Научная статья на тему 'Проблемы формирования комплексной криминалистической концепции исследования внешнего облика человека с позиции оперативно-розыскной и следственной деятельности'

Проблемы формирования комплексной криминалистической концепции исследования внешнего облика человека с позиции оперативно-розыскной и следственной деятельности Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
69
6
Поделиться
Ключевые слова
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ГАБИТОСКОПИЯ / ПРИЗНАКИ ВНЕШНОСТИ ЧЕЛОВЕКА / SIGNS OF APPEARANCE OF THE PERSON / КОМПЛЕКСНАЯ НАУКА / COMPLEX SCIENCE / CRIMINALISTIC GABITOSKOPIYA

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Пичугин С.А.

В статье приводится аргументация необходимости формирования криминалистической концепции исследования внешнего облика человека с позиции комплексности применяемых знаний из смежных с криминалистикой наук.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Пичугин С.А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Problems of formation of the complex criminalistic concept of research of appearance of the person from a position of operational search and investigative activity

The argument of need of creation of the criminalistic concept of research of appearance of the person is provided in article from a position of complexity of applied knowledge from sciences adjacent to criminalistics.

Текст научной работы на тему «Проблемы формирования комплексной криминалистической концепции исследования внешнего облика человека с позиции оперативно-розыскной и следственной деятельности»

Актуальные проблемы криминалистики

пословицы и поговорки, анекдоты и развлечения. Литературное творчество заключенных не запрещается «понятиями» криминальной среды, если оно не наносит морального ущерба отбывающим заключение в местах лишения свободы лицам и не ведет к их уголовному преследованию. Оскорбления представителей правоохранительных органов только приветствуются. На поприще сочинительства пробуют себя все слои криминальной общины мест лишения свободы. Так, «вор в законе» В. Кирпичев из Санкт-Петербурга выпустил самиздатом ряд своих книг: «Антология одного преступления», «Корноухий», «Тюрьма», «Фемида в СССР и РФ». Эти книги широко известны в криминальной среде, но в научном мире до сих пор не анализировались.

Таким образом, нами дан краткий обзор особенностей криминальной среды. Проблема ее социальной детерминации, а значит, и преступности в целом не вызывает сомнений.

Как нам представляется, в последние годы отмечается глубокое переплетение и слияние старых воров-

ских традиций и постулатов с новой российской преступностью элитарных слоев общества, криминальная часть которой действует с большим корыстным размахом, изобретательна и беспощадна. Поэтому прав В.В. Лунеев, который утверждает, что «преступления совершают и богатые, и образованные, и высокопоставленные, правящая политическая, экономическая элита, президенты, премьер-министры, министры и губернаторы. Коэффициент поражаемости реальной преступностью элитарных групп «как отношение преступников из этих групп к общему числу лиц данных групп» не ниже «чем самых неблагополучных слоев населения»6.

Нет сомнений в том, что эта многочисленная часть преступников пополняет и усиливает традиционную криминальную среду. На наш взгляд, этот вопрос требует специального изучения.

6 Лунеев В.В. Особенности современной преступности в России // Куда пришла Россия? Итоги социальной трансформации. 2003. С. 269.

ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ КОМПЛЕКСНОЙ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ ИССЛЕДОВАНИЯ ВНЕШНЕГО ОБЛИКА ЧЕЛОВЕКА С ПОЗИЦИИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ И СЛЕДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

С.А. ПИЧУГИН,

кандидат юридических наук, преподаватель кафедры экспертно-криминалистической деятельности

Московского университета МВД России, майор полиции Научная специальность: 12.00.12 — криминалистика; судебно-экспертная деятельность;

оперативно-розыскная деятельность E-m ail: pich ugin 81 @m ail. ru

Аннотация. В статье приводится аргументация необходимости формирования криминалистической концепции исследования внешнего облика человека с позиции комплексности применяемых знаний из смежных с криминалистикой наук. Ключевые слова: криминалистическая габитоскопия, признаки внешности человека, комплексная наука.

