

16. Scheier, M. F., Carver, C. S. & Bridges M. W. (1994). Distinguishing optimism from neuroticism (and trait anxiety, self-mastery, and self-esteem): A reevaluation of the Life Orientation Test. Journal of Personality and Social Psychology, 67, 1063-1078.

17. Weinstein, N. D. (1980). Unrealistic optimism about future life events. Journal of Personality and Social Psychology, 39, 806-820.