Научная статья на тему 'Проблемы квалификации убийства матерью новорожденного ребенка'

Проблемы квалификации убийства матерью новорожденного ребенка Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
10657
1385
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Общество и право
ВАК
Область наук
Ключевые слова
НОВОРОЖДЕННЫЙ РЕБЕНОК / БИОЛОГИЧЕСКАЯ МАТЬ / ПСИХОТРАВМИРУЮЩАЯ СИТУАЦИЯ / ПСИХИЧЕСКОЕ РАССТРОЙСТВО / НЕ ИСКЛЮЧАЮЩЕЕ ВМЕНЯЕМОСТИ / АФФЕКТИВНОЕ СОСТОЯНИЕ / NEWBORN CHILD / BIOLOGICAL MOTHER / STRESSFUL SITUATION / MENTAL DISORDER / NOT EXCLUDING SANITY / AFFECTIVE STATE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Савенко Ирина Алексеевна

В статье рассматриваются вопросы законодательной и правоприменительной деятельности в области противодействия преступности за детоубийство уголовно-правовыми средствами, предлагаются пути совершенствования уголовного законодательства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Problems of qualification of murder by the mother of the newborn child

The article considers the issues of legislative and law enforcement in combating crime for infanticide by criminal law means, suggests ways to improve the criminal law.

Текст научной работы на тему «Проблемы квалификации убийства матерью новорожденного ребенка»

Савенко Ирина Алексеевна

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Краснодарского университета МВД России (тел.: +78612583563)

Проблемы квалификации убийства матерью новорожденного ребенка

В статье рассматриваются вопросы законодательной и правоприменительной деятельности в области противодействия преступности за детоубийство уголовно-правовыми средствами, предлагаются пути совершенствования уголовного законодательства.

Ключевые слова: новорожденный ребенок, биологическая мать, психотравмирующая ситуация, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, аффективное состояние.

I.A. Savenko, Master of Law, Assistant Professor of the Chair of Criminal Law of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia; tel.: +78612583563.

Problems of qualification of murder by the mother of the newborn child

The article considers the issues of legislative and law enforcement in combating crime for infanticide by criminal law means, suggests ways to improve the criminal law.

Key words: newborn child, biological mother, stressful situation, mental disorder, not excluding sanity, affective state.

Жизнь представляет собой естественное благо и ценность человека, передается ему генетически и относится к наиважнейшему объекту уголовно-правовой охраны. Право на жизнь является одним из основных прав человека, которое закреплено и гарантировано в ст. 20 Конституции РФ. Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за преступления против жизни, здоровья и достоинства личности. Наибольшую опасность среди преступлений, направленных против личности, представляет убийство.

Естественное, природное назначение женщины - быть матерью. Существование на земле человечества - лучшее тому подтверждение, однако современные реалии, к сожалению, свидетельствуют о том, что женщины в России все реже стремятся его выполнять. Изучив статистические данные, можно сделать вывод о том, что в последние годы количество детоубийств возрастает.

Основной закон России - Конституция -объединяет требования защиты государством таких взаимосвязанных институтов, как материнство, детство, семья, которые определяют состояние общества и перспективу его прогрессивного развития.

Поскольку ст. 17 Конституции РФ гласит: «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рожде-

ния», право на уголовно-правовую охрану жизни человека возникает с момента рождения и прекращается с наступлением смерти человека [1].

Охрана материнства и детства - это создание государством гарантии необходимых условий для рождения, выживания и защиты детей, их полноценного развития и реализации семьей всех ее функций в жизни общества.

На XI Всемирном конгрессе по перинатальной медицине Президент РФ Владимир Путин сообщил, что работа в данном направлении является одним из ключевых приоритетных направлений как государственной, так и уголовно-правовой политики России [2].

В целях реализации уголовно-правовой политики в Уголовный кодекс РФ включена ст. 106 «Убийство матерью новорожденного ребенка», которая поставила под защиту жизнь новорожденного ребенка.