PROBLEMS OF FORMATION OF THE COMPLEX CRIMINALISTIC CONCEPT OF RESEARCH OF APPEARANCE OF THE PERSON FROM A POSITION OF OPERATIONAL SEARCH AND INVESTIGATIVE ACTIVITY

S.A. PITCHUGIN,

candidate of legal sciences, the applicant of the chair of expert and criminalistic activity of the Moscow university oft he Ministry of Internal Affairs of Russia

Annotation. The argument of need of creation of the criminalistic concept of research of appearance of the person is provided in article from a position of complexity of applied knowledge from sciences adjacent to criminalistics. Keywords: criminalistic gabitoskopiya, signs of appearance of the person, complex science.

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Актуальные проблемы криминалистики

Формирование основных положений комплексной криминалистической теории, исследующей признаки внешности человека по линии оперативно-розыскной и следственной деятельности, предполагает выполнение двух условий:

1) потребность практики в разработке теоретических рекомендаций по осуществлению криминалистического анализа признаков внешности человека применительно к оперативно-розыскной и следственной деятельности;

2) выявление основополагающих принципов данной деятельности, позволяющих органически связать все имеющиеся элементы теории в единое целое, позволяя познать закономерности более глубокой сущности, т.е. закономерности структурных элементов собственно самой теории (алгоритм, понятийный аппарат, классификации, критерии, методы, механизмы, направления использования и т.д.).

В зависимости от уровня организации и решаемых задач в рамках деятельности субъектов органов внутренних дел, направленной на установление личности, действия (мероприятия) могут быть выстроены по следующим направлениям:

♦ организационно-управленческое: анализ поступающей информации о разыскиваемом лице, анализ информации о методах и средствах применяемых в рамках деятельности, направленной на установление личности; изучение и оценка состояния розыскной деятельности, осуществляемой на основе информации о признаках внешности; совершенствование системы управления розыскными действиями, формирование механизма взаимодействия между заинтересованными ведомствами и специальными службами; управленческая деятельность по руководству применяемыми силами и средствами розыска, подготовка соответствующих методических рекомендаций и др.;

♦ организационно-тактическое: анализ и реализация оперативной, ориентирующей информации о признаках внешности разыскиваемого, разработка розыскных версий о внешнем облике и мер по их проверке, использование разведывательных возможностей оперативных подразделений и реализация планов взаимодействия заинтересованных ведомств и специальных служб в целях эффективного решения задач, связанных с установлением личности;

♦ оперативно-тактическое: комплексные розыскные действия по реализации возможностей имеющихся сил, применяемых средств и методов сбора

информации о признаках внешности и осуществления розыска по ней конкретного лица, разработка плана проведения оперативно-розыскных комбинаций.

Исходя из специфики розыска конкретного человека по признакам внешности, представляется более логичным оптимальное сужение рассматриваемых направлений на организационно-управленческое и организационно-тактическое (организационные, тактико-криминалистические, оперативно-тактические).

Далее рассмотрим указанные комплексные направления более подробно.

Организация розыскных мероприятий, направленных на поиск и установление личности разыскиваемого, предполагает учет и расстановку сил и средств, задействованных субъектов в этом процессе; определение форм и методов взаимодействия с оперативными аппаратами органов внутренних дел, анализ поступившей информации о признаках внешности. Существенное значение в этом случае приобретают определение и конкретизация форм и методов взаимодействия следователя и принимающих участие в розыске оперативных сотрудников.

И.М. Лузгин, рассматривая взаимодействие при розыске в тактико-криминалистическом плане, различал общие основания (условия) и специальные методы осуществления взаимодействия. В качестве общих оснований он рассматривал совместные розыскные версии и план розыска; специальные методы взаимодействия зависят от объектов розыска1.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В целом соглашаясь с мнением ученого, следует отметить тот факт, что наличие совместных розыскных версий о том, какими признаками внешности обладал разыскиваемый, едва ли можно считать условием взаимодействия. Разумеется, совпадение мнений следователя и оперативного работника облегчает их сотрудничество. Однако такое совпадение не является обязательным; оперативный работник вправе выдвинуть и проверить свою розыскную версию, если это не идет вразрез с поручением следователя.