В указанной статье отражается конфликт интересов матери и ее новорожденного ребенка. Несмотря на обоснованность криминализации уголовно-правовой нормы, устанавливающей ответственность для матери, причинившей смерть новорожденному ребенку, в качестве самостоятельного состава преступления, характеризующего специфическими конструктивными признаками, учет всех криминологически значимых характеристик, влияющих на деяния лиц, его совершивших, не гарантируется.

82

До 1994 г. статистика по данному составу преступлений в отдельную категорию не выделялась. По данным, собранным руководителем организации «Центр противодействия насилию над детьми» и общественным помощником Уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ А. Левченко, с 1994 по 1999 г. среднее количество зарегистрированных детоубийств не превышало 15 в год. В 2001 г. было зарегистрировано 203 убийства, за период с 1999 по 2013 г. их количество возросло в 10 раз. Стоит отметить, что данная категория преступлений обладает высокой латентностью - количество невыявленных преступлений в восемь раз превышает количество зарегистрированных фактов [3].

Проблема уголовно-правовой оценки убийства матерью новорожденного ребенка (детоубийства) имеет длительную историю. В разные исторические периоды по-разному решался вопрос об ответственности женщин, убивавших своих новорожденных детей. Нет единства по этому вопросу и в современной уголовно-правовой доктрине [4].

Существующая законодательная конструкция ст. 106 УК РФ вызвала трудности в следственной и судебной практике при правовой оценке преступных посягательств, связанных с причинением смерти новорожденным. За время действия рассматриваемой уголовно-правовой нормы в теории и в практике ее применения выявились существенные противоречия, ставящие под сомнение целесообразность и эффективность нормы. Данные противоречия связаны как со спецификой самого деяния, так и с особенностями уголовно-правовой конструкции ст. 106 УК РФ. Так, диспозиция ст. 106 УК РФ содержит в себе много проблемных и неоднозначно толкуемых дефиниций, в частности «биологическая мать», «новорожденный», «психотравмирующая ситуация» и др. При этом Уголовный кодекс РФ не содержит определений данных понятий. Вследствие этого отмечается непоследовательность следственно-судебной практики, выражающаяся в характерных для этой категории дел ошибках при квалификации. Указанное обстоятельство подчеркивает особую значимость работы в решении вопроса об обоснованности данной привилегированной нормы в системе преступлений против жизни, оптимальности конструкции ст. 106 УК РФ и целесообразности включения смягчающих либо отягчающих обстоятельств [5].

Уголовная ответственность матери за убийство своего новорожденного ребенка наступает

с 16-летнего возраста. Законодатель, видимо, мотивировал это тем, что мать новорожденного ребенка в 14 лет не может осознавать всю ответственность материнства, саму ее сущность.Таким образом, в случае если роженица не достигла возраста 14 лет, она не подлежит уголовной ответственности в силу недостижения необходимого для этого возраста.

Однако вопрос квалификации деяния (убийство матерью новорожденного ребенка), совершенного в соисполнительстве, и установления возраста привлечения лица к ответственности (законодательное закрепление возраста, по мнению автора, нарушает основной уголовно-правовой принцип - принцип справедливости) является коллизионным. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 34 УК РФ соисполнители отвечают по статье Особенной части УК РФ за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на ст. 33 УК РФ. В нашем случае это невозможно, т.к. субъект преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, специальный. Им может быть только женщина, родившая ребенка. Следовательно, соисполнитель несет ответственность по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ «Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии». Таким образом, если соисполнителем и исполнителем преступления являются лица, достигшие 14-летнего, но не достигшие 16-летнего возраста, то первый (соисполнитель) отвечает за совершение особо тяжкого преступления, а вопрос привлечения к уголовной ответственности второго (исполнителя) спорный, неоднозначный для квалификации и не урегулированный точно уголовным законом. Если же участниками такого деяния являются лица, достигшие 16 лет, то исполнитель привлекается к ответственности по ст. 106 УК РФ за преступление средней тяжести, а соисполнитель за вышеуказанное особо тяжкое преступление - по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Принцип справедливости, закрепленный в ст. 6 УК РФ, гласит, что наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления. Значит, исходя из логического толкования, степень общественной опасности деяния, совершенного соисполнителем, превышает аналогичную степень опасности действий, совершенных матерью новорожденного.

Если обратиться к зарубежному уголовному законодательству, то можно заметить многовариантность установления нижней возрастной

83

границы для субъекта «убийства матерью новорожденного ребенка» (12 лет - Израиль, 13 лет - Франция, 18 лет - Испания).

По мнению автора, субъектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, должна признаваться женщина, достигшая 14-летнего возраста, которая находится непосредственно в процессе родов или в послеродовом состоянии, независимо от того, является ли она генетической матерью и получила ли она юридический статус матери.

Существует еще одна ситуация, при которой степень общественной опасности возрастает. Так, особое затруднение при квалификации на практике вызывает убийство матерью при родах не одного, а двух и более (например, близнецов) детей, т.к. в диспозиции ст. 106 УК РФ об этом не говорится.

Квалификация таких действий по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ будет неправильной хотя бы потому, что санкция ч. 2 ст. 105 - от 8 до 20 лет лишения свободы либо смертная казнь или пожизненное лишение свободы - слишком отличается от санкции ст.106 - до 5 лет лишения свободы. «Наверное, аналогично следует поставить вопрос и о квалификации повторного детоубийства. В то же время очевидно, что оба эти обстоятельства существенно отягчают вину детоубийцы, и данный состав преступления не может быть отнесен к привилегированным видам преступлений» [6].

С.В. Бородин считает, что при конкуренции привилегированного и квалифицированного составов преступлений применению подлежит норма, содержащая привилегированный состав [7]. Данного подхода придерживается и судебная практика. Например, в Удмуртии осуждена женщина за совершение убийства двух своих новорожденных детей. Женщина, чувствуя приближение родов и желая скрыть этот факт, спустилась в помещение прачечной общежития, в котором проживала. Родив двоих детей - девочку и мальчика и перерезав им пуповины, мать решила их убить ввиду того, что беременность была незапланированной, а сама она из-за тяжелого материального положения не смогла бы обеспечить им полноценного воспитания и развития. Женщина положила детей в полиэтиленовые пакеты и перевязала их. Дождавшись, когда дети задохнулись, она отнесла трупы новорожденных к себе в комнату, где они впоследствии были обнаружены. Действия подсудимой квалифицированы по ст. 106 УК РФ. В этом случае оценка содеянного

представляется абсолютно верной и обоснованной.

При этом следует согласиться с мнением С.В. Бородина о том, что, если мать предприняла меры к сохранению жизни ребенка, а затем совершила убийство, его нельзя относить к убийству матерью новорожденного ребенка [8]. В таких случаях вообще нельзя считать, что виновная в момент совершения убийства находится в том исключительном состоянии, которое вызывается родами. При убийстве в подобных случаях используется беспомощное положение потерпевшего, которое не может быть отнесено к признаку, характеризующему только убийство матерью новорожденного ребенка. Действительно, отсутствие в деянии смягчающих признаков, которые выступают основанием отнесения анализируемой разновидности убийства к числу привилегированных, должно исключать возможность квалификации содеянного по ст. 106 УК РФ [7].

Степень общественной опасности убийства матерью одного новорожденного не равна степени общественной опасности убийства двух или трех новорожденных, и неоднократные матери-убийцы могут легко избежать наказания по двум убийствам новорожденных детей. В связи с этим важно устранить такой пробел законодательства, как отсутствие квалифицирующих признаков (убийство двух или более детей) в ст. 106 УК РФ [9].