А.М. Ларин справедливо отмечал в своей работе, что следователь лишь определяет задачу розыскных мероприятий, но не определяет, не предписывает определенных методов решения этой задачи оперативному сотруднику2.

1 Лузгин И.М. Тактическое положение взаимодействия следственных и оперативных органов // Криминалистика. М., 1976. С. 362.

- -я.¿¿¿Ь'-

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Актуальные проблемы криминалистики

Совместные розыскные версии и согласованный план розыскных мероприятий, направленный на установление личности по признакам внешности, представляют собой, по нашему мнению, не условие, а форму взаимодействия. Взаимодействие, осуществляемое в форме согласованных действий, с нашей точки зрения, возможно с учетом следующих ситуаций:

1) следователь и оперативный сотрудник проводят параллельно близкие по своему содержанию следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, например опрос (допрос) свидетелей преступления. В этом случае взаимодействие осуществляется путем обмена информацией о ходе установления личности преступника;

2) проведение оперативным сотрудником оперативно-розыскных мероприятий, обеспечивающих розыскную деятельность следователя дополнительной информацией о признаках внешности разыскиваемого лица, полученных в ходе опроса, наведения справок, наблюдения, отождествления личности и т.д.;

3) разработка и передача рекомендаций о путях и способах использования информации о признаках внешности, полученной в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий оперативным сотрудником для следователя; совместное обсуждение результатов розыскной деятельности, выявление недостатков в осуществлении взаимодействия и принятие мер к их устранению;

4) проведение розыскной оперативно-тактической комбинации, под которой понимается комплекс взаимосвязанных и взаимообусловленных оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, преследующих цель установления личности и выполняемых в определенной последовательности. При этом следует специально оговориться, что это комплекс самостоятельных мероприятий, а не противозаконный гибрид действий правоохранительных органов.

Структура оперативно-тактической комбинации должна содержать следующие составные элементы: цель; объект; субъект; условия (конкретная следственная ситуация); средства; способы достижения цели (конкретная программа действий).

Думается, что нет необходимости широко анализировать дискуссионные мнения ученых-криминалистов о различии смыслового содержания используемых в общей криминалистической теории двух близких терминов: «операция» и «комбинация». Для нашей

концепции это не имеет существенного значения, поскольку, повторяем, понятие сложной тактической комбинации и понятие тактической операции в общепринятом употреблении является весьма сходным.

Рассмотрим основные элементы тактической комбинации применительно к процессу установления личности по признакам внешности.

1. Тактическая комбинация может заключаться в определенном сочетании тактических приемов. Такое сочетание, детерминированное целью тактической комбинации и следственной ситуацией, в которой они применяются, осуществляется в рамках одного следственного действия — допроса, предъявления для опознания и т.д. Следует специально подчеркнуть, что в этом случае речь идет о сочетании тактических приемов осуществления именно одного следственного действия. Было бы неверным считать, что содержанием тактической комбинации может быть сочетание тактических приемов одного следственного действия с тактическими приемами другого. Комбинационное сочетание тактических приемов понимается как система приемов. Иное понимание сочетания тактических приемов неизбежно приведет к выводу о существовании неких комбинированных следственных действий, например «осмотра-допроса» или «задержания-предъявления для опознания» и т.п., что, как известно, противоречит и представлению о самостоятельном характере следственных действий, и процессуальному порядку их производства.

2. Тактическая комбинация может заключаться в определенном сочетании следственных действий в рамках одного акта расследования. И в этом случае, как и при сочетании тактических приемов, комбинация выступает как система следственных действий, как момент процесса расследования. В структуре тактической комбинации каждое следственное действие как элемент структуры является незаменимым, а их последовательность обычно строго определена, поскольку в этой последовательности и может заключаться замысел комбинации. Примером тому служат тактические комбинации, проводимые на начальном этапе расследования дела.