В отношении определения субъективной стороны необходимо установить, виновно ли совершило лицо данное преступление. Вину матери-убийцы в причинении смерти своему новорожденному ребенку можно определить ее психическим отношением в форме умысла. Умысел, как считают большинство авторов учебной литературы, возникает в результате накопления отрицательных эмоций в условиях психотравмирующей ситуации, т.е. жизненных обстоятельств: осуждение со стороны близких и знакомых в случае незаконнорожденности, отсутствие материальных средств на содержание ребенка, отказ отца зарегистрировать брачные отношения, отсутствие жилья и т.п. Неосторожное же причинение смерти не влечет ответственности по ст. 106 УК.

Убийство матерью новорожденного ребенка во время родов или сразу же после родов, в условиях психотравмирующей ситуации или психического расстройства, не исключающего вменяемости, невозможно сравнить с хладнокровным, расчетливым убийством матерью

84

своего ребенка. Поэтому при выявлении убийства матерью новорожденного ребенка в отсутствие признаков объективной стороны, таких как убийство в условиях психотравмирующей ситуации, в состоянии психического расстройства, для назначения виновной справедливого сурового наказания правильнее будет квалифицировать данное деяние по ст. 105 УК РФ -как убийство с отягчающими обстоятельствами [10].

В связи с вышесказанным при квалификации и назначении наказания необходимо уделять особое внимание психотравмирующей ситуации, в которой находится мать. Так, основания выделения данного преступления в привилегированный состав сводятся к тому, что беременность (особенно нежелательная) и физиологические роды оказывают весьма негативное воздействие на психику женщины (это могут быть ипохондрические идеи, импульсивность, навязчивое состояние). В такой период она переживает как сильнейшее физическое, так и психическое потрясение [11]. И в медицине, и в юриспруденции роды считаются «экстремальной» с психологической точки зрения ситуацией для матери. Однако заметим, что далеко не каждая мать, родившая ребенка, способна причинить ему смерть.

Следует отметить, что по каждому отдельному случаю убийства новорожденного собственной матерью необходимо назначать комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу. Это связывается с тем, что та или иная ситуация фактически становится психотравмирующей лишь в осознании и восприятии ее индивидом (матерью); это могут быть как страх, стыд перед окружающими за рождение ребенка вне брака, материальные затруднения и боязнь трудностей, связанных с воспитанием ребенка, тяжелые жилищные условия, подстрекательство отца ребенка, боязнь родителей и родственников, так и иные мотивы совершения данного деяния, которые должны быть проанализированы в совокупности с личностными характеристиками матери-детоубийцы, чтобы избрать наиболее справедливую меру наказания. Данные обстоятельства, разумеется, не могут исключить ответственности, но свидетельствуют о меньшей опасности виновной.

В состоянии выраженной эмоциональной напряженности поведение матери определяется во многом аффективной мотивацией, что

снижает ее возможность адекватно оценивать окружающее и свои действия, ограничивает способность контролировать поступки и прогнозировать их возможные последствия. Поэтому задачей психолого-психиатрической экспертизы является не определение психотравмиру-ющего характера ситуации, в которой находится мать, а оценка степени выраженности эмоционального состояния, возникновение и развитие которого вызвано психотравмирующими воздействиями.

Аффективное состояние субъекта может быть вызвано длительной психотравмиру-ющей ситуацией, например, возникшей в связи с врожденной болезнью новорожденного ребенка. В данном случае период новорожден-ности равен одному месяцу с момента появления ребенка на свет (педиатрический критерий новорожденности). Убийство ребенка старше этого возраста, даже если у матери наблюдается психическое расстройство, оценивается как обычное убийство (с учетом обстоятельств, смягчающих наказание).

В связи с вышесказанным следует вывод: мать новорожденного ребенка в состоянии сильного душевного волнения (аффекта) убивает своего ребенка не с умыслом лишить его жизни - она хочет избавиться от ошибочно представленного объекта психотравмирующей ситуации.