3. Тактическая комбинация может состоять из одноименных или из разноименных следственных дей-

2 Ларин А.М. Процессуальные формы участия органов дознания в расследовании убийств // Проблемы советского государства и права. Вып. 9—10. Ч. 2. Иркутск, 1975. С. 28.

Актуальные проблемы криминалистики

ствий. В ее состав могут входить организационно-технические мероприятия, имеющие обеспечивающий характер; их включение не отражается на тактической природе комбинации, поскольку они не имеют самостоятельного значения. Если в ходе расследования, особенно на начальном его этапе, реализуются данные, полученные оперативным путем, то тактическая комбинация может представлять собой сочетание как оперативно-розыскных мероприятий, так и следственных действий, выступающих как промежуточное звено. Например, допрос подозреваемого, намеренно оставленного до осуществления комбинации на свободе, проводится таким образом, чтобы у него возникла необходимость встретиться с кем-то из лиц, представляющих оперативный интерес. Наблюдение за подозреваемым после допроса позволяет выявить это лицо и установить его личность посредством анализа признаков внешности, полученных со слов очевидцев преступления. В этой комбинации следственное действие (первоначальный допрос подозреваемого) преследовал цель обеспечения эффективности следующего за ним оперативно-розыскного мероприятия (наблюдения, отождествления личности), а последующие допросы позволили реализовать полученную оперативным путем информацию.

Комбинационное сочетание следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий вовсе не означает возникновения на этой основе неких комбинированных «оперативно-следственных» действий. Оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия сочетаются, а не смешиваются, не переплетаются друг с другом в каком-то новообразовании. Следователь при этом отнюдь не приобретает права участия или непосредственного проведения оперативно-розыскных мероприятий, он не определяет и методы их осуществления. Оперативно-тактическая комбинация осуществляется путем взаимодействия между следователем и оперативным работником, каждый из которых действует строго в пределах своей компетенции и своими методами.

Как уже отмечалось, взаимосвязь цели тактической комбинации и следственной ситуации может быть двоякой.

Если существующая следственная ситуация благоприятна для ведения следствия, то эта ситуация просто используется при осуществлении тактической комбинации, а ее благоприятные стороны учитываются при планировании и проведении комбинации.

Если следственная ситуация неблагоприятна, то тактическая комбинация призвана прежде всего изменить ее к лучшему, изменить «препятствующий» следствию барьер.

Неблагоприятная следственная ситуация непосредственно влияет на структуру тактической комбинации, ограничивает следователя в выборе ее элементов, не позволяет применить тактические приемы или провести следственные действия как элементы комбинации3.

Так, например, комбинация, преследующая цель изобличения одного из свидетелей преступления во лжи в процессе формирования субъективной модели внешности, уже не сможет включать в себя в качестве одного из элементов использование показаний другого свидетеля, который знаком с первым. В другом случае неблагоприятная следственная ситуация может вообще исключить возможность проведения тактической комбинации если, предположим, неосторожные, непродуманные действия следователя позволили распространить информацию о признаках внешности преступника и привели к последующей безрезультатной комбинации по его задержанию.

В литературе по общей криминалистической теории в качестве решения оперативных и следственных задач, связанных с процессом установления личности человека по признакам внешности, предлагаются следующие методические схемы проведения комбинаций:

а) метод преобразований. Задача преобразовывается из масштабной в другую, более информативную и более определенную форму отображения признаков внешности (создание на основе словесного портрета розыскных ориентировок). При этом возникает новая, более простая задача, решение которой облегчает решение исходной;

б) метод выделения признаков. Каждой задаче присуще выявление большого числа признаков внешности, однако не все они равноценны с точки зрения степени идентификационной значимости. Вместе с тем от выбора признаков, которыми оперирует специалист, зависит успех последующего установления личности. Формируется несколько вариантов выделения тех признаков, которые предполагаются существенными. Каждый вариант позволяет взглянуть на

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 Ткачук Т.А. Научно-техническое обеспечение розыскной деятельности в уголовном процессе России: дисс. ... докт. юрид. наук. Владимир, 2011. С. 326.

Актуальные проблемы криминалистики

нее под другим углом зрения, что помогает приблизиться к решению;

в) метод декомпозиции. Задача разбивается на подзадачи, каждая из которых должна быть детально проанализирована. Все подзадачи должны решаться одновременно, поскольку они связаны между собой;

г) метод аналогий. Синтезируется сходная задача, решение которой известно, определяется различие между исходной и синтезированной задачами. Путем преобразования одной из них уменьшается различие между ними. Путем усиления типовой аналогии достигается решение основной задачи (создание портрета разыскиваемого лица на основе криминалистической информации об антропологическом типе).

Таким образом, криминалистическая концепция о комплексном исследовании признаков внешности человека с позиции оперативно-розыскной и следственной деятельности представляется в виде теоретических и практических положений, позволяющих оперативным путем осуществить анализ и оценку со-

бранной информации о признаках внешности; разработать обоснованные версии о возможной мысленной текстуальной, графической или иной форме модели внешнего облика разыскиваемого лица; составить программу (алгоритм) конкретных мероприятий с отражением направлений деятельности, задач, методов, сроков их решения; реализовать программу (план) действий, позволяя провести оценку полученных результатов и принять решение о завершении или продолжении розыска.

Литература

1. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 1. М., 2001.

2. Зинин А.М. Теоретические и практические проблемы криминалистического установления личности по признакам внешности: дисс. ... докт. юрид. наук. М., 1997.

3. РузавинГ.И. Методология научного исследования. М., 1999.

4. Топорков А.А. Словесный портрет. М., 1999.

ХАРАКТЕРИСТИКА СЛЕДОВ БЛИЗКОГО ВЫСТРЕЛА ИЗ 5,6-ММ ПИСТОЛЕТА МЦМ НА ЧЕТЫРЕХСЛОЙНЫХ ТКАНЕВЫХ МИШЕНЯХ ДВУХ ТИПОВ

А.А. ПОГРЕБНОЙ,

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры трасологии и баллистики

Волгоградской академии МВД РФ, Научная специальность: 12.00.12 — криминалистика; судебно-экспертная деятельность;

оперативно-розыскная деятельность E-mail: asd_2010@mail.ru

Аннотация. Описаны признаки следов выстрела с разных дистанций из 5,6-мм пистолета Марголина (МЦМ) на мишенях, имитирующих многослойную одежду. Показаны специфические для определенных дистанций виды окопчения, предельные дистанции образования следов, рассмотрены особенности отображения пояска обтирания, отложений пороха и копоти на внутренних слоях мишеней. Приведены фотоснимки следов выстрела.

Ключевые слова: следы выстрела, многослойная преграда, дистанция выстрела, 5,6-мм пистолет МЦМ.

CHARACTERISTICS OF TRACES OF A CLOSE-DISTANCE SHOT ON FOUR-LAYER FABRIC TARGETS OF TWO TYPES WHEN FIRING THE 5.6 MM MTSM PISTOL

A.A. POGREBNOY,

candidate legal sciences, senior lecturer of the chair of traceology and ballistics of the Volgograd Academy of the Ministry of Interior of Russia

Annotation. The author analyzes specific features of traces of a shot at various distances on targets imitating multilayer clothes when firing the 5.6 mm Margolin (MTsM) pistol. The article represents types of smoking that are specific for certain distances. It also shows limiting distances of trace formation as well as peculiarities of displaying of a friction band and deposition of gunpowder and smoke black on inner layers of targets. The article contains photographs of traces of a shot.

Keywords: traces of a shot, multilayer obstacle, distance of a shot, 5.6 mm MTsM pistol.