В силу того, что ст. 106 УК РФ лишена квалифицирующих признаков, а при убийстве матерью двух и более детей (близнецов) повышается общественная опасность деяния, по мнению автора, целесообразно дополнить данную статью частью второй следующего содержания: «То же деяние, совершенное в отношении двух или более новорожденных».

Кроме того, для криминологической оценки действий виновной при определении субъективной стороны необходимо устанавливать сам момент возникновения умысла, т.к. он может оказывать существенное влияние на квалификацию. Действующая редакция ст. 106 УК РФ ставит в один ряд женщин, лишивших жизни новорожденных детей, которые заранее готовились к совершению данного деяния, продумывали условия, приискивали средства и орудия совершения преступления, и тех, кто совершил его в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, если время совершения преступления совпадает.

85

1. Вертепова Т. А. К вопросу об уголовно-правовой охране человеческого эмбриона // Общество и право. 2014. № 4.

2. URL: http:// www.interfax.ru/russia/314233

3. URL: http://forumyuristov.ru/showthread.php

4. URL:law.edu.ru/book/book.asp?bookiD =1187658

5. Базаров Р. А. Уголовно-правовая характеристика преступлений против жизни. Челябинск, 2011.

6. Сердюк Л. Детоубийство: вопросы правовой оценки // Рос. юстиция. 2011. № 4.

7. Бородин С. В. Преступления против жизни. СПб., 2010.

8. Бородин С. В. Ответственность за убийство: квалификация и ответственность по российскому праву. М., 2010.

9. Павлова Н. Убийство матерью новорожденного ребенка // Законность. 2012. № 3.

10. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификация преступлений. М., 2011.

11. Кургузкина Е.Б. Причины убийства матерью новорожденного. Криминальная ситуация на рубеже веков в России. М., 2010.

1. Vertepova T.A. To the question about criminal-legal protection of the human embryo // Society and law. 2014. № 4.

2. URL: http:// www.interfax.ru/russia/314233

3. URL:http://forumyuristov.ru/showthread.php

4. URL: law.edu.ru/book/book.asp7bookiD =1187658

5. Bazarov R.A. Criminal-legal characteristics of crimes against life. Chelyabinsk, 2011.

6. Serdyuk L. infanticide: a legal assessment issies // Russian justice. 2011. № 4.

7. Borodin S.V Crimes against life. St. Petersburg, 2010.

8. Borodin S. V. Responsibility for the killing: qualifications and responsibilities under Russian law. Moscow, 2010.

9. Pavlova N. Murder by the mother of the newborn child // Legality. 2012. № 3.

10. Kudryavtsev V.N. General theory of qualification of crimes. Moscow, 2011.

11. Kurguzkina E.B. Causes of the murder of a newborn by the mother. The crime situation at the turn of century in Russia. Moscow, 2010.

ИЗДАНИЯ КРАСНОДАРСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ

Теоретико-методологические основы деятельности будущих специалистов социономи-ческой сферы в поликультурной среде Северо-Кавказского региона / А. В. Гирин. - Краснодар : Краснодарский университет МВД России, 2015. -88 с.

В монографии представлено теоретико-прикладное исследование деятельности будущих специалистов социономической сферы, рассмотрены особенности их взаимодействия в условиях поликультурности Северо-Кавказского региона. Обоснована направленность на профессионально-личностное самоопределение, самоорганизацию, самореализацию курсантов как важнейшие компоненты саморазвития личности. Именно профессиональному саморазвитию в образовательном пространстве МВД России отводится особое место как инструментальной деятельности, обеспечивающей адаптацию курсантов к изменяющейся действительности, где формируется инновационное мышление, рефлексивная деятельность, прогнозирование и проектирование собственного профессионально-личностного развития.

Для преподавателей, адъюнктов, курсантов и слушателей образовательных организаций МВД России, ученых, работников педагогической сферы и иных государственных органов.

_ 86

ОБЩЕСТВО И ПРАВО • 2015 • № 2 (52)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.